Sign in to follow this  
Followers 0

Рассказ про перенос Москвы

2 posts in this topic

Posted

Здесь только рассказ. Обсуждение по адресу

http://fai.org.ru/forum/index.php?showtopic=17481

Черновик первой части рассказа.

Здесь был текст. Старая версия. Теперь её нет. Ниже - новая.

Здесь только рассказ. Обсуждение по адресу

http://fai.org.ru/forum/index.php?showtopic=17481

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Первая часть (то, что выкладывалось ранее) пока без особых изменений, в основном исправление мелких ляпов + продолжение. Планируется еще один маленький эпизод, а потом - второй вариант развития событий под рабочим названием "Столица вселенной".

Простая сентябрьская ночь заканчивалась, многомиллионный город досыпал последние дни. Еще несколько минут и откроется метро, на вокзалы придут новые электрички, люди начнут вставать под звон будильников и собираться, кто в школу, кто в институт или на работу, или еще куда. Начиналась обычная трудовая неделя…

Что послужило причиной произошедшего, так никто никогда и не узнал. Здесь, и, вероятно, там тысячи людей ломали над этим голову. Одни говорили, что виной всему инопланетяне, другие, что это из-за какого-то научного эксперимента, скорее всего адронного коллайдера, который подозрительно сбоил в ту ночь, а третьи уверяли, что все совершил лично Господь, и вспоминали Содом с Гоморрой. Гипотез, объясняющих произошедшее были тысячи, но так и не известно, какая из них приблизилась к истине.

Как бы то ни было, в пять часов одиннадцать минут немногие въезжавшие в Москвы водители увидели странное белое свечение вокруг кольцевой дороги. Несколько секунд и свечение исчезло. На месте кольцевой дороги, равно как и на месте огромного мегаполиса оказался девственный лес…

Разумеется, поднялась паника, только чудом удалось избежать обмена термоядерными боеголовками между державами. Потом… Впрочем, это не важно, ибо самое главное произошло не здесь, а там.

Многомиллионный город оказался заброшен в другое время, за несколько десятилетий до своего основания. Что с ним будет дальше и что будет с туземцами? Это зависит от Фортуны, крайне ветреной и не постоянной дамы. От того, насколько правильно и быстро среагируют власть имущие, сумеют ли они остановить беспорядки, от того, какие объем продовольствия есть в городе – для москвичей запасено более семисот тысяч тонн продуктов, но сколько из них осталось за МКАДом или хранится в области? Очень многое зависит и от дальнейших действий руководства, сумеют ли они найти ответы на тысячи вопросов, которые поставит перед ними жизнь?... Москвичам может крупно повезти и большинство выживут, может не повезти и выживет лишь часть или же все сложится совсем плохо… Трудно предсказать и судьбу туземцев. Все зависит от того, что будет с Москвой, и от того, насколько смертельны для жителей XI века бактерии и вирусы XXI…

Определить, что будет трудно, но попробуем. Из многочисленных вариантов развития события выберем два. Когда всем повезло или напротив, не повезло. Начнем с последнего варианта.

Да опустится тьма!

Место: Москва.

Время: День Х.

Семен принадлежал к почтенному племени жаворонков, то есть он обычно вставал очень рано. Как и всегда по утрам, перед работой он сидел за компьютером, странствуя по дебрям всемирной паутины. Читал, что ему пишут на одном форуме, посвященном палеонтологии, и думал, что будет отвечать во время перерывов в работе, не имевшей ничего общего с его хобби.

Внезапно люстра погасла, а блок питания жалобно пискнул, оповещая хозяина о том, что выключили свет. Семен посидел еще несколько минут перед монитором, ожидая, что сейчас обратно включат электричество. Но безрезультатно, света не было. Что интересно, одновременно со светом отрубился Интернет.

Обсуждая особенности произрастания и заточки рук у монтеров, Семен кое-как добрался до кухни, где начал искать свечку и спички. Подсвечивая себе телефоном, он обратил внимание на еще одну странность, мобильник отказывался ловить сеть.

Картину довершило отсутствие газа, воды, зато работал стационарный телефон работал. Семен обложил матом монтеров и Чубайса – нет, не рыжего кота соседки, который вечно норовил сделать лужу под дверью, а совсем иного Чубайса, который уже давно не отвечал за электроэнергетику, но был по-прежнему во всем виноват. Что случилось, было ясно, опять глобальное отключение. Пять лет назад нечто подобное произошло на юге Москвы, и тоже вместе с электричеством вырубили воду, связь и прочие коммуникации. Но тогда вроде все за пару дней восстановили?

Во всяком случае, глобальное отключение это не повод не являться на работу. Начальство в последние дни гайки совсем закручивает, да и день сегодня очень важный, надо сдать отчет… Наскоро собравшись, Семен Иванович вышел из дома. Хорошо, что есть время, чтобы добраться пешком до метро, троллейбус, на котором обычно ездил Семен, тоже работает от электричества и должен, по идее, стоять.

На улице нечего не говорило о произошедшем, обычное спокойное московское утро. Только один раз куда-то промчалась кавалькада пожарных машин. Наверняка, как пять лет назад, все отключилось из-за какого-нибудь пожара, вот и спешат. Или что-нибудь загорелось от перепада напряжения. Электричество материя сложная, все может быть.

- Если к метро, то можешь не идти, - сообщил Семену встречный прохожий, - закрыто. Нет света.

- Спасибо! Но у них же должны быть какие-то резервные генераторы?!

