Sign in to follow this  
Followers 0

Японское вторжение на Аляску 1942-1944: ФИНАЛ

5 posts in this topic

Posted

С освобождением Аляски от захватчиков, я теперь ни на миг не сомневаюсь в вашей скорейшей и полной победе над империалистической Японией.

И.В. Сталин в телеграмме Ф.Д. Рузвельту. Июнь 1943

Глупая затея. С самого начала это была глупая затея

Генерал-полковник Т. Иваками. 1946

Последняя воздушная кампания

В середине весны, японский флот, осознавая, что кампания на Аляске в ближайшее время будет проиграна, торопился с развертыванием последнего воздушного наступления против континентальной территории США. Так как планируемые дальние бомбардировщики все еще не были готовы, флот решил использовать существующие; зимой 1943, два десятка дальних бомбардировщиков G4M, приближавшихся к грани эксплуатационного износа, были модифицированы для осуществления дальних вылетов "в один конец".

На модернизируемых самолетах обычное шасси заменялось облегченным, сбрасываемым после взлета. Все ненужное оборудование демонтировалось (включая механизмы закрывавшегося наглухо бомболюка и бомбосбрасыватели) и самолеты оснащались одной 1500-кг бомбой, зафиксированной внутри корпуса. За счет этих мер по уменьшению веса и увеличению запаса топлива, дальность полета превысила 7000 км.

2 мая 1943 года, группа из четырех G4M5, перекрашенных в американские цвета и снабженных американскими опознавательными знаками, поднялась из Датч-Харбора и направилась на юго-восток, к острову Гваделупа у мексиканского побережья. Преодолев 5800 километров за двадцать часов, к утру 3 мая самолеты оказались у мексиканского побережья. Здесь, они свернули на восток, пройдя над Калифорнийским Полуостровом, и, оказавшись над заливом, ориентируясь по побережью, повернули на северо-восток.

Целью японцев была Дамба Гувера - крупнейшая в то время гидроэлектростанция на Западном Побережье. Японский флот рассматривал этот удар как, одновременно, практический (нанесение удара по дамбе вызвало бы серьезные перебои в энергоснабжении всего побережья) и моральный (так как дамба была в какой-то мере символом американской индустрии).

Их планы вполне могли бы осуществиться - заход со стороны Мексики позволил им избежать обнаружения радарами Западного Побережья - но когда они пролетали над Аризоной, некий доброволец из гражданского наблюдательного корпуса заметил машины, и, несмотря на их маскировку, заподозрил что-то неладное. Он известил об этом по телефону пост Национальной Гвардии, который передал предупреждение армии. Вскоре после, самолеты были замечены армейскими радарами и стало ясно, что они не отвечают на вызовы.

На базе Неллис была объявлена тревога. В воздух поднялись десять единственных машин, которые могли быть использованы для перехвата - спешно вооруженных 7,62-мм пулеметами тренировочных "Тексанов". Над Невадой разгорелось ожесточенное воздушное сражение в ходе которого два бомбардировщика были сбиты (ценой трех "Тексанов"), и один, поврежденный, промахнулся мимо цели и совершил аварийную посадку в озеро Мид. Четвертому бомбардировщику, однако, удалось совершить заход на дамбу, но защищавшие ее национальные гвардейцы открыли по нему огонь из ручного оружия и станковых пулеметов, и, видимо, поразили пилота: японский самолет дал крен, зацепил крылом склон ущелья, и врезался в основание дамбы, оставив большую, но не угрожающую обрушением выбоину.

Атака на Дамбу Гувера привела к значительному усилению внимания к обороне тыловых объектов США, которые теперь защищались зенитными батареями и аэростатами заграждения. Эта атака оказалась для нас ценным опытом, который значительно помог в отражении "Amerikablitz"[1] летом 1944.

Последующие японские бомбардировочные операции были еще менее успешны чем атака на Гувер-Дэм. 11 мая, два самолета G3M5 вылетели из Датч-Харбора в попытке нанести удар по Чикаго, но попали в сильный грозовой шторм над Канадой, и разбились; обломки их были найдены в 1948 году. 14 июня, была совершена попытка воздушного налета на Денвер, но противовоздушная оборона была начеку, и оба японских бомбардировщика были уничтожены над побережьем; при этом, один из них был сбит реактивным перехватчиком P-59 "Starcometh". Наконец, налет нашей авиации 24 июня на Датч-Харбор уничтожил оставшиеся машины G3M5, и закончил тем самым последнюю японскую воздушную кампанию.

Весенняя подготовка

Адмирал Кинг рассчитывал начать решающее наступление против японцев в конце мая; однако, превентивный удар Иваками вынудил отложить действия на месяц. В это время, Бастонберри, все еще страдающий от последствий ранения, был отправлен на лечение в метрополию. На его место был назначен генерал-лейтенант Куинси Маккормак, знаменитый "непреклонный Кью", на чьи таланты в позиционной войне Кинг особо рассчитывал при прорыве японских позиций.

Американская армия на Аляске была усилена до 45000 человек в составе трех полнокровных дивизий; их поддерживали 18000 солдат Территориальной Гвардии и рейнджеров. Основная часть американских сил была развернута в лагере Маунтансайд, но около двух полков имелось в распоряжении Уэллсона на побережье залива Кука. К маю, японцы оставили более не имеющие значения для них позиции озера Иламна, и связь между Уэллсоном и основными силами наконец-то была восстановлена на суше.

