Спорт и молодёжь в Мире ОСП

20 posts in this topic

Posted (edited)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне, как ярой фанатке футбола, альтернативная история футбола заходит на раз. Крутая тема. Только развивать надо, вплоть до наших дней. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

альтернативная история футбола заходит на раз

Тогда почитайте вот это ;) 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тогда почитайте вот это

О, спасибо, интересно! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Греция, 1919-1929

 

В 1919 году, сразу же после войны, была образована Афинско-Пирейская организация спортивных клубов, в составе пяти коллективов - "Пиреакос", "Пиреики Эносис" (предок "Этники" и "Олимпиакоса"), "Панэллинос" (предок "Панатинаикоса"), "Афинаикос" и "Неон Гуди"; председателем был назначен олимпийский призёр 1889 года Кристос Брисимицакис. Первый чемпионат был проведён в 1920-21 году, выиграл "Панэллинос", как и год спустя, причем в сезоне 21-22 принимали участие футбольные команды академий армии и флота, а также команда британского флота (занявшая шестое место из восьми). В сезоне 1922-23 в финальном раунде "Пирей-Афины" сошлись пять топ-команд из двух групп - "Пиреакос" (ИРЛ это был "Аполлон", переехавший из Смирны) и "Афинаикос" из группы А, "Панэллинос", "Пиреики Эносис" (ИРЛ второе место занял смирнский "Паниониос") и "Конкордия". Первое место относительно легко занял "Пиреакос". Македонский чемпионат, проводившийся впервые (под эгидой фессалонийской УМКА), в этом году взял "Арис"; в "суперфинале" он уступил "Пиреакосу" 3-1. В 1923-24 годах "Пиреики Эносис" и "Пиреакос" объединились в "Атлетически-футбольный клуб Пирея", который и выиграл в одно лицо Чемпионат Союза футбольных ассоциаций Греции (в роли которого фактически выступил пирейско-афинский чемпионат). В региональных чемпионатах, которых проводилось два, афинский в который уже раз взял "Панэллинос", македонский - "Арис", а впервые после войны проводимый ионический - "Паниониос". АФК Пирей, выиграв чемпионат, сразу же развалился - от него откололся "Олимпиакос", а то что осталось, слилось с клубами "Фалирики Эносис", "Керавнос" и "Янг Бойз", создав команду "Национальный футбольный клуб "Пирей-Фалирос", или просто "Этникос".
 
Клубы Спортивной ассоциации Афин
Athenae.png
 
 
В сезоне 1924-25 всегреческий чемпионат не проводился, а пирейско-афинская ассоциация распалась надвое. В Афинах группу А выиграл "Атромитос", а группу "Б" - "Панатинаикос". Финал остался за зелёно-белыми - 4-0*. В чемпионате Пирея, который должен был пройти ещё в 1924 году, но из-за разногласий, поглощений и слияний его отложили на весну 1925, победил "Олимпиакос". Сборная Афин проиграла сборной Пирея 0-2. В этом же сезоне прошло первое дерби "Панатинаикос" - "Олимпиакос", в виде неофициального клубного финала континентальной Греции; завершился матч ничьёй 3-3. Ионический чемпионат не проводился из-за финансовых сложностей; в неофициальном розыгрыше победил "Аполлон". В апреле 1925 в Грецию приехала загребская команда "Граджянски", и провела три матча с лучшими греческими клубами - "Перой" (3-3, 1-2 в доп.время), "Аполлоном" из Смирны (0-2) и "Панатинаикосом" (1-1, 1-0 в доп.время). Этот "тур" показал, что в целом греческий футбол ещё не очень крепок. В 1925/26 был повторён формат с чемпионатами отдельных ассоциаций, которых набралось пять штук - Афинская, Пирейская, Македонская, Ионическая и Константинопольская. Афинский чемпионат без труда взял "Панатинаикос", выиграв таким образом шесть из семи послевоенных чемпионатов Афин (19/20, 20/21, 21/22, 23/24, 24/25 и 25/26). "Атромитос", "Афинаикос", "Гуди" и "Аттикос" конкуренции зелёно-белым ожидаемо не составили. "Олимпиакос" стал чемпионом в Пирее, "Арис" в Македонии, "Аполлон" в Ионии**. Единый чемпионат Эллады хотели проводить в сезоне 26/27, но опять-таки не смогли договориться о формате, и сезон был принят как "подготовительный". "Панатинаикос" снова взял трофей в Афинах (соревнование шло в два этапа, в финальный вышли кроме "всеафинян" ещё "Атромитос", "Гуди" и "Афинаикос"), в Македонии победил "Эраклес", в Ионии наконец-то смогли собрать аж шесть клубов - к "Аполлону" и "Паниониосу" присоединились свежеобразованные команды "Смирнский спортивный союз" (образованный из жалких остатков экс-османских команд "Истикляль" и "Ыдманъюрду"), "Проодефитики" ("Прогрессивная молодёжь", основанная беженцами из Малой Азии), "Этникос Астир" из Урлы и "Ники" из Сомы***. Победил опять-таки "Аполлон". 
 
Клубы Спортивной ассоциации Ионии
Ionia.png
 
 
В Вольном Городе Константинополь греческие клубы наконец-то смогли объединиться и создать собственную организацию. До Первой мировой греки это сделать так и не смогли, хотя их клубов в Константинополе было порядочно - "Мегас Александрос" и "Гермес" из Перы (Бейоглу), "Эраклес", "Астерас", "Унион", "Канарис", "Парфенон" из Татавлы (ИРЛ это армяно-греческий квартал Куртулуш, но в ЭАИ это название распространят на весь район Шишлы). Во время войны и оккупации матчей не проводилось, и в 1922 году все, кто остались, объединились в два клуба - СК "Пера" (жёлто-чёрные цвета) и СК "Татавлон" (чёрно-белые). С 1923 года в город начали массово прибывать греческие, понтийские и армянские беженцы, вдобавок к уже находившимся там русским белогвардейцам, грекам-черноморцам и другим спасавшимся из хаоса российской гражданской войны. Само собой, беженцы основывали - или пересоздавали на новом месте - спортивные и футбольные кружки. Так, в 1924 году был основан "Спортинг-клуб", в 1928 - Понтийская спортивная ассоциация и клуб "Понтион" в Скутарионе (Ускюдаре), а в 1930 - СК "Халкидон" в одноимённом районе (бывший Кадыкёй). В 1923 году с помощью YMCA был основан Византийский спортивный клуб (ВСК), символом которого стал двуглавый орёл****. К нему присоединилась часть футболистов "Перы". Собственно, ВСК и "Пера" основали общественно-политическое объединение "Константинопольский союз", в который тем не менее не вошли аполитичный "Спортинг" и армяно-греко-цыганский "Татавлон" (который финансировал никто иной как сэр Бэзил Захарофф). Главой Союза стал друг Венизелоса Константинос Спанудис. Эти клубы и стали основателями Константинопольской ассоциации. В первом розыгрыше Панконстантинопольского чемпионата (который игнорировался турецкими командами), помимо "Перы", "Татавлона", "Спортинга" и ВСК участвовали ещё три команды, формально не входившие в ассоциацию - "Маккаби" из Пикридиона (Хаскёй, квартал в районе Пера), Русский спортивный клуб (белогвардейцы, в основном из "чаталджинских сидельцев" - эвакуированных солдат ВСЮР, которые решили остаться в ВГК) и сборная команда городской жандармерии (в которой также было много белогвардейцев). Предлагали своё участие и сборные войск Лиги Наций и кораблей-стационеров, но собрать одну общую команду они не смогли. 
 
 
Клубы Спортивной ассоциации Македонии
Macedonia.png
 
 
Первый чемпионат Константинополя (сезон 1925/26) почти в одно лицо выиграла "Пера", места со второго по седьмое заняли "Татавлон", "Маккаби", РСК, Жандармерия, "Спортинг", и ВСК. По итогам чемпионата правление КС обнаружило, что иметь две команды в лиге - это бессмысленно, да и к тому же накладно, и летом 1926 года футбольная секция ВСК была слита с "Перой" в единую команду - "Спортивный союз Константинополя" или АЕК. В 1926/27 году чемпионат повторился в том же составе, и практически с тем же результатом - АЕК взял золото, "Татавлон" навязал ему борьбу, но в итоге довольствовался серебром, "Маккаби" замкнул тройку. "Константинопольский союз" кроме всего прочего занимался интеграцией беженцев - исключительно греческих - в общество ВГК, и поэтому имел практически безлимитные людские ресурсы, что естественно не нравилось командам-соперникам. Руководство "Татавлона" при поддержке Лиги Наций и лично Фритьофа Нансена основало Лигу помощи беженцам, в которой оказывали поддержку людям любой национальности - армянам, грекам, русским, туркам, евреям и т.д. Соответственно, Усиливалась и команда за счёт притока бывших футболистов или просто перспективной молодёжи. В 1929 она переименовалась в ПАОК - Полиэтнический спортивный клуб Константинополя (Πολυεθνικός Αθλητικός Όμιλος Κωνσταντινουπολιτών). Но пока что в чемпионате 1927/28, вернее, в отборочном туре в Панэллинский чемпионат, "Татавлон" занял лишь четвёртое место, уступив АЕКу, "Маккаби" и "Спортингу". Последние места разыгрывали между собой сборная жандармерии и сборная команда британских сил в Зоне Проливов (британская Средиземноморская эскадра согласно конвенции о проливах не могла пройти в Чёрное море во время Балтийской войны, и тусила в Дарданеллах, а чтобы матросы не скучали, им организовали зрелище). Интересно отметить, что в составе сборной жандармерии два матча сыграл марешаль-де-ложи Армадык Жаркаев, казак из калмыков. Его сын Чука, внуки Юрий и Михаил, и правнуки Иван и Александр Юрьевичи также будут играть в футбол, причем гораздо успешнее своего предка, образовав настоящую футбольную династию в ПАОКе, а Юрий Жаркаев (Γιούρι Ζαρκαέφ) стал одним из творцов футбольного чуда - европейского чемпионства сборной Греции в 2004 году.
 
Клубы Спортивной ассоциации Константинополя
Konst.png
 
В Пирее всё было веселее. После раскола афинско-пирейской ассоциации, была создана отдельная Пирейская ассоциация футбольных клубов. Но споры "кто главнее" и "куды бечь" в ней не затихали с самого момента основания, в итоге значительная часть клубов ("Этникос", "Фалирика", "Пиреакос Нео Фалиро", "Амина" Пирей, "Омило" Фалира, "Феникс" Каллитея, СК "Мосхатон" и другие) создала свою отдельную Ассоциацию футбольных клубов Пирея (видимо с татаки и эллинками), которая провела собственный чемпионат, который выиграл "Этникос". Оставшиеся три (!) команды ("Олимпиакос", "Неаполис" и "Титан-Панпиреакос", причем последние два слились (!!!)) провели официальный чемпионат, который выиграл, естественно, "Олимпиакос". Чтобы определить, кто же сильнейший на районе, был проведён "суперфинал" между "Этникосом" и "Олимпиакосом", который последний выиграл - 4-2, 1-0. Под давлением остальных ассоциаций, две пирейские вынуждены были слиться. Наконец, казалось, ничего не мешало проведению единого Панэллинского чемпионата. В ноябре 1926 года была основана Федерация футбола Греции, которая и должна была заниматься его организацией. Но тут снова пошли тёрки в пирейской ассоциации. "Этникос" с помощью брутфорса провёл на высокие административные должности своих человечков, что сильно не понравилось "Олимпиакосу". Команда обратилась к сильнейшим клубам других ассоциаций - АЕКу, "Панатинаикосу", "Аполлону" и "Арису" с предложением разыграть свой чемпионат, коммерческий, а остальные пусть играют в лиге для слабаков. Предложение было заманчивым, но "Аполлон" и "Арис" отказались сразу, по причине слабости собственных городских лиг (таким образом чемпионом Греции становился бы кто-либо из Афин или Пирея, что не понравилось бы болельщикам других городов, имевшим все шансы чествовать свои команды, если бы те играли в лиге и претендовали на чемпионство). АЕК долго колебался, но шаткое положение константинопольской лиги вообще, которое требовало поддержки со стороны официальных греческих лиц, склонило чашу весов на сторону отказа. Пришлось "Олимпиакосу", скрепя сердце, возвращаться несолоно хлебавши*****. Впрочем, идея коммерческого соревнования не покинула умы и сердца, и в 1928 году был основан Пасхальный кубок (в котором участвовали в том числе белградский ОФК и бухарестский "Венус").
 