- Есть, сам видел, - согласился прохожий. – Я в пятом году как раз на «Ясенево» был в момент отключения. На поезда тока у них не хватало, даже эскалатор стоял. Говорят, тем, чьи поезда в момент отключения в тоннеле были, пришлось пешком до ближайшей станции идти. Кстати, а тебе куда?

- В центр.

- Хочешь, подброшу, у меня тут машина рядом. Полторы тысячи.

- Сколько?! – изумился Семен. – Да за такие деньги…

- Как хочешь. Я то себе пассажиров найду, скоро народ проснется и потянется…

- Пятьсот.

- Э, нет. Пока я тебя за несчастные пять сотен до центра довезу, пока обратно, город встанет и все, больше не поработаешь. Ты подумай, какая масса народу сейчас поедет в центр и какие будут пробки!

- Я, пожалуй, пешком.

- Ну, как хочешь. Наше дело предложить, ваше дело отказаться, - сказал так и не представившийся прохожий и пошел искать другую жертву.

***

Место: Москва.

Время: День Х.

Очень скоро Семен пожалел, что не согласился ехать за полторы тысячи. Маршрутки и автобусы были переполнены, двери закрывались с огромным трудом. Посмотрев на давку на остановке, Семен решил, что в принципе, можно немного и опоздать. Ребра и ноги они важнее прибавки к жалованью, да и то её вряд ли отнимут, форс-мажорная ситуация как-никак.

На остановку въехала еще одна маршрутка, судя по номеру, из области. Из неё выполз бледный, словно увидевший приведение водитель, бухнулся на колени и стал периодически кланяться, бормоча при этом какие-то молитвы. Пассажиры маршрутки тоже были в не лучшем виде, кто-то рыдал, кто-то молился, а двое мужиков уже что-то пили.

- Нету, нету, ничего нету! – голосила одна из пассажирок, - совсем ничего, ничего!

Заинтригованный Семен подошел поближе. Что случилось-то? Может, что-то с дорогой? Теракт?

- Ахмет, что с тобой? – спросил, дождавшись перерыва в молитвах, один из водителей. - Почему ты вернулся?

- Ничэго нэт. Совсем ничэго нэт за МКАД. Лэс кругом. Судный дэнь! – ответил Ахмет и вернулся к молитвам.

- Есть ли жизнь за МКАДом, нет ли жизни за МКАДом, науке неизвестно, - пошутил какой-то остряк и тут же был послан различными заковыристыми маршрутами.

- Что случилось-то?! – не выдержал кто-то.

- Что-что, песец, - сказал один из пассажиров маршрутки. – Ехали, все нормально, только никого навстречу. На МКАДе тоже никого. Ограждения со стороны области нет. Съезда тоже нет. В области непролазный лес, деревья в три обхвата. Явно не вчера посадили. Полотно аккуратно срезано, словно ножом прошлись.

- Брешешь! – раздалось из толпы.

- У Ахмета спроси, или еще у кого. Правду тебе говорю. Новое оружие американцы испытали. Ты про квадрат пятьдесят семь слышал? Еще в сороковых годах американцы пробовали эсминец телепортировать, про Филадельфийский эксперимент слышал? А потом к ним попала в руки летающая тарелка…

- Какая, к такой-то матери, летающая тарелка?

- Такая, в квадрате пятьдесят один бухнулась. Ну, они её изучили и довели до ума телепортатор. Теперь на нас испытывают. Запихнули Москву куда-нибудь в тайгу…

Послушав еще минуту про коварные происки американцев, англичан, евреев и почему-то китайцев, Семен плюнул и пошел домой. Он уже понял, что вовремя до работы ему не добраться, да и в городе происходит что-то непонятное, не простое отключение. В таких случаях лучше быть дома, в знакомых местах со знакомыми людьми. Заодно, если магазин откроется, надо запастись продуктами. Стандартный набор, соль-спички-сахар, что еще? Кажется, еще в этом наборе была крупа или мука. Неплохо бы мясных консервов набрать. В хозяйственном накупить мыло, дефицитный товар. Если действительно глобальная катастрофа, то все пригодится. В противном случае… ну что же, некоторое время можно будет не ходить в магазин за солью, сахаром, спичками и прочим…

На обратном пути ему пришлось обходить широко разлившуюся по дороге реку. Судя по запаху, она была канализационного происхождения.

***

Место: Москва.

Время: День Х.

Магазины не работали, толи продавцы не смогли добраться, толи решили не открывать, так как не работают кассы. Света, воды и прочих благ цивилизации по-прежнему не было. Радио на батарейках, имевшееся у старушки-соседки, ничего не ловило, как и телевизор, который Семен подключил к блоку питания.

Примерно в полдень по улицам проехала милицейская машина, на полную громкость транслировавшая текст воззвания штаба МЧС. Вину на катастрофу возложили на террористов, взорвавших ряд линей электропередач и несколько мостов на развязках МКАДа. Штаб призывал соблюдать спокойствие, правопорядок, обещал в течении суток восстановить подачу электричества, сообщал о введении чрезвычайного положения и запрете выезда из города, так как «есть сведения, что террористы устраивают засады на крупных автомагистралях».

Вопреки совету штаба МЧС не выходить из домов, Семен решил пройтись по улицам, вдруг все-таки какой-то магазин работает? Надо запастись хотя бы водой. Сколько там надо на человека в сутки? Вроде, два литра только на питье, а дома только поллитра в чайнике и еще сколько-то в бачке унитаза. Для питья эта вода не годиться, но вот для технических нужд вполне.

