Финская гражданская война в Мире ОСП

19 posts in this topic

Posted (edited)

 

Глава 1. Конец 1917 - начало 1918

 

После объявления независимости Финляндии 6 декабря и признания таковой независимости Советом Народных Комиссаров 31 декабря, в новой, уже независимой стране, начались жёсткие тёрки между левым и правым крыльями общества. Избранная в октябре Эдускунта не имела парламентского большинства ни левых (44,79% СДПФ), ни правых (30,17% коалиции плюс 12,38% склонявшихся к ней аграриев), причём Сенат под руководством Пера Эвина Свинхувуда, был на стороне правых. В середине января по заданию Сената, генерал Маннергейм начал формирование финской армии, на что социал-демократы, резонно опасаясь, что этой армией их и будут подавлять, начали формирование красногвардейских отрядов. С этого момента гражданская война стала неизбежной, оставался только вопрос - "кто успеет раньше". Но на этот раз и штандартенфюрер, и Хунта успели одновременно - 28 января шюцкоровцы разоружили русский гарнизон в Николайштадте, а финские красногвардейцы подняли красный флаг над Гельсингфорсом. Социалисты создали Совет народных уполномоченных во главе с Куллерво Маннером, а Свинхувуд переехал в Николайштадт. Белые сразу же получили помощь добровольцами, оружием и специалистами из Швеции и Германии, а красные - из России.  10 февраля 1918 года официальный представитель белофинского правительства подполковник Вильгельм Александр Теслефф проинспектировал 27-й батальон в Либаве. Он провел массовое повышение званий - 403 егеря стали офицерами, 720 унтер-офицерами. 13 февраля первая рота финского егесрского батальона германской армии была официально распущена, и тут же принесла присягу финскому правительству на церемонии в церкви Лиепаи. Отправка егерей в Финляндию производилась в штатском. Первые 80 бойцов во главе с Харальдом Эквистом были отправлены в Ваасу с крупным запасом оружия и снаряжения. В это же самое время посол Финляндии в Стокгольме 4 февраля обращается к премьер-министру Швеции Эдену с просьбой о военной интервенции Швеции без консультаций с Сенатом и Маннергеймом. Эден в просьбе отказывает. Маннергейм ожидал, что основная часть бригады присоединится к нему уже в двадцатых числах февраля, однако командование решило придержать одну из своих наиболее боеспособных частей на случай провала брестских переговоров - для осуществления операции "Schlußstein" - десанта в Петроград. Как итог - на конец февраля Маннергейм и Свинхувуд остаются без офицеров и опытных бойцов. Свинхувуд просит немцев помочь как можно скорее, регулярно получая от немецкого командования заверения в том, что всё будет. А Манергейм в это же время вынужден сидеть в обороне, разоружая по возможности мелкие русские гарнизоны.

 

К концу 1917 года на территории Финляндии располагался 42-й армейский корпус под командованием бывшего генерала Надёжного, состоящий из 106-й пехотной дивизии полковника Свечникова трёхполкового состава, 106-й артбригады и 114-го Новоторжского пехотного полка. 106-я дивизия была сформирована из петроградских дружин ополчения, никогда не участвовала в боях, и настроения в ней царили самые либеральные: военнослужащие легко поддержали взятие власти финскими выборными органами, и помогали охранять митинги финнов от покушения на них силовиков Временного правительства (!). Не случайно, одними из первых частей, вызванными в столицу Совнаркомом для охраны новой власти от наступления Краснова-Керенского, были части как раз 106-й дивизии. Основной задачей своей дивизия имела защиту Финляндии от попыток германской армии высадиться там, для чего на ключевых направлениях были созданы укреплённые районы (как на побережье - в Ловисе, Котке, Або, так и в глубине страны на основных ЖД и дорожных магистралях - например, в Хейноле, Савитайпале и Лемпяяле). Но с Германией начались переговоры о мире, кроме того, началась демобилизация, начиная со старших возрастов, которая, само собой, коснулась и части 42-го корпуса. Так как уже было известно о признании Финляндии независимой, этот корпус должен был быть выведен в Россию (как, например, части Варшавского ВО). Новым пунктом дислокации недолго думая назначили Петроград. С декабря начался вывоз материальной части корпуса, в первую очередь артиллерии и вооружения, причем приоритетом пользовались отдалённые гарнизоны, навроде Торнио, Кеми и Оулу. В итоге, к середине января 1918 года на севере и северо-западе Финляндии уже не было артиллерийских и оружейных складов - они находились или уже в Петрограде, или ждали отправки в промежуточных пунктах - Тампере (где находился штаб 106-й ПД), Коуволе, Выборге. Это стало первой из важных развилок в истории финской гражданской войны.

 

Второй развилкой стало смещённое время брестских переговоров, и их нервные качающиеся туда-сюда промежуточные итоги. Ледовая обстановка к началу апреля значительно улучшилась, что позволило подлодкам из Ханко сменить место базирования - русские АГ-шки ушли в Гельсингфорс, а кэптен Кроми принял решение прорываться в Англию, что привело в итоге к потоплению "Сверье". Командование Морских сил Балтийского моря в лице Развозова и Щастного, получив зимнюю передышку и сплавив с флота всех буянов навроде Дыбенко, наконец-то смогло действовать, не находясь при этом в жёстком цейтноте, когда с одной стороны давят союзники, требуя продолжать борьбу в любом случае (и подкупают команды пачками ничего не стоящих денег), с другой большевики требуют ни в коем случае не провоцировать немцев и вообще бросить корабли там где они стоят. Напротив, Наркоммор во главе с Вердеревским (довольно трезвомыслящим и понимающим момент дядькой), держал руку на пульсе, понимая, что в случае продолжения военных действий, флот может оказаться в Гельсингфорсе в ловушке. Поэтому был принят ряд мер, "разгружающий" флот от лишнего хлама и превращающий его в способный действовать инструмент (что в условиях демобилизации 75% личного состава было тем ещё занятием). Во-первых, мобилизовав все ледоколы, удалось провести наиболее ценную и в то же время уязвимую часть флота - линкоры, оставшиеся практически без команд - в Кронштадт. С ними ушла часть подводных лодок, требующая ремонта, а также значительная часть вспомогательных кораблей. Старые миноносцы (в том числе бывшие, ставшие тральщиками и посыльными судами) разоружили, сняли также значительную часть мелкокалиберных орудий с линкоров и крейсеров, набрав таким образом 40 102-мм и 115 75-мм орудий, и ещё несколько десятков 47-мм и 57-мм. Часть пустили на укрепление береговой обороны, часть - на сухопутные форты вокруг Гельсингфорса (которые возводились в ожидании немецкого десанта ещё с 1916 года). Был сформирован и сухопутный отряд матросов-анархистов, который с началом немецкого наступления на Прибалтику возглавил эвакуировавшийся с Вольного Наргена со своим отрядом старший писарь "Петропавловска" Степан Петриченко. 

 

Главным ядром МСБМ стал ДОФ - Действующий отряд флота из трёх броненосцев, "Олег" с "Авророй", шесть подводных лодок и в полном составе Минная дивизия, а также тральщики, канонерки и несколько кораблей поддержки (плавмастерская, плавбазы и т.д.). С середины марта, когда начала позволять ледовая обстановка, МСБМ начали подновлять минные заграждения на ЦМАП. Это была вторая развилка. Наконец, третью развилку целиком обеспечил молодой финский большевик, Юкка Рахья, известный также как Иван. Способный агитатор и организатор, при этом как и всё своё семейство тотально отмороженный на всю рыжую финскую голову, он был главой Финской красной гвардии в Петрограде, наряду с Антоном Уотиненом и Августом Дуфва. В преддверии эскалации между финскими красными и финскими белыми, Рахья и компания, не без помощи командования свежесозданного Петроградского ВО, организовали "большой оружейный поезд", фактически присвоив значительные запасы материальной части 42-го корпуса, а именно - 25000 винтовок, 100 пулемётов и до 20 полевых пушек. А вот шюцкоровцы из Луумяки, из-за лучше организованного вывоза вооружения в Россию, 21 января не получают 200 винтовок "Арисака" из отцепленного вагона. Им не с чем нападать на поезд с вооружением, а сам Рахья-младший не получает тяжёлого ранения. Поезд спокойно идёт на запад до Коуволы, откуда его груз частично доставляется в Куопио и Варкауса, а большей частью уходт на вооружение красной гвадии Кюменлаксо и Хельсинки. Это была третья основная развилка.