Клубы Спортивной ассоциации Пирея
Pyreas.png
 
 
Панэллинский чемпионат 1927/28 года стал первым сезоном греческой футбольной лиги. Сначала клубы проходили квалификационный раунд в своих ассоциациях. В Афинах путёвку в лигу разыграли "Панатинаикос", "Атромитос", "Гуди", "Афинаикос" и "Аякс"; в довольно упорной борьбе победили зелёно-белые. А вот пирейский отбор принёс сюрприз: недовольные игроки "Олипиакоса" допустили несколько серьёзных грубых нарушений на поле в матче против "Этникоса" (вполне возможно, "националы" просто провоцировали красно-белых), и команду отстранили; таким образом, "Этникос" отобрался из пирейской корзинки, ибо "Амина" серьёзной конкуренции составить не смогла. В македонской ассоциации легко победил "Арис" (второе место занял "Ираклис", третье - "Мегас Александрос", четвёртое - "Атлантас", последнее - "Термаикос"); в ионической - "Аполлон" ("Проодефитики" второе, "Смирнис" третье, "Паниониос" четвёртое); а в константинопольской АЕК в упорной борьбе победил "Маккаби" (бронзу взял "Спортинг". Итоговая группа состояла из "Панатинаикоса", "Этникоса", "Ариса", АЕКа и "Аполлона". Чемпионом (как и ИРЛ) неожиданно стал "Арис", обыгравший "Этникос", АЕК и "Аполлон", и уступивший лишь "Панатинаикосу", но зелёно-белые сыграли несколько раз вничью, и им не хватило одного очка. Чемпионат определённо удался, и решено было повторить его в точно таком же формате на следующий год. В финальный раунд сезона 1928/29 отобрались "Панатинаикос", "Арис", АЕК, "Аполлон", а также - чудо из чудес - два клуба из Пирея, "Олимпиакос" и "Этникос". Ларчик открывался просто - набрав одинаковое количество очков, и одинаковое количество забитых-пропущенных в очных встречах, клубы сошлись в дополнительном матче, который закончился вничью 3-3, а дополнительный дополнительный матч был сорван выбеганием болельщицкой массы на поле при счёте 1-1; так что пирейская ассоциация от греха подальше объявила обе команды своими чемпионами. Финальный раунд "на двоих" практически расписали АЕК и "Панатинаикос" в пользу последнего - 16 очков у зелено-белых, 15 у "двухлавых орлов". "Арис" взял 10 очков, "Олимпиакос" 6, "Этникос" 5, "Аполлон" 4******.
 
 
Панэллинский чемпионат 1928-29, финальный раунд
 
Панатинаикос 6 п, 4 н, 0 п, 29 зб, 13 пр, 16 о
 
Арис 2-2 д, 4-1 г
АЕК 3-3 д, 1-1 г
Аполлон 4-1 д, 3-1 г
Олимпиакос 8-2 д, 2-1 г
Этникос 2-1 д, 0-0 г
 
 
Арис 3 п, 4 н, 3 п, 15 зб, 17 пр, 10 о
 
Панатинаикос 1-4 д, 2-2 г
АЕК 3-3 д, 1-1 г
Аполлон 2-0 д, 0-0 г
Олимпиакос 2-1 д, 0-5 г
Этникос 4-0 д, 0-1 г
 
 
АЕК 5 п, 5 н, 0 п, 16 зб, 9 пр, 15 о
 
Панатинаикос 1-1 д, 3-3 г
Арис 1-1 д, 3-3 г
Аполлон 1-0 д, 3-1 г
Олимпиакос 2-0 д, 1-0 г
Этникос 1-0 д, 0-0 г
 
 
Аполлон 1 п, 2 н, 7 п, 8 зб, 21 пр, 4 о
 
Панатинаикос 1-3 д, 1-4 г
Арис 0-0 д, 0-2 г
АЕК 1-3 д, 0-1 г
Олимпиакос 1-4 д, 1-3 г
Этникос 2-0 д, 1-1 г
 
 
Олимпиакос 3 п, 0 н, 7 п, 16 зб, 19 пр, 6 о
 
Панатинаикос 1-2 д, 0-8 г
Арис 5-0 д, 1-2 г
АЕК 0-1 д, 0-2 г
Аполлон 3-1 д, 4-1 г
Этникос 1-0 д, 1-2 г
 
 
Этникос 1 п, 3 н, 7 п, 5 зб, 12 пр, 5 о
 
Панатинаикос 0-0 д, 1-2 г
Арис 1-0 д, 0-4 г
АЕК 0-0 д, 0-1 г
Аполлон 1-1 д, 0-2 г
Олимпиакос 2-1 д, 0-1 г
 
________________________________________________________________
* В реале это был первый полуфинал, во втором играли АЕК и клуб армянских беженцев
** ИРЛ "Паниониос" потерял пять футболистов-армян, перешедших в "Армянский футбольный союз", занявший в том году пятое место в Афинах, и не смог заявиться на чемпионат. В ЭАИ беженцы-армяне бегут в основном в Константинополь или в Киликию, и выставить свою команду в Смирне у них не получается.
*** последние три - реальные команды, основанные малоазийскими беженцами: "Проодефитики" Афины, "Этникос Астерас" Афины и "Ники" Волос
**** ИРЛ и "Спортинг", и ВСК основаны в 1926 году в Салониках, второй стал основой ПАОКа, а в Афинах к тому же на базе "Перы" (и переняв её цвета) был основан АЕК.
***** ИРЛ АЕК, "Олимпиакос" и "Панатинаикос" организовали т.н. группу "ПОК", и разыгрывали свой коммерческий турнир до лета 1928 года.
****** ИРЛ финальный раунд не был разыгран из-за опасения, что болельщики предпочтут ему коммерческие товарищеские игры с участием иностранных клубов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Надо учесть, что футбол в Греции (и на Кипре) крайне политизирован и криминализирован. Каждый футбольный клуб открыто ассоциируется с определенной политической партией, а фанатские клубя практически неразрывно переплетены с бандами

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тэк-с. Сильно всё обдумав, я недоволен результатом. Эволюция футбола в России будет переписана в сторону большей альтернативности, т.к. я считаю, что роспуск "буржуазных" клубов в 1922-23 вовсе не детерминирован.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тэк-с. Сильно всё обдумав, я недоволен результатом. Эволюция футбола в России будет переписана в сторону большей альтернативности, т.к. я считаю, что роспуск "буржуазных" клубов в 1922-23 вовсе не детерминирован.

О, лично я бы такое одобрил! Среди «наследия царизма» есть некоторые клубы с неплохими названиями и бэкграундом — если хоть что-то интересное удастся оттуда сохранить, то это было бы здорово!

 

Интересно, например, получится ли сохранить один клуб — «Вега» называется, из Одессы? Название звучное, из формы оранжевого цвета вполне может получиться что-то интересное (когда с 1990-х гг. начнут уделять большое внимание дизайну), к тому же в конце 1910-х гг. довольно-таки неплохо выступала...

 

Кстати, в теме по автопрому содержались различные спойлеры на тему истории футбола в мире ОСП — московское «Торпедо», дружившее с «Ювентусом», одесский «Штурм» и ещё одна киевская команда, которые возникли благодаря сотрудничеству «Ситроёна» с Киевским автозаводом... Это ведь всё останется?

 

И вообще, в таком случае предвкушаю очень даже неплохую смесь из «буржуазной» и «советской» футбольных традиций в плане названий клубов!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это ведь всё останется?

Да, это я постараюсь сохранить, и возможно добавить еще один клуб а Ростове (или даже плюс еще один в Донбассе), "наследие" ансальдовской (и пьомбиновской) "реновации юга" и привоза итальянской любви к "Сампьердарензе" (и "Семпераванти")

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Интерлюдия. Как убивали "буржуазный" спорт в РСФСР и СССР

 

Революция и гражданская война, как ни странно, не принесли в юный отечественный спорт каких-либо разрушений и бедствий; наоборот, в ситуации, когда на кону стояло выживание самого государства, от спорта предпочли отстать как от Неуловимого Джо. Отстать, конечно, не совсем: были организованы (или самоорганизовались и самозаявились) соответствующие инстанции, вступившие в безжалостную борьбу за руководство советским спортом. Когда одна из них (комсомол) одержала в 1923 году победу, она приступила к немедленной реформе, проходившей в три этапа, и чуть было не добившей "спорт высоких достижений" в стране окончательно; а "наследие царского режима" в виде существовавших с александровских и николаевских времён спортивных организаций с их традициями и духом уничтожило окончательно и бесповоротно.

 

1. Альтернатива Всевобуча

 

В 1918 году с целью создания подготовленного мобилизационного резерва для Красной армии был создан Всевобуч - система обязательной военной подготовки трудящихся с 18 до 40 лет (в 16-17 подготовка шла на добровольных началах). Общее руководство системой Всевобуча было возложено на Управление Всевобуча Всероглавштаба, а с 1919 года на Центральный отдел Всевобуча (ЦОВВО) при ГУВУЗ РККА, а отделы на местах создавались при окружных, губернских, городских, уездных и районных военных комиссариатах. Первым руководителем Всевобуча стал человек в общем-то случайный, некто Лев Марьясин, в истории известный в основном тем что соревновался с Ежовым в дисциплине "сдувание пепла с монеты испусканием заднепроходных газов". Спал ли Ежов с Марьясиным - точно неизвестно, но учитывая что называл его "кровавый карлик-гомосексуалист" не иначе как "Лёвушка"... Но мы отвлеклись. С 1919 года Всевобуч возглавляет суетолог и анти-Мидас Николай Ильич Подвойский, вечный прожектёр и икатель славы. Основным назначением этой организации являлась допризывная подготовка, в том числе физкультурно-спортивная, и создание кое-как обученного резерва Красной Армии. Страна была разделена на полковые и батальонные территориальные округа, состоявшие из участков (ротных, взводных и отделенных). Сначала во Всевобуч вовлекались в основном рабочие, с весны 1918 года - бедное крестьянство, а с лета - уже и середняки. Обучаемых (в возрасте от 18 до 40 лет) распределяли на группы: проходивших ранее военную службу и не проходивших. Первых частично доучивали, а потом многие из них становились инструкторами. Занятия продолжались шесть или два часа ежедневно - в зависимости от того, были обучаемые оторваны от производства или нет. В 1920-22 годах существовал Железнодорожный Всевобуч, а также Морской. 

 

Но просуществовала эта организация недолго: в сентябре 1921 года все территориальные части и органы всевобуча были расформированы, в январе 1922 вместо них создавались районные и участкковые спортивные центры, которые в июле 1922 переводились на хозрасчёт. С целью обеспечения этого самого хозрасчёта в 1922 году Подвойский создаёт ВТОПАС - товарищество производственных ассоциаций допризывников, а фактически - финансово-промышленную группу, занимающуюся изготовлением спортинвентаря, изданием собственной периодики, а также выгодными инвестициями - в частности, есть архивные данные о вложении капитала ВТОПАСом в Азнефть! В Москве у ВТОПАСа во владении находилась бывшая верфь Бромлея у Крымского моста (там сейчас стоят красивые беседки), а в качестве штаб-квартиры организация хотела отхватить себе Мамонову дачу близ Воробьёвых гор. На полученные средства Всевобуч содержал сеть спортивных клубов для физического, военного и идейного воспитания молодёжи, которые помимо спортивного осуществляли также "идейно-политическое воспитание трудящихся средствами физической культуры". Фактически, детище Подвойского предлагало централизацию спорта в стране без какого-либо коренного переворота в левацко-синдикалистском духе типа полного привязывания спорта к производству, и тотального запрета на спортивные организации окромя производственно-профсоюзных. Под крылом Всевобуча спокойно и мирно существовали т.н. "буржуазные" спортивные кружки, общества и клубы, вплоть до маскировавшихся под вывеской "юков" (Юных Коммунаров) вчерашних скаутских организаций (те скауты, которым не хватило мозгов вовремя запрыгнуть в государственный вагон, оказались в 1919 году по решению II съезда РКСМ ликвидированы). Для обеспечения международных связей Подвойским был создан Красный спортинтерн, являющийся приложением к "большому" III Интернационалу; в него входили европейские спортивные общества, не присоединивгиеся к Люцернскому Спортинтерну - спортивная организация немецких коммунистов, Чехословацкая федерация рабочих физкультурных лиг и примерно 80% Французской федерации рабочего спорта. Руководил Подвойский также его российской, крупнейшей, секцией, РСКОФК (Российским союзом Красных организаций физкультуры). Для проведения Спартакиады - рабочей альтернативы Олимпиады - на Воробьёвых горах строился Международный Красный Стадион - грандиозное сооружение на 80000 зрителей.