Одна из палаток работала, и Семен купил шесть бутылок минералки. Говорят, ей лучше утолять жажду, в ней есть какие-то соли, которые выводятся с потом. Быстро отнеся бутылки домой, он снова вернулся за покупками.

Народ все прибывал и прибывал, большинство, взяв, сколько могли унести, уходили домой и вскоре возвращались, чтобы снова встать в очередь. Наконец дошла очередь и Семена. Вода уже кончилась, как и спиртное, и тогда он взял сок по бешеной цене, раз в пять дороже нормальной.

Когда он вновь вернулся, его внимание привлек сидящий рядом с палаткой на траве пожилой мужчина с окровавленным лицом и руками. Рядом суетились две женщины, пытавшиеся как-то стереть кровь.

- Что случилось? – спросил Семен.

- Он взял последний пакет сока, а стоявшие за ним двое мужиков набросились на него, стали оскорблять, бить…

- Террорист… - со страшной душевной болью в голосе, чуть шепелявя из-за выбитых зубов, произнес человек, - он назвал меня террористом. Я кандидат наук, я всю жизнь проработал на эту страну, учил студентов, проектировал ракеты… И теперь я террорист лишь за то, что родом с Кавказа…

- Где вы живете? Давайте я вас отведу. Сейчас люди совсем сошли с ума…

Семен отвел преподавателя домой и даже принес ему и его супруге две бутылки минералки. Воду дадут через несколько дней, ему хватит оставшегося, а у них совсем ничего нет.

На обратном пути, у самого подъезда он наткнулся на окровавленный труп. Рахмун, дворник. Хороший был человек. Очень вежливый, аккуратный, содержал подъезд и двор в идеальной чистоте, не то, что прежний, не убиравший подъезд месяцами, зато пивший каждый день.

Больше из дома Семен не выходил, от греха подальше. Сидел, слушал наконец ожившие радио, впрочем, по нему передавали тоже самое обращение штаба МЧС, что и утром. Достал с антресолей теплые одеяла и кое-как окутал ими холодильник, чтобы сберечь холод и продукты. Поделился водой со старушкой-соседкой, а она в ответ подарила пару банок малосольных огурцов.

***

Место: Москва.

Время: Ночь дня Х.

Беспорядки в городе нарастали. По квартирам ходили слухи, один другого нелепей. Говорили про стрельбу в центре и чуть ли не бомбардировку Кремля с воздуха, про массовые расстрелы милицией людей на улицах, про попытку переворота или иностранное вторжение, уже мол, видели американские танки идущие к центру города. Прошел слух, что в области какая-то эпидемия и поэтому туда никого не пускают, другие говорили, что Москва-река и Волга почему-то изменили свое течение и сейчас всех смоет, если спасатели дамбу не возведут…

Ночью, когда свет, не смотря на обещание штаба МЧС, так и не дали, народ наконец прорвало. Начались погромы. Семен слышал, как внизу, на первом этаже ломали дверь в квартиру и расправлялись с её обитателями. Он не вмешивался, потому что не мог ничего сделать, да и, собственно, не хотел. В той квартире обитала толпа представителей какого-то южного народа. Они вполне могли врубить музыку посреди ночи, сломать что-нибудь по пьяни во дворе, и вообще отличались очень добрым и чутким нравом.

Одновременно с расправой с неугодными люди пошли штурмовать магазины. Семен остался дома. У него все есть, чтобы прожить несколько дней, а там порядок восстановится. Рисковать же понапрасну, идти на улицы, где можно запросто погибнуть в давке при штурме магазина, быть убитым в нелепой стычке или милицией, пытающееся навести порядок? Зачем?

- Семен Николаевич, что же с людьми происходит? – спросила Ирина Викторовна, соседка. – Что с ними случилось, почему они так себя ведут? Смотрите, магазин подожгли! Зачем?! Рахмуна убили, зачем?! Хороший был человек…

- Говорят, в Америке, когда ураган в Новом Орлеане был, тоже начались страшные беспорядки. Толпа способна на все, стоит только кинуть кличь… Большинство толком и не ело – незачем приготовить пищу, нет ни света, ни газа. Люди лишены привычных удобств, а тут еще и эти слухи, подкрепленные информацией о теракте… Они озлоблены, они бояться неизвестности и вымещают страх и злобу на всех, на ком только могут.

- Но когда же все кончится? Когда власть наведет порядок? Чем занимаются президент, премьер-министр, мэр, министры, депутаты, генералы?

- Президент вроде с визитом куда-то уехал, вчера передавали по телевизору, премьер-министр тоже вроде где-то ездит. Остальные… Наверно, делом заняты. Решают, кто главный, как списать на катастрофу побольше средств и кто во всем виноват. Многие пытаются наладить жизнь города, но, боюсь, проблем слишком много. Свет, мосты, беспорядки…

***

Место: Москва.

Время: День Х+1-Х+2.

Свет дали следующим вечером. Одновременно включилось телевидение. Вода, газ канализация и Интернет по-прежнему не работали, да и свет восстановили пока только в половине города. Интернет тоже работал не весь «пятнами» - не удавалось связаться с очень многими серверами, в том числе со всеми заграничными.

