Sign in to follow this  
Followers 0

Космическая программа Украинской Республики


17 posts in this topic

Posted

Впервые вопросы украинской космонавтики в контексте СПМ были подняты еще на заре - в темную эпоху СПМ-1 и Российского Рейха Жириновского. Поэтому раскладки по программе будут опираться на реал и обсуждения 2013 года. Вот как выглядит украинская космонавтика в уже написанном ТЛ с моими комментариями

29 февраля 1992

– Постановлением Национального Собрания Украины образовано Национальное аэрокосмическое агентство Украины. Директором НКАУ назначен Владимир Горбулин.

В  принципе тут реал. Лица примерно те же, только страна как минимум в долларовом выражении (а с 1994 – и по ППС) побогаче.

 

17 декабря 1993

– Подписано соглашение об участии Украины в проекте МКС. Украинские кампании участвовали разработке спасательной шлюпки для станции – «Чайки».

Часть Большой Ядерной Сделки. Украина в отличие от РИ проявляет большую заинтересованность в участии в больших проектах. «Чайка» еще должна сыграть свою роль в ТЛ.

 

9 февраля 1994

 60-й старт (STS-60) по программе Спейс Шаттл. 18-й полет шаттла Дискавери. Экипаж – Чарльз Болден, Кеннет Райтлер, Ян Дэвис, Рональд Сега, Франклин Чанг-Диаз, Леонид Каденюк (Украина). Каденюк – первый космонавт независимой Украины.

 В РИ летал россиянин, но в ЭТЛ Украина высказала заинтересованность в космической программе в рамках БЯС.

 

11 августа 1994

– подписано трехстороннее российско-украинско-казахское соглашение о статусе Байконура. Согласно нему космодром передавался на тридцать лет в управление Трехстороннего консорциума. Доли в Консорциуме распределялись следующим образом – Россия получала 45% прав, Украина – 35%, а Казахстан – 20%.

Украина в ЭТЛ заинтересована в участии в Байконуре и договорилась с Казахстаном о защите своих интересов в Байконуре.

 

4 февраля 1995

– с космодрома Байконур ракетой Циклон-3 запущен искусственный спутник Земли Сич-1 – первый украинский космический аппарат, искусственный спутник Земли, предназначенный для наблюдения за поверхностью планеты с орбиты в интересах хозяйственной деятельности и проведения научных экспериментов по исследованию ионосферы и магнитосферы.

 В  РИ Сич-1 запустили в августе 1995 с Плесецка. Тут у Украины есть более-менее своя площадка в Байконуре, а работа над спутником шла быстрее из-за большего финансирования.

 

3 апреля 1995

– создан международный консорциум Sea Launch Company (SLC). В него входят американская фирма Boeing Commercial Space Company (дочернее предприятие аэрокосмической корпорации «Боинг»), обеспечивающая общее руководство и финансирование (40 % капитала), российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (25 %), украинское ПАО «Южмаш» (15 %), а также норвежская судостроительная компания Aker Kv?rner (20 %). Штаб-квартира консорциума находится в калифорнийском городе Лонг-Бич. В качестве исполнителей по контрактам привлечены российские «КБ транспортного машиностроения» и ЦКБ «Рубин». Целью консорциума являлось создание экваториального космодрома на плавучей платформе для запуска ракет «Зенит».

На данном этапе – реал. Потом возможна более успешная судьба проекта.

 

21 октября 1995

– НКАУ и Бразильское космическое агентство подписали соглашение о совместной космической программе «Циклон-Алькантра», предусматривающую запуски украинских ракет-носителей Циклон-3 и Циклон-4 с бразильского космодрома Алькантра и совместную разработку ракет-носителей нового поколения.

В РИ украинско-бразильское сотрудничество началось в 2003, но Бразилия проявляла космические амбиции и интерес к поиску партнеров в этом деле еще в середине 1990-х.

