Футбол в Мире ОСП

10 posts in this topic

Posted (edited)

Содержание:

1.Греция 1919-1929

Интерлюдия. Как убивали "буржуазный" спорт в РСФСР и СССР

2. Москва. 1919-1931

3. Петроград. 1919-1931

4. РСФДР, 1923-1931

5. Советские спортсмены на Олимпиадах 1920 и 1924 года

6. Балтенланд, 1921-1927

7. Грузия, Армения, ЗУНДР. 1921-19...

8. ...

 

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне, как ярой фанатке футбола, альтернативная история футбола заходит на раз. Крутая тема. Только развивать надо, вплоть до наших дней. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

альтернативная история футбола заходит на раз

Тогда почитайте вот это ;) 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тогда почитайте вот это

О, спасибо, интересно! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Греция, 1919-1929

 

В 1919 году, сразу же после войны, была образована Афинско-Пирейская организация спортивных клубов, в составе пяти коллективов - "Пиреакос", "Пиреики Эносис" (предок "Этники" и "Олимпиакоса"), "Панэллинос" (предок "Панатинаикоса"), "Афинаикос" и "Неон Гуди"; председателем был назначен олимпийский призёр 1889 года Кристос Брисимицакис. Первый чемпионат был проведён в 1920-21 году, выиграл "Панэллинос", как и год спустя, причем в сезоне 21-22 принимали участие футбольные команды академий армии и флота, а также команда британского флота (занявшая шестое место из восьми). В сезоне 1922-23 в финальном раунде "Пирей-Афины" сошлись пять топ-команд из двух групп - "Пиреакос" (ИРЛ это был "Аполлон", переехавший из Смирны) и "Афинаикос" из группы А, "Панэллинос", "Пиреики Эносис" (ИРЛ второе место занял смирнский "Паниониос") и "Конкордия". Первое место относительно легко занял "Пиреакос". Македонский чемпионат, проводившийся впервые (под эгидой фессалонийской УМКА), в этом году взял "Арис"; в "суперфинале" он уступил "Пиреакосу" 3-1. В 1923-24 годах "Пиреики Эносис" и "Пиреакос" объединились в "Атлетически-футбольный клуб Пирея", который и выиграл в одно лицо Чемпионат Союза футбольных ассоциаций Греции (в роли которого фактически выступил пирейско-афинский чемпионат). В региональных чемпионатах, которых проводилось два, афинский в который уже раз взял "Панэллинос", македонский - "Арис", а впервые после войны проводимый ионический - "Паниониос". АФК Пирей, выиграв чемпионат, сразу же развалился - от него откололся "Олимпиакос", а то что осталось, слилось с клубами "Фалирики Эносис", "Керавнос" и "Янг Бойз", создав команду "Национальный футбольный клуб "Пирей-Фалирос", или просто "Этникос".
 
Клубы Спортивной ассоциации Афин
Athenae.png
 
 
В сезоне 1924-25 всегреческий чемпионат не проводился, а пирейско-афинская ассоциация распалась надвое. В Афинах группу А выиграл "Атромитос", а группу "Б" - "Панатинаикос". Финал остался за зелёно-белыми - 4-0*. В чемпионате Пирея, который должен был пройти ещё в 1924 году, но из-за разногласий, поглощений и слияний его отложили на весну 1925, победил "Олимпиакос". Сборная Афин проиграла сборной Пирея 0-2. В этом же сезоне прошло первое дерби "Панатинаикос" - "Олимпиакос", в виде неофициального клубного финала континентальной Греции; завершился матч ничьёй 3-3. Ионический чемпионат не проводился из-за финансовых сложностей; в неофициальном розыгрыше победил "Аполлон". В апреле 1925 в Грецию приехала загребская команда "Граджянски", и провела три матча с лучшими греческими клубами - "Перой" (3-3, 1-2 в доп.время), "Аполлоном" из Смирны (0-2) и "Панатинаикосом" (1-1, 1-0 в доп.время). Этот "тур" показал, что в целом греческий футбол ещё не очень крепок. В 1925/26 был повторён формат с чемпионатами отдельных ассоциаций, которых набралось пять штук - Афинская, Пирейская, Македонская, Ионическая и Константинопольская. Афинский чемпионат без труда взял "Панатинаикос", выиграв таким образом шесть из семи послевоенных чемпионатов Афин (19/20, 20/21, 21/22, 23/24, 24/25 и 25/26). "Атромитос", "Афинаикос", "Гуди" и "Аттикос" конкуренции зелёно-белым ожидаемо не составили. "Олимпиакос" стал чемпионом в Пирее, "Арис" в Македонии, "Аполлон" в Ионии**. Единый чемпионат Эллады хотели проводить в сезоне 26/27, но опять-таки не смогли договориться о формате, и сезон был принят как "подготовительный". "Панатинаикос" снова взял трофей в Афинах (соревнование шло в два этапа, в финальный вышли кроме "всеафинян" ещё "Атромитос", "Гуди" и "Афинаикос"), в Македонии победил "Эраклес", в Ионии наконец-то смогли собрать аж шесть клубов - к "Аполлону" и "Паниониосу" присоединились свежеобразованные команды "Смирнский спортивный союз" (образованный из жалких остатков экс-османских команд "Истикляль" и "Ыдманъюрду"), "Проодефитики" ("Прогрессивная молодёжь", основанная беженцами из Малой Азии), "Этникос Астир" из Урлы и "Ники" из Сомы***. Победил опять-таки "Аполлон". 
 