 

"Альтернатива Всевобуча" не взлетела. Подвойский и его организация проиграли подковёрную борьбу за руководство советским спортом связке ВСФК-РКСМ. В мае 1923 года Всевобуч и вовсе был распущен, а допризывная подготовка в стране прекращена. Красный Спортинтерн превратили в инструмент Коминтерна, введя там такую же систему "я начальник - ты дурак", политизированную говорильню и прочее превращение гимнастики и спорта в оорудие классовой борьбы; сам Подвойский, которому милостиво разрешили и дальше руководить КСИ, был вынужден перейти на рождённые без участия высших нервных центров речекряки. Спортивные издания Всевобуча ("Всевобуч и спорт", "Известия физкультуры", "Красный спорт") "отжал" себе ВСФК, как и ВТОПАС; впрочем, в последний очень быстро запустили ворох сотрудников РКИ, которые выявили мягко говоря неприглядную сторону дел, ведущихся Подвойским в этой конторе: "кидки" контрагентов, задержки зарплаты рабочим, сомнительные контакты с английскими и немецкими фирмами, нецелевое расходование средств и прочий "джентльменский набор" высокого полёта кабанчика, осваивающего в том числе госсредства. Даже Международный Красный Стадион, и тот не получился - плывущие грунты берега Москвы-реки ломали любые ухищрения строителей. Стадион в том месте, конечно, будет построен, но много лет спустя - это будет знаменитая "Лужа", СК "Лужники". В конце концов, всё наследие Всевобуча в виде мирно живущих до поры до времени "буржуазных" спортивных организаций оказалось под угрозой жестокой ломки о колено, и застрельщиком в этой охоте выступали чоткие и дерзкие ребята из РКСМ.

 

2. Левее левого

 

Первые объединения рабочей и пролетарской молодёжи в Петрограде появились в конце марта - начале апреля 1917 года, когда возникло, в частности, общество "Труд и свет". Городское собрание молодёжи 22 июня 1917 года постановило создать "межрайонный социалистической союз рабочей молодёжи", а 18 августа прошла 1-я Петроградская обшегородская конференция пролетарских юношеских организаций, провозгласившая создание ССРМ (соцсомол), приняв его программу и устав. На 1-м Всероссийском съезде союзов молодёжи организация была переимнована в РКСМ - Российский Коммунистический Союз Молодёжи (комсомол). В августе 1920 года городская и губернская секции РКСМ в Петрограде объединяются. Руководили комсомолом в основном левые радикалы, например такие деятели, как Лазарь Шацкин (секретарь РКСМ и одновременно КИМ), Михаил Собецкий (один из главных деятелей физкультурного движения в РКСМ) и А.Н.Панов (секретарь Центрального райкома РКСМ Петрограда). Ревсомольцы видели своей главной задачей "оторвать" молодёжь от "буржуазных" организаций, и "привить" им пролетарский дух. Сделать это они хотели в особенности через физкультуру и спорт. Как писал журнал "Муравей" в 1923 году, "Мы ставим себе целью выковать из черной, закоптелой фабрично-заводской молодежи новое поколение знаменосцев пролетариата с железными мускулами и стальными нервами". Для этого ревсомольцы начали создавать пролетарские физкультурные общества - в Москве это было ПФО "Муравей", в Беларуси - "Червоны маладняк", в Татбаше - "Ревсомольский спортивный флот", в Туркестане - "Кызыл жигит", и т.д.  В Петрограде (а также в Харькове и Киеве) это было ПФО "Спартак", названное так в честь движения немецких левых радикалов*. 

 

Что из себя представляли такие общества, можно понять из текста журнала "Муравей" от марта 1923 года: "Муравей" (общество пролетарской физической культуры) объединяет 94 организации при фабриках и заводах и учебных заведений, с количеством до 10000 обучающихся рабочих, подростков и детей. Все ячейки обслуживаются бесплатно инструкторами-студентами института Физкультуры. В основу занятий положен принцип научно-марксисткой подготовки рабочих к труду и обороне. В занятиях особенное внимание уделяется упражнениям по развитию и правильной постановке дыхания и упражнениям содействующим исправлению недостатков организма. К 1-му января состоялся первый выпуск курсантов-рабочих, откомандированных от станков фабрик и заводов, в количестве 40 человек. Они направлены на места в качестве помощников инструкторов. В настоящее время идут занятия на 4-х месячных губернских курсах. Курсанты - московские рабочие содержатся за счет своих фабрик и заводов". Из вышесказанного понятно, что обе организации - РКСМ и Всевобуч - сразу же "полезли на поле друг друга", то есть занялись параллелизмом, выхватывая изо рта друг у друга кусок бюджетного пирога: Всевобуч, "пригрев" часть скаутов, пусть и невольно но стал на путь идеологического воспитания молодёжи, а комса, избрав спорт одним из своих инструментов, "перешла дорожку" только-только собиравшемуся аккумулировать всё управление российской атлетикой РСКОФКу. Причём комсомольцы, положив в основу основ принципы синдикализма, вполне в духе Шляпникова с Медведевым и Лутовиновым, призывающих к ликвидации совнархозов и полной передаче экономики в руки самих рабочих, требовали точно так же поступить и с физической культурой, раздробив любые организации последней на ячейки и кружки "у станка", по полному производственному принципу, и запретив всё, что как-то выделяется из ряда вон. Какие такие "кружки любителей спорта" и "футбольные лиги", о чём вы? Все должны были ходить в ногу, а физкультура использоваться исключительно для закаливания тела и духа; так сказать, потягал железо у доменной печи - теперь потягай его в зале. О том, что население страны как-то не состоит только из рабочих и служащих, воннаби-boss of this gym думать, видимо, отказывались.


 
Центром борьбы за физическую культуру и спорт в Стране Советов стала свежесозданная в 1920 году "говорильня" - Высший совет физической культуры (ВСФК), который являлся консультативным и координационным органом между Наркомвоеном, Наркомздравом, Наркомпросом, Наркомтрудом и Наркомвнуделом, а также Моссоветом, Петросоветом и профсоюзами; возглавлял этот совет лично нарком здравоохранения Семашко. Опытный врач и неглупый человек, он прекрасно понимал, что обязаловка - смертный приговор любому массовому движению, поэтому уже в 1922 году характер физкультурного движения во Всевобуче был сменён на добровольный. При этом Семашко как врач настаивал на естественных физических нагрузках для массового оздоровления, а спорт высоких достижений для него являлся вредным явлением; кроме того он стремился к централизации в управлении движением, как это было сделано им в здравоохранении. Именно поэтому в 1923-24 годах, вслед за самим Всевобучем были ликвидированы "старые" спортивные лиги и соревнования. Однако очень быстро стало понятно, что простыми лозунгами и призывами народ к ЗОЖ не привлечь, кроме того опять-таки требовались средства, а, значит, надо положиться на инициативу снизу. Снизу был ревсомол, от которого в ВСФК присутствовали секретарь ЦК РКСМ Смородин и журналист Арон Иттин. Последний и уговорил Семашко в правильности создания самодеятельных кружков физкультуры. Семашко дал добро, что и привело к созданию и укреплению ревсомольских ПФО. Более того, после ликвидации Всевобуча и его органов, в том числе печатных, абсолютное большинство мест в советах физической культуры Москвы и Петрограда (с 1924 Ленинграда) заняли именно комсомольцы, принявшиеся со всем своим юношеским зудом и рвением к искоренению ненавистного "буржуазного спорта" на местах.

 

3. Три шага в пропасть

 

Надо сказать, что комсомольцам дважды крайне повезло с руководством отечественной физкультуры. В 1923 году ВСФК был передан в ведение ВЦИКа и стал называться Высшим советом физической культуры при ВЦИК, т.е. стал официальным государственным органом. В 1926 году Семашко, занимавший пост председателя, был заменён на Василия Михайлова, представителя "молодёжи" в третьем-четвёртом эшелоне власти, секретаря (не первого) Московского горкома и Замоскворецкого райкома. Как вспоминал Бажанов, "Михайлову было в это время 28 лет, он был кандидатом в члены ЦК и секретарем Московского Комитета партии; в 1923 году его избрали членом ЦК и сделали даже секретарем ЦК. Увы, это продолжалось недолго. Очень скоро выяснилось, что большие государственные дела Михайлову совершенно не под силу. Его постепенно оттеснили на меньшую работу". "Меньшей работой" оказалось руководство советским спортом. Михайлов попал под влияние левацкого уклона комсомола и обеспечил принятие и проведение в жизнь второго этапа реформы; его сменил его ровесник Николай Антипов, бывший профсоюзник и также секретарь Мосгоркома, выходец из среды петроградских рабочих-синдикалистов, который продолжил деструктивную работу Михайлова, пройдя с реформой её третий этап. И лишь когда молодых леваков на месте руководителя советского спорта сменил опытный и хладнокровный экс-чекист Василий Манцев, отечественный спорт поднялся из военно-производственного околотроцкистского состояния "у станка" снова на рельсы общемирового мейнстрима. Полностью же оправиться от сталинских экспериментов советский спорт смог только при Н.Н.Романове уже в пятидесятые.

 

Но мы немного забегаем вперёд паровоза. Пока что у нас начинается только первый этап реформы. Наполненные леваками городские ВСФК расформировывают Московскую (в начале 1923) и Петроградскую (в начале 1924) футбольные лиги, и принудительно закрывают "гражданские, частные, общественные спортивные кружки и организации" - теперь субъектами спортивных соревнований могли быть только так называемые "районные кружки" (индульгенцию получили свежесозданное общество "Динамо", курируемое ГПУ, да ОЛЛС, примкнувшее сначала к Всевобучу, а потом к Военведу - с силовиками комса решила не ссориться). Более того - в Москве эти кружки всего лишь закрывали, смотря сквозь пальцы на их "примыкание" к любой пролетарской организации типа райкомов РКСМ, госструктурам (потребсоюзу, Моссовету), заводам или "рабочим клубам" (хоть это и привело к утере части дореволюционных клубов, таких как МКЛ, МКЛС, ИКС и т.д.), а в Петрограде в 1924 году абсолютно все спортивные кружки передавались комсомольскому спортивному обществу "Спартак", становясь его районными (и уездными) кружками - так что в какое-то время в Городе-на-Неве все футбольные команды были "Спартаками", что в высшей степени иронично звучит сегодня. И хоть фактически они представляли собой бывшие клубы лиги практически в полном составе со всей инфраструктурой и стадионами, в ходе этой реорганизации навсегда исчезли не оставив даже преемника такие клубы, как "Нарва", "Триумф", "Кречет", "Петровский", "Гладиатор". Выжили сильнейшие, обладавшие собственными стадионами и большим количеством членов кружки - в Москве это были "Орехово", СКЛ, МКС, СКЗ; в Питере - "Спорт", "Унитас", "КОломяги", "Меркур". ОФВ барахталось и невыбарахталось, КФС почти полностью перешёл в состав "Динамо"; "Мурзинка", "Путиловский" и "Волга" стали кружками при заводах, а самая титулованная команда Москвы, Замоскворецкий клуб спорта (ставший "Моссоветом"), потеряв почти половину игроков, просуществовала ещё год перед тем как помереть в корчах.

 

Альтернативой комсомольскому спорту являлись стихийно (а чаще - нестихийно) возникавшие "заводские" и профсоюзные команды - те самые лелеемые леваками коллективы "от станка" -  состоящие номинально из любителей (которые организовывались и функционировали практически автономно за счёт ресурсов, в основном, профсоюзов, и только формально объединялись в так называемый "районный отряд" "Спартака", ну или не "Спартака", а ЦК профсоюза, если речь идёт о Москве). Ирония была в том, что в отличие от комсомольцев-полутроцкистов, видящих в эротических снах симбиоз армии и трудкоммуны, работавшие с народом профсоюзники прекрасно понимали, что никакой массовости в принудиловке быть не может, а обеспечить хоть какую-то массовость движения может местечковый (районный, заводской, профессиональный) патриотизм, лучше всего воспитываемый именно достижениями соревновательного спорта. Именно поэтому с первых же дней существования профсоюзных команд оные начали привлекать "легионеров" - профи, числящихся при кружке, но на заводе/предприятии не работавшие (или работавшие, но формально). Более того, эти самые профсоюзные команды отчего-то хотели соревноваться не между собой, а друг с другом и с бывшими "буржуазными" кружками, превращая левацкие "праздники спорта" в банальные состязательные лиги. Так, например, во время футбольного первенства под эгидой ЛОСПС 1925 года практически во все "отраслевые" команды были привлечены "спецы"; неудивительно что успеха добилась команда профсоюза пищевиков, за который играли футболисты экс-"Унитаса" братья Бутусовы и трио из бывшего "Спорта" Рябов-Егоров-Антипов.