 

3 июня 1996

– Утверждена конфигурация Международной космической станции. Она состоит из двух сегментов – российского (модернизированный вариант «Мир-2» с участием Украины) и американского (с участием Канады, Японии, Италии, стран – членов Европейского космического агентства и Бразилии). Также к станции на постоянной основе пристыкован спасательный корабль «Чайка», разработанный Южмашем совместно с РКК Энергия и Rockwell International (сильно упрощенная восьмиместная версия МКК «Заря»).

В РИ в 1995-96 гг. РКК "Энергия" совместно с Rockwell International и Центром имени Хруничева предложила на базе "Зари" проект восьмиместного корабля-спасателя для космической станции "Альфа". Рассматривался восьмиместный  корабль (2 члена экипажа плюс пассажиры), доставляемый на станцию "Шаттлом", находящийся на ней в течение 5 лет в постоянной готовности к спуску и имеющий следующие характеристики: масса корабля 12,5 т, масса спускаемого аппарата с экипажем 8 т, диаметр спускаемого аппарата 3,7 м и длина корабля 7,2 м. В июне 1996 года НАСА приняло решение - на этапе развертывания международной станции "Альфа" в качестве корабля-спасателя использовать трехместный модифицированный корабль "Союз ТМ", работы по которому были развернуты в июле 1996 года. Однако впоследствии, когда проект "Альфы" "перерос" в проект Международной космической станции (МКС), и это решение было пересмотрено американской стороной в пользу космического корабля CRV, который должен был создаваться на базе Х-38.

В ЭТЛ данным проектом заинтересовалась Украина и Южмаш, который занялся основой проекта, получившего в ЭТЛ название «Чайка». Также этого хватило, чтобы протолкнуть ее для первого этапа строительства МКС. И да - Чайка сыграет свою роль в ТЛ

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что у нас может получиться в будущем:

1) Последний полет Колумбии и эвакуация экипажа с помощью Чайки-1. Величайшая спасательная операция в истории или +100 к росту акций Южмаша и престижу УР

2) Суперзенит или большой украинский эффективный. Вот что пишет коллега @chameleon

А под УкрЗенитом я имею в виду монстра, предельного для имеющихся на Южмаше технологий. У них есть ЖРД на АТ-НДМГ до 15 тонн, керосинки совсем маломощные... и РДТТ очень приличной 300-тонной тяги О_о. Офигеть. Это не Зенит, это Арес-1 или Ариан-6!

3) А в пампах летают ракеты - украинско-бразильское сотрудничество

4) Украинский модуль в МКС "Надия" в году этак 2006-07

5) Мыши Марса. Вот немного РИ приключений Маска

Маск не дрогнул. Он превратил часть добровольных мыслителей в консультантов и дал им задание начать работу над устройством парникового автомата. Еще он хотел съездить в Россию, чтобы точно узнать, сколько именно будет стоить запуск. Он хотел купить у русских переделанную межконтинентальную баллистическую ракету (МБР) и использовать ее как ракетоноситель. За помощью он обратился к Джиму Кэнтреллу, необычному человеку, который занимался как тайной, так и официальной деятельностью для США и других государств. В послужном списке Кэнтрелла, например, значились обвинения в шпионаже и домашний арест у русских в 1996 году, из-за проблем со спутником. «Через пару недель Эл Гор кое-кому позвонил, и все уладилось, — рассказал Кэнтрелл. — С тех пор я никогда больше не хотел иметь дел с русскими». Но у Маска были собственные планы.

Когда Зубрин и другие энтузиасты освоения Марса услышали о проекте Маска с растениями, они расстроились. «Это бессмысленная затея, — сказал Зубрин. — Чисто символический жест. В ту самую секунду, когда они откроют эту дверь, миллионы микробов вырвутся наружу, и все правила НАСА против заражения земными микроорганизмами будут нарушены».