Клубы Спортивной ассоциации Ионии
Ionia.png
 
 
В Вольном Городе Константинополь греческие клубы наконец-то смогли объединиться и создать собственную организацию. До Первой мировой греки это сделать так и не смогли, хотя их клубов в Константинополе было порядочно - "Мегас Александрос" и "Гермес" из Перы (Бейоглу), "Эраклес", "Астерас", "Унион", "Канарис", "Парфенон" из Татавлы (ИРЛ это армяно-греческий квартал Куртулуш, но в ЭАИ это название распространят на весь район Шишлы). Во время войны и оккупации матчей не проводилось, и в 1922 году все, кто остались, объединились в два клуба - СК "Пера" (жёлто-чёрные цвета) и СК "Татавлон" (чёрно-белые). С 1923 года в город начали массово прибывать греческие, понтийские и армянские беженцы, вдобавок к уже находившимся там русским белогвардейцам, грекам-черноморцам и другим спасавшимся из хаоса российской гражданской войны. Само собой, беженцы основывали - или пересоздавали на новом месте - спортивные и футбольные кружки. Так, в 1924 году был основан "Спортинг-клуб", в 1928 - Понтийская спортивная ассоциация и клуб "Понтион" в Скутарионе (Ускюдаре), а в 1930 - СК "Халкидон" в одноимённом районе (бывший Кадыкёй). В 1923 году с помощью YMCA был основан Византийский спортивный клуб (ВСК), символом которого стал двуглавый орёл****. К нему присоединилась часть футболистов "Перы". Собственно, ВСК и "Пера" основали общественно-политическое объединение "Константинопольский союз", в который тем не менее не вошли аполитичный "Спортинг" и армяно-греко-цыганский "Татавлон" (который финансировал никто иной как сэр Бэзил Захарофф). Главой Союза стал друг Венизелоса Константинос Спанудис. Эти клубы и стали основателями Константинопольской ассоциации. В первом розыгрыше Панконстантинопольского чемпионата (который игнорировался турецкими командами), помимо "Перы", "Татавлона", "Спортинга" и ВСК участвовали ещё три команды, формально не входившие в ассоциацию - "Маккаби" из Пикридиона (Хаскёй, квартал в районе Пера), Русский спортивный клуб (белогвардейцы, в основном из "чаталджинских сидельцев" - эвакуированных солдат ВСЮР, которые решили остаться в ВГК) и сборная команда городской жандармерии (в которой также было много белогвардейцев). Предлагали своё участие и сборные войск Лиги Наций и кораблей-стационеров, но собрать одну общую команду они не смогли. 
 
 
Клубы Спортивной ассоциации Македонии
Macedonia.png
 
 
Первый чемпионат Константинополя (сезон 1925/26) почти в одно лицо выиграла "Пера", места со второго по седьмое заняли "Татавлон", "Маккаби", РСК, Жандармерия, "Спортинг", и ВСК. По итогам чемпионата правление КС обнаружило, что иметь две команды в лиге - это бессмысленно, да и к тому же накладно, и летом 1926 года футбольная секция ВСК была слита с "Перой" в единую команду - "Спортивный союз Константинополя" или АЕК. В 1926/27 году чемпионат повторился в том же составе, и практически с тем же результатом - АЕК взял золото, "Татавлон" навязал ему борьбу, но в итоге довольствовался серебром, "Маккаби" замкнул тройку. "Константинопольский союз" кроме всего прочего занимался интеграцией беженцев - исключительно греческих - в общество ВГК, и поэтому имел практически безлимитные людские ресурсы, что естественно не нравилось командам-соперникам. Руководство "Татавлона" при поддержке Лиги Наций и лично Фритьофа Нансена основало Лигу помощи беженцам, в которой оказывали поддержку людям любой национальности - армянам, грекам, русским, туркам, евреям и т.д. Соответственно, Усиливалась и команда за счёт притока бывших футболистов или просто перспективной молодёжи. В 1929 она переименовалась в ПАОК - Полиэтнический спортивный клуб Константинополя (Πολυεθνικός Αθλητικός Όμιλος Κωνσταντινουπολιτών). Но пока что в чемпионате 1927/28, вернее, в отборочном туре в Панэллинский чемпионат, "Татавлон" занял лишь четвёртое место, уступив АЕКу, "Маккаби" и "Спортингу". Последние места разыгрывали между собой сборная жандармерии и сборная команда британских сил в Зоне Проливов (британская Средиземноморская эскадра согласно конвенции о проливах не могла пройти в Чёрное море во время Балтийской войны, и тусила в Дарданеллах, а чтобы матросы не скучали, им организовали зрелище). Интересно отметить, что в составе сборной жандармерии два матча сыграл марешаль-де-ложи Армадык Жаркаев, казак из калмыков. Его сын Чука, внуки Юрий и Михаил, и правнуки Иван и Александр Юрьевичи также будут играть в футбол, причем гораздо успешнее своего предка, образовав настоящую футбольную династию в ПАОКе, а Юрий Жаркаев (Γιούρι Ζαρκαέφ) стал одним из творцов футбольного чуда - европейского чемпионства сборной Греции в 2004 году.
 
Клубы Спортивной ассоциации Константинополя
Konst.png
 
В Пирее всё было веселее. После раскола афинско-пирейской ассоциации, была создана отдельная Пирейская ассоциация футбольных клубов. Но споры "кто главнее" и "куды бечь" в ней не затихали с самого момента основания, в итоге значительная часть клубов ("Этникос", "Фалирика", "Пиреакос Нео Фалиро", "Амина" Пирей, "Омило" Фалира, "Феникс" Каллитея, СК "Мосхатон" и другие) создала свою отдельную Ассоциацию футбольных клубов Пирея (видимо с татаки и эллинками), которая провела собственный чемпионат, который выиграл "Этникос". Оставшиеся три (!) команды ("Олимпиакос", "Неаполис" и "Титан-Панпиреакос", причем последние два слились (!!!)) провели официальный чемпионат, который выиграл, естественно, "Олимпиакос". Чтобы определить, кто же сильнейший на районе, был проведён "суперфинал" между "Этникосом" и "Олимпиакосом", который последний выиграл - 4-2, 1-0. Под давлением остальных ассоциаций, две пирейские вынуждены были слиться. Наконец, казалось, ничего не мешало проведению единого Панэллинского чемпионата. В ноябре 1926 года была основана Федерация футбола Греции, которая и должна была заниматься его организацией. Но тут снова пошли тёрки в пирейской ассоциации. "Этникос" с помощью брутфорса провёл на высокие административные должности своих человечков, что сильно не понравилось "Олимпиакосу". Команда обратилась к сильнейшим клубам других ассоциаций - АЕКу, "Панатинаикосу", "Аполлону" и "Арису" с предложением разыграть свой чемпионат, коммерческий, а остальные пусть играют в лиге для слабаков. Предложение было заманчивым, но "Аполлон" и "Арис" отказались сразу, по причине слабости собственных городских лиг (таким образом чемпионом Греции становился бы кто-либо из Афин или Пирея, что не понравилось бы болельщикам других городов, имевшим все шансы чествовать свои команды, если бы те играли в лиге и претендовали на чемпионство). АЕК долго колебался, но шаткое положение константинопольской лиги вообще, которое требовало поддержки со стороны официальных греческих лиц, склонило чашу весов на сторону отказа. Пришлось "Олимпиакосу", скрепя сердце, возвращаться несолоно хлебавши*****. Впрочем, идея коммерческого соревнования не покинула умы и сердца, и в 1928 году был основан Пасхальный кубок (в котором участвовали в том числе белградский ОФК и бухарестский "Венус").
 