 

Именно для борьбы с такими явлениями, и возвращения спорта "к станку" были предприняты следующие два этапа реформы - нокаутирующий и добивающий. В начале 1926 года все "непроизводственные" организации - "районные кружки" были распущены, их футболисты выкинуты на мороз, имущество и стадионы "отжаты" в пользу советов физкультуры, а клубы - переданы в ведение советов профсоюзов. Все члены экс-"районных клубов" должны были перейти в профсоюзные кружки по месту работы. И опять, как три с лишним года назад, "отбоярились" "Динамо" и ОППВ (леваки вновь не решили лаять на ОГПУ и армию), более того, ленинградское "Динамо", наоборот, приросло инфраструктурой распущенного "Спорта". Именно в этот этап (в Москве - начало 1926, в Ленинграде по традиции на год позже) были добиты многие из тех, кто уцелел, в частности, оказался уничтожен "Спорт" (первый русский футбольный клуб, на секундочку!), самобытные московские "Сахарники" и "Красные Сокольники". Остальным, чтобы выжить, пришлось целиком "продаваться" - так бывшая "Стрекоза" (СКЗ Москва) переехала на Трёхгорную мануфактуру, а "Красная Пресня" (бывший МКС) - под руку профсоюза пищевиков, который возглавлял из бывший комсомольский патрон Пашенцев. Бывший СКЛ а ныне МСПО исчез за год до этого, когда ядро футболистов перешло в железнодорожный КОР. А в Ленинграде было-таки распущено общество "Спартак", и в связи с этим клубы "распихивались" "в нагрузку" ведомствам: "Центральный район" (бывший "Меркур") сдали Центральному дому физкультуры; правда оказалось что у Центрального Дома не было... дома, то есть инфраструктуры, и команду спихнули ЛОСПС, откуда её через полтора года отфутболили обратно. "Коломяги" перевели на крупнейший в городе стадион имени Ленина (ныне "Петровский"), где команда мыкалась до конца 1928 года, когда их с экс-"Меркуром" не слили воедино как "ЦДФК - стадион имени Ленина". Ну а "Выбогский район" благодаря старым связям "продался" тому же Пищевкусу, чьё имя и обрёл.

 

Но случилось страшное. Команды, выжившие на этом этапе реформы, категорически не хотели умирать! Более того, не хотели превращаться в "праздники спорта" и соревновательные лиги, пускай они теперь и подчинялись "клубному зачёту", т.е. официально первенство выигрывалось за счёт полученных очков несколькими командами одного и того же клуба в нескольких уровнях соревнования (и в нескольких дисциплинах). Нет, болельщики да и сами спортсмены продолжали держать за "рукопожатные" только результаты зачёта "главных команд". И даже заводские кружки и клубы, в изобилии возникшие на руинах старых "буржуазных обществ" - РКимА, "Красный Путиловец", КОР, РДПК, "Большевик" - вовсе не представляли собой "спортсменов у станка", как хотела бы комса, наоборот: они точно так же продолжали лезть на соревновательный Олимп, привлекать "легионеров" и привечать спортсменов, не состоящих в своём профсоюзе! Совсем страшным было то, что чемпионами продолжали быть "старые" клубы - "Трехгорка" (бывший СКЗ), ОППВ, "Пищевики" (МКС), "Пищевкус" ("Унитас")... А вот с массовым спортом по-прежнему было, мягко говоря, не очень. И поэтому руководство советского спорта, в лице председателя ВСФК Антипова, по наущению комсомольской организации, в лице Александра Косарева (заразившегося "спартачеством" в Петрограде в начале 1920-х), очередное предложение которого по созданию всероссийского пролетарского физкультурного общества только что (март 1929 года) провалилось, решают "так не доставайся же ты никому", и наносят coupe de grasse. 

 

10-15 ноября 1930 года Всесоюзной конференцией профсоюзов по физической культуре и спорту принимается решение о построении физкультурных организаций по производственному принципу. Это фактически означало, что в клубе при данном производственном предприятии могут теперь состоять только футболисты, непосредственно на нем работающие (или, в случае "Динамо" и ЦДКА, служащие в этих ведомствах). Это приводит к окончательному добиванию остатков дореволюционных клубов. "Трёхгорка", бывший "Райкомвод", ПК МСФК и МСПО, или по-простому говоря, дореволюционный СКЗ ("Стрекоза"), сильнейший клуб Москвы и всей страны, просто исчезает, разойдясь кто куда. Разгоняется "ЦДФК - стадион имени Ленина", являвшийся наследником "Меркура" и "Коломяг" (девять футболистов переходят в команду завода "Красная заря"). Покидают свои команду игроки ленинградского "Пищевкуса" (позднейший "Пищевик" и "Спартак" не имеют к этому клубу никакого отношения, что бы там ни писала Википедия). Наконец - если бить, так уж по площадям - исчезают три крупнейших рабочих клуба Москвы с их футбольными командами и традициями: "Пролетарская кузница", "Просвещение трудящихся" и "Клуб имени Астахова"; правда, им удаётся в целости и почти сохраннисти передать команды заводам АМО, "Красный пролетарий" и "Серп и молот". Фактически на этом история последних "огрызков" дореволюционного футбола заканчивается; единственные, кто сумел удержать некую преемственность - это московские армейцы (сохранявшие структуру ОЛЛС - ОППВ аж с 1911 года), и братья Старостины сотоварищи (перешедшие в подчинение Промкооперации); правда и последние потом не смогут избежать раскола на тех, кто останется и тех кто уйдёт в новое ДСО.

 

Печальные итоги.

 

Резюмируя всё вышесказанное, можно констатировать, что почти никаких традиций не то что с дореволюционных времён - с 1920-х годов наш футбол сохранить и взять с собой в тридцатые так и не смог, за редчайшим исключением. И все эти жертвы были в основном бессмыслены - до по-настоящему массового спорта оставалось ещё пять лет, когда в 1936 начнут массово создаваться добровольные спортивные общества профсоюзов (ДСО); до тех пор же всё что было - это мышкины слёзки, отливавшиеся коврику. Виновато отчасти в этом и само государство, и лично лучший друг советских физкультурников, отдавший спорт молодым левакам на откуп, и рубивший инициативы на местах (как в 1931 году было зарублено уже почти родившееся Всеармейское СО "Спартак"). У советского спорта были отняты больше десяти лет жизни и развития (1923-1935), в итоге же к середине 1930-х годов оный подошёл в том же состоянии, что и в середине 1920-х. И у этой проблемы, таки да, есть имена, фамилии и должности. И помимо Отца Народов мы также должны сказать "спасибо" таким благоглупым деятелям, как Александр Косарев (вовремя перековавшийся и начавший активно работать на состязательный спорт), Пётр Смородин, Николай Чаплин, Михаил Собецкий, А.Н.Панов, Василий Михайлов, Николай Антипов; отдельное спасибо московским и питерским персекам, допустившим этот беспредел - Угланову, Бауману, Зиновьеву и Кирову. Впрочем, никто из них (за исключением Сталина) не пережил тридцатые, так что энтропия в очередной раз всё сделала за нас, а с мёртвыми воевать нехорошо, поэтому оставим, пожалуй, их в покое.

 

Что было бы, если... 

 

В своей последующей реконструкции (уже третьей итерации!) я постараюсь рассмотреть варианты, которые могли бы привести к сохранению хотя бы части наследия дореволюционного футбола и спорта в целом. Иными словами, я хочу сохранить преемественность не у полутора команд, а у доброго десятка - пусть и под другими именами, но на тех же цветах и с теми же лицами, традициями, особенностями. Важно помнить, что в работе меня ограничивают два кирпича-мордоворота, имя которым: первого - Рамки Лора, второго - Детерминистрические Условности. В первом случае я имею в виду, что "Мир ОСП" как литературно-альтисторическая игра (а это в большей степени всё же игра и гимнастика для ума с заранее расписанными последствиями, пусть и дотошная в мелочах) имеет свой лор, которого я буду вынужден придерживаться, а именно "колебания генеральной линии" по маршруту "углублённый НЭП" Красина - левый поворот Свердлова - Балтийская война - артёмовская оттепель - правый поворот национал-большевиков", и на этом маршруте мне не избежать краткого периода (1925-1927) резкого полевения и развязывания рук радикалам, в том числе пресловутым "спартакистам" из ревсомола, из чего последует и неизбежная их попытка расквитаться с соперниками из Всевобуча и "буржуазных кружков". Второе же означает, что любые, какие бы мы ни сделали, вихляния, всё равно упираются в экономические, демографические, идеологические и прежде всего логические рамки: люди (пока ещё) нарождаются те же, идеи в их головах бродят схожие; это на случай, если вдруг читателю покажется, что в глобальном смысле ничего не поменялось, просто теперь "Динамо" вишнёво-белое вместо бело-голубого, "Спартак" теперь армейский клуб, а "Локомотив" отнял форму "Астон Виллы". Да, внешне может показаться что этой косметикой я и ограничился, однако на самом деле всё будет гораздо сложнее, а любое изменение - результат долгих раздумий, споров и копания в первоисточниках. Частью на автора повлияла ГДР с её эстетикой в общем и футбольной в частности; кое-где это наследие революционное, а местами и дореволюционное; ну и плюс, автор, как многолетний (страшно подумать, больше двадцати лет) фанат российского футбола и любитель его самобытных традиций, не мог не пройти мимо мест, где эти традиции и эта самобытность действительно были - будь то семейственность и сплочённость "Стрекозы", "тики-така" "Коломяг", домовитость и непрошибаемый оптимизм "Спорта" (и окружающих его питерских "сокольцев" - Дюперрона, Вейводы, Штангля), пронырливость и пробивность братьев Старостиных и т.д. Постараюсь всё это сохранить и преумножить, а то и перенять у тех, у кого достойно - например, у "Горького", "Куллерво" или Дэ-Эс-Фау.
 
______________________________________________________________
* вообще самый первый "Спартак" как спортивная организация существовал ещё до революции, а первый "Спартак" после революции организовал в 1918 году в Костроме Михаил Фрунзе.
 

Иллюстрации к статье вскоре воспоследуют.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

2. Развитие физкультуры и спорта в РСФДР 1918-1930

 

Как и в РИ, в ЭАИ централизованное руководство спортом было первоначально отдано в руки Всевобуча. Следует заметить, что в ЭАИ армией руководили куда как более компетентные люди, так что Всевобуч с самого начала не попал в лапы проходимцам, а руководился, что логично, военными: так, первым его руководителем был бывший генерал-лейтенант Барановский. В 1920 году, когда "кольцо врагов" поразжалось, его сменили фигуры политические - главное руководство взял на себя Н.И.Муралов (человек Троцкого), а его заместителями и руководителями соответственно Петроградского и Московского Всевобучей стали Мехоношин и Подвойский. Последний, будучи персонажем крайне амбициозным, выбил себе также председательство в созданном с его же подаче РСОФК - Российском союзе организаций физической культуры, который должен был стать "регистром" всех спортивных организаций страны. Руководство спортом же, как и ИРЛ, было возложено на ВСФК, который точно так же был отдан на откуп Семашко; Семашко, подговариваемый деятелями РКСМ (революционного красного союза молодёжи - ревсомольцами), повёл наступление на Всевобуч с целью отжатия физкультуры в пользу себя, любимого. Но в ЭАИ никто распускать такую полезную организацию как Всевобуч, не собирался (вернее, больше политической силы имели люди, видевшие во Всевобуче инструмент по борьбе с ультралевой молодёжью), и в итоге стороны пришли к компромиссу - ВСФК выходил "из-под крыши Всевобуча" и становился органом при СНК; при этом влияние Подвойского, Мехоношина и Ко оставалось в нём довольно большим. РСОФК при этом стал аппаратом ВСФК "на местах", соответственно, "низовыми" ячейками РСОФК являлись РСК - "районные спортивные клубы", в которые были трансформированы хозрасчётные (с 1922 года) организации Всевобуча. 

 

Собсвтенно, сам Всевобуч в 1923 году подвергся реформированию, и был разделён на три части: Военобуч, Всетробуч (общество транспортного обучения, объединяющее автомотоклубы по России) и Спортобуч (член РСОФК, спортивное общество доармейской подготовки); вся же организация целиком потеряла букву "в" в значении "военное" (т.к. обязательность военной подготовки была отменена), и стала называться "Всеобуч". Руководство оной продолжал осуществлять Муралов, который в 1922 году стал наркомом обороны. Помимо трёх административных частей, во Всеобуч также входили основанные непоседливым Подвойским ВТОПАС (полугосударственная фирма по производству спортинвентаря) и ОСМКС (полугосударственная фирма по организации массовых мероприятий). В 1924 году Военобуч был переименован в ДОСО (добровольное общество содействия обороне). Пришедшие к власти в 1925-26 годах леваки не преминули "курощнуть" Подвойского, и в конце 1925 года РСОФК был распущен "из-за параллелизма", его функции передавались напрямую ВСФК, а местные отделы РСОФК в 1926 году были трансформированы в Дома Физкультуры (включая некоторое количество Центральных - в республиканских столицах и в Петрограде). В 1927 году, в аккурат перед Правым Поворотом, Всеобуч, Всетробуч, ОДР, Авиахим, ДОСО и Автодор объединили в СТС - Спортивно-Технический Союз, который таким образом снова централизовал допризывную подготовку в стране. Круг замкнулся. Руководство СТС у Муралова, ставшего после ПП начальником ПУ РККА, принял новый 1-й зампред РВСР Устинов. Что касается ВСФК, то после Семашко руководство спортом в стране не досталось, как ИРЛ, Михайлову (он был за правых); пост главного физкультурника занял считавшийся нейтралом Мехоношин (которого т.о. удаляли из Петрограда тамошние леваки). В 1928 году, когда "стало можно", "дядя Костя" привлёк к работе по спортивному строительству профессионалов, с которыми он работал в Питере - Георгия Дюперрона и Яна Штангля; первый стал заместителем Мехоношина по спорту, а второй - заместителем по спорту же, но Устинова в СТС (а фактически Штангль его возглавил). ВТОПАС структурно вошёл в СТС как "Трест "Спортинвентарь", а ОСМКС, вместе с Международным Красным Стадионом (о котором будет поведано дальше), было трансфоримровано в "Спортивно-масскультурное общество "Мекрастад".