Однажды в Юте, жарким июльским вечером, Кэнтрелл ехал в своем кабриолете, когда раздался звонок. «Парень со странным акцентом сказал: „Мне очень нужно с вами поговорить. Я миллиардер. И хочу начать космическую программу"». Кэнтрелл плохо слышал Маска — он подумал, что того зовут Иен Маск, — и пообещал перезвонить, когда доедет домой. Поначалу мужчины не слишком доверяли друг другу. Маск отказался дать Кэнтреллу номер своего мобильного телефона и звонил с факса. Кэнтреллу все это показалось интересным, но подозрительным. «Он спросил, есть ли рядом со мной аэропорт и могу ли я встретиться на следующий день, — сказал Кэнтрелл. — У меня в голове зажегся тревожный сигнал». Испугавшись, что это ловушка, устроенная кем-то из врагов, Кэнтрелл пригласил Маска встретиться в аэропорту Солт-Лейк-Сити, где он снял переговорную комнату рядом с залом ожидания авиакомпании Дельта. «Я хотел увидеться с ним в охраняемом месте, чтобы он не мог пронести оружие», — объяснил Кэнтрелл. Когда же встреча наконец состоялась, они сразу нашли общий язык. Маск произнес свою любимую речь о том, что «люди должны стать межпланетным видом», а Кэнтрелл сказал: раз это серьезно, он согласен снова поехать в Россию и помочь в приобретении ракеты.

В конце октября 2001 года Маск, Кэнтрелл и Адео Ресси, однокашник Маска, вылетели регулярным рейсом в Москву. Ресси изображал телохранителя Маска и пытался определить, не начал ли его лучший друг сходить с ума. Друзья Маска уже пытались вмешаться — проводили профилактические беседы, пытаясь отговорить от безрассудной траты денег, и показывали специально подготовленные компиляции из роликов с взрывающимися ракетами. Когда эти меры не помогли, Адео поехал вместе с Маском в Россию, рассчитывая удерживать его, как только можно. «Адео отозвал меня в сторону и сказал: „Илон задумал сущее безумие. Благотворительная акция? Бред какой-то", — вспоминал Кэнтрелл. — Он был сильно обеспокоен, но не возражал против поездки». Да и разве стоило возражать? Они собирались в Россию в разгар бесшабашных постсоветских дней, когда богатые люди могли запросто покупать космические ракеты на свободном рынке.

Команда Маска пополнилась Майком Гриффином и за четыре месяца три раза встретилась с русскими Среди компаний, с которыми они общались, было НПО им. С. А. Лавочкина, производитель зондов для Марса и Венеры по заказу Федерального космического агентства, и МКК «Космотрас», запускающая космические аппараты на коммерческой основе. Все эти встречи, очевидно, проходили по одному сценарию — в соответствии с русскими обычаями. Русские часто пропускали завтрак и приглашали к себе в офис где-то к одиннадцати на ранний обед. Сначала час-другой шел светский разговор за бутербродами, колбасой и, конечно, водкой. В какой-то момент Гриффин начинал терять терпение. «Он не выносит дураков, — объяснил Кэнтрелл. — Начинает оглядываться по сторонам и задаваться вопросом, когда же мы, черт возьми, перейдем к делу». Ответ: нескоро. После обеда долго курили и пили кофе. Как только со стола убирали, главный русский поворачивался к Маску и спрашивал: «Так что вы там хотите купить?» Возможно, Маска раздражала не привычка долго раскачиваться, а то, что русские не принимали его всерьез. «Они смотрели на нас с недоверием, — рассказал Кэнтрелл. — Один из их главных конструкторов отнесся к нам с Илоном наплевательски, решив, что мы вешаем ему лапшу на уши».

Самая напряженная встреча состоялась в богато украшенном, но обветшалом дореволюционном здании недалеко от центра Москвы. Лилась водка, звучали тосты — «За космос! За Америку!» — а Маск сидел на 20 миллионах и надеялся, что их хватит на три МБР, которые можно будет переделать для полета в космос. Разгоряченный водкой Маск спросил напрямик, сколько будет стоить баллистическая ракета. Ответ был: восемь миллионов за каждую. Маск сделал ответное предложение: восемь за две. «Какое-то время они сидели и смотрели на него, — вспоминал Кэнтрелл. — А потом сказали что-то вроде: „Молодой человек, нет“. Кроме того, они намекали, что у него нет таких денег».