 

Младофинны, монархисты и прочие консервативные силы имели в основном прогерманскую ориентацию, планировали пригласить на трон немецкого принца, и, естественно, узнав про переговоры в Брест-Литовске, решили присоединиться к немцам, ежели те не смогут договориться с рюсси, и въехать на немецком горбу в рай. 27 февраля белый парламент направил ходатайство Германии, чтобы та, в случае продолжения военных действий с Россией, рассматривала бы Финляндию как союзницу Германии, и при заключении мира потребовала бы от России заключить мир с Финляндией на основе присоединения к Финляндии Восточной Карелии. Предложенная финнами будущая граница с Россией должна была проходить по линии Восточное побережье Ладожского озера — Онежское озеро — Белое море, то есть в "восточную Карелию" белофинны ничтоже сумнящеся включили и Кольский полуостров. Командир егерей, Курт Валлениус, предложил хитрый план, согласно которому под шумок и под видом "преследования краснофинских отрядов" егеря, шюцкоровцы и добровольцы перешли бы границу, и заняли территорию до Белого моря, быстренько организовав бы карманное карельское правительство. Конечно, наступление было бы желательно вместе с немецкими отрядами, которых всё не было и не было. Маннергейм начинает от безысходности вербовать русских офицеров. В этом ему соглашается помочь Павел Карлович Герих (Пауль фон Герих). На этом фоне у Маннергейма начинаются первые разногласия с финским правительством, особенно усилившиеся после крушения войскового эшелона близ станции Сейняйоки - на этом поезде должен был ехать сам Маннергейм, но по случайным обстоятельствам его там не оказалось. Злые языки приписывали покушение немцам и егерям. Разозлённый Маннергейм начал из принципа больше опираться на людей, помогующих в вербовке русских офицеров, например, на Рудольфа Вальдена. 

 

За счет найма "белых русских", присылки некоторого количества шведских офицеров и добровольцев, а также имеющейся у него сотни егерей Маннергейму удается сформировать из шюцкора в Ваасе более-менее боеспособную 3-тысячную группировку. За спиной у Маннергейма Свинхувуд 5 марта связывается с немцами, прося их о любой помощи - перебросить обещанных егерей, провести интервенцию как можно скорее, поставить оружие и боеприпасы, и обещает золотые горы. Немцы отказывают в прямой помощи до того, как будет более-менее предсказуемым итог переговоров в Бресте, согласившись на переброску в Васу транспорта с оружием и еще одной небольшой команды егерей (около 200 наиболее надежных). Понимая, что Свинхунд уже дошел до ручки, и Сенат его может сместить и просто пригласить немцев, Маннергейм сносится с немцами напрямую, отправляя 10 марта телеграмму Гинденбургу с предложением о немедленной отправке финской бригады и совместной операции против красных, при условии, что немецкие войска в Финляндии переходят под его командование и выводятся после операции. Немцы снова ставят это решение в зависимость от результатов переговоров в Бресте и просят немного подождать. Маннергейм догадывается, что в этом случае немцев будет интересовать не Финляндия, а Петроград, что ему совсем не нравится, поскольку он рассчитывает сам наступать на Петроград и провести с русскими переговоры на своих условиях.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 2. Январь-март 1918

 

Меж тем, пока что процесс формирования сил с обеих сторон на местах шёл более-менее по "историческому" руслу. 24 января в Каяни начато формирование Каянского партизанского белого полка. В Куопио в те же дни формировался отряд Красной гвардии численностью около 450-500 человек, вооружены в отличие от реала они были не 350 винтовками а около 1000 - "посылка" из Петрограда оказалась больше. В городе им противостоял шюцкор под командованием К.Мальма - 150 человек, вооружённых охотничьими ружьями и винтовками Веттерли, всего около 40 стволов и 100 пистолетов и револьверов. 28 января в соседнем Варкаусе также была организована Красная гвардия, численностью около 1000 человек, у них было около 500 винтовок (ИРЛ около 100). В Миккели отряд красновардейцев составил около 400 человек, все вооружены. У белых было около 100 человек с 70 ружьями, что не помешало им осадить водонапорную башню (штаб Красной гвардии). 30 января миккелийские красногвардейцы сдались. За день до этого летучим белым отрядом была занята узлвая станция Пиексямяки. Красная гвардия Варкауса попыталась отбить Пиексямяки силами батальона численностью 300 человек под командованием Алекса Пиетикяйнена, но белые получили информацию о прибытии красного поезда и направили против него пустой локомотив, который столкнулся с красным поездом. После непродолжительной перестрелки красные отступили. 1 февраля в Куопио начинаются нападения на красные патрули, белые (командующий подполковник Мальм) после непродолжительных боёв оказались выбиты из города. Через день к ним прибыли 180 шюцкоровцев А.Кокко из Остроботнии. Соединёнными силами белые пытаются войти в город, им это удаётся. Шюцкоровцы блокируют красногвардейцев в казармах, но взять их невозможно из-за отсутствия артиллерии. Через несколько дней Мальм запрашивают у Маннергейма артиллерию, но её у Маннергейма нет. У белых Куопио начинают заканчивается оружие и патроны. 7 февраля в Куопио прибывает поезд с оружием. Красные силами в 70 человек нападают на станцию и захваывают его. Белые отступают на Пуйхо и сдаются. 4 февраля красногвардейцы Варкауса захватывает Кангаслампи. 150 белых захватывают Савонлинну и пытаются атаковать Варкаус, но контратакой они оказываются отброшены. КГ Варкауса блокирует ЖД Пиексямяки-Савонлинна, занимая станцию Хуутокоски, и прерывая тем самым путь между Остроботнией и Карелией. 10 февраля КГ Куопио и КГ Варкауса устанавливают контакты у Суоненйоки (сама станция ещё под белым контролем). К середине месяца освобождена и Савонлинна.

 

В январе в Южной Карелии Хеглунд начинает формировать отряды из шюцкоровцев - но с вооружением у них швах. К ним присоединяются частью белые русские, бежавшие из Питера, например, ротмистр-черносотенец Эльфенгрен. 26 января красногварейцы занимают Лаппеэнранту и начинают прощупывать белых в сторону Савитайпале. В самой Савитайпале склады вооружения (100 винтовок, 17 тонн динамита) уже вывезены. Поэтому белые сосредотачиваются на обороне. Полуостров в итоге переходит под красный контроль не в конце февраля, а в середине. В свою очередь на другом берегу озера КГ Лаппеэнранты наступает на Йоутсено и Иматру. 13 февраля занята Пенттиля, а т.к. артиллерии у белых нет, контратака не проходит, и красные закрепляются в 20 км у Иматры. Красные получают артиллерию из Выборга и больше времени на подготовку. В разгар наступления на Варкаус Хельсинки не посылают подкрепления в Лаппеэнранту, что приводит к отсутствию разругательства Рипати с центром (он посчитал что его хотят отставить), а так как Йоутсено уже в красных руках, они не тратят время а сразу штурмуют Иматру в начале марта. На центральном участке белым значительно подкузьмили личные дрязги. Белыми силами на этом участке командовал полковник Вернхельм, а общее командование у него оспаривал егерский капитан Сихво. Из-за перерезания пути между Карелией и Остроботнией, сил у Сихво в итоге оказалось крайне мало, что привело к обострению противоречий между Сихво и Верхнельмом, и 11 февраля Вернхельм положил болт на приказы Сихво и отступил от Антреа на север от Вуоксы. Это позволило выделить лишние красные подкрепления на другие фронты - в т.ч. "роту Юри", элитное подразделение из спортсменов. В направлении Рауту у белых было всего 400 человек. К концу февраля командующий южным направлением Пригоровский (КГ Петрограда и КГ Выборга) выбил их за Вуоксу при отстутствии подкреплений. Итог - к первым числам марта Вуокса на всем протяжении контролировалась красными, без белых тет-де-понов.

 

7 февраля КГ Кюменлааксо захватывает Мянтюхарью с помощью латышских стрелков. Из-за отсутствия большого количества взрывчатки в Миккели (вывезена) белые не взрывают мост, и красные продвигаются севернее. На Вуоксе дела шли хорошо, поэтому отряды КГ из Хельсинки были посланы в подкрепление в направлении на Миккели. 15 февраля белые првоели первую контратаку под Мянтюхарью. Из-за необходимости держать фронт на севере, и из-за увеличившегося числа красных (около 2500 против 500, и бронепоезда), эта попытка захвата Мянтюхарью проваливается. Чуть позже белые атакуют из Савитайпалы на Леми и Таавети, и это оказался критический провал. 21 февраля КГ Лахти силами 500 штыков захватывает Хейнолу без боя. 19 февраля Лёфстрём провёл совещание своего штаба в Пиексямяки с целью выбора наступления. Решено было пробиваться в Карелию. 21-24 февраля белые соглано плану контратаковали в сторону Савонлинны по ЖД. КГ Варкауса вынуждена отступить в сам город, оставив железку. Белые также атаковали Леппявирту, и Варкаус оказался осаждён с юга и запада. Часть его красногвардейцев отступила на Рантасалми и Савонлинну. 24-25 февраля КГ Куопио атакует и захватывает СуоненЙоки. 26 февраля - КГ Котки (750 шт.) атакует из Коуволы на Савитайпале с целью далее двигаться на Миккели, через день Савитайпале была захвачена, и КГ Кюменлаксо начинает атаку из Мянтюхарью и Савитайпале в сторону Миккели. 28 февраля белые (500 штыков полковника Хьялмарсона) атаковали укрепрайон у Хейнолы с целью удара во фланг наступающей группе красных, но атака закончилась безрезультатно.