Флот также пополнился новыми кораблями; в состав соединения, оперирующего в водах Аляски, был перечислен отряд из трех эскортных авианосцев - USS "Роанок", USS "Нассау" и USS "Коур" - и быстроходный крейсер-авианосец USS "Гиперион". Канадские крейсера были отозваны в Атлантику, и заменены двумя старыми американскими тяжелыми крейсерами.

Адахи, теперь в звании контр-адмирала, ныне командовал авангардным эскадроном, состоящим из "Секвойи", пяти тяжелых крейсеров ("Луисвилль", "Хьюстон", "Сан Франциско", "Портленд" и "Солт-Лейк-Сити") и крейсера-авианосца "Гиперион". Адмирал Пай по-прежнему командовал Первым Эскадроном, в составе линейных кораблей "Теннеси", "Калифорния" и "Миссисипи", легких крейсеров "Филадельфия", "Саванна", "Феникс" и эскортных авианосцев "Лонг-Айленд", "Роанок", "Нассау" и "Коур".

Военно-воздушные силы на Аляске достигли пика численности почти в 250 пилотируемых и беспилотных самолетов. Самолеты старых моделей были заменены новыми, зачастую более приспособленными к местным условиям.

Весенние бои за Макнейл-Коув

Так как доставка тяжелого вооружения через Алеутский Хребет была связана со значительными затруднениями, для успешного контрнаступления американским войскам требовалось расширить плацдарм Уэллсона в Заливе Кука. Японские войска все еще удерживали большую часть северо-западного побережья залива, включая залив Акумварвек и устье реки Дуглас. В заливе Акумварвек ими была создана база транспортных барж, служивших для перемещения японских войск вдоль побережья по ночам. В долине реки Дуглас, японцы оборудовали аэродром[2] и создали мощные укрепленные позиции, включавшие два 152-мм артиллерийских орудия, установленные на побережье. На озере Нонвианек, японцы имели базу гидроавиации, и за счет этого располагали авиаподдержкой, которую мы не могли нейтрализовать иначе как в воздушных боях.

18 мая, артиллерия Уэлсона открыла огонь около озера Гибралтар. После артиллерийской подготовки, два усиленных батальона перешли в наступление, и, при поддержке роты морской пехоты (форсировавшей на амфибийных танках озеро Иламна) отбросили японцев с позиций. Те, не имея желания ввязываться в безнадежные бои, отступили к оборонительным позициям у озера Кукаклек, поддерживаемым артиллерией и коммуникационной линией с основного японского плацдарма. Таким образом, была обеспечена безопасность фланга планируемой операции на побережье.

19 мая, отряд линейных кораблей адмирала Пая в составе "Теннеси" (флагман), "Калифорния" и "Миссисипи", сопровождаемых четырьмя эсминцами, вошел в Залив Кука, и, заняв позицию к востоку от острова Нордайк, подверг массированному обстрелу японские позиции у бухты Макнейла. Эти позиции поддерживали основную японскую линию обороны у побережья, проходящую вдоль реки Макнейла, и флот уделил особое внимание ее тщательной "обработке" 356-мм и 127-мм снарядами.

В это время, эскадренные миноносцы DD-439 "Эдисон" и DD-508 "Конвэй" вместе с двумя патрульными катерами атаковали стоянку японских барж в заливе Акумварвик. После ожесточенной перестрелки с береговыми батареями, эсминцы потопили или подожгли двадцать восемь японских барж, два тральщика, и малую подводную лодку типа A, одну из двух, за несколько ночей до этого перешедших в залив Кука. При этом, эсминец DD-508 "Конвэй" был поврежден попаданием 203-снаряда японской короткоствольной береговой пушки, замаскированной в лесу; в ответ, линкор "Миссисипи" обрушил на злополучную батарею огонь своих орудий и практически сравнял ее с землей.

Около 14 часов, армейский батальон Уэлсона начал наступление на японские позиции на реке Макнейла, при поддержке легких танков и роты морской пехоты. Японцы оборонялись яростно, и даже сумели подбить ручными гранатами два "Стюарта", но огонь кораблей безнадежно дезорганизовал их оборону, и помешал выдвижению подкреплений. Спустя полчаса, японская линия укреплений была прорвана у моря, и затем полностью охвачена и разгромлена. Потери американских войск оказались крайне невелики, в чем, несомненно, значительную роль сыграла поддержка корабельной артиллерией.

В 16.25, два гидроплана с озера Нонвианек, пройдя на малой высоте над горами, атаковали американские корабли, сбросив бомбы рядом с линкором "Калифорния"; зенитным огнем, один аэроплан был сбит. Около 17 часов, адмирал Нисимура послал из Датч-Харбора более значительное подкрепление в составе восьми бомбардировщиков "Кейт", прикрываемых восемью истребителями "Зеро". Воздушный патруль с эскортного авианосца "Роанок", крейсировавшего вместе с легкими крейсерами к востоку от Кодьяка своевременно обнаружил противника, и перехватил его. Три японских бомбардировщика и один истребитель были сбиты, ценой одного нашего "Уайлдкэта"; остальные японские самолеты отступили.