Клубы Спортивной ассоциации Пирея
Pyreas.png
 
 
Панэллинский чемпионат 1927/28 года стал первым сезоном греческой футбольной лиги. Сначала клубы проходили квалификационный раунд в своих ассоциациях. В Афинах путёвку в лигу разыграли "Панатинаикос", "Атромитос", "Гуди", "Афинаикос" и "Аякс"; в довольно упорной борьбе победили зелёно-белые. А вот пирейский отбор принёс сюрприз: недовольные игроки "Олипиакоса" допустили несколько серьёзных грубых нарушений на поле в матче против "Этникоса" (вполне возможно, "националы" просто провоцировали красно-белых), и команду отстранили; таким образом, "Этникос" отобрался из пирейской корзинки, ибо "Амина" серьёзной конкуренции составить не смогла. В македонской ассоциации легко победил "Арис" (второе место занял "Ираклис", третье - "Мегас Александрос", четвёртое - "Атлантас", последнее - "Термаикос"); в ионической - "Аполлон" ("Проодефитики" второе, "Смирнис" третье, "Паниониос" четвёртое); а в константинопольской АЕК в упорной борьбе победил "Маккаби" (бронзу взял "Спортинг". Итоговая группа состояла из "Панатинаикоса", "Этникоса", "Ариса", АЕКа и "Аполлона". Чемпионом (как и ИРЛ) неожиданно стал "Арис", обыгравший "Этникос", АЕК и "Аполлон", и уступивший лишь "Панатинаикосу", но зелёно-белые сыграли несколько раз вничью, и им не хватило одного очка. Чемпионат определённо удался, и решено было повторить его в точно таком же формате на следующий год. В финальный раунд сезона 1928/29 отобрались "Панатинаикос", "Арис", АЕК, "Аполлон", а также - чудо из чудес - два клуба из Пирея, "Олимпиакос" и "Этникос". Ларчик открывался просто - набрав одинаковое количество очков, и одинаковое количество забитых-пропущенных в очных встречах, клубы сошлись в дополнительном матче, который закончился вничью 3-3, а дополнительный дополнительный матч был сорван выбеганием болельщицкой массы на поле при счёте 1-1; так что пирейская ассоциация от греха подальше объявила обе команды своими чемпионами. Финальный раунд "на двоих" практически расписали АЕК и "Панатинаикос" в пользу последнего - 16 очков у зелено-белых, 15 у "двухлавых орлов". "Арис" взял 10 очков, "Олимпиакос" 6, "Этникос" 5, "Аполлон" 4******.
 
 
Панэллинский чемпионат 1928-29, финальный раунд
 
Панатинаикос 6 п, 4 н, 0 п, 29 зб, 13 пр, 16 о
 
Арис 2-2 д, 4-1 г
АЕК 3-3 д, 1-1 г
Аполлон 4-1 д, 3-1 г
Олимпиакос 8-2 д, 2-1 г
Этникос 2-1 д, 0-0 г
 
 
Арис 3 п, 4 н, 3 п, 15 зб, 17 пр, 10 о
 
Панатинаикос 1-4 д, 2-2 г
АЕК 3-3 д, 1-1 г
Аполлон 2-0 д, 0-0 г
Олимпиакос 2-1 д, 0-5 г
Этникос 4-0 д, 0-1 г
 
 
АЕК 5 п, 5 н, 0 п, 16 зб, 9 пр, 15 о
 
Панатинаикос 1-1 д, 3-3 г
Арис 1-1 д, 3-3 г
Аполлон 1-0 д, 3-1 г
Олимпиакос 2-0 д, 1-0 г
Этникос 1-0 д, 0-0 г
 
 
Аполлон 1 п, 2 н, 7 п, 8 зб, 21 пр, 4 о
 
Панатинаикос 1-3 д, 1-4 г
Арис 0-0 д, 0-2 г
АЕК 1-3 д, 0-1 г
Олимпиакос 1-4 д, 1-3 г
Этникос 2-0 д, 1-1 г
 
 
Олимпиакос 3 п, 0 н, 7 п, 16 зб, 19 пр, 6 о
 
Панатинаикос 1-2 д, 0-8 г
Арис 5-0 д, 1-2 г
АЕК 0-1 д, 0-2 г
Аполлон 3-1 д, 4-1 г
Этникос 1-0 д, 1-2 г
 
 
Этникос 1 п, 3 н, 7 п, 5 зб, 12 пр, 5 о
 
Панатинаикос 0-0 д, 1-2 г
Арис 1-0 д, 0-4 г
АЕК 0-0 д, 0-1 г
Аполлон 1-1 д, 0-2 г
Олимпиакос 2-1 д, 0-1 г
 