 

2 марта была сформирована белая "Группа Саво" из четырёх участков: Ювяскюля, Сюсмя, Миккели, Пиексямяки. Особенность войск этой группы была в отсутствии большого количества офицеров, из-за чего батальонная организация оставлена в пользу ротной. в Миккели две роты (командующий капитан Лундаль), в т.ч. "летучая" рота Эклунда, в Сюсмя три роты (командующий капитан Уймонен, начальник группировки Лахти-Сюсмя подполковник Харальд Хьялмарсон), в Пиексямяки три роты (командующий лейтенант Гронштедт). Численность на 5 марта составляет около 1500 человек, командующий - Эрнст Лёфстрём, начальник штаба - Александр Тунзельман. В районе Каяни-Ийсалми действует Каянский партизанский полк - около 500 человек, плохо вооружённых. 7 марта красные подходят к Миккели, 9 марта они занимают Луси и подходят к Сисмя. 7-11 марта белые контратаковали под Миккели, для чего Лёфстрём снимает части из-под Савонлинны и Варкауса. В разгар встречного сражения под Миккели КГ Варкауса и КГ Куопио на последних патронах атакуют Пиексямяки, метя в тыл Лёфстрёму. Тот вынужден метаться своими невеликими силами туда-сюда. Маннергейм вынужден послать ему на помощь группу Вилкмана (отряд "Ювяскюля"). В итоге 12 марта КГ Кюменлаксо занимает Миккели, и Лёфстрём вынужден оступать к Пиексямяки, опасаясь окружения. 13 марта он был отстранён от командования, его сменил полковник Вилкман.

Положение на востоке: 1 марта...

east-03-01.png

...и 15 марта.

east-03-15.png

 

Фронт Хяме был создан на ранних этапах войны, когда белые, которые двинулись на юг из Остроботнии, и красные, которые в свою очередь двинулись на север, встретились в Вилппуле, городе, который расположен примерно в 70 километрах к северу от Тампере. Здесь и был сформирован так называемый Фронт Вилппула. Красными силами командовал полковник Свечников, белыми - полковник Ветцер. Первоначальным намерением красных было проследовать к Хаапамяки, важному железнодорожному узлу примерно в 30 км к северу от Вилппулы, где пересекались железная дорога Тампере-Вааса, и линия ведущая в Ювяскюля. В случае захвата этой точки они разделили бы контролируемую белыми северную часть Финляндии напополам. Белые в свою очередь начали сосредоточение значительной часть своих сил в Вилппуле, чтобы остановить наступление красных. После нескольких попыток наступления красные решили попытаться прорваться дальше на запад в районе Руовеси. 13-21 февраля отряд моряков-анархистов Петриченко (анархисты, прибывшие на фронт, потребовали отправить себя на "самый горячий участок") попытался атаковать Руовеси, но был отброшен с потерями. В начале марта, подтянув резервы, красные под командованием поручика Столбова начали новое наступление на широком фронте, в итоге дойдя до Васкивеси и на короткое время захватив Руовеси. 7-13 марта красные атаковали Виллпулу с целью прорваться на запад, но снова безрезультатно. В свою очередь белые начали контрнаступление 15 марта. Их целью было окружить основные силы красных и таким образом не допустить их отступления к Тампере. Атаке подверглись красные опорные базы в Куру (силами под командованием полковника Харальда Хьялмарсона) и в Лянкипохье войсками Экстрёма. Но из-за отсутствия у белых хоть какой-то артиллерии, красные не отступили из Куру, и удерэали фронт. В Лянкипохья (за отсутствием посланного на восток отряда Вилкмана сюда наступают группы Тиайнена и Экстрёма) бои произошли примерно в километре от села, где красные закрепились на оборонительных позициях вдоль дорог, ведущих на север. После нескольких часов ожесточенных боев белым удалось захватить красные позиции.  Перед боем белым было приказано не брать пленных, что привело к "Резне в Лянкипохья",когда было убито несколько десятков пленных. Но из-за того, что значительная часть белых сил была отправлена на восток, саму деревню взять не удалось. 18-19 марта белые берут станцию Оривеси, но с помощью красной контратаки резервов Лехтимяки, красные возвращают станцию. На западном участке фронта отряд Хьяльмарсона (в том числе батальон военного училища) смог разбить Столбова и отбросить его к Куру. 20 марта фронт проходит по линии Куру-Тейско-Оривеси.

Положение на западе: 1 марта...

west-03-01.png

...15 марта...

west-03-15.png

и 1 апреля

west-04-01.png

 

Линия фронта в Сатакунте была сформирована в первую неделю февраля, когда красные создали свои базы в Ноормаркку, Лавии, Суоденниеми, Хямеенкюрё и Кюрёскоски, а также когда белые обосновались в Канкаанпяя, Мерикарвии и Икаалисе. Поначалу белые смогли собрать только дислоцированный в Канкаанпяя батальон численностью 500 человек под командованием ротмистра Вальтера Берга. Кроме того, на побережье было еще несколько рот шюцкора Кристинакаупунки во главе с Пааво Талвела. В конце февраля белые получили дополнительные силы, которые сформировали Группу Сатакунта. Её командиром стал шведский полковник Эрнст Линдер. Со стороны красных фронт возглавил хельсинский красногвардеец Кустаа Салминен. Помимо Красной гвардии Сатакунты и Хельсинки, там были также войска из других частей Южной Финляндии, таких как Турку и Порвоо. В отличие от других основных фронтов, фронт в Сатакунте не имел железнодорожного сообщения с юга на север, поэтому оставался второстепенным для обеих сторон. После того, как в конце февраля белые остановили первое генеральное наступление красных, фронт остался на линии Ахлайнен–Ноормаркку–Лавия–Суоденниеми–Кирёскоски–Вильяккала. 10 марта красные предприняли очередную атаку, отодвинув фронт ещё севернее. Тем временем на фронте кое-где ситуация радикально ухудшилась. В районе Вуоксы 21 марта у белых кончились снаряды, и красным удалось потеснить белофиннов ещё и тут, отбросив Сихво к Хийтоле и Кексгольму. Вилкман провел контрудар в районах Хартолы и Хуутокоски, но на большее сил не хватило. Туша пожары тут и там, Линдер, как и в реале, заявляет Маннергейму, что армия не готова к крупномасштабному наступлению. Маннергейм доверяет Линдеру, как опытному офицеру, и соглашается с этим. В общем, Маннергейм затянул с наступлением и не успел до распутицы и вскрытия льда на озерах. Мастеровые Выборга и Гельсингфорса производят несколько "бронепоездов" из котельного железа и рельс, что также доавляет красным силам устойчивости. Линдер остается без подкреплений (их проводили по льду озер), и не смог блокировать Тампере с запада. Начавшееся 26 марта наступление на Таммерфорс захлебнулось. 

Положение на востоке 1 апреля

east-04-01.png

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 3. Апрель-июнь 1918

 

Finlandia, Finlandia,
sinne taas matkalla oli Johana.
Kun Von der Goltz lupas' juu kaikki guut,
huomenna jo Helsingissä syödään sauerkraut

 

К началу апреля ситуация на Карельском фронте для белых была критической. Имея около 4500 активных штыков, Сихво удерживал линию Руоколахти-Хийтола-Кексгольм, причем он должен был держать часть сил на севере, в районе Сортавалы и Пункахарью, в ожидании возможных ударов красных из Савонлинны или со стороны русской Карелии. Против этих сил красные выставили в два с лишним раза больше солдат - левым флангом Ранталы командовал Виктор Рипатти, имевший под своим началом три полка красной гвардии (из Лаппеэнранты, Выборга и сборный с берегов Саймы и верхней Вуоксы), правый фланг целиком представляли собой красногвардейцы Петрограда, как финны, так и русские добровольцы, под командованием Пригоровского. Ситуация осложнялась тем, что у белых закончились снаряды для единственной батареи, и уже начали заканчиваться патроны. К середине месяца им пришлось оставить Кексгольм, а в началу мая отойти к станции Элисенвааре; к этому времени численность белых упала до 2500 бойцов. Когда же в десятых числах мая Питкяранту заняли части 19-й пехотной дивизии РККА из состава 7-й армии (формировавшейся в Петрозаводске и Олонце), а Йоэнсуу и железную дорогу от этого города до Вяртсиля захватили эвакуированные по воде из Куопио красногвардейцы Тайнио, дела и вовсе стали хуже некуда. К началу лета жалкие остатки белогвардейцев, всё ещё державшиеся за Сортавалу, были использованы начдивом-19 Буровым как "тренировочный материал" для своих солдат. В начале июня белое сопротивление в Карелии закончилось.