К 18 часам, армейская пехота окончательно разделалась с японцами у реки Макнейла, отогнав остатки неприятеля вверх в горы по долине реки. Однако, наши войска сильно страдали от огня японской артиллерии и минометов, установленных на южном склоне горного хребта, разделявшего долины реки Макнейла и реки Литл-Камишек. Чтобы сбросить японцев с хребта, потребовались мощные удары авиации из Анкориджа и долгое, медленное наступление пехоты вверх по склону. Один бомбардировщик B-25 при этом был сбит попаданием японской зенитки. После этого, закрепившись на хребте, пехотинцы установили горные пушки и вскоре окончательно сбросили японцев с гор.

Остатки японских сил отступили вглубь гор, где и были заперты. Артиллерия морской пехоты подвергала их регулярным огневым налетам, а авиация непрерывно бомбила с воздуха. Время от времени, японцы поднимались в самоубийственные банзай-атаки, но ни разу за все время они не сумели сблизиться достаточно. К вечеру 20 мая, весь регион полностью принадлежал нам.

Высадка в заливе Дуглас-Ривер

Двадцатого мая, наша морская пехота высадилась с транспортов в долине Дуглас-Ривер. Японцы оказали ожесточенное сопротивление, но тяжелая корабельная артиллерия сломила основной рубеж их обороны, вынудив отойти выше в горы. Здесь японцы закрепились и несколько часов отражали атаки морских пехотинцев, пока плавающие танки, поднявшись вверх по долине, не выгнали их из укрытий. Один танк при этом был поврежден самоубийственными атаками японских солдат с ручными гранатами, но продолжил движение и помог пехоте выбить японцев с позиций.

21 мая, армейские отряды из Макнейл-Коув продвинулись вверх по течению реки Камишак, опрокинув остатки японских войск. Таким образом, защитники долины Дуглас-Ривер оказались охвачены со всех направлений. В безнадежном отчаянии, японские солдаты, тем не менее, цеплялись за каждую складку местности, вынуждая долго и упорно выбивать их оттуда; однако, их было уже слишком мало и они были практически полностью дезорганизованы. Многие японские офицеры совершали сэпукку, не желая допускать даже малейшего риска оказаться в плену; судя по множеству найденных морской пехотой тел с признаками самоубийства, немало японских солдат вдохновилось примером своих командиров. Те же, японцы, кто не желал свести счеты с жизнью, пытались перебраться через горы в контролируемую еще японцами лагуну Суикшак. Неизвестно, удалось ли это хоть кому-то.

К 22 мая, американские войска полностью зачистили побережье залива Акумварвек, оттеснив последние остатки японских войск в горы.

Малые подводные лодки в Заливе Кука

В середине апреля, японский флот, пытаясь оказать воздействие на ситуацию на Аляске, развернул кампанию действий своих легких сил в водах Залива Кука, в первую очередь малых и сверхмалых подводных лодок. План такой кампании был составлен еще в 1942 году, но в тот момент сверхмалые подводные лодки еще не имелись в должном количестве, да и плавание в зимних водах Аляски было сочтено для них слишком опасным.

Действующие в водах Аляски сверхмалые лодки обычно относились к Типу "А" и имели водоизмещение не более 47 тонн. Днем, эти крошечные лодки прятались под маскировочными сетями в небольших заливах и проливах вдоль контролируемого японцами побережья, подзаряжая батареи от береговых дизельных генераторов. Ночью же они выбирались в Залив Кука и крейсировали в ожидании американских кораблей.

2 мая, эскадренный миноносец "Стивенс", патрулирующий к северу от Кодьяка, подвергся атаке со стороны сверхмалой лодки, но сумел от нее уклониться.

В качестве основной меры противодействия, американский флот начал широкомасштабное минирование контролируемого японцами побережья Аляски, выставляя минные банки на расстоянии 5-7 километров от берега. Таким образом были успешно заперты Бухта Дэвиса, залив Кукак, заливы Кафлия и Кинчак. Патрулирующие истребители с Кадьяка также стали обращать внимание на подозрительные объекты в заливах, обстреливая их из пулеметов. Все эти меры привели к тому, что японские сверхмалые субмарины прекратили действовать с передовых баз; действия же с более отдаленных плацдармов не представляли значимой угрозы из-за малой скорости лодок типа А и их очень небольшого запаса свободного хода.

Июньское контрнаступление

К 18 июня, генерал Маккормак объявил, что он полностью готов к атаке. Он имел в своем распоряжении до 40000 солдат в составе девяти полков и отдельных батальонов; все войска были здоровы и боеспособны. В наличии имелся мощный артиллерийский парк, насчитывавший около 290 артиллерийских орудий калибром до 155 миллиметров. Так как доставка тяжелых орудий создавала известные проблемы, в поддержку Маккормака было переброшено значительное количество 4-дюймовых артиллерийских ракет M8, запускаемых с легких направляющих.