________________________________________________________________
* В реале это был первый полуфинал, во втором играли АЕК и клуб армянских беженцев
** ИРЛ "Паниониос" потерял пять футболистов-армян, перешедших в "Армянский футбольный союз", занявший в том году пятое место в Афинах, и не смог заявиться на чемпионат. В ЭАИ беженцы-армяне бегут в основном в Константинополь или в Киликию, и выставить свою команду в Смирне у них не получается.
*** последние три - реальные команды, основанные малоазийскими беженцами: "Проодефитики" Афины, "Этникос Астерас" Афины и "Ники" Волос
**** ИРЛ и "Спортинг", и ВСК основаны в 1926 году в Салониках, второй стал основой ПАОКа, а в Афинах к тому же на базе "Перы" (и переняв её цвета) был основан АЕК.
***** ИРЛ АЕК, "Олимпиакос" и "Панатинаикос" организовали т.н. группу "ПОК", и разыгрывали свой коммерческий турнир до лета 1928 года.
****** ИРЛ финальный раунд не был разыгран из-за опасения, что болельщики предпочтут ему коммерческие товарищеские игры с участием иностранных клубов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Надо учесть, что футбол в Греции (и на Кипре) крайне политизирован и криминализирован. Каждый футбольный клуб открыто ассоциируется с определенной политической партией, а фанатские клубя практически неразрывно переплетены с бандами

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тэк-с. Сильно всё обдумав, я недоволен результатом. Эволюция футбола в России будет переписана в сторону большей альтернативности, т.к. я считаю, что роспуск "буржуазных" клубов в 1922-23 вовсе не детерминирован.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тэк-с. Сильно всё обдумав, я недоволен результатом. Эволюция футбола в России будет переписана в сторону большей альтернативности, т.к. я считаю, что роспуск "буржуазных" клубов в 1922-23 вовсе не детерминирован.

О, лично я бы такое одобрил! Среди «наследия царизма» есть некоторые клубы с неплохими названиями и бэкграундом — если хоть что-то интересное удастся оттуда сохранить, то это было бы здорово!

 

Интересно, например, получится ли сохранить один клуб — «Вега» называется, из Одессы? Название звучное, из формы оранжевого цвета вполне может получиться что-то интересное (когда с 1990-х гг. начнут уделять большое внимание дизайну), к тому же в конце 1910-х гг. довольно-таки неплохо выступала...

 

Кстати, в теме по автопрому содержались различные спойлеры на тему истории футбола в мире ОСП — московское «Торпедо», дружившее с «Ювентусом», одесский «Штурм» и ещё одна киевская команда, которые возникли благодаря сотрудничеству «Ситроёна» с Киевским автозаводом... Это ведь всё останется?

 

И вообще, в таком случае предвкушаю очень даже неплохую смесь из «буржуазной» и «советской» футбольных традиций в плане названий клубов!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это ведь всё останется?

Да, это я постараюсь сохранить, и возможно добавить еще один клуб а Ростове (или даже плюс еще один в Донбассе), "наследие" ансальдовской (и пьомбиновской) "реновации юга" и привоза итальянской любви к "Сампьердарензе" (и "Семпераванти")

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Интерлюдия. Как убивали "буржуазный" спорт в РСФСР и СССР

 

Революция и гражданская война, как ни странно, не принесли в юный отечественный спорт каких-либо разрушений и бедствий; наоборот, в ситуации, когда на кону стояло выживание самого государства, от спорта предпочли отстать как от Неуловимого Джо. Отстать, конечно, не совсем: были организованы (или самоорганизовались и самозаявились) соответствующие инстанции, вступившие в безжалостную борьбу за руководство советским спортом. Когда одна из них (комсомол) одержала в 1923 году победу, она приступила к немедленной реформе, проходившей в три этапа, и чуть было не добившей "спорт высоких достижений" в стране окончательно; а "наследие царского режима" в виде существовавших с александровских и николаевских времён спортивных организаций с их традициями и духом уничтожило окончательно и бесповоротно.

 

1. Альтернатива Всевобуча

 

В 1918 году с целью создания подготовленного мобилизационного резерва для Красной армии был создан Всевобуч - система обязательной военной подготовки трудящихся с 18 до 40 лет (в 16-17 подготовка шла на добровольных началах). Общее руководство системой Всевобуча было возложено на Управление Всевобуча Всероглавштаба, а с 1919 года на Центральный отдел Всевобуча (ЦОВВО) при ГУВУЗ РККА, а отделы на местах создавались при окружных, губернских, городских, уездных и районных военных комиссариатах. Первым руководителем Всевобуча стал человек в общем-то случайный, некто Лев Марьясин, в истории известный в основном тем что соревновался с Ежовым в дисциплине "сдувание пепла с монеты испусканием заднепроходных газов". Спал ли Ежов с Марьясиным - точно неизвестно, но учитывая что называл его "кровавый карлик-гомосексуалист" не иначе как "Лёвушка"... Но мы отвлеклись. С 1919 года Всевобуч возглавляет суетолог и анти-Мидас Николай Ильич Подвойский, вечный прожектёр и икатель славы. Основным назначением этой организации являлась допризывная подготовка, в том числе физкультурно-спортивная, и создание кое-как обученного резерва Красной Армии. Страна была разделена на полковые и батальонные территориальные округа, состоявшие из участков (ротных, взводных и отделенных). Сначала во Всевобуч вовлекались в основном рабочие, с весны 1918 года - бедное крестьянство, а с лета - уже и середняки. Обучаемых (в возрасте от 18 до 40 лет) распределяли на группы: проходивших ранее военную службу и не проходивших. Первых частично доучивали, а потом многие из них становились инструкторами. Занятия продолжались шесть или два часа ежедневно - в зависимости от того, были обучаемые оторваны от производства или нет. В 1920-22 годах существовал Железнодорожный Всевобуч, а также Морской. 

 