 

В начале марта общее командование над отрядами, действующими на Савосском фронте, принял Хуго Салмела, один из талантливейших командиров красных финнов. Он реорганизовал свои части в три направления: от Луси до Куортти действовали отряды КГ Лахти и Котки под общим командованием Каарло Коскело (2000 шт.), северным флангом (отряды КГ Кюменлааксо и русских добровольцев, 4000 шт.) командовал "Маннергейм из Войкки" унтер-офицер русско-финско-шведского происхождения Алексей Ульянович Осипов, а центральным участком (3000 шт.) командовал сам Салмела, таким образом, примерно 9-10000 красных штыков противостояли группе Вилкмана в примерно 4500 штыков и сабель. Воспользовавшись численным преимуществом, Салмела атаковал своим левым флангом, и вытеснил к середине апреля группу Аппельгрена (правый фланг Вилкмана) за Хартолу. Сам Вилкман поставил себе задачу в первую очередь уничтожить красный анклав в Варкаусе и Куопио, который страдал от нехватки вооружения и боеприпасов. Перекинув драгун Аренберга на север, Вилкман отбил Суоненйоки, и развил наступление в сторону Куопио, разрезая анклав надвое. С севера на Куопио наступал партизанский полк Каяни. К началу мая удерживаемая красными на этом направлении территория съежилась до небольшого полуострова вокруг Куопио, и полоски земли Леппявирта-Варкаус. Попытки деблокировать последний не привели к положительным результатам, и Салмела приказал свежесформированной Сайменской флотилии эвакуировать Куопио. Почти 1000 красногвардейцев во главе с Таави Тайнио и Юрьё Хивариненом были вывезены кружным путём по Сайме аж в Йоэнсуу, где легко разогнали шюцкоровский гарнизовн в сотню штыков. В начале мая тем же способом был эвакуирован Варкаус, полторы тысячи красногвардейцев которого пополнили фронт у Рантасалми. Спрямление линии фронта и пополнение частей позволило Вилкману в конце мая контратаковать красных в центре и отбросить их от Хаукивуори. На начало лета фронт Саво проходил по линии Сюсмя - Хейнола - Хирвенсалми - Миккели - Юва - Рантасалми.

 

Ситуация на востоке на 15 апреля...

east-04-15.png

...1 мая

east-05-01.png

...15 мая...

east-05-15.png

...и 1 июня

east-06-01.png

 

8 апреля началась операция "Фаустшлаг". 12 апреля, после быстрой прочистки немецкими тральщиками окрестностей, Балтийская дивизия фон дер Гольца высадилась в Ревеле. 18 апреля финские егеря высаживаются на Аландах, откуда шведы, получив немецкий ультиматум, немедленно выводят свои войска. 26 апреля англичане высаживаются в Мурманске, и в тот же день егеря высаживаются в Або. Дивизион канонерок - "Гиляк", "Бобр", "Хивинец" и "Храбрый", помогший в своё время Або захватить у белых, был заранее переведён в район Котки и Ловисы, так что помешать егерям высаживаться никто особенно не пытался. Егеря развернули наступлени на север и северо-восток. Успех кампании был омрачён дезертирством почти трёх сотен егерей во главе с Хейкки Репо. "Красные егеря" просто захватили эшелон и уже через день оказались в Лоймаа, откуда связались с красным командованием. Оное командование (Свечников и его начштаба Булацель), трезво оценивая перспективу удержаться в таких условиях в Сатакунте, немедленно приказало Салминену отступать на линию Икаалинен - Каркку - Пункалайден - Хумппила, однако командующий отрядами КГ Поомарку Ханнес Уксила неправильно рассчитал время и не смог вовремя эвакуировать Пори, и в итоге к середине мая медленно отступал на юг с висящим на загривке Талвелой. Остальные части бывшего Сатакунтского фронта сработали более оперативно, и 15 мая был образован Западный фронт под командованием Элоранты. К началу июня правый фланг (у Икаалинена) передали группе Столбова из состава фронта Тампере, который как раз был выбит из района Куру; Западный фронт Элоранты занимал линию Састамала - Пункалайдун - Хумппила - Форсса, удерживая на правом фланге группу Линдера (старых знакомых из Сатакунты), а на левом - егерей, которые были пополнены новобранцами и развёрнуты в бригаду (а значительную часть унтеров и ветеранов раздёргали на формирование новых частей).

 

Согласно плану фон дер Гольца, основной целью немецкого десанта в Финляндии был Рийхимяки, откуда они должны были двигаться по линии Ханко — Хювинкяя. Его захват изолировал бы красных в районе Хельсинки и на юге Тампере друг от друга и в то же время лишил бы их жизненно важного железнодорожного сообщения с Петроградом. После Риихимяки, Гольц должен был нанести удар в направлении Хельсинки и Лахти, а красные между Хямеенлинной и Тампере должны были остаться за Маннергеймом. Однако, по мнению генерала Людендорфа, продвижение вглубь страны к Риихимяки ослабило бы возможности снабжения войск и связь с военно-морскими силами. Поэтому 27 марта Гольц составил еще один план, согласно которому немцы должны были проследовать из Ханко вдоль побережья прямо в Хельсинки и только оттуда по главной линии в Риихимяки. 27 апреля, после траления основной ЦМАП к югу от Порккала, немцы высадились в Ханко. 2 мая в Ловисе был высажен отряд полковника Брандештайна в 3000 штыков и сабель. Первое столкновение с красными случилось у Таммисаари, где отряд красной гвардии был легко разбит; затем яростное сопротивление красногвардейцев было преодолено у узловой станции Карья. Основную оборону красные финны построили на укрепрайонах крепости Свеаборг - в Эспоо и Лауттасаари, при этом в Эспоо приморский фланг немцев мог обстреливаться 10-дюймовками Бринка с Рюсякари и 6-дюймовками с Мелькки. Быстро продвигаясь, к середине апреля дивизия Гольца захватила станции Свартя, Лохья, Инкоо и Сиутио, и установила контакт с егерями, заняв Сало. Кавбригада фон Чиршки двинулась на север, на Вихти и Карккилу, охватывая Гельсингфорс с севера, а бригада Вольфа атаковала в лоб на Эспоо.

 

Крепостью Свеаборг, всё ещё остававшейся под русским началом, командовал полковник Зарубаев. Во время первого паралича красного командования (когда один руководитель КГ Хельсинки Йоханссон "не мог поверить в происходящее", а второй руководитель Нюквист предлагал всё бросить и немедленно бежать), Зарубаев, обратившись напрямую к Хаапалайнену, принял командование "Гельсингфорсским районом", и начал сколачивание из красногвардейцев и отрядов милиции дееспособных войск. С фронтов были срочно переброшены батальон хельсинской красной гвардии "Порт", отряды красной гвардии Юкко Рахья и Лейво, а также петроградские красногвардейцы Пригоровского. К началу июня было сформировано четыре пехотных полка по 2000 штыков, плюс отряды красногвардейцев и мобилизованных, являвшиеся "второй линией", достигали до 10000 штыков общей сложностью; учитывая гарнизон Свеаборга и матросов Петриченко, общая численность красных на этом фронте достигала 20000 штыков, при тотальном превосходстве в артиллерии и бронепоездах. Брандештайну, в свою очередь, в районе Ловисы и железки на Лахти, противостоял сборный отряд красногвардейцев з Лахти, Коуволы, Котки и Порвоо, включая женские отряды. К 1 июня сюда прикатила 18-я ПД РККА начдива Всеволодова, а штаб 7-й армии переехал в Выборг. Брандештайн был отбит по всем направлениям, и блокирован в Ловисе, откуда его в конце июня эвакуировали в Ханко. Фон дер Гольц пробился по железной дороге к Хювинкяа, а пешим порядком к Клауккале и Леппявааре, где наткнулся на серьёзные полевые укрепления, поддержанные артиллерией, снятой с кораблей.

 

На участке Тампере упрямый Свечников продолжал держать оборону. Отбив Оривеси обратно, и потеряв к началу мая Лянкипохья и Куру, полковник выстроил оборону в несколько слоёв. Самый "ближний" слой обороны приходился на районы Юлеярви, Нокиа, Руутана и Кангасала, самый дальний шёл по линиям Моухиярви-Хямеэнкюре, Каллионкеле-Кирёнлахти, Каанаа-Оривеси и Кухмалахти-Кухмойнен. Западным флангом командовал Столбов, центральным участком - Вернер Лехтимяки, а восточным - Али (Алексей) Аалтонен. Десятитысячной, не считая обучающихся призывников, группировке противостояли две белогвардейские группы - Хьяльмарссона с запада (3000 шт.) и Ветцера с севера (6000 шт.), последняя была разделённой на три полка - "Северное Хяме" О.Вилкмана, "Кески-Суоми" Форселла и 2-й гренадёрский Аминоффа. К этому времени обе стороны приступили к массовой мобилизации и переходу на постоянно-армейскую структуру "батальон-полк-бригада-дивизия". Но белые в этом плане успели начать обучение быстрее, плюс у них было больше готовых унтеров и офицеров из егерей и выпускников военной школы; красные только-только начали обучение первых своих офицеров в "Интернациональной школе красных командиров" в Петрограде (среди первого набора были такие люди, как Тойво Антикайнен, Аксель Анттила, Эйольф Матсон, братья Вяхя, Викинг Севелиус, Хяльмар Фронт и Вальтер Валли) и "Курсах усовершенствования командного состава" (который "без отрыва от производства" прошли Салмела, Лехтимяки, Коскело, Парикка, Ю.Рахья, Осипов и другие). Таким образом, для белых сложилось окно возможностей, которым они могли воспользоваться в двух направлениях: взять Тампере или взять Миккели и двигаться на юг к Коуволе. Для белой Финляндии овладение 50-тысячным Тампере было куда ценнее, чем овладение районом между Миккели и ЖД Петербург-Хельсинки. Но зато при прорыве в Миккели имелся теоретический шанс прийти на помощь блокированному в районе Ловисы немецкому десанту.