Вскоре после включения выступил «Совет по чрезвычайной ситуации». Мэр города, несколько министров, бывших в момент катастрофа в Москве, замы отсутствовавших министров, различные московские чиновники, какие-то депутаты, генералы из Арбатского округа и вовсе непонятные личности – потом Семен узнал, что это были командиры пары московских воинских частей и чиновники из администрации президента.

Совет сообщил шокирующую новость. По неизвестным причинам большая часть Москвы, точнее то, что внутри Московской кольцевой автодороги отрезано от внешнего мира. Вокруг непролазные леса, болота, но местность похожа на окрестности Москвы. Ясно, что эта Земля и примерно те же места, что и раньше, звезды видны почти те же самые. Судя по всему, в новом Подмосковье есть люди, обнаружена проселочная дорога, ведущая в неизвестном направлении.

Дальше Совет говорил, что на самом деле все не так плохо, как кажется, что у него есть план, как выйти из кризиса, что в Москве достаточно продовольствия, медикаментов и топлива на электростанциях, чтобы дожить до следующей осени, если, конечно, бережно ко всему относиться…

Потом - призывы к сохранению порядка, который наводить планируют всеми силами не считаясь ни с чем, мародеров обещали расстреливать на месте. Дальше выступали чиновники и ученые, говорившие сразу о многом и ни о чем конкретно. Священнослужители рассказывали о новых испытаниях, посланных свыше, и что если соблюдать спокойствие и порядок, все будет хорошо.

К утру появились первые репортажи с места событий. Глухие леса на месте съездов со МКАДа, героический труд монтеров, восстанавливающих свет… Успокаивающе действовали кадры с первыми пунктами раздачи воды, с переполненными, ломящимися от запасов оптовыми складами и хранилищами госрезерва… Специально для всех любителей грабежа и сведения счетов показали расстрел мародеров. Репортажи снимались на скорую руку, Семен подметил, что на одном из складов на заднем плане просматриваются абсолютно пустые полки. Похоже, в городе завелся хоть какой-то, но порядок…

***

Место: Неподалеку от слияния Оки и Волги.

Время: День Х +240.

- Возвращение к социализму, - произнес Иван Иванович, - мы возвращаемся к социализму, причем довоенному. Каналы строим, как в прошлом, железные дороги… Вы «Как закалялась сталь» читали?

- Да, - ответил Семен, вонзая лопату в землю, - читал. Вы про то, как Корчагин узкоколейку в лес тянул?

- Конечно. У нас та же ситуация, говорят, даже бытовые условия на стройке такие же ужасные. Они только в лес тянули, а нам повезло, есть торф под боком. А там, глядишь, и до Урала дойдем, до железа…

- До Урала это вы преувеличиваете. Нам бы дай бог зиму пережить. Какие уж тут стройки века?! Да и провальные они, по слухам. Вроде с дорогой какие-то проблемы, низкие темпы строительства, дефицит материалов.

- Про канал тоже говорили, что не построят, ну и что сейчас? Пошла вчера клязминская водичка, назло всем скептикам! Так и с остальным будет, - заключил Иван Иванович и отошел, чтобы опорожнить ведро с корнями. – Еще несколько тяжелых лет и хозяйство пойдет в гору. Наладим добычу нефти в Татарстане, железо с Урала доставим по рекам, как раз свои запасы кончаться. Первые, самые трудные дни пережили, не сползли в анархию и хаос и все, дальше все наладится. Восстановим промышленность и…

- Осенью власть вовремя сориентировалась, и то неделю давили беспорядки, да и потом бардак был… Помнишь январские события? Я думал все, конец придет, стихийный бунт, бессмысленный и беспощадный. Утопили в крови, слава богу. Но сейчас, говорят, на верху раздрай.

- Это всегда так. Обычная борьба за власть. Вспомните Великую Французскую революцию или у нас схватки в партии. Много кого тогда на эшафот спровадили, что французы, что большевики… Но ведь стабилизировалось все в конце-концов, устаканилось? И у нас так же будет. Естественный отбор, выживает и всплывает наверх самый талантливый и адекватный лидер. У французов Наполеон, у нас Сталин…

- Я бы не назвал Сталина талантливым и адекватным. Взять хотя бы…

- Я твое мнение слышал, ты мое тоже, - отрезал Иван Иванович. – Давай не будем спорить? Тебе меня не переубедить, мне тебя тоже, зачем же тогда ломать копья. Коммунист есть коммунист, демократ есть демократ, и вместе им не сойтись.

- Почему же не сойтись? Вообще коммунисты и демократы прекрасно борются с общим врагом. Вспомни сороковые.

- Да, в итоге завали фашисткого зверя. Только основная роль тут как раз коммунистов. Благодаря им мы победили.

- Я считаю, что вопреки им, но ты же предлагал не спорить на эту тему? Кузьмич! – закричал Семен и, отстегнув от пояса дубинку, направился к работавшему на соседней грядке мужику. – Ты как должен копать?! А это что?! Почему халтуришь?! – Ударив несколько раз дубинкой Кузьмича, Семен произнес самую страшную угрозу: - Это последнее китайское предупреждение. Дальше начну трудодни снимать.

- Трудодни, колхозы… Действительно социализм, - Иван Иванович тяжело вздохнул и о чем-то задумался.

- Нам тоже активнее работать надо, как-никак бригадиры, - заметил Семен.

- Не по душе мне эти элементы феодализма, - вздохнул еще раз Иван Иванович.

- Да мне собственно тоже не нравятся. Но как же иначе заставлять работать народ? Всех этих бывших менеджеров, официантов, юристов?

- Но ты тоже бывший служащий.