Но просуществовала эта организация недолго: в сентябре 1921 года все территориальные части и органы всевобуча были расформированы, в январе 1922 вместо них создавались районные и участкковые спортивные центры, которые в июле 1922 переводились на хозрасчёт. С целью обеспечения этого самого хозрасчёта в 1922 году Подвойский создаёт ВТОПАС - товарищество производственных ассоциаций допризывников, а фактически - финансово-промышленную группу, занимающуюся изготовлением спортинвентаря, изданием собственной периодики, а также выгодными инвестициями - в частности, есть архивные данные о вложении капитала ВТОПАСом в Азнефть! В Москве у ВТОПАСа во владении находилась бывшая верфь Бромлея у Крымского моста (там сейчас стоят красивые беседки), а в качестве штаб-квартиры организация хотела отхватить себе Мамонову дачу близ Воробьёвых гор. На полученные средства Всевобуч содержал сеть спортивных клубов для физического, военного и идейного воспитания молодёжи, которые помимо спортивного осуществляли также "идейно-политическое воспитание трудящихся средствами физической культуры". Фактически, детище Подвойского предлагало централизацию спорта в стране без какого-либо коренного переворота в левацко-синдикалистском духе типа полного привязывания спорта к производству, и тотального запрета на спортивные организации окромя производственно-профсоюзных. Под крылом Всевобуча спокойно и мирно существовали т.н. "буржуазные" спортивные кружки, общества и клубы, вплоть до маскировавшихся под вывеской "юков" (Юных Коммунаров) вчерашних скаутских организаций (те скауты, которым не хватило мозгов вовремя запрыгнуть в государственный вагон, оказались в 1919 году по решению II съезда РКСМ ликвидированы). Для обеспечения международных связей Подвойским был создан Красный спортинтерн, являющийся приложением к "большому" III Интернационалу; в него входили европейские спортивные общества, не присоединивгиеся к Люцернскому Спортинтерну - спортивная организация немецких коммунистов, Чехословацкая федерация рабочих физкультурных лиг и примерно 80% Французской федерации рабочего спорта. Руководил Подвойский также его российской, крупнейшей, секцией, РСКОФК (Российским союзом Красных организаций физкультуры). Для проведения Спартакиады - рабочей альтернативы Олимпиады - на Воробьёвых горах строился Международный Красный Стадион - грандиозное сооружение на 80000 зрителей.

 

"Альтернатива Всевобуча" не взлетела. Подвойский и его организация проиграли подковёрную борьбу за руководство советским спортом связке ВСФК-РКСМ. В мае 1923 года Всевобуч и вовсе был распущен, а допризывная подготовка в стране прекращена. Красный Спортинтерн превратили в инструмент Коминтерна, введя там такую же систему "я начальник - ты дурак", политизированную говорильню и прочее превращение гимнастики и спорта в оорудие классовой борьбы; сам Подвойский, которому милостиво разрешили и дальше руководить КСИ, был вынужден перейти на рождённые без участия высших нервных центров речекряки. Спортивные издания Всевобуча ("Всевобуч и спорт", "Известия физкультуры", "Красный спорт") "отжал" себе ВСФК, как и ВТОПАС; впрочем, в последний очень быстро запустили ворох сотрудников РКИ, которые выявили мягко говоря неприглядную сторону дел, ведущихся Подвойским в этой конторе: "кидки" контрагентов, задержки зарплаты рабочим, сомнительные контакты с английскими и немецкими фирмами, нецелевое расходование средств и прочий "джентльменский набор" высокого полёта кабанчика, осваивающего в том числе госсредства. Даже Международный Красный Стадион, и тот не получился - плывущие грунты берега Москвы-реки ломали любые ухищрения строителей. Стадион в том месте, конечно, будет построен, но много лет спустя - это будет знаменитая "Лужа", СК "Лужники". В конце концов, всё наследие Всевобуча в виде мирно живущих до поры до времени "буржуазных" спортивных организаций оказалось под угрозой жестокой ломки о колено, и застрельщиком в этой охоте выступали чоткие и дерзкие ребята из РКСМ.

 

2. Левее левого

 

Первые объединения рабочей и пролетарской молодёжи в Петрограде появились в конце марта - начале апреля 1917 года, когда возникло, в частности, общество "Труд и свет". Городское собрание молодёжи 22 июня 1917 года постановило создать "межрайонный социалистической союз рабочей молодёжи", а 18 августа прошла 1-я Петроградская обшегородская конференция пролетарских юношеских организаций, провозгласившая создание ССРМ (соцсомол), приняв его программу и устав. На 1-м Всероссийском съезде союзов молодёжи организация была переимнована в РКСМ - Российский Коммунистический Союз Молодёжи (комсомол). В августе 1920 года городская и губернская секции РКСМ в Петрограде объединяются. Руководили комсомолом в основном левые радикалы, например такие деятели, как Лазарь Шацкин (секретарь РКСМ и одновременно КИМ), Михаил Собецкий (один из главных деятелей физкультурного движения в РКСМ) и А.Н.Панов (секретарь Центрального райкома РКСМ Петрограда). Ревсомольцы видели своей главной задачей "оторвать" молодёжь от "буржуазных" организаций, и "привить" им пролетарский дух. Сделать это они хотели в особенности через физкультуру и спорт. Как писал журнал "Муравей" в 1923 году, "Мы ставим себе целью выковать из черной, закоптелой фабрично-заводской молодежи новое поколение знаменосцев пролетариата с железными мускулами и стальными нервами". Для этого ревсомольцы начали создавать пролетарские физкультурные общества - в Москве это было ПФО "Муравей", в Беларуси - "Червоны маладняк", в Татбаше - "Ревсомольский спортивный флот", в Туркестане - "Кызыл жигит", и т.д.  В Петрограде (а также в Харькове и Киеве) это было ПФО "Спартак", названное так в честь движения немецких левых радикалов*. 

 

Что из себя представляли такие общества, можно понять из текста журнала "Муравей" от марта 1923 года: "Муравей" (общество пролетарской физической культуры) объединяет 94 организации при фабриках и заводах и учебных заведений, с количеством до 10000 обучающихся рабочих, подростков и детей. Все ячейки обслуживаются бесплатно инструкторами-студентами института Физкультуры. В основу занятий положен принцип научно-марксисткой подготовки рабочих к труду и обороне. В занятиях особенное внимание уделяется упражнениям по развитию и правильной постановке дыхания и упражнениям содействующим исправлению недостатков организма. К 1-му января состоялся первый выпуск курсантов-рабочих, откомандированных от станков фабрик и заводов, в количестве 40 человек. Они направлены на места в качестве помощников инструкторов. В настоящее время идут занятия на 4-х месячных губернских курсах. Курсанты - московские рабочие содержатся за счет своих фабрик и заводов". Из вышесказанного понятно, что обе организации - РКСМ и Всевобуч - сразу же "полезли на поле друг друга", то есть занялись параллелизмом, выхватывая изо рта друг у друга кусок бюджетного пирога: Всевобуч, "пригрев" часть скаутов, пусть и невольно но стал на путь идеологического воспитания молодёжи, а комса, избрав спорт одним из своих инструментов, "перешла дорожку" только-только собиравшемуся аккумулировать всё управление российской атлетикой РСКОФКу. Причём комсомольцы, положив в основу основ принципы синдикализма, вполне в духе Шляпникова с Медведевым и Лутовиновым, призывающих к ликвидации совнархозов и полной передаче экономики в руки самих рабочих, требовали точно так же поступить и с физической культурой, раздробив любые организации последней на ячейки и кружки "у станка", по полному производственному принципу, и запретив всё, что как-то выделяется из ряда вон. Какие такие "кружки любителей спорта" и "футбольные лиги", о чём вы? Все должны были ходить в ногу, а физкультура использоваться исключительно для закаливания тела и духа; так сказать, потягал железо у доменной печи - теперь потягай его в зале. О том, что население страны как-то не состоит только из рабочих и служащих, воннаби-boss of this gym думать, видимо, отказывались.