 

Ситуация на западе 1 мая...

west-05-01.png

...15 мая...

west-05-15.png

...и 1 июня

west-06-01.png

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 4. Июнь-ноябрь 1918

Принимай нас, Суоми-красавица,
Принимай нас такими, как есть.
Лёха Медведев

 

Взвесив все "за" и "против", финское главное командование (новый главнокомандующий генерал Кивекяс, командир егерей полковник Теслеф, ну и Свинхувуд конечно) принимает решение сосредоточиться на Тампере, как на основной цитадели "рюсся". Запланированное Летнее наступление подразумевало отрезание района Тампере от Хельсинки с помощью наступления на юге, в районе Лемпяяла-Тойяла (Линдер и егеря) и Хямеэнлинна-Рийхимяки (немцы), после чего Тамперскому укрепрайону заходили бы в тыл, и уничтожали ударом в спину. В районе Миккели-Варкаус-Куопио предполагалась активная оборона - к этому времени уже стало ясно, что Брандештайн Лахти не возьмёт, и идти ему навстречу нет смысла. Наступление началось 7 июня, и уже через несколько дней полк "Пори" из состава группы Линдера оттеснил пехотные полки Сатакунты (Уксила и Хонкасало) из района Састамала-Пункалайдун, а правый фланг отряда Хьяльмарсона в кровопролитном бою захватил Каркку; таким образом, передовые части Свечникова и Элоранты были отрезаны друг от друга озером Пюхяярви, и сообщались только через Лемпяялу. Понеся тяжёлые потери, белые силы в этом районе выдохлись, и прекратили наступление уже к 20 июня. Южнее, 1-я егерская бригада Аусфельда из отряда Линдера и кавбригада фон Чиршки подошли практически к железной дороге, вдоль которой красными возводились полевые укрепления, нашпигованные корабельной артиллерией. К началу июля немцы на всей своей линии соприкосновения с красными (за исключением собственно Хельсинки) вышли к железной дороге, что вызвало очередную перестройку в рядах красного командования. Стойкий Зарубаев возглавил Южный красный фронт, ему подчинялись три боеучастка - Хельсинки (12000 штыков Ранталы), Керана (8000 штыков Салмелы), и Рийхимяки (12000 штыков Бурова, который из начдива-19 стал практически комкором). Бурову подчинялись 18 и 19 ПД РККА (надо отметить, что остальные дивизии РККА в это время были уже стрелковыми, а до 7-й армии эти новации пока не дошли), 2-я южнокарельская и 2-я хельсинкская бригады; Салмела командовал бригадами 1-й Уусимасской (Линнанен) и 2-й Кюменлааксской (Кетонен), а также полком Западной Уусимаа (Юкка Рахья); ну а у Ранталы в подчинении были 1-я и 3-я Хельсинкские бригады, Полк "Пиетари" (Петроградская КГ) и мобилизованные хельсинчане. Как уже упоминалось, южным фронтом командовал Зарубаев, западным Элоранта, а северным - Свечников, а общее руководство осуществлял штаб 7-й армии - командарм-7 Надёжный и его наштарм подполковник-генштабист Медиокритский.

 

Новый этап наступления пополнившиеся свежими частями белые предприняли в июле. Против Тампере действовали (с запада на восток): группа Сатакунта (Линдер) из двух полков и двух бригад, всего 6000 шт., группа Остроботния (Хьяльмарссон) из Шведской бригады и двух полков, всего 5000 шт., и Северная армия (Ветцер) из четырёх полков, всего 7000 шт. Создавая локальное преимущество на отдельных участках, белые выдавили красных на западном участке на последнюю линию обороны - к Нокиа и Юлеярви, в центре полуокружили Оривеси, а на востоке оттеснили Аалтонена к Кумалахти и Падасъоки. Впрочем, продвижение на последнем участке не имело особого смысла из-за неразвистости дорожной сети, и выйти оттуда на Лахти или в тыл Хямеэнлинны было довольно рисковано - ударом от Тампере атакующие легко отрезались и уничтожались. Поэтому Ветцер изменил первоначальный план, и в августе сделал упор на взятие Оривеси; сосредоточив против станции всю свою тяжёлую артиллерию и бронепоезда, к концу лета ему удалось занять этот важный опорный пункт; красные отошли на Руутану. Наконец, после падения на Савоском фронте Пиексямяки, тамошнюю линию соприкосновения можно было сократить, и, перебросив под Оривеси дополнительные части, в ходе кровавых сентябрьских боёв Ветцер и Хьяльмарссон прорвали-таки красные укрепрайоны, выйдя непосредственно к "Красному Вердену". 1 октября начались непосредственно городские бои. С белогвардейцами дрались как регулярные части Народной армии, так и красногвардейцы, и городское ополчение, и женские отряды. После двухнедельных ожесточённых боёв Свечников приказал оставить город. Сведённые в бригаду Пирканмаа и дивизию Тампере части отступили на Лемпяялу и Пялькяне соответственно; лишь восточный фланг под командованием Парикка в это время продвинулся вперёд, до шоссе Лянкипохья-Ямся. Однако падение Тампере не вызвало обвала фронта, да и особенно не отразилось на моральном состоянии войск, ведь на других участках ситуация была совсем другой.

 

Настороженно относящийся к советской власти "Союз беломорских карел" после участия в Учредительном собрании организовал 27 января 1918 года Восточно-карельский съезд во главе с Пааво Ахава (Павлом Афанасьевым), ухтинским купцом и деятелем карельского национального строительства. Ахава-старший имел значительные подвязки в Финляндии, в том числе с Вазаским сенатом, и имел с оным секретные переговоры о переходе Восточной Карелии в состав Финляндии, в чём его поддерживал младший сын, Пааво-младший. Напротив, старший из сыновей Ахава, Ииво (Иван Афанасьев), поручик военного времени и ветеран мировой войны, относился к связям с финнами отрицательно. По инициативе Ииво в Кандалакше был создан красногвардейский отряд из фнннов и карел. После начала операции "Фаустшлаг" отряд Ахава, получивший название "Карельская бригада", перешёл в подчинение посланца Совнаркома, чрезвычайного комиссара Мурманско-Беломорского края Нацаренуса, который прибыл в Мурманск для поддержания связи с англичанами, и передислоцировался южнее, в район станций Кемь и Сорока. К лету отряд, выросший до 2000 штыков, разделившись на две группы под командованием самого Ахава и Туорилы, дислоцировался в Ухте и Костомукше, откуда в начале июня выступил на запад. Туорила сразу двинулся напрямую на Каяни, в то время как Ахава имел первоначальной целью Оулу, но после просьб Туорилы, встретившего сопротивление Каянского партизанского полка, повернул на юш, заняв Суомуссалми, и в двадцатых числах июня прибыл к Каяни. В это же время из района Печенги на юго-запад двинулся и созданный англичанами Мурманский легион, имевший своей целью Торнио и Оулу как потенциальную базу немецких подлодок. К началу августа мурманцы заняли Вескониеми, а в районе Алакуртти активизировалась ещё одна группа красных финнов под командованием железнодорожного конторщика из Рованиеми Лео Пеккала. Ахава в это время выбил каянских партизан из столицы края, и наступал на Ийсалми с севера; с востока туда же атаковала группа красных из Йоэнсуу, а с юго-востока и юга наступали два небольших отряда Северокарельского фронта под командованием Тайнио - бывшие красногвардейцы Куопио, которые стремились вернуться домой. В середине августа они добились своей цели, разгромив формирующйся полк "Северное Саво". К началу осени в Ийсалми оставались блокированными около 1500 штыков под командованием Штерншанца, отряд Пеккала дошёл до Йотусиярви, а Мурманский легион до Вуотсо.

 

Северный фронт 01.07...

north-07-01.png

...01.08...

north-08-01.png

...и 01.09.

north-09-01.png

 

Южнее, на Савосском фронте, белые к середине лета ободрали тылы как липку, собирая войска для наступления на Тампере. Сменивший Салмелу Осипов воспользовался моментом, и, активно используя озёрные десанты (старые прогулочные кораблики-"озёрные автобусы" и баржи, превращенные в канонерки, работали на износ), и в конце июня вновь занял Варкаус, Хуутокоски и Хаукивуори, отбросив Вилкмана к Пиексямяки. Обладая двукратным преимуществом в живой силе, и пользуясь хорошей транспортной связностью, Осипов, Коскело и Аутио могли себе позволить просто наступать - и они просто наступали. 20 июля бесхитростной атакой была взята станция Пиексямяки, и Вилкман принял решение оставить район Йоутса, оттянув свой правый фланг к Тойвакка, опасаясь его окружения. Хорошо укреплённые перешейки между озёрами были заняты красными без единого выстрела. Из-за давления с севера драгунами была оставлена станция Суоненйоки, а дерзкие рейды свежесформированной кавбригады Рипатти заставили Вилкмана оттянуть и левый фланг из района Рауталампи сначала к Ханкасалми и Конневеси, а затем вообще занять оборону между озёрами Сюмиайнен, Кюнсивеси, Лиэвестуореэнъярви, Леппявеси и Пяйянне. Красные к началу осени также вынуждены были уводить часть своих сил на юг, так что у Осипова осталось около 6000 штыков против примерно 5000 у Вилкмана. Для общего руководства было сформировано Северное оперативное направление, которое возглавил Вернер Лехтимяки; Южное было за Надёжным. До ноября фронт в районе Ювяскюля застыл; на севере же продолжал движение. В районе Ийсалми белые были вынуждены отойти на запад, в направлении на Юливиеска; Карельская бригада, овладев районом озера Оулуярви, начала движение в сторону Оулу, в то время как Мурманский легион занял перекрёсток у Соданкюля. К началу ноября Мурманский легион и отряды Пеккала встретились близ Рованиеми, который защищало спешно собранное ополчение; Карельская бригада вошла в соприкосновение с белыми у Мухоса и Хаапавеси, а полки "Йоэнсуу" и "Северная Карелия" сражались со Штерншанцем между Курувеси и Хаапаярви.