- Я хотя бы знаю, с какого конца к лопате подходить, - Семен отошел, высыпал полное ведро крупных корней в общую кучу и вернулся к грядке, - Вот ведь твари, сколько же их…

- Можно иными мерами с лентяями бороться. Штрафовать, те же трудодни снимать. Пустой желудок правильно влияет на усердие.

- Можно… Но, по мне, палкой и трудоднями эффективней стимулировать, чем просто трудоднями. Не даром же в древности были очень распространены телесные наказания.

- Возвращение, можно сказать, к традициям славного прошлого. Как сказал один великий философ, бытие определяет сознание. Мы физически не можем поддерживать прежний технический уровень. Вначале идет технический откат, потом нравственный… Возьмите хотя бы смертную казнь, еще год назад она была запрещена, а сейчас мародеров и бандитов вешают на перекрестках. Откат неизбежен, но потом, когда технический уровень стабилизируется, начнется медленное восстановление былого.

- Стабилизируется, однозначно, дальше неолита не деградируем. Только где именно остановится падение? Боюсь, что следующей зимой воскреснет еще одна древняя традиция. Людоедство.

- Ну, это вы преувеличиваете. У нас неплохие шансы собрать обильный урожай. Смотрите, у нас все есть - трактора, как и старые, так и новые, переделанные, семена всех растений планеты, многие в товарном количестве, неплохие агрономы. Будет урожай, и обильный. Еще у туземцев купим, в конце-концов.

- Пропаганда. Вон, в сорок пятом у немцев, если верить Геббельсу, тоже был неплохой шанс.

- Да, пропаганда. Но власть у нас умеет не только болтать, но и делать. Вспомните прошлую осень. Они сделали очень многое! Подавили беспорядки, сумели организовать развоз воды, обеспечили всех продовольствием за счет резервов. Заставили выполнять столько непопулярных, но необходимых указов – национализация автотранспорта, переселение людей с верхних этажей и не отапливаемых районов в коммуналки. Организовали сельхоз работы, в конце-концов.

- Вы забываете про цену этих преобразований и их просчетов.

- Великие дела не делаются с чистыми руками, - возразил Иван Иванович. – Ради всеобщего блага можно пожертвовать немногими.

- Права человека и частная собственность священны!

- Только не в экстремальных ситуациях. Вот, возьмем, например, конфискацию грузовиков. Так бы они стояли у частных владельцев без топлива и без дела, а сейчас развозят воду в удаленные от реки районы.

- Михалыч! – прикрикнул Семен на одного из своей бригады, - а ну работать! Что ты сел, ну что ты сел!

- Да я только наклонился за корнем…

- Какой только наклонился, ты там уже пять минут сидишь. А ну работай, солнце еще высоко!

***

Место: окрестности Нижнего Новгорода.

Время: День Х +280.

Семени сидел перед радио и слушал новости. Хороший приемник, спасибо Ирине Викторовне за него. Жаль, умерла старушка. От недоедания у неё какая-то хроническая болезнь обострилась, а лекарств не было. Многих схоронили зимой…

Не смотря на катаклизм, радио все еще работало. Говорят, рядом с Москвой даже телевидение есть. Останкинская башня перенеслась целиком и с неё транслировали на Москву, организованные колхозы и форпосты новой цивилизации – поселки вдоль Торфяной дороги, Коломну и Волоколамск, запирающие Москва-реку от туземцев. Тут же, в поселке, основанном на том месте, где в будущем построят Нижний Новгород, ловило только радиол и то не всегда.

Утром новости были самыми обычными. Тема номер один - битва за урожай, потом строительство железной дороги, интервью одного из членов Совета. В подробностях рассказали про казнь на Красной площади некоторых чиновников, на которых повесили проблемы с продовольствие и недавнее урезание пайка.

Потом – документальная передача об обороне Ростова. После переноса из Москвы вырвалось по воде несколько банд, в основном созданных по национальному признаку. Часть просто решила уйти из города, пака в нем что-то непонятное творится, другие, когда прояснилась обстановка, решили поиграть в конквистадоров и индейцев. Одна из таких банд пошла вниз по Клязьме, добралась до Суздаля и, разбив местное ополчение, стала править там. Увы, но, кроме мужества, русичи из XII века мало что могли противопоставить захватчикам. Потом часть из «конквистадоров», перессорившись с остальными, ушла искать себе другое княжество. От местных они узнали, что тут рядом богатый город Ростов и отправились брать его. Толи с вооружением у этой группы были проблемы, толи с организацией, толи просто ростовчанам повезло, но половину конквистадоров они перебили ночью, а вторую пленили и торжественно спалили в срубе.

После документального фильма были очередные новости, где, помимо прочего, рассказывали об успехах Сил обороны Москвы в Булгарии, где они совместно с туземцами зачищали остатки конквистадоров.

Вообще, движение конквистадоров было очень сильным. Больше всего не повезло Рязанскому княжеству. Как известно, река Москва впадает в Оку, а вдоль Оки и её притоков расположены крупнейшие города Рязанщины. Несколько отрядов конквистадоров разрушили города, а болезни довершили начатое… В общем, этого княжества больше не было, как и половины Ростово-Суздальского. Половину Булгарии тоже разнесли, вторую сейчас добивали грипп, корь, ОРВи и прочие болезни. Смутные слухи доходили с Кавказа, судя по всему, там строится несколько великих империй и идет война всех со всеми с кровавой резней.