 

Отойдя от организационного и посмотрев в сторону теории, можно увидеть, что начало двадцатых годов пришлось на время активной борьбы сразу нескольких концепций физкультуры и спорта. Во-первых, оформилась идея "пролетарской физической культуры", которую вкратце можно описать как "классовость, милитаризация, политизация, упрощенность содержания". Новая пролетарская физическая культура должна была иметь военное и трудовое содержание при занятиях физическими упражнениями. Под этими лозунгами пропагандировалась физическая культура среди рабоче-крестьянской молодежи. Первые теоретические шаги в методологии пролетарской физкультуры, в связи с классовыми задачами, нашли свое место в работе под названием "Структура пролетарской физкультуры" (строившейся в Институте физической культуры, ректор А.А.Зикмунд), опубликованной в журнале "Муравей" за ноябрь 1922 года. Собственно, очевидно, что проводниками такого подхода были московские физкультурники в лице "Пролетарского физкультурного общества "Муравей", центром которого и был Инфизкульт. Советская физкультура должна была быть направлена не на традиционное наращивание мускулов, а стать психофизической культурой и содействовать развитию физического потенциала и совершенствованию мышечной реакции, тонких координаций, задействованных в рабочих операциях. Средства, при помощи которых решались задачи физического развития, состояли: из физических упражнений, куда входили игры, гимнастика, спорт, экскурсии, пляска; движений производственного порядка (работы кустарные, хозяйственные, земляные); мер по охране здоровья человека во время работы, отдыха и сна; благотворного влияния солнца, воздуха и воды. Зикмунд в своей книге "Основы советской системы физкультуры" утверждал, что "пролетарский спорт как часть советской физической культуры отрицает вредную и искусственную специализацию"; с этим и был связан тот факт, что в ячейках общества "Муравей" спортивные команды каких-либо конкретных видов спорта появились одними из последних. В истории это был первый пример "огосударствления" физкультуры.

 

Внутри "классовой физкультуры" существовали свои течения и направления - "теафизкульт", "пролеткульт", "советская система физкультуры" ("гигиенисты"), "система "Спартака" (т.е. ревсомольского спортивного общества "Спартак" в Петрограде). "Гигиенисты", как и "теафизкультовцы", рассматривали физкультуру как средство "помощи в научной организации труда" с жестким врачебным контролем. Авторы этих систем пропагандировали "трудовую гимнастику" и, признавая спорт важным средством физического воспитания, отрицали "вредную и искусственную специализацию". "Пролеткультовцы" отрицали возможность использования "буржуазных" форм и средств физического воспитания. Они настаивали на замене гимнастических снарядов орудиями производства материальных благ, спортзалов — мастерскими, в которых можно было выполнять "трудовые" двигательные действия. Авторы "системы "Спартака" (Д.А.Крадман, В.Н.Песков, М.Г.Собецкий, В.Н.Короновский и др.) пошли дальше, и не постеснялись частично позаимствовать практику и теорию у Демени, Эбера, представителей шведской и других видов гимнастики; однако "спартакисты" также резко выступали против спортивной специализации, особенно в общеобразовательной школе. Цель пролетарской физкультуры "Спартака" определялась так: "достичь максимума жизненности и производительности человеческой машины, иными словами, достичь здоровья, трудоспособности и выносливости (силы сопротивления), мускульной силы, ловкости и психофизических качеств — активности, энергии, отваги, хладнокровия, настойчивости, решительности, предприимчивости, находчивости". Эта система была основана на рекомендациях Демени и Эбера, где методология последнего была взята целиком, в почти дословном переводе. 

 

Но как показал опыт, и система "Спартака", и "пролеткультовская" физкультура, и прочие радикальные течения не дали ожидаемых результатов и не приобрели массового влияния, хотя попытки внедрить их были масштабными и длительными ("Муравей" в Москве и центральной России, "Спартак" в Петрограде и на Украине). Мейнстримным, т.е. принятым на государственном уровне, после 1927 года стал т.н. "гуманистический" подход концепции физического образования П.Ф.Лесгафта, культивируемый в Петрограде (в частности, спортивным обществом "Богатырь", методисты которого пришли на смену "Спартаку" в учебных заведениях; а также в отдельных местах - Школе им.1-го Мая (быв.гимназия Карла Мая), СО "Маяк" и т.д.). Эта система не пользовалась популярностью в начале 1920-х по причине отсутствия подробных методических рекомендаций по конкретным занятиям физическими упражнениями, и из-за необходимости творческого отношения к ней педагога, и требованием его высокой естественно-научной подготовки. Лишь после долгих мытарств официальная (в особенности школьная) гимнастика в РФСДР вошла в определенное русло: Народный комиссариат просвещения опубликовал к началу 1928/29 учебного года "Программы и методические записи единой трудовой школы", в которые вошла и программа по физической культуре на основе "гуманистического" подхода; т.о. физическая культура была приведена к программному единообразию. "Вторым уровнем", надстройкой над школьной физкультурой, стала физкультура в лице Союза Труда и Спорта, который сумел "переварить" опыт "Спартака" и "Муравья" (отбросив их "пренебрежение" специализацией), и создать Всероссийский физкультурный комплекс "Готов к труду и обороне" (ГТО). Таким образом, после обязательной "гуманистической", т.е. просветительско-обучающей физкультуры новый советский человек попадал в объятья необязательной, но доступной системы допризывной спортивной подготовки в СТС. Ну и в качестве "третьего уровня" - спорта для взрослого советского человека - была надстройка из многочисленных спортивных обществ, ведомственных, профсоюзных или же территориальных; общества эти, существовавшие и в двадцатые годы, резко увеличили своё количество в процессе спортивной реформы 1928-31 годов, проводимой Мехоношиным, Дюперроном и Косаревым.

 

Что же касается конкретных форм организации спортивных клубов, то можно выделить четыре этапа этих форм эволюции. В начале 1923 года, в рамках реформы оргструктуры спорта в стране, была создана вертикаль: ВСФК (руководящий орган спорта в РСФДР) - районные отделения РСОФК - члены РСОФК. Все спортивные кружки подлежали обязательной регистрации в РСОФК, и могли существовать в следующих статусах: спортивный кружок при хозрачётно-кооперативном клубе ("частные" кружки, финансируются членами клуба); спортивный кружок при клубе профсоюза ("профсоюзные" кружки, финансируются профсоюзами); спортивный кружок при фабрике, заводе или тресте ("производственные" кружки, финансируются предприятием); спортивный кружок при общественной организации (Всевобуч, РКСМ, Центросоюз, Моссовет и т.д., финансируется организацией); и районный центр спорта ("государственные" кружки, финансируется администрацией района). В 1926 году новое левое руководство распустило РСОФК (теперь структура выглядела так: ВСФК - ДФК (дома физкультуры) - низовые спортивные организации; при этом отменялись спортивные кружки 1-го типа ("частные" кружки); кружки 2-го и 3-го типов сливались воедино в кружки 2-го типа В конце 1928 года был введён так называемый "производственно-кружковый принцип" - все спортивные клубы отныне делились на типы: районный спортивный кружок при общественном либо рабочем клубе (рабочий спортивный клуб, общественный спортивный клуб); производственный спортивный кружок при предприятии, тресте либо синдикате; спортивная секция общественной организации. Наконец, в 1929 году появился четвёртый тип "низовой спортивной организации": отделение профсоюзного либо ведомственного добровольного спортивного общества (ДСО). В 1930 году разрешили создавать территориальные ДСО, чем активно пользовались в нацреспубликах. Эта система прочно устоялась до войны, и практически не подверглась изменению после, дожив в практически неизменном виде до "Московской весны" и "частичной реставрации капиталистических отношений" (эвфемизм для финансовой реформы Кузнеца-Леонтьева)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

3. Молодёжные и физкультурно-спортивные организации РСФДР 1918-1927

 

Итак, как уже было сказано выше, 22 июня 1917 года был создан "межрайонный социалистической союз рабочей молодёжи", превратившийся чуть позже в ССРМ (соцсомол, в том же 1917), а ещё позже - в РКСМ (ревсомол, в 1918; ИРЛ это само собой был комсомол). Идейным организатором молодёжного крыла компартии был Лазарь Шацкин, польский еврей из богатой семьи; он же в 1919 году был инициатором создания КИМ - красного (в ЭАИ; в реале - коммунистического) интернационала молодёжи. Руководителем КИМа, правда, был избран Вилли Мюнценберг, прохиндей бизнесмен высшей пробы, по совместительству руководитель Межрабпома и идейный товарищ Подвойского по мутным темкам и кручению бабок. РКСМ же, в отличие от реала, был более рыхлым, так как включал в себя не только молодых коммунистов, но и их коллег по цеху - социал-демократов меньшевиков-интернационалистов (партия которых воссоединилась с большевиками в 1918 году) РСДСРМ (социал-демократический союз рабочей молодёжи), а также - в качестве ассоциированных членов - РССДМ (союз социал-демократической молодёжи - молодёжное крыло меньшевиков "общих", из числа не вошедших в про-белогвардейский "Союз меча и орала", то есть "Союз возрождения России"), и ОСРМ (объединение социал-революционной молодёжи - левоэсеровское молодёжное крыло). Эсеры "общие", и тем более правые, были против создания политизированных молодёжных организаций, отчего безнадёжно упустили время и момент; созданные "воленародовцами", "черновцами" и "масловцами" молодёжные крылья своих партий безнадёжно уступали даже анархистам - которые, к слову, в лице ФАМ (федерации анархической молодёжи) в РКСМ не состояли даже формально (хотя в КИМ как раз состояли). Официальным печатным органом ФАМ был журнал "Жизнь и творчество русской молодёжи", РСДСРМ - "Социалистический вестник" и "Юный пролетарий", РССДМ - "Воля России"; прочие подвизались при газетах собственных партий. Внутри РКСМ чётко выделялось несколько групп: ультралевая, т.н."Молодая гвардия" (по названию контролируемого ии издательства) во главе с Шацкиным и его "верным лейтенантом" Тархановым, "бюрократическая", рассматривающая ревсомол как трамплин для будущей карьеры в государственных и партийныъ структурах (их выразителем можно было назвать Петра Смородина), и "интеллигентская" - в основном бывшие меньшевики, "чистоплюи" с точки зрения "молодогвардейцев", их духовным лидером был племянник Мартова Андрей Кранихфельд.

 

Наиболее высокую концентрацию "молодогвардейцы" имели в Петрограде, где ими было практически выжжено пространство молодёжной политики. Эта группа была крайне подвержена влиянию Троцкого и грезила мечтами о мировой революции, с их точки зрения даже Зиновьев был недостаточно радикален (отчего с питерским руководителем у них регулярно возникали трения); немудрено что "молодогвардейцы" буквально тащились от немецких спартакистов, и свою "пролетарскую физкультурную организацию", а также её центральный орган, назвали именно именем "Спартака". Начиная с 1922 года "спартаковцы" пытались отжать руководство спортом в Петрограде; ИРЛ им это удалось в 1924 году, а в ЭАИ же они поначалу потерпели поражение. Впрочем, как посмотреть - по договорённости с питерскими профсоюзниками и их лидером Иустином Жуком, "спартаковцам" была отдана на откуп абсолютно вся "производственная" физкультура, т.е. организация спортивной жизни петроградских рабочих. Ревсомольцы, засучив рукава, рьяно взялись за дело... чтобы спустя три года с позором признать собственное поражение. При всей финансовой и организационной мощи профсоюзов, у ПФО "Спартак" наблюдался критический недостаток четырёх вещей: инвентаря, специалистов, терпения и критического к себе отношения, при очевидном переизбытке революционного пафоса и детской болезни левизны (увы, Ильич давно лежал на Марсовом поле под сводами свежевозведённого Мавзолея, и не мог написать книжку, осуждающую оную). Причём большинство попыток в лучшем стиле гопников с Лиговки "отжать" спортивные клубы у более слабых, с удовольствием отбивались снюхавшимся трио - Всевобучем, Политуправлением Балтфлота и Политуправлением Петроградского ВО, которые брали "под крыло" тех самых "более слабых". К сожалению, такое получалось не всегда - жертвою спартаковского поглощения пали, например, "спортивно-гимнастическое общество "Заря", "Обществово физического и нравственного воспитания детей "Весна", "Петроградское общество физиокультуры (sic!), здоровья и красоты", и прочие мелкие организации. Однако, несмотря на это, а также на то, что "Спартаку" принадлежали все поголовно спортивные кружки и ячейки при заводах, фабриках и учебных заведениях (за исключением структурных подразделений Инфизкульта), кадрово-инвентарный голод и стремление силой навязать добровольные начала физкультуры привели, наоборот, к замедлению распространения спорта по предприятиям Петрограда, а кое-где и схлопывание оных с переходом спортсменов в не-спартаковские организации*. Всё, что в итоге могли сделать ревсомольцы - это запустить проведение "профсоюзного чемпионата" города, который проводился среди профсоюзных и заводских коллективов в 1924-26 годах.