В качестве дополнительной поддержки запланированного наступления, в помощь Маккормаку была переброшена 2-я рота 819-го танкового батальона, укомплектованная тяжелыми танками M6A2. Эти огромные 57-тонные машины были с большим трудом доставлены в лагерь Маунтансайд; сложности с их доставкой были таковы, что адмирал Кинг позже заметил “единственной причиной, почему эти танки вообще оказались на Аляске, было опасение, что без них Куинси вообще наступать откажется”. Генерал Куинси Маккормак был одним из главных сторонников тяжелых танков в армии, и хотя мнение Кинга было явно некоторым преувеличением, он, тем не менее, настаивал на включении этих машин в свои атакующие силы.

На начало наступления, танковый парк Маккормака включал одиннадцать тяжелых танков M6A2[3] “Гамильтон”, двадцать два средних танка M3 и M4, и более чем сорок легких танков M3 “Стюарт”.

Противостоящие ему японские войска под командованием Иваками находились в далеко не лучшем состоянии. После всех зимних потерь, Иваками имел не более 11000 боеспособных солдат на всем 60-километровом фронте от Халфмун-Бэй и до озера Илиамна. При этом, значительную часть формально боеспособных солдат составляли вернувшиеся в строй из госпиталей, толком еще не оправившиеся от ранений. Артиллерийский парк насчитывал менее полусотни полевых и тяжелых орудий разных калибров, к которым имелось только весьма ограниченное количество боеприпаса. Противотанковых средств было мало; на весь фронт имелось не более двух десятков противотанковых пушек Тип 94 калибром 37 миллиметров, которые уже показали себя малополезными против брони. Как эрзац-меры, легкие гаубицы Тип 72 были изъяты из пехотных батальонов и переданы в противотанковую артиллерию.

Единственным козырем в рукаве Иваками была его линия укреплений, которую японские солдаты возводили и усиливали с первых дней пребывания на берегах Бристольского Залива. Протянувшаяся по западному берегу реки Квичак, линия эта состояла из эшелонированных траншей, ДЗОТ’ов, собранных из бревен блокгаузов и многочисленных заграждений. Передний рубеж обороны примыкал непосредственно к берегу реки; за ним, приблизительно в 1,1-2 километрах в глубину (в зависимости от участка местности) располагался основной рубеж. Однако, имелось совершенно недостаточное количество железобетонных оборонительных сооружений; чтобы как-то компенсировать эту проблему, инженеры Иваками закапывали в землю и обкладывали толстыми бревнами немногочисленные оставшиеся танки.

Местность перед основным рубежом обороны была интенсивно минирована, хотя из-за недостатка специализированных мин, японцам приходилось полагаться в основном на самодельные растяжки, изготовленные из ручных гранат. Кроме того, в нескольких местах на линии обороны были подготовлены ловушки из закопанных в землю морских мин, приводившихся в действие по кабелю.

Главным недостатком всей оборонительной системы было полное отсутствие резервирования. В среднем, на каждый километр обороны приходилось менее роты, и из них максимум половина была действительно боеспособна.

Иваками не скрывал, что считает свое положение безнадежным. В своих воспоминаниях, он писал, что “даже если бы нам удалось каким-то образом – каким-то невероятным образом, должен заметить, ибо абсолютно все говорило в пользу нашего поражения – остановить американское наступление, мы бы не получили ничего. В складывающейся ситуации на море, не было бы ни единого шанса, что командование станет тратить транспорт и топливо ради снабжения имеющего только моральное значение фронта. Командование уверяло нас, что если мы продержимся, то откроются некие “возможности”; все это было не более чем глупой и бесчестной ложью, призванной скрыть тот факт, что люди, стоящие во главе нашей военной машины абсолютно не понимали что делать с войной, которую они развязали.

post-130-0-21829400-1412315454.png

19 июня, в 00:02, генерал Маккормак отправил в Анкоридж сообщение: “С Богом! Я иду вперед”.

Освобождение Аляски от японского владычества началось с мощного артиллерийского налета в 5.30 утра. Более четырехсот орудий и минометов открыли огонь одновременно, выпуская снаряды по японским позициям от Игьюджига и до Оул-Крик. Огонь непрерывно переносился с участка на участок, тем самым вводя японцев в заблуждение относительно истинного направления атаки (не то чтобы это имело какое-то значение, так как Иваками просто не располагал резервами для маневра).

Около 5.45, армейская авиация из Анкориджа провела массированный налет на японские аэродромы на побережье. Два десятка “Тандерболтов” под прикрытием восемнадцати “Аэрокобр” подвергли полосы интенсивной бомбардировке, уничтожив два десятка японских самолетов на земле; три истребителя Ki-43, успевшие подняться в воздух, были немедленно сбиты. Зенитным огнем японцев два “Тандерболта” были сбиты. В 5.48, звено “Аэрокобр”, пройдя на малой высоте по ущельям, внезапно атаковало аэродром японской гидроавиации на озере Нонвианек, расстреляв и потопив четыре японских гидроистребителя.

Примерно в семь часов утра, под прикрытием дымовой завесы, армейские части форсировали реку и внезапной атакой с применением штыков и огнеметов выбили японцев с передовой позиции у Игьюджига. Японские солдаты в окопах, оглушенные, ошеломленные артиллерийским обстрелом, не оказали значимого сопротивления, и лишь большой ДЗОТ на берегу реки, в котором стояла мелкокалиберная пушка, доставлял значимые проблемы. Фланговые и тыловые подходы к нему контролировались японским обстрелом с основного рубежа обороны, и наличие многочисленных заграждений из обмотанных колючей проволокой древесных стволов создавало существенные затруднения. В конечном счете, пехота сумела-таки расправиться с этим препятствием, открыв ожесточенный пулеметный и ружейный огонь по амбразуре и подведя огнеметчиков на дальность выстрела.