Савосский фронт: состояние на 15.06...

east-06-15.png

...01.07

east-07-01.png

...01.08...

east-08-01.png

...и 01.09

east-09-01.png

 

А также Северный фронт 01.10...

north-10-01.png

...и 01.11

north-11-01.png

 

Присоединившаяся к основным силам дивизии бригада Брандештайна возволила перегруппировать силы, и в преддверии операции "Шлюссштайн" провести локальную операцию по наступлению к северу от Хельсинки. 95-я резервная бригада Вольфа смогла за неделю боёв прорвать передовую красную линию, и занять станцию Керава, тем самым фактически отрезав финскую столицу от остальной страны. Но предпринятая с началом общего наступления на Петроград 12 августа атака на Тиккурилу провалилась - краснофинны превратили предместье в один большой укрепрайон, замаскировав в каждом окне 37-мм "Гочкисс" или пулемёт; в критический момент в дело вступил тяжёлый бронепоезд "Эйно Рахья", вооружённый 130-мм орудиями с наскочившего на мину "Храброго". К середине августа красные сконцентрировали под Хельсинки 20 тысяч штыков, и после кровавой контратаки к концу месяца Керава была возвращена. В качестве "адекватного ответа" в первых числах осени участок фронта под командованием Бурова - две советские дивизии и одна финская - навалились на 2-ю егерскую бригаду, и, вользуясь трёх-четырёхкратным численным превосходством, отбросили её от железной дороги, вернув Лоппи. Опасаясь удара во фланг, вынуджен был оттянуть войска чуть назад и фон дер Гольц - фон Чиршки оставил узкоколейку до Карккилы и отступил к Вихти, а Вольф и Брандештайн отошли на линию Нуммела-Эспоо. Но фланговый удар последовал на север - 18-я ПД Ленговского совместно с 1-й бригадой Пяйят-Хяме атаковала 1-ю егерскую бригаду Аусфельда, и отбросила её от Хямеэнлинны к Форссе. Таким образом, к началу ноября красные финны потеряли Тампере, но отвели угрозу от столицы, и заняли Саво и Кайнуу на севере.

 

Южные фронты 01.07...

west-07-01.png

01.08

west-08-01.png

01.09

west-09-01.png

и 01.11

west-11-01.png

 

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 5. Ноябрь 1918 - март 1919

 

Компьенское перемирие застало дивизию Гольца в разгар боёв на подступе к финской столице. Незадолго до этого шведские войска, формально объявив войну Германии и пракительству Свинхувуда, вошли на территорию Остроботнии, разместившись в Пиетарсаари, Васе, Кокколе, Кристинанкаупунки и Сейнейоки. Руководство командования "Обер Ост" в лице генерала Макса Гофмана и советника Августа Виннига трезво оценивало шансы "ихтамнетничанья" в полосе своей ответственности, и предпочло синицу в руках, то есть борьбу за Прибалтику, финскому журавлю. В двадцатых числах ноября Гольц вступил в переговоры с представителями красного финского командования, и согласовал отвод своих частей к Ханко. В порядке очереди, первыми снимались егеря из-под Тапиолы и Эспоо, а уже потом - кавалеристы фон Чиршки, что давало возможность Линдеру и Теслефу кое-как, но прикрыть свой фланг в ожидании неминуемого удара красных в образовавшийся разрыв. По условиям договорённости, немцы оставляли всё тяжёлое вооружение, о чём совершенно не жалели - в Курляндии, куда отправлялось ядро дивизии (большая часть которой подлежала демобилизации), складировалось вооружение 8-й армии, на основе которого должны были создаваться войска Балтийского Ландесвера и Немецко-Русского легиона. Дивизия Гольца оставалась в Ханко до конца зимы, а 28 февраля погрузилась на транспортные корабли (к тому времени её численность составляла 1200 штыков при двух орудиях) и внезапно для союзного командования высадилась в Виндаве. В Таммисаари всё это время находился сводный полк из выздоравливавших раненых, отставников и русских добровольцев, являвшийся одновременно "учебкой" младшего командного состава. Руководил им прапорщик Михаил Васильевич Пригоровский, межрайонец, за год революционных войн скакнувший из комиссара Кексгольмского полка и коменданта Таврического дворца в комфронты Финской республики и обратно в комполка. 

 

Регулярные части РККА - 7-я армия Надёжного в составе 18-й ПД Ленговского и 19-й ПД Солодухина - были формально выведены из Финляндии по требованию Антанты на Парижской конференции, но фактически выведена была только 18-я дивизия; 7-я армия и 19-я ПЛ были переименованы в Финскую добровольческую армию и Финскую добровольческую дивизию соответственно. Армию возглавил бывший генерал-майор Н.В.Хенриксон (потомок выходцев из Финляндии), дивизию - потомк шведов Энвальд, а штабные должности также заняли военспецы с соответсвующими моменту фамилиями - Гекстрём, Зундблад, Люндеквист, Грендаль, Вальден. Командование над всем западным флангом белых взял на себя Линдер, под чьим командованием теперь находилось 14000 штыков от Лемпяялы до Карккилы. Чтобы предотвратить неостановимый "бег к Ботническому заливу", он вынужден был снимать части из-под Лемпяялы, где уже было запланировано окружение левого фланга Свечникова под Валекакоски, и гнать их ускоренным маршем к Хумппиле, откуда, реквизировав весь наличный подвижной состав (а его было не так уж и много, красные при отступлении вывозили всё что находили), спешить в Турку, куда также перебрасывались новобранцы из учебных лагерей. Несмотря на всё это, численное превосходство 1-й армии Салмелы и 2-й армии Элоранты над "Группой Сатакунта" Линдера было значительным (27 тысяч штыков против 14), а по своим качествам это были уже не красногвардейцы, останавливающие врага за счёт одного голого энтузиазма: "выученные" немцами на фронте и укомплектованные выпускниками ускоренных Межународных курсов красных командиров и "красными егерями", пять красных финских (и одна советская) дивизии если и уступали в выучке белыи щюцкоровско-егерским частям начального периода войны, то такой же мобилизованной армии конца 1918 года красные явно не уступали. 

 

Ситуация на юго-востоке на 01.12.1918

SW-12-01.png

 

Наиболее жёсткие бои проходили в районе Турку-Сало, где дивизиям "Длинного Кокко", Ялмари Парикка и Юкки Рахья противостояли "старые" белофинские полки Турку (фон Гериха) и Пори (Берга); северо-восточнее дивизии Лейво и Кетонена, и 19-й ПД Энвальда успешно выдавливали три "новых" егерских бригады. К началу декабря вся линия железной дороги Турку-Тойяла была в руках красных. Успеху наступления способствовало наличие в красных рядах "аэропоезда" - мобильного авиаотряда в составе шести (штатно) самолётов "Ньюпор", перемещаемых по ЖД. Здесь случились первые воздушные бои финской гражданской войны, когда белый экипаж "Thulin LA" в составе пилота Вяйно Микколы и наблюдателя Арви Паюнена вступил в схватку с красным "Ньюпором"-21 Отто Кальвица. Невооружённый шведский споттер вынужден был отстреливаться из "Маузеров"; впрочем, неопытный красный лётчик умудрился попасть из пулемёта в медленную и крупную мишень лишь несколькими пулями, и хотя не нанёс этим самым каких-либо критических повреждений, "Тулин" всё равно пришлось списать: не менее неопытные белые лётчики разбили его при посадке. Чтобы остановить красное продвижение, белые вынуждены были бросать под "паровой каток" Салмелы всё больше и больше частей. В этих условиях Хьяльмарсон и Ветцер не решились атаковать Валкеакоски, и, более того, приняли нелёгкое решение отойти от Лемпяялы на линию Кангасала-Тампере-Нокиа-Линнавуори-Каркку. Воспользовавшись этим, новый командарм-3 Энвальд (сдавший командование 19-й ПД бывшему полковнику Вальдену, и отправивший Свечникова и Булацеля в штаб армии на смену уличёнными в связях с Юденичем Медиокритскому и Люндеквисту) внезапным ударом по льду озера Пюхяярви обошёл белый укрепрайон в Пирккала и в завязавшемся Новогоднем бою смог вернуть "Красный Верден". 