 
Центром борьбы за физическую культуру и спорт в Стране Советов стала свежесозданная в 1920 году "говорильня" - Высший совет физической культуры (ВСФК), который являлся консультативным и координационным органом между Наркомвоеном, Наркомздравом, Наркомпросом, Наркомтрудом и Наркомвнуделом, а также Моссоветом, Петросоветом и профсоюзами; возглавлял этот совет лично нарком здравоохранения Семашко. Опытный врач и неглупый человек, он прекрасно понимал, что обязаловка - смертный приговор любому массовому движению, поэтому уже в 1922 году характер физкультурного движения во Всевобуче был сменён на добровольный. При этом Семашко как врач настаивал на естественных физических нагрузках для массового оздоровления, а спорт высоких достижений для него являлся вредным явлением; кроме того он стремился к централизации в управлении движением, как это было сделано им в здравоохранении. Именно поэтому в 1923-24 годах, вслед за самим Всевобучем были ликвидированы "старые" спортивные лиги и соревнования. Однако очень быстро стало понятно, что простыми лозунгами и призывами народ к ЗОЖ не привлечь, кроме того опять-таки требовались средства, а, значит, надо положиться на инициативу снизу. Снизу был ревсомол, от которого в ВСФК присутствовали секретарь ЦК РКСМ Смородин и журналист Арон Иттин. Последний и уговорил Семашко в правильности создания самодеятельных кружков физкультуры. Семашко дал добро, что и привело к созданию и укреплению ревсомольских ПФО. Более того, после ликвидации Всевобуча и его органов, в том числе печатных, абсолютное большинство мест в советах физической культуры Москвы и Петрограда (с 1924 Ленинграда) заняли именно комсомольцы, принявшиеся со всем своим юношеским зудом и рвением к искоренению ненавистного "буржуазного спорта" на местах.

 

3. Три шага в пропасть

 

Надо сказать, что комсомольцам дважды крайне повезло с руководством отечественной физкультуры. В 1923 году ВСФК был передан в ведение ВЦИКа и стал называться Высшим советом физической культуры при ВЦИК, т.е. стал официальным государственным органом. В 1926 году Семашко, занимавший пост председателя, был заменён на Василия Михайлова, представителя "молодёжи" в третьем-четвёртом эшелоне власти, секретаря (не первого) Московского горкома и Замоскворецкого райкома. Как вспоминал Бажанов, "Михайлову было в это время 28 лет, он был кандидатом в члены ЦК и секретарем Московского Комитета партии; в 1923 году его избрали членом ЦК и сделали даже секретарем ЦК. Увы, это продолжалось недолго. Очень скоро выяснилось, что большие государственные дела Михайлову совершенно не под силу. Его постепенно оттеснили на меньшую работу". "Меньшей работой" оказалось руководство советским спортом. Михайлов попал под влияние левацкого уклона комсомола и обеспечил принятие и проведение в жизнь второго этапа реформы; его сменил его ровесник Николай Антипов, бывший профсоюзник и также секретарь Мосгоркома, выходец из среды петроградских рабочих-синдикалистов, который продолжил деструктивную работу Михайлова, пройдя с реформой её третий этап. И лишь когда молодых леваков на месте руководителя советского спорта сменил опытный и хладнокровный экс-чекист Василий Манцев, отечественный спорт поднялся из военно-производственного околотроцкистского состояния "у станка" снова на рельсы общемирового мейнстрима. Полностью же оправиться от сталинских экспериментов советский спорт смог только при Н.Н.Романове уже в пятидесятые.

 

Но мы немного забегаем вперёд паровоза. Пока что у нас начинается только первый этап реформы. Наполненные леваками городские ВСФК расформировывают Московскую (в начале 1923) и Петроградскую (в начале 1924) футбольные лиги, и принудительно закрывают "гражданские, частные, общественные спортивные кружки и организации" - теперь субъектами спортивных соревнований могли быть только так называемые "районные кружки" (индульгенцию получили свежесозданное общество "Динамо", курируемое ГПУ, да ОЛЛС, примкнувшее сначала к Всевобучу, а потом к Военведу - с силовиками комса решила не ссориться). Более того - в Москве эти кружки всего лишь закрывали, смотря сквозь пальцы на их "примыкание" к любой пролетарской организации типа райкомов РКСМ, госструктурам (потребсоюзу, Моссовету), заводам или "рабочим клубам" (хоть это и привело к утере части дореволюционных клубов, таких как МКЛ, МКЛС, ИКС и т.д.), а в Петрограде в 1924 году абсолютно все спортивные кружки передавались комсомольскому спортивному обществу "Спартак", становясь его районными (и уездными) кружками - так что в какое-то время в Городе-на-Неве все футбольные команды были "Спартаками", что в высшей степени иронично звучит сегодня. И хоть фактически они представляли собой бывшие клубы лиги практически в полном составе со всей инфраструктурой и стадионами, в ходе этой реорганизации навсегда исчезли не оставив даже преемника такие клубы, как "Нарва", "Триумф", "Кречет", "Петровский", "Гладиатор". Выжили сильнейшие, обладавшие собственными стадионами и большим количеством членов кружки - в Москве это были "Орехово", СКЛ, МКС, СКЗ; в Питере - "Спорт", "Унитас", "КОломяги", "Меркур". ОФВ барахталось и невыбарахталось, КФС почти полностью перешёл в состав "Динамо"; "Мурзинка", "Путиловский" и "Волга" стали кружками при заводах, а самая титулованная команда Москвы, Замоскворецкий клуб спорта (ставший "Моссоветом"), потеряв почти половину игроков, просуществовала ещё год перед тем как помереть в корчах.