Около 7.30, над полем боя появилась японская авиация. Четыре средних бомбардировщика попытались атаковать наши позиции, но были перехвачены барражирующими над полем боя “Аэрокобрами”; два японских самолета были сбиты.

Решающее наступление началось после двухчасовой артиллерийской подготовки, в 8 часов утра. Двести орудий, сконцентрированных на передовой позиции возле озера Иламна, сконцентрировали весь обстрел на 4500-метровом участке фронта под Игьюджигом, поставив ползучий огневой барраж. Под его прикрытием, танки и пехота форсировали реку, и начали решительное продвижение вперед.

Японские солдаты сопротивлялись отчаянно, но не организовано. Мощный артиллерийский обстрел существенно разрушил их и без того не слишком-то сильные позиции; ответить же японцы практически не могли. Их немногочисленная артиллерия была слишком рассеяна, и подвергалась непрерывным атакам с воздуха. “Тандерболты” и дроны летали в воздухе низко над японскими позициями, бомбардируя очаги любого сопротивления. В довершение всего, каждую минуту более пяти десятков артиллерийских ракет разрывалось на японских позициях.

Около 8.25, передовая японская линия обороны у Игьюджига была полностью сокрушена и занята с минимальными потерями. Однако, основной японский рубеж все еще держался, хотя и подвергался почти непрерывному обстрелу. Приблизительно в 8:38, пятьдесят бомбардировщиков B-25 сбросили барраж из двух сотен тысячефунтовых бомб на основную японскую позицию, параллельно линии фронта. Это было не самым лучшим их действием, поскольку несколько бомб упали в расположении американских частей, определенно не доставив особого удовольствия солдатам.

К 10 часам, закрепление на оставленных японцами позициях было полностью завершено. Японцы, однако, пытались контратаковать небольшими группами солдат, пробиравшихся по окопам и специально проделанным в грунте крытым траншеям, по которым они проползали в наш тыл и открывали беспорядочный огонь. После нескольких подобных инцидентов, ротные командиры выделили солдат для обнаружения таких “лисьих нор” и уничтожения их ручными гранатами и взрывпакетами. Приблизительно в десять часов, около роты японских солдат при поддержке передвигавшегося по траншее малого танка попытались внезапной атакой выбить наших солдат с позиций на северном фланге, но были отбиты пулеметным и минометным огнем.

Около 10.25, атака против основной японской линии обороны началась с барража из двух тысяч армейских ракет, выпущенного за десять минут на 4-километровом участке фронта под Игьюджигом. Затем, четыре форсировавших реку по понтонному мосту тяжелых танка M6A3 “Гамильтон” при поддержке пехоты и четырех легких “Стюартов” начали двигаться против основного узла японской обороны. Японские противотанковые и полевые орудия открыли по ним яростный огонь, но их бронебойные снаряды “просто отскакивали от лобовой брони “Гамильтонов”, как шарики в пинг-понге”. Один легкий “Стюарт” был подбит отскочившим от “Гамильтона” снарядом[4]. Легко проломив японские деревянные заграждения, тяжелые танки подошли на дистанцию прямого выстрела к японским ДЗОТ’ам и расстреляли их своими 76-мм орудиями. При этом танки неоднократно подрывались на минах, но легкие растяжки оказались совершенно неспособны их остановить.

Пройдя в пробитую “Гамильтонами” брешь, легкие подвижные “Стюарты” вышли в тыл японской позиции и быстро рассеяли обороняющихся. Наибольшую проблему для этих легких танков создавали заграждения из поваленных древесных стволов, ибо “Стюарты” были недостаточно массивны, чтобы их проламывать. “Гамильтоны” это, кажется, совершенно не замедляло, и 55-тонные танки продвинулись к Игьюджигу, расстреляв по дороге железобетонный блокгауз, с утра создававший сильные проблемы нашей пехоты.

К 12 часам, японская оборона под Игьюджигом была эффективно и полностью сокрушена. Передовые части, сопровождаемые легкими танками “Стюарт” вышли в тыл японским войскам, оборонявшим промежуток между озером Иламна и озером Кукалек, и обратили их в бегство. Отдельные отряды продвинулись на север до Оул-Крик, и разогнали пулеметным огнем крупный отряд японской пехоты, бессмысленно шатавшийся по местности.

Около 12.30, на участке фронта около Левелока (вблизи побережья) сработала японская ловушка, состоявшая из двух крупных морских мин, закопанных и приводимых в действие по кабелю. Более 50 американских солдат пострадали от мощного взрыва. Вслед за этим, тяжелые танки “Гамильтон” сломили японскую оборону на фланге, и вошли в Левелок. Японские солдаты сопротивлялись здесь отчаянно, сражаясь за каждый дом. За время своего пребывания на Аляске, японцы успели построить там множество оборонительных сооружений, которые вдобавок были сильно заминированы. Кроме того, несколько барж “Дайхацу”, вооруженных пулеметами и легкими пушками, поднялись по реке, обстреливая наши войска.