 

Московский ревсомол, находившийся под сильным влиянием меньшевистского крыла, предпочёл действовать по-другому. Созданное им вместе с Институтом физкультуры ПФО "Муравей" шло по пути не количественного охвата, но качественного роста районных и прочих местных отделений. При этом "районные спортивные клубы" могли вполне себе быть "слугой двух господ" - и являться одновременно как структурной единицей РКСМ какого-то района, так и автономным спортивным клубом, причём ревсомол отнюдь не агрессивно "отжимал" организации вместе с инфраструктурой и инвентарём - напротив, стагнирующие и находящиеся в упадке организации сами предпочитали находить "спонсора и крышу" в лице московского ревсомола. Так, например, "Общество физического воспитания" (ОФВ), имевшее штаб-квартиру в Хамовниках, уже к началу 1920-х довольно сильно ослабло и выродилось, и к 1925 году совершенно естественным путём перешло под контроль Хамовнического РКСМ, став "районным спортивным клубом "Красные Хамовники". То же произошло, например, с МКЛ и МКЛС, а краснопресненский МКС вообще изначально создавался как наполовину при Трёхгорной мануфактуре, наполовину при местном РКСМ**. Отделения "Муравья" и вовсе были почти одним целым с ревсомолом, хотя формально подчинялись Инфизкульту. Да, москвичам точно так же не хватало персонала и инвентаря, но его не пытались достать "спартаковским методом". Возможно, это было следствием того, что спартаковский "росток" в лице Александра Косарева, в Москве не прижился и был отправлен обратно на берега Невы. Сильнейшей ревсомольской организацией являлась таковая Сокольнического района, и отнюдь не случайно там находился стадион на Стромынке - колыбель отечественного футбола; Сокольнический райком РКСМ имел плотные связи с КФС (уже не "Кружком футболистов "Сокольники", а "Клубом физкультурников "Сокольники"), что в итоге и предопределило судьбу одного из старейших клубов Москвы и России... но об этом потом. Профсоюзный чемпионат, отличный от "лигового", проводился силами ревсомольцев и в Москве, в 1924-25 годах, но по большому счёту он успеха у зрителей (да и участников) не имел.

 

А ещё московский ревсомол стал пусть не зачинателем, но собирателем воедино первых пионерских организаций, и фактическим основателем пионерского движения. В отличие от "молодогвардейцев", презиравших "буржуазный скаутизм", москвичи оказались настроены иначе, и серьёзно отнеслись к докладу дальневосточного скаутмастера Иннокентия Жукова, призывавшего взять скаутское движение под крыло ревсомола. Разработкой идеологии движения "красных скаутов" занялись Жуков (придумавший собственно название "пионеры", взятое из Сетона-Томпсона), Валериан Зорин и Оскар Тарханов, "верный лейтенант" Шацкина ((с) Бажанов)***. Что интересно, все трое при царе были скаутмастерами, а Тарханов сам себя называл "скаутом с маузером вместо посоха", вспоминая свою подпольную работу в Одессе во время Гражданской. В 1922 году по решению ВЦИК все российские скаутские организации должны были войти в "Союз юных пионеров", или быть распущены. Учитывая, что "оголтелые" буржуазные скауты уже покинули страну, а мейнстримом в то время была "маскировка" оставшихся скаутов под ЮКов (юных коммунаров), "сепарирование" прошло как по маслу, и в августе 1923 года было создано Центральное бюро СЮП. Своей подобной организации не было ни у кого в стране - у анархистов оно как-то "не сложилось", "буржуазные" скауты были запрещены, и только эсеры черновского толка пытались организовывать "союз молодых разведчиков" с красно-зелёными цветами (в пику красно-бело-синим пионерам), да отпочковавшиеся в начале 1920-х леворадикалы из ПР/РК создали движение красно-чёрно-белых "юных коммунаров" (принципиально от пионеров ничем не отличавшихся), которые, впрочем, в 1927 году в состав СЮПа влились. Вообще стоит отметить, что попытки разных сил создавать свои "детско-юношеские" организации прерывались практически мгновенно, особенно это касалось национальных партий. А вот с детскими политизированными группами не задалось уже у всех действующих лиц - попытки организовать "октябрят" и "февралят" в 1923-24-25 годах неизменно проваливались из-за противодействия как наркома просвещения Богданова, так и президента Луначарского, которые всерьёз полагали, что политизированность детсадовцев - это уже левизна и чересчур.

 

Самым активным конкурентом ревсомола за умы и сердца молодёжи всю первую половину 1920-х годов было сокольское движение. Созданное в глубине XIX века для пробуждения славянского самосознания внутри Австро-Венгерской империи, сокольство в веке XX стало культуртрегеским обществом, продвигавшим национал-демократические ценности в несколько "клюквенном" ключе: сокольство российское, хоть и использовало сокольские внешние атрибуты типа кафтанов, жупанов, булав и прочего, всё-таки больше было именно гимнастическим движением с патриотическим оттенком. Сокольскую гимнастику продвигали как альтернативу всяким там шведским и немецким, причем упор делался не на механистичности подходов, а на "красоте движений"(!). Гимнастика эта была жутко популярной, так, в Петрограде в 1923 году ей занималось 24 спортивных кружка их 40 (исключая гребные и автомотоциклетные). Сокольство имело помимо этого широкую сеть организаций, и культивировало "гуманистический" подход; естественным путём оно самим фактом своего существования поджигало ягодичные мышцы у "спартакистов": "Соколятиной мы больны и больны сильно. ... Сокольская система для Советского Союза кроме вреда ничего не даёт. На мой взгляд, борьбу с сокольством надо начать немедленно сегодня, не дальше как завтра. Всем губсоветам физкультуры и губбюро "Спартак" нужно без замедления пересмотреть списки инструкторов физкультуры во всех организациях, выяснить имеющихся соколиков и предложить им стать инструкторами советской физкультуры, а с теми из них, кои не согласятся это сделать, поступить круто, а именно "худая трава из поля вон". Соколятину нужно выжечь калёным железом и очистить от этой гнили дорогу для необходимой нам как воздух советской культуры" - писал в "Вестнике физической культуры" член СФК Петрограда-Ленинграда Смолин. Однако до поры до времени руки у "молодогвардейцев" были коротки - петроградские "соколики", как и их товарищи из других городов, спокойно вступили в РСОФК, и участвовали в спортивных мероприятиях города. Разумеется, на условиях полного отказа от политической агитации. На таких же условиях продолжили существовать и ещё две занятные организации - "Богатырь" и "Маяк". Первые фактически являлись аналогом московского "Муравья" - за исключением того, что общество было создано ещё в 1909 году, и к ревсомолу не имело никакого отношения. Второе же являлось при царе отделением YMCA - "ассоциации христианской молодёжи", деятельность которой была запрещена в 1922 году, так что "Маяк" отправился в "свободное плавание" уже как просто спортивное общество*** *.

 

Сокольский костюм. Ну не прекрасно ли, а?

Group_of_Sokols.jpg

 

Дорвавшись до власти в 1925-26 году (в Москве раньше, в Питере позднее), "молодогвардейцы" принялись подгребать спорт под себя. Покончив со Всеобучем и запустив процесс его трансформации в Союз Техники и Спорта, ревсомолськие леваки перешли к курощению "буржуазных" кружков. "Спартак" к тому времени был успешно заброшен и растворился в структурах новосоздаваемых ЦДФК. "Муравей" и "Богатырь"  (а также подобные им региональные общества, типа киевского "Светозара") были официально встроены в вертикаль советской физкультуры, став подразделениями региональных институтов физкультуры, а их отделения превратились в "спортивные школы" (впрочем, полностью организации так и не были распущены - всё же традиция не рушить до основанья, а брать всё полезное проникла и в головы леваков; московские спортивные школы продолжали называться "ячейками "Муравья", и т.п.). Силы инерции бывших структур Всеобуча и Спортобуча хватило на то, чтобы дать "буржуазным кружкам" время на мутацию в "профсоюзные", "производственные" или "районные". Два раза просить было не надо. Часть "частных" кружков перешла на положение "рабочих спортивных клубов", присоединившись к т.н. "рабочим клубам" (т.е. к тому, что в наше время называется "Дом культуры"): Замоскворецкий кружок спорта (ЗКС) пристал к клубу "Просвещение трудящихся" (КПТ) замоскворецкого района (при заводах "Красный пролетарий", "Новая заря", МЭМЗ и пр.), Сокольнический кружок лыжников (СКЛ) целиком перешёл под эгиду "Клуба им.Октябрьской революции" (КОР) (при Московско-Казанской железной дороге*** **). "Благуша", КФС, АКС и ОФВ стали соответственно Бауманским, Сокольническим, Астаховским и Хамовническим районными спортклубами (при соответствующих структурах МСФК и РКСМ), ну а МКС и так частично существовал при Краснопресненском райкоме РКСМ. ОЛЛС как был тесно связан с армией (с 1918 года занимался инструкторским обучением лыжников Осназа РККА), так и остался, превратившись в ОППВ (опытно-показательную площадку Военведа); "Унион", деливший площадку с клубом им.Профинтерна, подался под руку Моссовета, став опытно-показательной командой Союза Советских и Торговых Служащих (ССТС); ну а СКЗ поступил ещё проще. "Стрекоза" имела давние связи с московским купечеством (которым фактически и была основана), а её стадион находился на территории ежегодной Сельхозвыставки, и был на её средства недавно обновлён и перестроен; наконец, капитан "Стрекозы" Бухтеев работал не где-нибудь, а в Мосторге, отвечая за отдел спортинвентаря. К нему-то команда и перешла, угодив под спонсирование Моссельпрома (крупнейшего столичного объединения производственной кооперации) и взяв незамысловатое название "Мосторг"*** ***. "В нагрузку" к футболистам, кооператоры подгребли и один из когда-то сильнейших хоккейных коллективов города - МРЯК (Московский речной яхт-клуб"*** *** *, также ставший "Мосторгом" (но уже хоккейным).

 

Интереснее всего судьба сложилась у Московского клуба спорта. К началу 1927 года чемпионы Москвы 1923-1926 фактически разделились на две "бригады" - группу, формирующуюся вокруг братьев Артемьевых, и такую же братьев Старостиных, которые боролись за лидерство на поле и вне его. Как мы помним, "полуструктурное" подразделение Всеобуча под названием ОСМКС - общество строителей Международного красного стадиона - занималось этого самого стадиона возведением (а помимо этого ещё и организацией массовых мероприятий, от митингов до народных гуляний; помимо прочих в обществе состояли создатель самбо Харлампиев и сама Айседора Дункан). Первоначально Мекрастад (как сокращали название и стадиона, и общества) должен был быть построен на Воробьёвых горах, соединяя в себе ипподром и несколько стадионов, в том числе водный. Однако, анализ грунта показал, что строительство такого сооружения чревато обрушением. Тогда Мекрастад "переехал" через Москву-реку, в Лужнецкую пойму. Но и там ему не дали покоя: "козырная" территория была внаглую "отжата" под строительство Дворца Советов*** *** **. Взамен ОСМКС предлагали три площадки: парк Сокольники, Измайлово или же Петроградское шоссе между ипподромом и Ходынским аэродромом (т.е. бывший стадион МКЛ). "Мекрастад" выбрал последний вариант. Когда-то до войны там было роскошное поле, несколько тренировочных полян поменьше, единственная на всю страну гаревая дорожка длиной в 300 метров, павильоны и т.д. Во время мировой войны стадион пришел в запустение, и на его месте, по некоторым данным, образовалось гигантское кладбище сломанных трамваев (во что верится конечно слабо, но допустим). Расположение близ Белорусского (ныне Киевского) и Савёловского вокзалов, Тверской заставы и лучшего в стране аэродрома сыграли свою роль. В 1923 году на расчищенном поле начали возведение первых в РСФДР бетонных трибун. К этому времени из-за съёжившегося финансирования съёжился и финальный проект, который теперь представлял собой универсальный стадион с беговой дорожкой и замкнутыми трибунами на 50000 зрителей, а также велотреки, тренировочные ("запасные") поля, плавательный бассейн и открытый театр, ну и сопутствующие кассы, киоски и заведения общепита; парк - само собой. От яхт-клуба и водного стадиона по естественным причинам отказались. В начале 1927 года должно было последовать открытие стадиона и прилагаемого к нему спортивного клуба... которого именно как клуба и не было. Стадион находился на территории краснопресненского района, и руководство "Спортивно-масскультурного общества "Мекрастад" предложило логичный шаг, предложив Московскому Клубу Спорта превратиться в СК Международного Красного Стадиона. По этому поводу братья Артемьевы и братья Старостины разругались в пух и прах (Артемьевы считали "переезд" открытым предательством, Старостины же ничего плохого в этом не видели*** *** ***), и первые покинули команду, перейдя в команду Сокольнического РСК.