К этому моменту Маск решил, что русские либо не собираются вести с ним бизнес, либо просто хотят вытянуть из обогатившегося на доткомах миллионера как можно больше. Он вышел, хлопнув дверью.

http://www.flibusta.is/b/436964/read#t6

в ЭТЛ рядом проходила Украина. Сможет ли она поучаствовать в этом веселье? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Так вот из какого альтмира просачивается такое:

 

http://forum-msk.org/material/news/12378091.html

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не понял как именно чайка спасет Колумбию? А так имхо Украине в 00-х это не потянуть по экономическим причинам. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не понял как именно чайка спасет Колумбию?

Чайка это - спасательная шлюпка для МКС, которая уже на орбите. То есть НАСА достаточно просто включить немного паранойи, а экипажу Колумбии прилететь к МКС и перебраться в Чайку-1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А что им мешает просто перебраться на МКС? Или соль в том что они замечают повреждение до отлета на землю?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чайка это - спасательная шлюпка для МКС, которая уже на орбите. То есть НАСА достаточно просто включить немного паранойи, а экипажу Колумбии прилететь к МКС и перебраться в Чайку-1

"Колумбия" не могла прилететь к МКС, потому что топлива на это не хватало. А даже если бы могла - что толку, она не оборудована стыковочным агрегатом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1) Последний полет Колумбии и эвакуация экипажа с помощью Чайки-1. Величайшая спасательная операция в истории или +100 к росту акций Южмаша и престижу УР

Это хорошо для НФ/АИ фильма, или хотя бы АИ худлита. Что касается просто АИ... ну, всякое случается, конечно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

4) Украинский модуль в МКС "Надия" в году этак 2006-07

В самом оптимистичном варианте, какой можно придумать, один модуль может и будет

А так имхо Украине в 00-х это не потянуть по экономическим причинам.

То что она потянет в самом супероптимистичном варианте, следует рассчитывать по формуле: РИ российская космопрограмма, делённая на три 4 или 5

Edited by ВИП

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это хорошо для НФ/АИ фильма, или хотя бы АИ худлита. Что касается просто АИ...

Сначала нужна альтернативная "Колумбия", потом альтернативная миссия для неё (чтобы разница орбит была в пределах возможностей Орбитера).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С учотом послезнания, наилутший вариант - предвосхетит СпейсИкс.

Главной должна стать разработка ракеты "Зенит-2", котораякак по мне будет на четверть больше. Однако грузоподемност из-за отказа от дорогих решений упадет на треть меньше. Если удастся снизить себистоимост в 3-4 раза, то Украина автоматически становится великой космической державы.

Модификация "Зенит-3" (Тризенит) будет аналогична "Фалькон-Хеви".

 

По поводу космодромов: ненадо три, надо один но надежный. Я за Бразилию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Подниму эту тему, ибо дальше молчать о космическом вопросе нельзя

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если удастся снизить себистоимост в 3-4 раза,

не удастся. нет ни денег, ни ресурсов... старые советские наработки не будут иметь большого успеха из-за конкуренции с Россией, Европой и с конца 90-х придут китайцы... в лучшем случае, будет 3-4% рынка запусков в секторе легких носителей.

Подниму эту тему

откуда деньги на все это великолепие? понятно, что Украиной правят "разумные и грамотные правители", но денег то откуда берут на все это? Уважаемый Владислав, разъясните пожалуйста! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Публикую для ознакомления недописанный черновик 

 

В наследство Украине досталась значительная часть космического комплекса СССР. После получения независимости Мариинский дворец озаботился его судьбой. В украинском правительстве существовало мнение о важности этой сферы в научном, экономическом и военном планах. 29 февраля 1992 года было образовано Национальное космическое агентство Украины, директором которого стал заведующий подотделом оборонного комплекса связи и машиностроения Совмина УССР Владимир Горбулин. Новое ведомство сразу же начало разработку космической программы Украины. Ситуация осложнялась тяжелым финансовым положением Украины в начале 1990-х. В сложившейся ситуации было очевидно, что на данном этапе Украина неспособна самостоятельно развивать космическую программу и без сотрудничества с иностранными космическими агентствами, как традиционного с Роскосмосом, унаследовавшим советскую космическую программу, так и с несоветскими, не выжить. В целом же, если принятая в январе 1993 года программа на 1993-97 года была довольно скромной, то в целом Основы космической политики Украинской Республики на период 1993-2025 были довольно амбициозны. Расходы на космическую программу были достаточно велики по отношению к бюджету. Если в 1993 году они составили [В1] в пересчете на доллары $91 млн., то к 2000 году выросли до $176 млн., обогнав тем самым такую страну как Бразилия.