Приблизительно в 13.20, отряд амфибийных танков LVT(A)-4 спустился в реку и зашел в тыл Левелоку. При этом произошла стычка между ними и японскими баржами, патрулировавшими реку; один амфтанк был подожжен и один оставлен экипажем, но одна баржа была потоплена, и одна, пытаясь таранить амфтанк, выскочила на отмель, где и застряла надежно. Точку в столкновении поставил M6A3 “Гамильтон”, вышедший на берег реки и начавший расстреливать баржи из своих 76-мм и 37-мм пушек. Получив два попадания, стоявшая на мели японская баржа взорвалась, и остальные бежали к морю. После этого, амфибийные танки окружили и расстреляли крупный японский пулеметный ДЗОТ на берегу.

В 13.32, генерал Иваками, осознавая свое поражение, отдал приказ к немедленному отступлению. Около 14 часов, японские войска повсеместно стали покидать позиции, отступая на запад к озеру Накнек. Оборона держалась лишь в районе Левелока, где японские отряды стояли насмерть, прикрывая отступление остатков армии.

К вечеру 19 июня, все оборонительные позиции у реки (исключая сектор Левелока, где японцы все еще оказывали сопротивление) оказались в руках американских солдат. Японцы бежали по всему фронту; авангардные части рейнджеров, в компании “Стюартов” преследовали их и громили огнем. В 18 часов, у реки Альганак, произошла последняя на Аляске танковая битва между двумя японскими танками, прикрывавшими отход пехоты, и двумя “Стюартами”.

Утром 20-го июня, генерал Маккормак направил в Анкоридж радиограмму “дело сделано”. Японской армии на Аляске больше не существовало; в боях на линии обороны она потеряла безвозвратно более 4000 человек, причем значительное количество сдалось в плен, что ясно свидетельствовало о осознании японцами безнадежности сопротивления. Основные оборонительные позиции японцев были оставлены, и они потеряли 80% всего своего оружия и боеприпасов. Потери нашей армии были много легче; суммарные составили всего около 1100 человек, причем из них более половины вернулись в строй менее чем через неделю.

Эвакуация японских войск

Генерал Иваками считал необходимой эвакуацию еще весной 1943 года; однако, армейское командование все еще лелеяло некую абсурдную мечту, что положение на Аляске удастся каким-то образом стабилизировать, и отказывалось разрешить эвакуацию. Понимая, что таким образом ничего добиться не удастся, Иваками был вынужден договариваться напрямую с Нисимурой в Датч-Харборе о предоставлении транспортного тоннажа для эвакуации японских солдат с материковой Аляски. Нисимура, несмотря на противоречия между армией и флотом, вошел в положение (вероятно, потому что сам понимал необходимость скорой эвакуации) и еще с мая 1943 начал вывозить тяжелораненных в Датч-Харбор.

Официальное разрешение на эвакуацию было дано 24 июня, но уже заранее Иваками отдал приказ оставить рубеж у озера Накнек, и отступать к озеру Бочарова. Этим ему удалось на сутки упредить новый удар Макормака, который рассчитывал окончательно покончить с японской армией. Двое суток боев у реки Накнек носили вялый, нерешительный характер; японцы не высказывали никакого желания вступать в бой, и в то же время сложный рельеф препятствовал их охвату и уничтожению.

Эвакуация японских войск проходила по ночам, баржами “Дайхацу” из Порт-Хейден и Порт-Моллер. Ввиду постоянной угрозы со стороны наших самолетов, японские баржи двигались короткими переходами вблизи побережья, днем отстаиваясь в лагунах и бухточках под маскировочными сетями, в то время как эвакуируемые солдаты размещались в палатках. Всего с 22 по 30 июня, таким путем было эвакуировано более 2000 человек.

К 30 июня, остатки японских войск на Аляске отошли за озеро Бочарова, закрепившись на склонах горы Аниакшак. Здесь, Иваками создал некое подобие оборонительной позиции, используя сложный рельеф. Передовые отряды рейнджеров, следуя за японцами, вышли к горе уже 2 июля, но не решились на штурм без поддержки артиллерии, которая прибыла лишь 4 июля. К этому времени, основные японские силы после двухдневной передышки отошли еще дальше, оставив только передовые отряды прикрытия. Три дня шли бои за гору, и к тому моменту, как они завершились нашей убедительной победой, стало ясно, что кампания закончена: Иваками ушел.

Морское сражение у острова Санак

В то время как армия выбивала с Аляски остатки японской армии, наш военно-морской флот также не сидел без дела. За время оккупации Аляскинского Полуострова, японский флот создал на его южном побережье множество небольших аванпостов, военно-морских баз и аэродромов. С разгромом армейских частей, флот был вынужден начать эвакуацию своего персонала; ввиду невозможности эффективно переводить его через горы, эвакуация эта также велась в основном по морю.

Наиболее крупным аванпостом флота на континентальной территории Аляски была база Колд-Бэй, бывший аэродром Форт-Рэнделл. Расположенная на западной оконечности полуострова, база предоставляла удобную стоянку для японских кораблей и аэродромы для самолетов. С зимы 1942, наша тяжелая бомбардировочная авиация регулярно бомбила Колд-Бэй, но полностью вывести ее из строя не могла.