 

Внешний вид Международного Красного Стадиона

MKS-01.png

...и его конструктивистских фасадов (ИРЛ проект павильона стадиона "Динамо")

MKS-02.png

 

В Петрограде всё протекало сложнее. В начале 1926 года (а как и ИРЛ, здесь всё протекало с однолетним от Москвы отставанием) "буржуазные" кружки "Спорт", "Коломяги", "Унитас", "Петровский" и прочие были без объявления войны реформированы в районные спортивные клубы, при этом часть кружков успела найти себе "крышу" - так, "Нарва" стала спортивным клубом фабрики "Красный треугольник", "Путиловский" - соответственно, "Красным Путиловцем". "Футбол-хоккей клуб "Меркур" при этом стал ни много ни мало - клубом Центрального дома физкультуры (ЦДФК), под который были "отжаты" здания 2-го кадетского корпуса на набережной Ждановки, и "Стадион имени Ленина", построенный по проекту Алоиса Вейводы (сокольца и члена "Спорта") ещё в 1925 году. Практика переездов на этом не закончилась: Удельный парк почти целиком был передан Лесному институту, вместе со стадионом "Коломяг", которые временно переместились на стадион имени КИМ на острове Голодай; впрочем, планировалось перевести клуб на строящийся Стадион Профсоюзов на даче Дурново (ирл сталион имени Красного Спортинтерна), т.к. остров Голодай планировался под застройку соцгорода (с переносом трубочного завода и отсыпкой территории до Вольного острова). Таким образом, в объединённом чемпионате профсоюзов и физкультурников 1927 года встретились команды Петроградского РСК-А (бывший "Спорт"), Петроградского РСК-Б (бывший "Кречет"), Выборгского РСК-А ("Унитас") и Б ("Любители"), Василеостровских РСК-А ("Петровский") и Б ("Коломяги"), а также ЦДФК, "Красный Путиловец" ("Путиловский"), "Обуховский завод" ("Мурзинка"), "Пролетарский завод" ("Волга"), "Металлический завод", "Балтвод", "Желдор", а также команды Гатчины, Павловска и эстонского общества "Калев". Любопытно, что "чисто хоккейные" коллективы - "Юсупов сад" (он же ПОЛБеК) и "Любители" (он же ПККиВЛ) были слиты с футбольными клубами, имевшими слабые хоккейные команды, "по цветам" - синий ПОЛБеК с синим "Петровским", бело-голубые "Любители" с бело-голубыми "Коломягами". В следующем, 1927 году, районные клубы были "оптимизированы" - произошло слияние всех "А" с "Б" (понятно, не в пользу последних) кроме связки экс-Коломяг с экс-Любителями: этот клуб был передан под руководство областного союза профсоюзов, и получил название ПОСПС.

 

Следующие (и последние) крупные изменения в организации спортивных клубов придутся уже на 1929-30 года.

 

______________________________
* в реальности, увы, переходить было особо некуда: чудом отбив первый натиск комсы в 1924-м году, превратившиеся в "районные спортклубы "Спартака" экс-буржуазные кружки были ликвидированы окончательно уже в 1926-м, и заводские кружки были вынуждены волей-неволей функционировать. Правда, до времени расцвета спорта в период ДСО всё равно дожили единицы из них - но зато самые злые, ершистые и зубастые, как "Красная Заря" и "Красный Путиловец".
** многие ставят знак равенства между довоенным РГО и послевоенным МКС. Делать так конечто же не надо - это две совершенно разные структуры.
*** это реал - пионерия РСФСР и ССР создавалась именно дореволюционными скаутмастерами.
*** * кстати, "Маяк" был старейшим баскетбольным клубом России и одним из старейших в мире.
*** ** тоже реал, хотя на год позднее
*** *** по такому же принципу ИРЛ команда КФС перешла в полном составе в "Динамо". В ЭАИ спортивного общества "Динамо" (пока) нет - создатели оного здесь относятся не к ВЧК/ГПУ, а к Региструпру РВСР, т.е. к армии, и при попытке закинуть "в верха" идею о собственном спортивном обществе получили резонный ответ: у нас целый Всевобуч есть, чего вам ещё надо?
*** *** * в реале СКЗ и МРЯК также "сложили воедино", желая, видимо, получить сильнейшее общество как в футболе, так и в хоккее - "Яхт-клуб Райкомвода".
*** *** ** Дворец Советов действительно мог быть построен на месте нынешних "Лужников". Или на Воробьёвых горах, но уже не как один небоскрёб, а как комплекс а-ля Бухарест.
*** *** *** собственно когда в реале будущий "Спартак" "откололся" от разогнанного ЦК пищевиков, и "достался по наследству" промкооперации (у которой пока ещё не было достаточно средств), Старостин и его друзья ничтоже сумнящеся перешли в команду фабрики "Дукат" (у которой деньги как раз были, а главное там был их старый патрон Паше(и)нцев). А через год (когда деньги у промкооперации завелись) точно так же эта группа перешла обратно, и ничего.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Интерлюдия. Результаты чемпионатов Москвы и Петрограда по футболу и хоккею 1923-1927

 

(резерв места)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

4. Советские спортсмены на Олимпиадах 1920-1927

 

Олимпиада 1916 года должна была проходить в Берлине, но по понятным причинам была отменена. Следующие, седьмые игры отдали Антверпену как бы "в компенсацию" того, что пережила "маленькая бедная Бельгия" за годы оккупации и унижений. Впервые был поднят олимпийский флаг; на Олимпиаду не были допущены спортсмены из Германии, Австрии, Болгарии и Османской Империи; Венгрию по причине затягивающихся переговоров по подписанию мирного трактата также проигнорировали. Польша, Балтенланд, ЗУНР, Грузия и Армения в Олимпиаде не участвовали сами. Зато в Антверпен отправилась представительная делегация Финляндии, которая в итоге взяла третье место по золотым медалям (лёгкая атлетика, борьба, фигурное катание) и четвёртое в общем зачёте*. Советская Россия, только что закончившая войну с Польшей, была представлена 30 спортсменами. Переговоры об участии РСФДР в олимпийском турнире шли на протяжении 1919 и начала 1920 года, с советской стороны их вёл Подвойский, который по итогам успешного их завершения был введён в состав Высшего совета физкультуры и назначем заместителем руководителя Всевобуча по спорту. Делегация прибыла в Бельгию в начале августа на правительственной яхте "18 марта", как раз освободившейся после Парижской конференции. Чтобы отобрать лучших спортсменов, в июле в Москве прошла Предолимпиада, откуда собственно её победители и направились в Антверпен, через Петроград и Таллин (где команда усилилась лучшими легко- и тяжелоатлетами обществ "Санитас" и "Калев", и яхтсменами сборной клубов Петрограда. Практически целиком олимпийская сборная России состояла как раз из атлетов: в неё вошли представители МКЛ Альфред Бирзин, Василий Архипов, Николай Бочаров, Гельмут Сареток, Александр Чистяков; ОЛЛС - Лев Брандт, Сергей Назаретов, Антон Цейзик, Павел Лауденбах и Александр Полле; МКС - Ян Спарре; ростов-ярославский рижанин копьеметатель Шведревиц (участник Олимпиады 1912 года); харьковчанин-дискобол Кибильд; таллинцы Александр Клубмерг, Альфред Неуланд, Юрий Лоссманн, Альфред Шмидт, Эдуард Херманн (участник Олимпиады 1912 года), Йоганн Виллемсон и Эдуард Пютсеп; а также петроградцы Анатолий Решетников, Амос Каш (участнник Олимпиады 1912, серебряный призёр), Янис Полис и семь человек экипажа яхты-"десятки" "Красная звезда" (в том числе будущий знаменитый подводник Юрий Пантелеев). Увы, собрать футбольную команду вовремя не смогли.

 

Выступила советская сборная со следующими результатами: бег на 100 м - А.Бирзин, В.Архипов, оба отсеялись в первом раунде. Бег на 400 м - В.Архипов, Й.Виллемсон, отсеялись в четвертьфинале. Бег на 1500 м - Лев Брандт, Й.Виллемсон, отсев в полуфинале. Бег на 5000 м - Н.Бочаров, отсев в полуфинале. Бег на 10000 м - А.Бирзин, отсев в полуфинале. Бег на 110 м с барьерами - П.Лауденбах, А.Бирзин, отсев в первом раунде. Прыжки в высоту - С.Назаретов, не квалифицировался. Прыжки с шестом - А.Полле, не квалифицировался. Прыжки в длину - А.Бирзин, 22 место. Толкание ядра - А.Цейзик, 19 место. Метание диска - А.Кибильд, 16 место. Метание копья - А.Клубмерг, 5 место; Н.Швердевиц, 20 место. Метание молота - А.Чистяков, не квалифицировался. Легкоатлетическое пятиборье - А.Клубмерг, 10 место, А.Цейзик, 12 место. Легкоатлетическое десятиборье - А.Клубмерг, не квалифицировался. Эстафета 4х100 - Л.Брандт, В.Архипов, А.Бирзин, П.Лауденбах, не квалифицировались. Оказалось, что лёгкая атлетика в стране, мягко говоря, не в лучшем состоянии. Зато в тяжёлой атлетике, благодаря спортсменам "Калева", удалось взять золото (А.Неуланд, лёгкий вес) и серебро (А.Шмидт, сверхлёгкий вес); в греко-римской борьбе Пютсеп добрался до полуфинала в сверхлёгком весе. Увы, в стрельбе и яхтинге достичь видимых результатов не удалось. Зато советские спортсмены познакомились с такими любопытными видами спорта, как хоккей на траве и "канадский хоккей" - с шайбой. Последний вариант весьма заинтересовал своей необычностью (до этого момента русские спортсмены играли только в хоккей с мячом, по "русским правилам" (11 человек в команде, жесткий мяч, большие ворота). Наконец, третью и последнюю медаль советской сборной взял Юрий Лоссманн, завоевав серебро в марафоне. Таким образом, абсолютно все медали были завоёваны эстонскими спортсменами из клуба "Калев", что было неутешительным "звоночком" для столичных и петербургских спортивных организаций. Официально выступление было признано успешным (превзошли "по гамбургскому счёту" Российскую Империю, которая золотой медали не имела), неофициально же олимпийскому руководителю Подвойскому было сделано мощное партийное внушение.

 

Состав сборной на Парижскую Олимпиаду 1924 года значительно расширился. Для начала, удалось сформировать состав сборной по футболу. Ещё в 1923 году, в преддверии олимпийского турнира, по итогам чемпионата РФСДР по футболу (среди команд городов и республик) была воссоздана сборная, провёдшая экспериментальный турнир по Скандинавии: сборные Швеции, Норвегии и Финляндии были обыграны с общим счётом 9-5 (четыре мяча в ворота всех трёх соперников забил игрок петроградского "Унитаса" Михаил Бутусов)**. Во Францию сборная страны поехала в следующем составе: вратари - Н.Соколов (СКЗ), А.Полежаев (Коломяги); защитники - Г.Гостев (Коломяги), П.Ежов (Спорт), М.Рущинский (СКЗ), П.Попов (МКС); полузащитники - П.Филиппов (Коломяги), С.Бухтеев (СКЗ), И.Привалов ("Штурм" Харьков), П.Батырев (Спорт), В.Воног (Путиловский), Б.Карнеев (Коломяги); нападалюшие - М.Бутусов (Унитас), П.Григорьев (Меркур), П.Канунников (МКС), П.Исаков (МКС), Н.Старостин (МКС), А.Богданов (Спорт), Г.Богемский ("Местран" Одесса), Ф.Селин (СКЗ), К.Жибоедов (ОЛЛС), А.Шпаковский ("Штурм" Харьков). Таким образом, в сборной было 9 представителей Москвы, 10 - Петрограда, 2 - Харькова и 1 - Одессы. Основной состав выполняющий функции главного тренера (официально такой позиции не было) Михаил Козлов из Твери видел следующий: Соколов - Рущинский, Ежов - Филиппов (к), Воног, Бухтеев - Григорьев, Бутусов, Богемский, Шпаковский, Исаков. Объективно это был сильнейший состав; смущала только потенциальная несыгранность нападения. Тем не менее таковая не помешала 25 мая на стадионе имени генерала Першинга в Венсане разнести сборную США со счётом 3-0 (голы забили Бутусов, Шпаковский и Богемский). Но второй тур свёл советскую сборную с фаворитом турнира - Уругваем (который в итоге и взял олимпийское золото). Фаворит шансов нашей сборной оставил мало - Николай Соколов вынужден был трижды вынимать мяч из сетки после ударов Эктора "Эль Маго" Скарроне и Педро "Артильеро" Петроне, в то время как Андреса Мазали Бутусов пробил только однажды. Результат был сочтён в целом приемлемым, особенно на фоне выступления сборной "братской Венгрии", которая сенсационно слилась Египту 0-3***.  