Семен доел остатки скудного ужина, вышел из дома, проверил еще раз, заперт ли барак с рабочими и нет ли подкопов – приходилось их закрывать на ночь, манагеры - так в этих краях прозвали рабочих, большая часть которых была из менеджеров, имели скверную привычку по ночам выкапывать молодую картошку, и вернулся к телевизору. Там шла очередная историческая передача про данный исторический период, конкретно – про Владимира Мономаха, великого князя Киевского. Жаль только что сам Мономах уже умер. Группа захвата умудрилась немного покалечить князя и уже в Москве он подхватил сразу несколько заболеваний, от которых и умер.

Внезапно передача прервалась экстренным выпуском новостей. Волнующимся голосом ведущая сообщила о беспорядках в центре Москвы, стрельбе и о запрете гражданам появляться на улицах города. Семен в очередной раз поблагодарил судьбу за то, что он догадался пойти добровольцем осваивать Нижний Новогород.

Через некоторое время какой-то милицейский чин сообщал об убийстве мэра и ряда членов Совета группой заговорщиков, стремившихся утвердить свою власть в столице и скрыть свои махинации, и призывал к спокойствию и поддержке действий только что образованного Чрезвычайного комитета.

Семен взял радиоприемник и начал искать иные радиостанции. На одних частотах говорили то же самое, на других – обвиняли в убийстве мэра Чрезвычайный комитет и призывали поддержать уже их. Одна из радиостанций не поддерживала ничью сторону, она сообщала только голые факты. Беспорядки в Москве, стрельбу на улицах, немногочисленную бронетехнику – в основном БТРы и то, что сумели сделать из инкассаторских машин. Массовые грабежи, погромы, штурмы продовольственных складов, пожары, крупный пожар в Капотне, возможно, на нефтеперерабатывающем заводе, бои в районе Останкино… Тут внезапно радио отключилось. Кто-то взял штурмом радиостанцию…

***

Место: окрестности Нижнего Новгорода.

Время: День Х +360.

Нижний Новгород – так назвали новый город, был небольшим поселением. Небольшой военный гарнизон – около двух тысяч бойцов, что, впрочем достаточно, чтобы держать в страхе все соседние племена и колхозники, призванные кормить этот гарнизон. Народу не так уж и много, но, не смотря на это, зал заседания был полон.

Семен за последнее время успел подняться до председателя колхоза, очень большой чин по нынешним временам, особенно, если учесть что колхозов в окрестности только пять. Теплое место он получил благодаря своевременной смерти прежнего председателя, забитого рабочими и связям – а делов-то всего одному начальнику отсыпать мешок картошки, другом подарить припрятанную бутылку…

На повестке дня стоял вечный российский вопрос, «что делать?». На другие вопросы ответ был очевиден. Виновато во всем новое правительство и то, что перенесло Москву, а на Руси жить хорошо только новому правительству.

- Итак, если мы дадим столько, сколько просит Москва, нам самим не хватит, - подвел черту под дискуссией Михалыч, зам коменданта по продовольствию, - даже если мы уморим манагеров, придется жить впроголодь. Но кто будет работать весной? Новых манагеров нам не дадут, засевать надо и подмосковные поля, туземцев почти не осталось…

- Но если мы не дадим, то из Москвы приплывут каратели, - возразил Иван Иванович. Он тоже поднялся до председателя колхоза, - сможем от них отбиться?

- Нет, не сможем. Тысяч десять Москва вполне может перебросить, суда есть.

- А если дать меньше?

- Нельзя, - устало возразил зам коменданта, - говорю же, они знают наши объемы урожая, кто-то донес. Либо сдаем, сколько требуют и дохнем в следующем году, либо – петля или кое-что похуже за укрывательство продовольствия …

- А другие как? Не с наж же одних такой налог требуют?

- В других городах тоже самое. Что в Рязани, что в Булгарии…

- Есть предложение, - комендант встал и обвел своим взглядом собравшихся. – Я говорил с Казанью, их тоже не устраивает ситуация. Казань собирается отделиться от Москвы. Сил у них больше, чем у нас, сами знаете, сколько туда народу перебросили, когда Булгарию зачищали. Предлагаю уйти туда.

- А транспорт? У нас только один пароходик.

- А чем вас не устраивает та баржа, что пришла за данью? Урожай туда весь влезет, да и манагеры.

- Что сделает Москва?

- Пока отреагирует, пока соберет отряд, наступит ледоход. Да и не может она перебросить крупную армию, горючего нет, да и часть судов в Казани.

- А весной…

- Весной будет не до нас, - вмешался Семен. – Я тут прикинул, исходя из нашей урожайности, сколько собрала Москва и поделил на её население… Зимой у них будет страшный голод и наверняка власть сменится. Новой власти будет не до нас, им бы хоть какую-то посевную провести. Думаю, они продадут все, что захотим, если им предложить немного продуктов и нефти.

- Им проще будет приплыть к нам и все отобрать, - возразил Иван Иванович.

- Приплыть? Уводить из города верные войска, которых и так мало и бросать их в авантюру с сомнительным результатом?

- А как в Казани с продовольствием? – спросил зам коменданта.

- Так же, как у нас. Тяжело, часть манагеров помрет, но до урожая дотянем. Дальше будет лучше, новые технологии применять будем. Подсечно-огневое земледелие называется. Сжигаем лес, а в остывший пепел кидаем зерно. Первые пару лет фантастические урожаи.

- Почему тогда так в Москве не сеяли?