Так как рельеф местности крайне не благоприятствовал наступлению на Колд-Бэй по суше – единственным таким путем мог быть лишь крайне узкий, заболоченный перешеек шириной не более четырех километров, где наши войска были бы легкими жертвами для японского огня – то разумным было атаковать и взять Колд-Бэй с моря. Захват этой базы вернул бы нам удобный аэродром и стоянку флота менее чем в 300 километрах от Датч-Харбора, что позволило бы совершенно блокировать эту последнюю цитадель Нисимуры. Тяжелая авиация с Кодьяка и Анкориджа не могла в должной степени воздействовать на японские коммуникации вокруг Датч-Харбора а пикировщики и истребители в Колд-Бэй сделали бы то же самое без малейшего труда.

К концу июня, японские силы в Датч-Харборе были все еще достаточно велики, чтобы предоставлять существенную угрозу. Основу их по-прежнему составляла 2-я дивизия линейных кораблей, в составе линкоров “Фусо” и “Ямаширо”; самые старые линкоры японского флота, они все же были еще достаточно опасны благодаря своим 356-мм орудиям и 23-узловой скорости. Их дополняли четыре тяжелых крейсера – “Начи”, “Ашигара”, “Микума” и “Кумано”, и два старых легких крейсера “Киму” и “Тама”. Десять эсминцев и два миноносца завершали состав японского флота. Кроме того, несмотря на активные американские бомбардировки аэродромов Датч-Харбора, японцы имели еще около четырех десятков истребителей и бомбардировщиков ВМФ на аэродромах Кыски и Атту.

post-130-0-16669500-1412315473.png

Ночью 8 июля, отряд из десяти американских миноносцев прошел к северу от Унга-Айленд и атаковал японские корабли и батареи на входе в Колд-Бэй. Произошла интенсивная перестрелка, в ходе которой были потоплены два японских сторожевых корабля и несколько транспортов. Эсминцы не получили повреждений.

Утром 8 июля, основные силы американского флота – четыре линкора, пять авианосцев, пять тяжелых и три легких крейсера – вошли в воды Колд-Бэй. Обогнув Дир-Айленд, линкоры адмирала Пая заняли позицию на входе в бухту Тин-Поинт, откуда их тяжелые орудия могли полностью контролировать вход в Колд-Бэй. В это же время, отряд из восьми эсминцев, сопровождающих эскадру из четырех десантных кораблей APD, вошел в залив, и приступил к высадке войск на его западном побережье. Два стоявших в Колд-Бэй японских малых миноносца, “Томозуру” и “Отори”, вступили с ними в перестрелку.

Как только Нисимура получил сведения о вторжении американских войск в Колд-Бэй, он немедленно начал готовить флот к выходу в море и высылать самолеты в атаку. Эти налеты, однако, не имели практически никакого успеха; патрулирующие истребители с эскортных авианосцев своевременно перехватывали приближающихся японцев. В воздушных боях было сбито 12 японских истребителей и бомбардировщиков, ценой потери всего трех “Уайлдкэтов”.

Около 11.30, два звена японских торпедоносцев, пройдя на предельно малой высоте со стороны залива, сумели прорваться к плацдарму, и повредить попаданием торпеды десантный транспорт USS “Сэндс”. Два бомбардировщика были сбиты зенитным огнем. К этому времени, “Отори” уже был потоплен, а “Томозуру”, с трудом выйдя из-под огня американских эсминцев, выбросился на мель, где был вскоре добит палубной авиацией.

Наконец, около двух часов дня, появился Нисимура. Патрульные самолеты “Каталина”, летавшие у прохода Унимак обнаружили крупное соединение японских крейсеров и эсминцев, спешащее на юго-восток. Следом за ними, рассекая волны, шли линейные корабли “Фусо” и “Ямаширо”; Нисимура бросил на чашу весов все, что имел, пытаясь в последний раз преломить ход битвы за Аляску.

Подойдя к острову Санак, японские силы разделились; медлительные линкоры Нисимуры продолжили путь прямо на восток, в то время как быстроходные крейсера, обогнув Санак с юга, прошли мимо Кэтон-Айленд. Нисимура надеялся зажать американские корабли в заливе между двумя своими отрядами, но его планы неожиданно оказались сорваны; американская авиация осуществила налет на “Фусо” и “Ямаширо”. Мощный зенитный огонь и патрулирующие “Зеро” позволили японским линкорам избежать атаки восемнадцати “Авенджеров”, но уклоняясь от бомб и торпед, линкоры потеряли много времени и выбились из графика.

В 16.25, обогнув с юга Кэтон-Айленд, японские крейсера открыли огонь по отряду коммодора Адахи, патрулирующему у Хоуг-Рок. “Секвойя” немедленно развернула орудия и ответила японцам залпами с большой дистанции, в то время как тяжелые крейсера Адахи устремились на противника. Выписав циркуляцию, японские крейсера выпустили свои дальнобойные торпеды (которые ни в кого не попали) и уже собирались отходить, как вдруг внезапно, залп “Секвойи” с восемнадцати километров накрыл “Ашигару”; два тяжелых 305-мм снаряда пенетрировали броню носовых погребов, и тяжелый крейсер буквально испарился в огромной вспышке взрыва.