 

Ситуация на 01.01.1919

SW-01-01.png

 

Ветцер занял оборону у Руутана, и на противоположном берегу Пюхяярви у Нокиа. Полк Халльстрёма расположился на северном берегу Куловеси. Тем временем Салмела продолжал преследовать Линдера, продвигаясь по 3-4 километра в день. Линдер огрызался контратаками у Вирттаа и Уусикаупунки, но вынужден был к концу декабря отойти на линию железной дороги Каркку-Раума. Дальнейший темп продвижения замедлился, и за время январских боёв Салмела и Элоранта продвинулись всего на 40 км, вплотную подойдя к Пори, и выбив части Линдера из Каркку и Моухиярви, отбросив их к Лавиа и Икаалинену. Опасаясь удара во фланг, Хьяльмарссон был вынужден оставить окопы у Нокиа, и отступить к Юлеярви, а затем к перешейку Кирёнлахти-Каллионкеле. Параллельно, Энвальд оттеснял Ветцера на север по линии железной дороги. Важным стало (очередное) сражение у многострадальной станции Оривеси, которую Сатакунтская дивизия Уксила попыталась отрезать ударом с тыла, через замёрзшие воды Лянгельмявеси. Сделать это красным не удалось, но итогом стал несомненный успех, т.к. Форселлу пришлось отводить свои батальоны для купирования угрозы; в образовавшуюся "растяжку" мгновенно ударили части Экхольма. Ветцеру ничего не оставалось как дать приказ на отход севернее. К слову о северах - в январе Мурманский легион, или же ныне "пехотный полк Муурмани" под командованием Августа Уэсли (Весслина) и части красной гвардии Лапландии Лео Пеккалы выбили в середине января шюцкор из Рованиеми, овладев этим стратегическим перекрёстком.

 

В начале февраля организация Народной армии краснофиннов снова была пересмотрена. Вместо "оперативных направлений" появилось два фронта - Юго-западный, его возглавил самый талантливый из "народных генералов", Уго Салмела, в него вошли 1-я (её возглавил Юкка Рахья), 2-я и 3-я армия (на неё поставили вернувшегося с учёбы Осипова), общей численностью в 39000 штыков; и Северо-восточный, которым теперь командовал Хенриксон, а подчинялись ему 4-я (перешедший с 3-й армии Энвальд) и 5-я (Лехтимяки) армии, а также соединения севернее Куопио, общая численность фронта - до 12000 штыков. Таким образом, военными профессионалами усиливали важное северное направление, тем более что "молодёжь" доказала, что может справляться сама (хотя, разумеется, начальником штаба у Салмелы был Булацель, а помощником командующего - Свечников). Реорганизация дала свои плоды: после замены явно не справлявшихся с такими сложностями Осипова и Лехтимяки на Хенриксона и Энвальда, красные значительно улучшили планирование, плюс туда же была переведена "финская добровольческая" 19-я дивизия. К концу месяца 4-я армия с помощью тяжелой артиллерии разбила белые укрепления у Суолахти и Лаукаа, и своим правым флангом подошля к Ювяскюля с севера. Уэсли, Пеккала и товарищи подошли вплотную к Кеми и Торнио, и охватили Оулу с севера, карелы Ахава, кавалеристы Рипатти и новобранцы Йоэнсуу и Каяни медленно продвигались на запад. В первых числах марта Кеми был взят, а к середине месяца за ним последовал Торнио; белые отступили на территорию Швеции, а Уэсли направил свои стопы на Оулу, на юго-восточных подступах к которому свежесформированная "Северная группа" полковника Хейсканена оборонялась по линии Ваала-Хаапавеси-Нивала. Заняв Пихтипудас и Вийтасаари, Лехтимяки даже угрожал выйти к Алаярви и Сейнейоки - не то, чтобы такой марш в условиях распутицы был всерьёз осуществим, но Маннергейм, держащий свой штаб на станции Сейнейоки, должен был держать его в уме, придерживая резервы.

 

Ситуация на севере на 1.03.1919

NW-03-01.png

...и на 01.04

NW-04-01.png

 

 

Результатом февральского наступления на юге стала потеря белыми Икаалинена и Ноормарку; Хьяльмарсон всё так же держался между озёрами, а Ветцер, принявший командование в том числе и над частями у Ювяскюля, под напором Энвальда, а затем Осипова, отступал севернее, к Виллпуле и Корпилахти; таким образом, к началу марта фронт принял практически те же очертания, что и весной 1918. Учитывая преимущество красных в живой силе и артиллерии на восточном фланге (а если Линдер медленно пятился, имея 24000 штыков против 27000 у Рахья и Элоранта, то на 18000 Ветцера в любой момент могли навалиться с фронта и фланга 16000 Осипова и 12000 Энвальда), а также угрозу окружения группировки у Ювяскюля, Маннергейм принял тяжёлое решение спрямить линию фронта, и приказал Ветцеру отойти на линию Виллпула-Кеуруу-Саариярви. С величайшим военным искусством Ветцер смог оторваться от противника, не допустив окружения яръергардных частей Аппельгрена, Споре и Валлениуса. К концу марта Линдер продолжал медленно пятиться, а Хьяльмарссон и Экстрём выстроили по озёрам Кюрёшъярви, Нясиярми и Васкивеси настоящую долговременную линию обороны. Кто-то дал ей шутливое название "линия Маннергейма", да так и приклеилось. Гренадёры Аминоффа вгрызлись в грунт у Виллпулы, а остальные части Ветцера вцепились в железную дорогу Эхтяри-Хаапанмяки. Несмотря на численное превосходство, Осипову и Энвальду удалось взять узловую станцию Хаапанмяки только через месяц кровопролитных боёв. На конец апреля оборона центра белофиннов шла уже только по охёрам - от Мансониеми на Кюрёшъярви до Васкивеси на одноимённом озере. Левый фланг Ветцера удерживал станцию Эхтяри, а армия Линдера, жестоко страдая от недостатка боеприпасов, сдерживала Рахью у Исойоки, Карвиа и Паркано.

 

Карта действий на юго-западе на 01.02.1919:

SW-02-01.png

на 01.03

SW-03-01.png

... и 01.04

SW-04-01.png

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 6. Апрель-июль 1919 и постбеллум

 

Хейсканен удерживал Оулу до конца апреля, прежде чем Туорила и Ахава, сбив белое ополчение у Утаярви и Мухоса, не подошли к железной дороге у Лиминка, угрожая отрезать Оулу от основных сил. 1 мая, в день солидарности трудящихся, Северная бригада красной гвардии и пехотный полк Муурмани вошли в Оулу и преследовали противника до Кемпеле. Хейсканен оттянул свою малочисленную группу на линию железной дороги от Лиминка до Лахти, и запросил у Маннергейма эвакуацию. Первоначально она планировалась проводиться по железной дороге, но Лехтимяки в двадцатых чисдах апреля внезапным ударом полков Каяни и Йоэнсуу перерезал железку у Оулайнена, и, развивая успех, занял Юливиеску; таким образом, эвакуация группы Хейсканена, всех 6000 штыков, легла на плечи шведского флота. Две недели спустя снова сформированная восьмитысячная Северная армия Хейсканена, в составе двух дивизий - собственно Хейсканена и Штерншанца - заняла прочную оборону Кокколы и Пиетарсаари. От Каннуса до озера Лаппаярви им противостояла 5-я армия Лехтимяки - 10000 плохо оснащённых и оборванных, но уже опытных и высокомотивированных краснофиннов. В это время 4-я армия Энвальда и 3-я Осипова пытались прорвать оборону Ветцера сначала у Эхтяри, а затем у Алавуса. На середину мая белая оборона проходила по шоссе Виррат-Алавус-Лапуа и в целом держалась на честном слове.

 

Положение на 05.01 на севере...

NE-05-01.png

...и на юге

South-05-01.png

 

На южном фланге "пятящийся Линдер" упёрся тылом в Кристинанкаупунки и Каухайоки, и создавалась опаснейшая ситуация - в случае прорыва Рахьей белой обороны под Паркано или Карвиа, он мог бы спокойно ударить в тыл всей группировке на "линии Маннергейма". Учитывая тяжёлые бои у Алавуса, результатом мог бы стать огромный котёл. Памятуя судьбу многих полководцев, от Терренция Варрона до Самсонова, Маннергейм решил не доводить дело до такого, и приказал 9 мая оставить укрепления на озёрных берегах и перешейках, и организованно отступить на линию железной дороги Кристинанкаупунки-Каухайоки-Сейнейоки-Лапуа. Первыми должны были выходить дивизии Экстрёма (Куру) и Хьяльмарссона (Каллионкеле-Кирёлахти), а за ними гренадёры Аминоффа (Руовеси) и Аппельгрена (Виррат), и егеря Стахеля (Паркано). Но в бухгалтерии напутали(с) в дело вмешалось красное командование, которое тоже замечательным образом видело на карте отличный потенциальный котёл. Дивизия Линнанена обошла Виррат с севера, заняв Кихние, и вынудив Аппельгрена отступать на запад, а Аминоффа срочно перебрасывать резервы к Васкивеси, а дивизии Эслина и Парикка в свою очередь прорвали оборону Аусфельда у Карвиа, и повернули на восток с целью соединиться с Линнаненом. Аусфельду и Аппельгрену в итоге пришлось создавать "коридор", удерживая шоссе Паркано-Курикка, и отражая яростные атаки красных на это "горлышко".