- Может ума не хватило, может зерна, или еще чего, кто их знает. Решили сделать упор на огороды с картошкой, а не поля с пшеницей, вот и получили что получили. В Казани-то эту технологию переняли у местных…

- Промышленная база там неплохая – произнес начальник порта. – Мелкий ремонт, добыча нефти, её перегонка… Не одичаем.

- В крайнем случае можно весной уйти вниз по Волге, а там либо в Персию податься, либо вверх по реке Урал…

- Хорошо. Идем в Казань. Кто со мной? – спросил комендант.

- Я, это единственный путь, - согласился его зам.

- Я! – одни за другим произносили офицеры гарнизона, чиновники и председатели колхозов. Кто-то говорил это решительным и твердым голосом, а кто-то отводил глаза. Некоторые отказались. Когда дошла очередь до Семена, он тоже согласился с большинством.

- Я рад, что вы приняли это решение, я уверен, что так будет лучше для всех, - подвел итоги комендант.

- Когда выступаем? – уточнил кто-то из зала.

- Немедленно. Среди нас есть предатель и нельзя дать ему времени оповестить наших гостей.

- Но нам нужно подготовится!

- Уже все готово, стоит дать только приказ, - усмехнулся комендант, - я тут принял кое-какие меры.

- Что вы будете делать с гостями? – спросил Иван Иванович о судьбе приплывшей вчера из Москвы налоговой инспекции.

- Баржу возьмем штурмом, там их немного… Остальных методом святой Ольги. Они попросили для себя отдельный барак. Им же хуже!

- Но…

Комендант не дал ему договорить и позвонил в колокольчик. В комнату вошло несколько солдат.

- Арестовать! – комендант указал на тех, кто не поддержал его идею о походе в Казань, - этих в какой-нибудь барак к манагерам, остальных в темницу. И выступаем. Немедленно!

***

Место: Рим

Время: Х + два года (1112 год от Р.Х)

Рим. Вечный город, город, которому покорялась земля. Начинался он с крохотного поселения на левом берегу Тибра. Шли года, город рос, развивался. Жизнь не была спокойно, то горожане отбивали очередной набег варваров, то воевали с соседями за солеварню… Впрочем, воевали они очень неплохо. Постепенно соседи покорились одни за другими, походы становились все дальше, на новых соседей… Так, железом и кровью создавалась великая держава, вскоре покорившая все средиземноморье.

Рим, как и его империя, тоже врос и привольно раскинулся по обоим берегам Тибра. Его храмы, театры, бани, просто высокие каменные дома поражали воображения пришлых варваров.

Впрочем, ничто не вечно в нашем мире. Прошли года, и иссякла мощь Рима. Империя съеживалась под натиском варваров как шагреневая кожа. Вскоре они постучались и в ворота Рима. Впрочем, он был по-прежнему крупным городом, пока через Италию не прокатились гото-византийские войны. Вот тогда Рим пришел в упадок. Завял, зачах, съежился до крохотных размеров. На Колизее и Форуме паслись козы, а по руинам бродили нищие потомки патрицием и плебеев.

Но город жил и боролся, пусть его жители и сменили тоги на варварские штаны. Если в Риме правили консулы, а потом императоры, то теперь – Папы. Постепенно, год за годом, Рим возрождался. Отстраивались дома, все меньше становилось руин, и все больше появлялось амбиций у владык города. Вскоре они стали претендовать на власть над всем миром, но на власть духовную. Мощь Рима восстанавливалась прямо на глазах, казалось, что еще немного и он станет таким как был, центром мира, и сможет побороться уже и за светскую власть над Италией, а потом и над средиземноморьем. Но случилось то, чего не мог ожидать никто…

По улицам Рима шел человек. Бледное, изнуренное лицо, исхудалый вид… Он ели переставлял ноги. Любой бы, кто увидел бы его, испугался того ужаса, что навек застыл в его глазах. Человек шел, переступал через трупы, заглядывал в дома, словно что-то искал…

Внезапно он услышал звон колокола. Огонек надежды вспыхнул в его душе и он устремился на звук. К базилике Святого Петра. Он шел с трудом, часто останавливаясь, чтобы отдохнуть, но вот уже сама базилика и истощенный монах, звонящий в колокол. Радостный крик вырвался из груди человека. Он не один. Вскоре пришли еще люди.

Они ждали еще два дня и по очереди звонили в колокол, пока хватало сил. Потом они вышли из города, затворили за собой ворота и ушли, ушли навсегда, оставив за собой совершенно мертвый город.

Меньше сотни человек, это все что осталось от Рима… В Москве было множество больных гриппом, корью, иных заболеваниями, порой даже совсем безобидными… Но – у аборигенов не было к ним иммунитета. Многих болезней просто не было в XII веке, а иные за сотни лет изменились до неузнаваемости, придумали множество способов, как обойти иммунную систему человека... У москвичей был иммунитет, выработанный множеством предыдущих поколений, а у аборигенов его не было. Те туземцы, кому везло и они не умерили от одной болезни, умирали от второй, третьей… десятой…

Каждый, кто покидал Москву, не важно с какой целью, стремясь ли уйти подальше от надвигающегося хаоса, выполняя ли задание правительства, нес в себе целый букет заболеваний. Нес с собой смерть.

Меньше сотни человек, все, что осталось от населения вечного города, города, которому когда-то покорялась земля, а теперь оставшегося лишь в легендах. И то большая часть из них не доживет до весны, умрет от голода, холода, погибнет в схватке с хищниками или просто не выдержит краха старого мира.