 

Альтернативой комсомольскому спорту являлись стихийно (а чаще - нестихийно) возникавшие "заводские" и профсоюзные команды - те самые лелеемые леваками коллективы "от станка" -  состоящие номинально из любителей (которые организовывались и функционировали практически автономно за счёт ресурсов, в основном, профсоюзов, и только формально объединялись в так называемый "районный отряд" "Спартака", ну или не "Спартака", а ЦК профсоюза, если речь идёт о Москве). Ирония была в том, что в отличие от комсомольцев-полутроцкистов, видящих в эротических снах симбиоз армии и трудкоммуны, работавшие с народом профсоюзники прекрасно понимали, что никакой массовости в принудиловке быть не может, а обеспечить хоть какую-то массовость движения может местечковый (районный, заводской, профессиональный) патриотизм, лучше всего воспитываемый именно достижениями соревновательного спорта. Именно поэтому с первых же дней существования профсоюзных команд оные начали привлекать "легионеров" - профи, числящихся при кружке, но на заводе/предприятии не работавшие (или работавшие, но формально). Более того, эти самые профсоюзные команды отчего-то хотели соревноваться не между собой, а друг с другом и с бывшими "буржуазными" кружками, превращая левацкие "праздники спорта" в банальные состязательные лиги. Так, например, во время футбольного первенства под эгидой ЛОСПС 1925 года практически во все "отраслевые" команды были привлечены "спецы"; неудивительно что успеха добилась команда профсоюза пищевиков, за который играли футболисты экс-"Унитаса" братья Бутусовы и трио из бывшего "Спорта" Рябов-Егоров-Антипов.

 

Именно для борьбы с такими явлениями, и возвращения спорта "к станку" были предприняты следующие два этапа реформы - нокаутирующий и добивающий. В начале 1926 года все "непроизводственные" организации - "районные кружки" были распущены, их футболисты выкинуты на мороз, имущество и стадионы "отжаты" в пользу советов физкультуры, а клубы - переданы в ведение советов профсоюзов. Все члены экс-"районных клубов" должны были перейти в профсоюзные кружки по месту работы. И опять, как три с лишним года назад, "отбоярились" "Динамо" и ОППВ (леваки вновь не решили лаять на ОГПУ и армию), более того, ленинградское "Динамо", наоборот, приросло инфраструктурой распущенного "Спорта". Именно в этот этап (в Москве - начало 1926, в Ленинграде по традиции на год позже) были добиты многие из тех, кто уцелел, в частности, оказался уничтожен "Спорт" (первый русский футбольный клуб, на секундочку!), самобытные московские "Сахарники" и "Красные Сокольники". Остальным, чтобы выжить, пришлось целиком "продаваться" - так бывшая "Стрекоза" (СКЗ Москва) переехала на Трёхгорную мануфактуру, а "Красная Пресня" (бывший МКС) - под руку профсоюза пищевиков, который возглавлял из бывший комсомольский патрон Пашенцев. Бывший СКЛ а ныне МСПО исчез за год до этого, когда ядро футболистов перешло в железнодорожный КОР. А в Ленинграде было-таки распущено общество "Спартак", и в связи с этим клубы "распихивались" "в нагрузку" ведомствам: "Центральный район" (бывший "Меркур") сдали Центральному дому физкультуры; правда оказалось что у Центрального Дома не было... дома, то есть инфраструктуры, и команду спихнули ЛОСПС, откуда её через полтора года отфутболили обратно. "Коломяги" перевели на крупнейший в городе стадион имени Ленина (ныне "Петровский"), где команда мыкалась до конца 1928 года, когда их с экс-"Меркуром" не слили воедино как "ЦДФК - стадион имени Ленина". Ну а "Выбогский район" благодаря старым связям "продался" тому же Пищевкусу, чьё имя и обрёл.

 

Но случилось страшное. Команды, выжившие на этом этапе реформы, категорически не хотели умирать! Более того, не хотели превращаться в "праздники спорта" и соревновательные лиги, пускай они теперь и подчинялись "клубному зачёту", т.е. официально первенство выигрывалось за счёт полученных очков несколькими командами одного и того же клуба в нескольких уровнях соревнования (и в нескольких дисциплинах). Нет, болельщики да и сами спортсмены продолжали держать за "рукопожатные" только результаты зачёта "главных команд". И даже заводские кружки и клубы, в изобилии возникшие на руинах старых "буржуазных обществ" - РКимА, "Красный Путиловец", КОР, РДПК, "Большевик" - вовсе не представляли собой "спортсменов у станка", как хотела бы комса, наоборот: они точно так же продолжали лезть на соревновательный Олимп, привлекать "легионеров" и привечать спортсменов, не состоящих в своём профсоюзе! Совсем страшным было то, что чемпионами продолжали быть "старые" клубы - "Трехгорка" (бывший СКЗ), ОППВ, "Пищевики" (МКС), "Пищевкус" ("Унитас")... А вот с массовым спортом по-прежнему было, мягко говоря, не очень. И поэтому руководство советского спорта, в лице председателя ВСФК Антипова, по наущению комсомольской организации, в лице Александра Косарева (заразившегося "спартачеством" в Петрограде в начале 1920-х), очередное предложение которого по созданию всероссийского пролетарского физкультурного общества только что (март 1929 года) провалилось, решают "так не доставайся же ты никому", и наносят coupe de grasse. 