Первым международным проектом, в котором учувствовало НКАУ, была Международная космическая станция. В декабре 1993 года в рамках договора о ядерном разоружении Украины был подписано соглашение об участии Украины в проекте МКС. Украинским вкладом в проект МКС в 1990-х годах стал спасательный корабль «Чайка», который должен быть пристыкован на постоянной основе к МКС. Чайка была разработана Южмашем совместно с РКК Энергия и Rockwell International на основе проекта многоразового космического корабля «Заря», разрабатывавшегося в СССР. В 1995 году РКК «Энергия» совместно с Rockwell International и Центром имени Хруничева предложила на базе «Зари» проект восьмиместного корабля-спасателя для космической станции «Альфа». Южмаш и НКАУ, стремившиеся внести вклад в проект МКС (за счет в основном американских налогоплательщиков), заинтересовались проектом и вложились в него. Итогом этого стал КК «Чайка», получивший свое название в часть лодок запорожских казаков. «Чайка» представляла собой восьмиместный корабль (2 члена экипажа плюс пассажиры), доставляемый на станцию «Шаттлом» и находящийся на ней в течение 5 лет в постоянной готовности к спуску. «Чайка имела следующие характеристики: масса корабля составляла 12,5 т, а масса спускаемого аппарата с экипажем – 8 т, диаметр спускаемого аппарата – 3,7 м и длина корабля – 7,2 м. В июне 1996 года было принято решение о выведении «Чайки-1» на орбиту на раннем этапе развертывания МКС. Она была отправлена в космос в мае 2000 года на космическом челноке «Atlantis».

Важным для НКАУ вопросом было наличие собственной площадки для запусков. Географическое положение Украины не позволяло иметь на ее территории собственного космодрома – первые ступени ракет падали бы на населенные районы Российской Федерации. Это определило поиск собственной площадки для запусков как важное направление украинской космической программы. Первой целью был, разумеется, расположенный в Казахстане Байконур – основной космодром СССР. После распада СССР вокруг его статуса были ожесточенные споры. На владение площадкой претендовало Российское космическое агентство, когда как Казахстан не желал просто так отдавать России Байконур. Украина, также заинтересованная в нем, стала посредником, предложив взаимовыгодный компромисс. 11 августа 1994 года было подписано соглашение о создании Консорциума Байконур, в управление которому на 30 лет передавался космодром. Доли в Консорциуме распределялись следующим образом – Россия получала 45% прав, Украина – 35%, а Казахстан – 20%. Именно с Байконура 4 февраля 1995 года украинской ракетой-носителем Циклон-5 был выведен первый украинский искусственный спутник Земли Сич-1[В2] . Он был предназначен для наблюдения за поверхностью планеты с орбиты в интересах хозяйственной деятельности и проведения научных экспериментов по исследованию ионосферы и магнитосферы. Сич-1 функционировал до ноября 2001 года. Сотрудничество с Российской Федерацией заключалось, как в сохранении традиционной кооперации между предприятиями России и Украины, так и в участии в новых проектах, таких как Марс-96 – российской автоматической межпланетной станции, предназначенной для исследования Марса. Из-за аварии разгонного блока она не смогла отправиться на Марс.

1995 год стал важным годом для украинской космонавтики и корпорации Южмаш. Кроме запуска собственного спутника, НКАУ добилась ряда важных для отрасли соглашений. Во-первых, это был проект «Морской старт». Идея морского космодрома состоит в том, чтобы доставлять ракету-носитель по морю на экватор, где имеются наилучшие условия для запуска (можно максимально эффективно использовать скорость вращения Земли). Данный способ был использован в 1964-88 годах в морском космодроме «Сан-Марко», представлявшем собой неподвижную заякоренную платформу вблизи экватора в кенийских территориальных водах.