 

Положение на 06.01

South-06-01.png

 

Командование оказавшимися в мешке силами принял Хьяльмарссон. Этот тугодум (по мнению самих же белых) долго не мог поверить, что столь долго возводимую "линию Маннергейма" теперь предлагается оставить. Только персональный приказ Маннергейма заставил его, наконец, начать выводить части из котла. 1 июня первые батальоны белых двинулись ускоренным маршем на северо-запад. Четыре красные дивизии пытались разорвать позиции белых надвое, отрезав почти 20 тысяч штыков от основных сил. Им удалось это сделать лишь частично - в мешке в районе Паркано, ликвидированном к концу июня, осталось лишь пять тысяч белофиннов из разных частей Экстрема, Хьяльмаррсона и Аминоффа. Тяжёлые потери понесли егеря Аусфельда и Стахеля, прикрывающие коридор. На 1 июля 38-тысячная белая армия прочно удерживала железную дорогу Кристинанкаупунки-Сейнейоки-Коккола, сзади её "подпирал" шведский экспедиционный корпус (5000 штыков на фронте, ещё 5000 в тылу в Ваасе), высаженный "для защиты шведского населения Остроботнии". Им противостояли 54000 красных финнов (и 4000 красных русских), чьи армии находились не в лучшем состоянии, понеся тяжёлые потери за зимне-весеннюю кампанию и в течение летних боёв; новобранцы были в массе своей необучены и едва лояльны (еда начинала потихоньку начинать кончаться). В этих условиях эскалация со Швецией явно не вела ни к чему хорошему. Мобилизационный потенциал своих территорий Финны уже почти выскребли (особенно белые), начинался голод, надо было реконструировать экономику; к тому же Троцкий обещал решить вопрос со шведами частным порядком, через Лигу Наций, которая как раз закончила с Версальским договором и начинала сессии по национальному вопросу.

 

Положение итоговое - на 07.01

South-07-01.png

 

В июле начались переговоры на высшем уровне "Финляндия-Швеция", при посредничестве США, РСФДР, Франции и Великобритании. Державы Антанты, признававшие парламент в Хельсинки единственно законным, не могли здесь помешать красным финнам быть в своём праве, и обязали Стокгольм ликвидировать "белую финскую государственность". Хельсинки требовали выдать "военных преступников и государственных изменников"; шведы легко отдали Свинхувуда и прочую пронемецкую камарилью, но при этом никто из военных белофиннов не был выдан на "суровый но справедливый" народный суд. Белая финская армия официально распускалась; впрочем, значительная её часть тут же была шведами реформирована в "милицию обороны края". Формально ею командовали шведы - Ветцер, Линдер, Хьяльмарссон, но значительную часть офицеров составляли "записавшиеся в шведы" (ну или "переписавшиеся обратно" финны - Пауль Торен (Пааво Талвела), Хенрик Хейсманн (Юхо Хейсканен), Курт Валлениус, Вальдемар Хеглунд, Август Вихман (Эйнар Вихма) и другие. Маннергейм эмигрировал в Швецию, где возглавил Общество финских патриотов; фактически это был эдакий "финский РОВС", в котором, конечно же, были свои течения, например, пронемецкое, которое навешало на Маннергейма всех собак. Отдельно ото всех держались егеря, часть из них уехала по приглашению немцев в Балтенланд, где стала преподавателями в унтер-офицерском училище и в Военной школе Народов Севера - учебном заведении для офицеров финно-угорского происхождения - финнов, эстонцев, карел, ижорцев и... венгров; выпускники служили в отдельной лыжной роте Технической дивизии, возглавляемой майором Карлом Хейкелем (Ээро Куусаари) и капитаном Рагнаром Нордстрёмом.

 

19-я пехотная дивизия, ставшая стрелковой, была переведена в состав 1-й армии Уборевича Западного фронта, и под командованием Леонтия Угрюмова провоевала с белогвардейцами, прибалтами и поляками до конца 1920 года. Советские добровольцы, воевавшие на краснофиннской стороне, во главе с М.Т.Свечниковым, а также стрелки-карелы Ахава сформировали Карело-Финскую стрелковую дивизию, в которую к тому же влились уже финские добровольцы. Дивизия приняла участие в "зачистке" Карелии и Мурманска от различных банд, и непросоветских карельских сепаратистов. Карельская бригада не была распущена после войны, но "ужалась" до полка, вошедшего в состав территориальной СД Северного Края. Опыт лыжных рейдов, озёрных десантров и применения бронепоездов был обработан и осмыслен. Финская Народная армия после демобилизации "съёжилась" до одиннадцати территориальных бригад и одной "гвардейской" бригады постоянной готовности, плюс полк "красных егерей", бригада кавалерии, бригада бронепоездов и тяжёлая артбригада. Финскую авиацию возглавил Вернер Лехтимяки, он же организовал в середине 1920-х первый в стране авиационный завод, производящий гидросамолёты. Красвоенлёт Отто Кальвиц стал заслуженным лётчиком-полярником и спецом в гидроавиации.

 

Осенью 1919 года в Финляндии прошли парламентские выборы, в декабре была принята Конституция, а весной 1920 прошли выборы президентские. Парламентские выборы с очевидным преимуществом выиграла Социал-демократическая партия с 90 голосами, второе место с 50 занял Крестьянский союз, а третье с 36 - прогрессисты. Младофиннская и монархическая партии были запрещены. Маннер и Каллио с лёгкостью заключили парламентскую коалицию, хотя против выступали радикальные крылья обеих партий - "большевистское крыло" социал-демократов и "почвенники" Алкио. Президентом, который, согласно конституции, не имел особых прав, парламент не без труда выбрал социал-демократа Альфреда Томассона... то есть, я хотел сказать, Вяйнё Таннера. Финляндия получила официальное наименование "Suomen Kansan Tasavalta" - Финская Народная Республика. Долго шли дебаты по поводу национальных флага и герба. "Старый" герб - лев, стоящий на сабле - считался "белогвардейским" и даже "монархическим". Да и где львы - и где Финляндия, как выразился Куусинен на заседании парламента? Автором нового герба стал прогрессист Рудольф Рэй, на гербе был изображён ломающий ярмо бурый медведь на красном щите, в обрамлении золотых еловых ветвей. Медведь, как символ силы, пресловутого Sisu, устроил всех, кроме совсем уж консерваторов. Флаг ничтоже сумнящеся приняли такой же - красный, с фигурой медведя и с "ёлкой" у древка. Бурый в итоге вошёл даже в военно-морской флаг - правда, как силуэт, посему "почерневший".

 

Герб Финляндии...

FIN-COA.png

...её флаг...

FIN-flag.png

...и военно-морской флаг

FIN-navy.png

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Финляндия получила официальное наименование "Suomen Kansan Tasavalta" - Финская Народная Республика.

Классные флаг и герб.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Классные флаг и герб.

ага..Бер серк здорвский! Но можно и что нибудь..этакое,мирное-глобальное..

Австралию на черного лебедя обокрасть,например..))

лебедь и так- национальная птица-символ Финляндии. В Дании тоже лебедь, но лебедь-шипун, а в Суоми – лебедь-кликун. Разница между этими птицами в том, как они держат свои шеи: шипун сгибает ее в форме буквы S, а кликун держит прямо.

Главный герой рассказа «Чёрные лебеди» (1930) Газданова рисует себе образ Австралии как страны антиподов — недосягаемого рая изящных чёрных лебедей, где жизнь совсем иная, чем в Европе: «И он говорил о небе, покрытом могучими чёрными крыльями, — это какая-то другая история мира, это возможность иного понимания всего, что существует».

Лебедь Туонелы из эпоса «Калевала».тут- в помощь..В нем птица связывает мир живых с потусторонним миром Туонела. Плавая по озеру, лебедь вытягивает шею вверх – чтобы обозреть этот мир, опускает шею в воду – чтобы наблюдать за подземным миром мертвых, который находится по ту сторону дна.

2023-12-22_121754.thumb.jpg.44ac1dd6ee71

”Hyvää suomesta”  "Хорошее из Финляндии"; Ммм-мм?

2023-12-22_121227.thumb.jpg.3cdf39574a1f

 

Edited by glinkovski

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Годнота.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

RIP

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А какие отношения с СССР? Вступают в его состав или сотрудничество с договором о взаимной обороне?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Второе, причем договор сугубо оборонительный

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

договор сугубо оборонительный

плюс Финляндия может поставлять для СССР вооружение, отправлять своих солдат на учения, офицеров на курсы подготовки - но и сами обучают наших военных. Разумеется Финляндия может объявить войну агрессору против СССР и послать добровольческие формирования.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Останется ли в живых автор "За спичками"? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Останется ли в живых автор "За спичками"?

Да, разумеется. Возможно фильм даже снимут не в 38, а пораньше 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

с договором о взаимной обороне

Свят,свят от такого.Это же - оккупация..

В реале финны умудрялись обходится без всякого этого,танцуя на линии Па́асикиви — Ке́кконена (https://ru.wikipedia.org/wiki/Линия_Паасикиви_—_Кекконена )

и- неплохо с того жили..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не одной же Туве попадать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now