Уцелевшие японские крейсера бросились убегать, преследуемые по пятам американцами. Идущий в хвосте японской колонны “Кумано” оказался под сосредоточенным огнем одновременно “Хьюстона”, “Сан-Франциско” и “Луисвилля”, которые стреляли по нему без перерыва. Кормовые башни японского крейсера были разбиты вдребезги; осыпаемый снарядами, он внезапно покатился с сильным креном влево, вывалившись из строя. Выписав огромную дугу, он прошел в обратном направлении вдоль всего американского построения, и после нескольких мощных взрывов разломился и затонул у Кэтон-Айленд.

К этому времени, два линкора Нисимуры уже обошли Кроули-Рокс к северу от острова Санак и с дистанции в 23,5 километра открыли огонь по американским крейсерам. Оказавшись под обстрелом тяжелых орудий, крейсера немедленно поставили дымовую завесу и отступили; контр-адмирал Адахи выдвинулся вперед на “Секвойе” чтобы прикрыть их отход. С большим искусством его старый авангардный линкор маневрировал под огнем двух сильнейших противников, связывая их боем.

Наконец, со стороны Созаварика-Айленд на помощь подошли спешащие изо всех сил линкоры адмирала Пая. Завидев их, линкоры Нисимуры отвернули на запад, но недостаточно быстро, чтобы избежать боя. В 18.45, выстроив свою эскадру параллельно японцам, адмирал Пай приказал “Теннесси”, “Калифорнии” и “Миссисипи” открыть огонь по “Фусо” и “Ямаширо”, к которым примкнул “Микума”.

Хотя Нисимура в общем-то был настроен решительно, он опасался оказаться зажатым между Паем и Адахи, и поэтому отказался от сближения. Японские линкоры интенсивно маневрировали у Тринити-Айленд, ведя огонь по американским кораблям. “Теннесси” был накрыт и поражен двумя 356-мм японскими снарядами; однако, в ответ “Калифорния” и “Миссисипи” накрыли залпом “Ямаширо”. Башня R японского линкора была подбита, в ней произошел взрыв порохового заряда. Вскоре после этого из-за поломки вышла из строя башня X, тем самым оставив линкор без половины вооружения. “Фусо”, поврежденный огнем с “Секвойи” также был вынужден в итоге отступить. Около 20 часов, японские эсминцы поставили дымовую завесу, и линкоры отступили на запад; при этом, их вновь атаковала наша авиация, добившись двух попаданий в “Ямаширо”.

Отступление Нисимуры означало окончательный конец присутствия японского надводного флота в водах Аляски. Это также означало неминуемое падение Колд-Бэй. К утру 9 августа, американская морская пехота начала наступление на город при поддержке корабельной артиллерии и вскоре выбила японцев с аэродрома. Ночью 10 августа основной контингент противника был эвакуирован по морю в Датч-Харбор, и Колд-Поинт вновь оказался в наших руках.

Завершающие бои

Битва у острова Санак стала завершающим сражением Аляскинской Кампании. Вскоре после этого боя, японский флот покинул Датч-Харбор;с захватом нашими войсками Колд-Бэй и его аэродромов, дальнейшее пребывание тяжелых японских кораблей в водах Аляски стало слишком рискованым.

Дальнейшая кампания на Аляске представляет уже незначительный интерес. Американские войска несколько месяцев прочесывали полуостров, ликвидируя отдельные группы сопротивляющихся японцев. 27 июля, форсировав Фолс-Пасс, армейские силы высадились на Унимаке и после недели упорных боев зачистили остров.

Датч-Харбор еще продолжал оказывать некоторое сопротивление, несмотря на крайне интенсивные бомбардировки и обстрелы с моря. 5 августа, морская пехота штурмовала и заняла остров Акутан. 11 августа, был взят Умнак, а уже 14, морские пехотинцы высадились на западной оконечности Уналашки. Неприятель некоторое время вел оборонительные бои, но в целом, бессмысленность сопротивления была уже очевидна, и 20-го августа остатки гарнизона были эвакуированы японскими подводными лодками. К 28 августа, зачистка Восточных Алеут была завершена; однако, одиночные японские солдаты еще продолжали бродить в лесах Аляски вплоть до самого конца войны[5].

[1] Название серии бомбардировочных операций, предпринятых Люфтваффе против Восточного Побережья США с помощью дальних бомбардировщиков Ju 390, и позднее - крылатых ракет V1 с борта таковых бомбардировщиков.

[2] Который, однако, оказался крайне неудобен и никогда не использовался

[3] Один сломался при переходе и не был восстановлен к тому моменту.

[4] Популярная, но маловероятная история.

[5] Последний японский солдат на Аляске вышел из укрытия в горах и сдался 21 августа 1946 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

спешно вооруженных 7,62-мм пулеметами тренировочных "Тексанов".

Это как?!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это как?!

А у них штатно были крепления для подвески пулеметов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, у них штатно два пулемёта было. Так что, видимо, "вооружили" в смысле зарядили.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Хм, но по-моему только на части модификаций.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0