 

10-15 ноября 1930 года Всесоюзной конференцией профсоюзов по физической культуре и спорту принимается решение о построении физкультурных организаций по производственному принципу. Это фактически означало, что в клубе при данном производственном предприятии могут теперь состоять только футболисты, непосредственно на нем работающие (или, в случае "Динамо" и ЦДКА, служащие в этих ведомствах). Это приводит к окончательному добиванию остатков дореволюционных клубов. "Трёхгорка", бывший "Райкомвод", ПК МСФК и МСПО, или по-простому говоря, дореволюционный СКЗ ("Стрекоза"), сильнейший клуб Москвы и всей страны, просто исчезает, разойдясь кто куда. Разгоняется "ЦДФК - стадион имени Ленина", являвшийся наследником "Меркура" и "Коломяг" (девять футболистов переходят в команду завода "Красная заря"). Покидают свои команду игроки ленинградского "Пищевкуса" (позднейший "Пищевик" и "Спартак" не имеют к этому клубу никакого отношения, что бы там ни писала Википедия). Наконец - если бить, так уж по площадям - исчезают три крупнейших рабочих клуба Москвы с их футбольными командами и традициями: "Пролетарская кузница", "Просвещение трудящихся" и "Клуб имени Астахова"; правда, им удаётся в целости и почти сохраннисти передать команды заводам АМО, "Красный пролетарий" и "Серп и молот". Фактически на этом история последних "огрызков" дореволюционного футбола заканчивается; единственные, кто сумел удержать некую преемственность - это московские армейцы (сохранявшие структуру ОЛЛС - ОППВ аж с 1911 года), и братья Старостины сотоварищи (перешедшие в подчинение Промкооперации); правда и последние потом не смогут избежать раскола на тех, кто останется и тех кто уйдёт в новое ДСО.

 

Печальные итоги.

 

Резюмируя всё вышесказанное, можно констатировать, что почти никаких традиций не то что с дореволюционных времён - с 1920-х годов наш футбол сохранить и взять с собой в тридцатые так и не смог, за редчайшим исключением. И все эти жертвы были в основном бессмыслены - до по-настоящему массового спорта оставалось ещё пять лет, когда в 1936 начнут массово создаваться добровольные спортивные общества профсоюзов (ДСО); до тех пор же всё что было - это мышкины слёзки, отливавшиеся коврику. Виновато отчасти в этом и само государство, и лично лучший друг советских физкультурников, отдавший спорт молодым левакам на откуп, и рубивший инициативы на местах (как в 1931 году было зарублено уже почти родившееся Всеармейское СО "Спартак"). У советского спорта были отняты больше десяти лет жизни и развития (1923-1935), в итоге же к середине 1930-х годов оный подошёл в том же состоянии, что и в середине 1920-х. И у этой проблемы, таки да, есть имена, фамилии и должности. И помимо Отца Народов мы также должны сказать "спасибо" таким благоглупым деятелям, как Александр Косарев (вовремя перековавшийся и начавший активно работать на состязательный спорт), Пётр Смородин, Николай Чаплин, Михаил Собецкий, А.Н.Панов, Василий Михайлов, Николай Антипов; отдельное спасибо московским и питерским персекам, допустившим этот беспредел - Угланову, Бауману, Зиновьеву и Кирову. Впрочем, никто из них (за исключением Сталина) не пережил тридцатые, так что энтропия в очередной раз всё сделала за нас, а с мёртвыми воевать нехорошо, поэтому оставим, пожалуй, их в покое.

 

Что было бы, если... 

 

В своей последующей реконструкции (уже третьей итерации!) я постараюсь рассмотреть варианты, которые могли бы привести к сохранению хотя бы части наследия дореволюционного футбола и спорта в целом. Иными словами, я хочу сохранить преемественность не у полутора команд, а у доброго десятка - пусть и под другими именами, но на тех же цветах и с теми же лицами, традициями, особенностями. Важно помнить, что в работе меня ограничивают два кирпича-мордоворота, имя которым: первого - Рамки Лора, второго - Детерминистрические Условности. В первом случае я имею в виду, что "Мир ОСП" как литературно-альтисторическая игра (а это в большей степени всё же игра и гимнастика для ума с заранее расписанными последствиями, пусть и дотошная в мелочах) имеет свой лор, которого я буду вынужден придерживаться, а именно "колебания генеральной линии" по маршруту "углублённый НЭП" Красина - левый поворот Свердлова - Балтийская война - артёмовская оттепель - правый поворот национал-большевиков", и на этом маршруте мне не избежать краткого периода (1925-1927) резкого полевения и развязывания рук радикалам, в том числе пресловутым "спартакистам" из ревсомола, из чего последует и неизбежная их попытка расквитаться с соперниками из Всевобуча и "буржуазных кружков". Второе же означает, что любые, какие бы мы ни сделали, вихляния, всё равно упираются в экономические, демографические, идеологические и прежде всего логические рамки: люди (пока ещё) нарождаются те же, идеи в их головах бродят схожие; это на случай, если вдруг читателю покажется, что в глобальном смысле ничего не поменялось, просто теперь "Динамо" вишнёво-белое вместо бело-голубого, "Спартак" теперь армейский клуб, а "Локомотив" отнял форму "Астон Виллы". Да, внешне может показаться что этой косметикой я и ограничился, однако на самом деле всё будет гораздо сложнее, а любое изменение - результат долгих раздумий, споров и копания в первоисточниках. Частью на автора повлияла ГДР с её эстетикой в общем и футбольной в частности; кое-где это наследие революционное, а местами и дореволюционное; ну и плюс, автор, как многолетний (страшно подумать, больше двадцати лет) фанат российского футбола и любитель его самобытных традиций, не мог не пройти мимо мест, где эти традиции и эта самобытность действительно были - будь то семейственность и сплочённость "Стрекозы", "тики-така" "Коломяг", домовитость и непрошибаемый оптимизм "Спорта" (и окружающих его питерских "сокольцев" - Дюперрона, Вейводы, Штангля), пронырливость и пробивность братьев Старостиных и т.д. Постараюсь всё это сохранить и преумножить, а то и перенять у тех, у кого достойно - например, у "Горького", "Куллерво" или Дэ-Эс-Фау.
 
______________________________________________________________
* вообще самый первый "Спартак" как спортивная организация существовал ещё до революции, а первый "Спартак" после революции организовал в 1918 году в Костроме Михаил Фрунзе.
 

Иллюстрации к статье вскоре воспоследуют.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now