В 1993 году, после того как стало ясно, что не будет создана более мощная ракета-носитель, чем Scout-2 для космодрома «Сан-Марко» (полезная нагрузка при запусках с «Сан-Марко» не превышала 200 кг), Россия и США приступили к консультациям по вопросу о создании проекта, впоследствии получившем название «Морской старт». Международный консорциум Sea Launch Company (SLC) создан в 1995 году. В него вошли американская фирма Boeing Commercial Space Company (дочернее предприятие аэрокосмической корпорации «Боинг»), обеспечивающая общее руководство и финансирование (40 % капитала), российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (25 %), украинская Південна машинобудівна корпорація (Южмаш) (10%), а также норвежская судостроительная компания Aker Kv?rner (20 %). В качестве ракеты-носителя использовалась трехступенчатая ракета Зенит-3SL – модификация ракеты-носителя «Зенит-2» с разгонным блоком ДМ.

НКАУ активно развивала сотрудничество с иностранными государствами. В целом, руководство украинской космической отрасли было меньше, чем их российские коллеги, ориентированы на державность и сохранение советского наследия в неприкосновенности, а более – на извлечение прибыли. Это отличие было определено общим отличием российской и украинской экономических политик – если Кремль пустил ситуацию во многом на самотек, то Мариинский Дворец принуждал к экспортной дисциплине. По интернету ходит история о том, как Южмаш помогал одновременно индийской и пакистанской ракетным программам, причем ей занимались одни и те же люди. Эта история сомнительной достоверности хорошо демонстрирует дух открытости миру и исходящему из мира доллару, присущий украинской отрасли. Примером такого сотрудничества является украинско-бразильская космическая программа.

Бразилия во времена Холодной войны активно развивала свои ВВС, имела ядерную и космическую программы. Хотя эти программы были довольно скромны по меркам США и СССР, они были направлены на обеспечение защиты Бразилии от внешних угроз. С концом Холодной войны и установлением в Бразилии гражданского правительства значимость военной компоненты космической программы Бразилии упало. В 1994 году с целью установления гражданского контроля было создано Бразильское космическое агентство.

Украинско-бразильское космическое сотрудничество стартовало в 1993 году. Во время визита в Бразилию президента Юхновского было заключено соглашение о сотрудничестве в аэрокосмической сфере. Украину интересовало место запуска вблизи экватора – тогда еще не было заключено соглашение о «Морском старте» – и инвестиции в совместные проекты. Бразилию интересовала возможность доведения до ума собственной VLS-1. Итогом стало создание в 1996 году Алкантра-Циклон спейс [В3] – украинско-бразильской компании по запуску ракет-носителей «Циклон» с космодрома Алкантра. За четыре года в проект было вложено 100 млн. долларов США и в 2000 году с Алкантры был осуществлен первый запуск ракеты-носителя «Циклон-4».

С возобновлением в 1995 году экономического роста росли и амбиции украинского правительства. С получением бывшим директором Южмаша Леонидом Кучмой булавы и переездом директора Горбулина в кабинет секретаря СНБО голос аэрокосмического лобби в Киеве зазвучал еще громче. В ответ на голос отрасли Мариинский дворец давал не только деньги, но и соответствующие задания, проявляя готовность к контролю над их выполнением в срок и без особого распила. Новому директору НКАУ Александру Негоде предстояла задача активного развития отрасли. Ему предстояло впихнуть в около полумиллиарда гривен в год амбиции Мариинского дворца и паранойю Минобороны, опасающегося «веймарского варианта» развития событий в России. Национальная программа требовала от конторы, имеющей производство ракет легкого и среднего класса, а так же небольших спутников пилотируемой космонавтики и национальный носитель, не говоря уже о спутниках, к счастью, уже освоенных Южмашем.