Как круги по воде, шли от Москвы во все стороны волны эпидемий, за считанные годы распространявшиеся по всей Евразии, Африке и – по части Северной Америки., куда некоторые вирусы занесли птицы… Впрочем, индейцам повезло, как и диким племенам тропиков, тайги или гор – слишком мала плотность населения, выкосив одно-два племени, смерть останавливалась, просто некому было её нести дальше. Но в более развитых областях она двигалась вдоль дорого, вдоль торговых путей от одного города к другому, от одной страны к другой, оставляя после себя трупы и – крохотные кучки выживших.

За несколько лет всей Евразии и Африке угас огонь цивилизации. Наступили Темные века... Впрочем, не везде. Одна цивилизация пока уцелела. Московская цивилизация.

***

Место: Владимир

Время: 20 год от переноса

Семен одел китель – как-никак планируется официальное заседание, посмотрел в зеркало и вышел из покоев. Он важно прошествовал в зал заседания, охранники у входа отдали ему честь.

Бояре уже давно были в сборе. Началось все с рутины. Жалобы, прошения, отчеты о запасах продовольствия, реляции о подавлении очередного бунта среди манагеров…

- Великий князь, гонец от президента России Васильева - возвестил охранник.

- Это который?

- Президент Шатуры, великий князь - пояснил охранник.

- Что ж с Соломонычем случилось? – удивился Семен. – Запускай посланца.

В зал вошел гонец, одетый в чистый, не заношенный костюм еще допереносного периода. Шатура раньше была одним из самых богатых «государств» - поставляла в Москву торф и дрова, и тогда её знать закупила немало всяких предметов роскоши.

Гонец поклонился и вручил Семену письмо, написанное на неплохой старой бумаге. «Пскает пыль в глаза» - усмехнулся про себя князь, - «так, что тут у нас? Преамбула, все как положено, Великому князю Владимирскому, верному вассалу императора казанского… Дальше длинный витиеватый текст… Ага, понятно о чем. Уверяют, что, не смотря на смену власти, выполнят все взятые обязательства и надеются на тоже самое с нашей стороны. Мда, не повезло Соломонычу, совершенно случайно попал под трактор, а его заместитель умер, разумеется, с горя».

- Есть ли что-нибудь, что просил передать на словах президент России? – спросил Семен, выделив последние слова.

- Великий князь, наверняка известно вам, что в Москве опять свара. Не устроить ли нам совместный поход на Москву, за полоном и хабаром?

- Мы обсудим это с нашими боярами, а вы пока идите, наслаждайтесь гостеприимством.

Гонец откланялся и вышел, а Семен окинул взором бояр и спросил у них:

- Что скажете по этому поводу?

- Сейчас там идет серьезная схватка. Кремлевские, заречные, северные, Коломенские… Им не до охраны рубежей. Я думаю, стоит сходить.

- Согласен, стоит, - подержал Никитича следующий боярин, - запасы большие, еще тысячу-другую манагеров прокормим.

- Опять же и дружине нужно размяться.

- А не кинут ли нас торфяники? – возразил осторожный и подозрительный Михаил. – заманят нас в ловушку, перебьют, а потом наложат лапу на княжество. Казань-то нам сейчас не подмога.

- Оно им надо? Зачем им эта авантюра, кто потом с ними в поход пойдет? А без союзников торфяникам нельзя, с их-то соседями… Я думаю надо сходить. Манагеров наберем, да и вдруг что-нибудь ценное прихватим. Ткани там, посуду, металл, может, книги полезные какие…

- Ну ты Степанычь и оптимист! – усмехнулся Никитич, - думаешь, еще что-то осталось из книг, это после-то четырех крупных пожаров и множества мелких? Все, что уцелело, оно давно у местных князьков под замком.

- Четверо за, один против. Идем в поход, таково мое слово, - подвел итог Семен. – Завтра дадим гонцу ответ, пусть подождет, заодно обговорим свою долю и прочее… Что такое? – спросил князь у вошедшего в залу охранника.

- Великий князь, радисты поймали сообщение из Самары. Осадили город кочевники, со дня на день возьмут. Город молит о помощи, мол, еще немного и падут стены…

- Впредь о такой мелочи докладывай после, не прерывай заседание, - повелекл Семен и охранник, поклонившись, вышел.

- Зовут о помощи… - задумался Никитич. – Только кто им поможет? В Казани сейчас свара, Астрахань с Баку воюет… Знал я тамошнего коменданта, хороший был мужик…

- Не нравятся мне эти кочевники, уже второй город берут, – сказал Михаил, - и откуда только взялись? Половцы же вымерли, как мамонты…

- Те, кто в первые дни ушел, или потом, в голодные годы, освоили коневодство и вот, организовывают набеги.

- Ну, до нас они не достанут. Так что нечего волноваться. Меня больше беспокоят слухи из Астрахани, мол, чума у них.

- В тех краях природный очаг чумы, - произнес Никитич, в свое время немного разбиравшийся в биологии. – Но вряд ли она дальше пойдет, думаю, ни Казань, ни Нижний не пропустят чумные корабли.

- Ты на всякий случай продумай, что будем делать, если дойдет до нас зараза, - поручил Семен.

- А тут только одно можно сделать. Ввести строгий карантин и молиться, хорошо молиться. Как туземцы, конечно, не вымрем, но все равно очень неприятно будет…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0