 

В остальных видах спорта было в целом так же. В лёгкой атлетике доминировали финны; удалось взять бронзу в метании копья (Анатолий Решетников, 59,2) и десятиборье (Александр Клумберг). В тяжёлой атлетике Альфред Неуланд завоевал серебро, а Яан Киккас - бронзу; наконец, золотую медаль в греко-римской борьбе завоевал Эдуард Пютсеп, а бронзовую в той же дисциплине взял Роман Штейнберг. Итоговое количество медалей - шесть, из них одно золото, и семнадцатое место в общем зачёте - выше Польщи, или, скажем, ЮАР, но ниже Венгрии и Чехословакии. В том же 1924 году прошли и первые Зимние Олимпийские игры, в которые, по совместному предложению РСФДР, Финляндии, Венгрии, Норвегии и Швеции, включили в качестве олимпийской дисциплины и хоккей с мячом. Идея внезапно оказалось популярна, и выступили на этом турнире 13 сборных - шведская, норвежская, финская, датская, советская, венгерская, австрийская, прибалтийская, британская, швейцарская, немецкая, французская и бельгийская, причём у шведов, швейцарцев, британцев, австрияков, бельгийцев и венгров сборная по хоккею с мячом совпадала по составу со сборной по хоккею с шайбой, и игроки этих сборных рассматривали игры как своеобразный матч-реванш. На специальном съезде представителей были унифицированы правила игры (которая до того велась аж по трём (!) разным системам): из русского хоккея взяты бортики и фиксирование положения вне игры по двум (а не трем) игрокам, из бенди приняты размеры клюшки и мяча, запрет играть ногой, отсутствие клюшки у вратаря. Но в целом компромисс рождался тяжело – в "товарищеском туре" 1923 года сборная РСФДР играла с соперниками по новым правилам, но при этом (в виде исключения) своими огромными клюшками. Скандинавы же между собой играли по правилам классического бенди. К Олимпиаде внесли ещё ряд корректировок: из скандинавских правил пришли размеры ворот: высота стала 2,1 метра (было 1,2), ширина – 3,05 (3,04), пенальти начали пробивать с 11 метров (вместо 9). 

 

Команды были разбиты на четыре группы по три (и четыре в первой группе) сборных; в полуфинал ожидаемо выбрались шведы (из группы со Швейцарией и Британией), финны (Франция и Бельгия), русские (Дания, Норвегия и Германия) и венгры (Австрия и Балтенланд). РСФДР по жребию выпало играть со Швецией, а Финляндия - с Венгрией; могло статься, что результат жеребьёвки был подстроен, дабы избежать игры между находящихся в сложных отношениях Швеции и Финляндии. Советская сборная не без труда, но разобралась со шведской 6-1*** *, в то время как финны разгромили венгров 6-0. Финальный матч прошёл довольно напряжённо, хотя и вполне дружественно. сборная РСФДР одержала победу со счётом 4-0*** **. В финале советская сборная играла в составе: Г.Филиппов (Коломяги) - А.Полежаев (Коломяги), К.Егоров (Спорт) - П.Батырев (Спорт), В.Воног (Путиловский), К.Квашнин (МКС) - Н.Старостин (МКС), В.Ченцов (Коломяги), И.Горелкин (Спорт), В.Михайлов (Красный Луч), Б.Шпигель (ПОЛБеК). Голы забивали Виктор Михайлов (два), Владимир Воног и Бруно Шпигель. На фоне неудачного выступления футболистов и невыразительного в целом состояния летней олимпийской сборной, январский успех хоккеистов был встречен в стране с восторгом. В то же время для самого бенди как вида спорта и в стране, и в мире этот турнир стал лебединой песней - ни до, ни после международные соревнования по хоккею с мячом не собирали столько сборных. Его прямой конкурент, хоккей с шайбой, смотрелся куда как динамичнее и зрелищнее, кроме того он требовал меньшей по размеру площадки, хотя, безусловно, игра вратаря в маленьких воротах, да ещё клюшкой, вызывала у советских хоккеистов странные чувства. "Старики", большинство из которых были "мультиспортсменами", и одинаково хорошо умели играть и в футбол, и в бенди, отнеслись к новинке прохладно. 

 

Однако на молодёжь "канадская игра" произвела большое впечатление; именно с Олимпиады-1924 и начинается увлечение РСФДР канадским хоккеем, а среди мальчишек и юношей, которые толпами валили на товарищеские турниры приезжавших "в гости" немецких и чешских команд, взрастало первое поколение будущей "красной машины" - Валентин Гранаткин ("Красный луч" и "Мекрастад"), бартья Заржецкие, Александр Игумнов, Иван Скамейкин, Николай Поставнин ("Динамо"), Дмитрий Петров, Иван Кочетков, Николай Глебов, Константин Малинин, Виктор Соколов ("Красный луч"), Сергей Алимбеков, Лев Корчебоков, Михаил Якушин, братья Стрепихеевы, братья Коротковы, братья Бабич (все - "Моссовет"), Владимир Веневцев, Пётр Зинкин, Анатолий Тарасов ("Спартак"), Виктор Фёдоров, Владимир Понугаев ("Динамо" Петроград), Александр Ширко ("Красный Путиловец"), Пётр Дементьев и Всеволод Бобров (ЦДФК Петроград), Алексей Поздняков, Владимир Горохов ("Мекрастад"). Активно канадский хоккей продвигали и молодые спортсмены - Константин Квашнин, братья Старостины (все - МКС и "Мекрастад"), братья Артемьевы (МКС и "Сокол"). Именно это поколение подарило российским болельщикам знаменитые "красное московское" ("Моссовет"-"Мекрастад") и "жёлтое московское" ("Серп и молот" - "Красный луч") дерби. Первый клубный чемпионат РСФДР по хоккею с шайбой был организован в рамках общей реформы спорта, и прошёл в тот же год, что и футбольный, баскетбольный и хоккейный-с-мячом - 1931, а первую сборную страна выставила на Олимпиаду-1928. А вот регби, впервые увиденное в Брюсселе в 1920 году, в РСФДР не прижилось: за исключением нескольких "пробных" игр, проводившихся в основном под эгидой Инфизкульта, желающих заявиться на Олимпиаду-1924 не нашлось. И в целом правильно: розыгрыш всё равно закончился со скандалом, а сам вид спорта был исключён. Точно также мимо страны прошёл хоккей на траве. Хоккей с мячом, безусловно, продолжал царить, уступая только футболу, но на самой олимпиаде этот вид спорта удержался чудом: уже с 1928 года в соревнованиях принимали участие традиционная "шестёрка" - фенноскандское трио, РСФДР, Балтенланд и Венгрия, и то в последних двух в бенди продолжали играть в основном "по инерции"; окочнательно этот вид спорта стал дострянием северян уже после Второй мировой войны.

 

Сборная РСФДР по хоккею (как с шайбой, так и мячом) образца 1928 года

15aafafe347e090be478f27899df0.jpeg

В. М. Барычкин (представитель), В. Гранаткин (Красный луч), Н. Хмелев (Моссовет), К. Егоров (Петроградский РСК (быв."Спорт")), Н. Старостин (Мекрастад), В. Михайлов (Красный луч), П. Батырев (Петроградский РСК (быв."Спорт")), Е. Стрепихеев (Моссовет), К. Квашнин (Мекрастад), В. Стрепихеев (Моссовет), П. Филиппов (СПССК (быв.ПОЛБеК), В. Воног (Красный путиловец) Б. Шпигель (СПССК (быв.ПОЛБеК), М. С. Козлов (тренер и судья), И. Сорокин.

 

____________________
* ИРЛ Финляндия завоевала 15 золотых, что дало ей четвёртое место. Но в ЭАИ в Олимпиаде участвуют спортсмены многочисленных рабочих кружков, типа "Юри", которые ИРЛ были отстранены

** реальные результаты игр сборной 1923 года (только вместо Эстонии - Финляндия)
*** самый настоящий реал. Больше всего от этого офигели сами египтяне.
*** * матч СССР - сборная рабочих Швеции (эвфемизм для обозначения сборной страны) 1928 года
*** ** матч СССР - сборная рабочих Скандинавии 1928 года

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Внешний вид Международного Красного Стадиона

Интересный, кстати, проект! Надеюсь, в этой АИ доживёт до наших дней и станет таким же футбольным символом страны, как "Лужники" ИРЛ, или "Уэмбли" для Англии.

 

...и его конструктивистских фасадов (ИРЛ проект павильона стадиона "Динамо")

Выглядит, кстати, вполне современно! Думаю, если где-нибудь в 2000-х или 2010-х стадион переживёт реконструкцию и модернизацию, то эти конструктивистские мотивы вполне можно развить и приумножить!

 

"Серп и молот"

Тут я подушню и придерусь к мелочи :( Просто у вас в теме по конституции РСФДР упомянуто, что символ Республики - скрещённые серп, молот и меч. Если в ваших планах герб остался тем же, то, возможно, название "Серп и молот" для команды может быть не соответствующим сеттингу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

название "Серп и молот" для команды может быть не соответствующим сеттингу.

Вообще это название металлургического завода, который спонсирует команду

футбольным символом страны, как "Лужники" ИРЛ, или "Уэмбли" для Англии

увы, маловат. Хотя может в будущем его и перестроят. Тут ещё мини-спойлер: через Петроградское шоссе находится Петровский парк, где некоторое время спустя возведут ещё один бетонный стадион. ИРЛ это был стадион "Динамо", но в ЭАИ это будет стадион Всеармейского спортивного общества "Спартак" (да-да, армейский "Спартак" на динамовском стадионе. В цветах "Локомотива". Одна из забавных, но исторически возможных вещей). Так что возможно символом будет пара стадионов, смотрящих друг на друга (как "Мидоу лэйн" и "Сити граунд" в Ноттингеме). А может к какому-нибудь спортивному событию (спартакиаде или олимпиаде) построят-таки амфитеатр в Измайлово.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

увы, маловат. Хотя может в будущем его и перестроят. Тут ещё мини-спойлер: через Петроградское шоссе находится Петровский парк, где некоторое время спустя возведут ещё один бетонный стадион. ИРЛ это был стадион "Динамо", но в ЭАИ это будет стадион Всеармейского спортивного общества "Спартак" (да-да, армейский "Спартак" на динамовском стадионе. В цветах "Локомотива". Одна из забавных, но исторически возможных вещей). Так что возможно символом будет пара стадионов, смотрящих друг на друга (как "Мидоу лэйн" и "Сити граунд" в Ноттингеме).

А Лужники, получается, под Дворец Советов? Интересно, какой из РИ проектов тут будет выбран? Если в этом мире дополнительный импульс приобрёл конструктивизм, то, получается, Дворец Советов спроектирует... Ле Корбюзье?! :shok:

 

да-да, армейский "Спартак" на динамовском стадионе. В цветах "Локомотива".

В цветах "Локомотива" - это имеется в виду сочетание красного и зелёного?

 

А может к какому-нибудь спортивному событию (спартакиаде или олимпиаде) построят-таки амфитеатр в Измайлово.

Посмотрел я на фотографию Измайловского стадиона в его современном состоянии... И, знаете ли, мне показалось, что здесь может получиться аналог Мюнхенского олимпийского стадиона! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Лужники, получается, под Дворец Советов?

всё верно, Лужнецкая пойма.

Дворец Советов спроектирует... Ле Корбюзье?!

вообще я планировал проект Корбюзье адаптировать под Центральный вокзал Петрограда...

Интересно, какой из РИ проектов тут будет выбран?

Пока просматриваю варианты. Гамильтона или Жолтовского неплохо выглядят вроде...

это имеется в виду сочетание красного и зелёного?

ну да, красные знамёна и цвет военной формы

аналог Мюнхенского олимпийского стадиона!

ну а почему бы и нет?)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

армейский "Спартак" на динамовском стадионе. В цветах "Локомотива". Одна из забавных, но исторически возможных вещей

Коллега, а вы не будете против, если я выложу тут немного фан-творчества?

 

Коли по "армейскому" "Спартаку" уже общие сведения касательно исторического развития стали известны, то я тут в таком случае решил накалякать немного символики и форм - в соответствии со своим видением касательно дизайна, правда...

 

В общем, вот...

 

Логотип московского "Спартака" в 1980-х - 1990-х гг. (поскольку это армейский клуб, то для упрощения себе работы я просто взял за основу логотип ЦСКА тех лет):

ZyGzAkq.png

 

 

Формы московского "Спартака" в 1996-1997 гг. (я не стал определять, какой комплект будет домашним, какой выездным, и какой третьим, так что автор мира уже определит сам - разумеется, если формы ему понравятся, и он их утвердит):

Qy5of0i.png6ognOul.png3DtL9w5.png

 

 

Для комплектов форм я использовал шаблоны из одного мода к Football Manager, но, к сожалению, они касаются только футболок, трусов нет. Я где-то встречал арты классических комплектов форм, но там не было шаблонов - а рисовать самостоятельно, увы, у меня получается из рук вон плохо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

вы не будете против

Исключительно за!

Огромное спасибо, коллега, вышло просто отлично!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now