Проблема импортозамещения решалась двумя способами. Самым простым было переманивание в Украину российских коллег и технический шпионаж. Ситуация в российской промышленности была хуже чем в украинской. У госпредприятий часто не было денег даже на выплату зарплаты. В этой ситуации Украина, где более низкие в номинальном отношении зарплаты выплачивались вовремя и не сгорали тем самым в пламени инфляции, а промышленность худо-бедно, но работала и приносила стране экспортную выручку, смотрелась более выгодно. Дефолт 1998 года только усугубил ситуацию в этом плане – в 2000 году на космос в России было выделено $115 млн., что на 35% меньше украинских трат за тот же год.

Второй путь был сложнее и веселее – соорудить что-то самим. Главной проблемой на этом пути было то, что у НПО «Южное» не было всего комплекса космических технологий СССР, в результате чего приходилось либо разрабатывать в течение долгого времени аналог либо адаптировать имеющееся. Таким итогом порождения сумрачного украинского гения стал Зенит-Эридан, первоначально планировавшийся как украинско-бразильская разработка (в итоге от бразильцев осталось только название южного созвездия в качестве индекса). Главным отличием от еще советского оригинала были двигатели первой ступени. Двигатель РД-171, производившийся в России и имевший тягу в 740 т, был заменен на девять укороченных РД-120К, из которых четыре угловых двигателя изображали рулевые камеры и болтались в карданах. Другим масштабным проектом, разработка которого началась в середине 1990-х, было семейство ракет-носителей «Маяк». «Маяк» должен был стать продолжателем проекта 11К37 – тяжелой ракеты на основе «Зенита», которая разрабатывалась в советское время. Планировалось создать линейку пакетных ракет-носителей, которые могли бы выводить на НОО от 1,5 т до 70,1 т полезной нагрузки[В4] . Правительство согласилось выделить деньги на программу «Маяк», но основные разработки начались уже в 2000-х года, когда экономический бум поднял за десятилетие бюджет отрасли до 1,2 млрд. долларов.

Исследовательские программы в описываемый период делились на пилотируемые и непилотируемые. Непилотируемые исследовательские программы заключались в запусках спутников с различными миссиями. Дело Сич-1 было продолжено в 1996 году с запуском аппарата Океан-О, целью которого было исследование поверхности мирового океана. К концу десятилетия Украина имела на орбите группировку в семь исследовательских спутников. Также Украина запускала и другие спутники. В 1999 году был запущен собственный телекоммуникационный спутник «Лыбедь». Свои спутники запускало и Министерство обороны, заинтересованное в космической разведке. Также Минобороны совместно с НКАУ осуществляло деятельность по мониторингу космического пространства и управлению космическими аппаратами. Центром наземной инфраструктуры НКАУ является Центр космической связи и управления полетами, расположенный в Евпатории.

Также существовала пилотируемая космическая программа. Украина как наследник СССР имела огромные амбиции в этой отрасли, но отсутствие подходящего носителя и денег резко ограничивали возможности развития национальной пилотируемой космонавтики. Без собственного носителя соответствующего класса и космического корабля Украине в клубе пилотируемой космонавтики делать нечего. Впрочем, по состоянию на конец 1990-х годов это были решаемые в среднесрочной перспективе проблемы. Южмаш потихоньку прорабатывал тему ракет-носителей «Маяк» и имел опыт постройки «Чайки-1».

Так как собственная пилотируемая программа была вопросом престижа, то, естественно, было решено договориться об отправке украинского космонавта на российском или американском корабле. Переговоры об этом начались еще в 1992 году. Первым украинским космонавтом стал Леонид Каденюк. Каденюк родился в 1951 году на Буковине, в 1976 году отобран для участия в программе «Буран» в качестве летчика-испытателя. В 1989 году закончил самолетостроительный факультет МАИ. В период 1990-1992 годов по полной программе прошел подготовку в качестве командира транспортного корабля «Союз-ТМ». Во время подготовки к космическим полетам и в процессе испытательной работы прошел уникальные инженерную и летную подготовку. Изучил космические корабли «Союз», «Союз-ТМ», МТКК «Буран», орбитальной станции «Салют», частично орбитальный комплекс «Мир» и американский многоразовый транспортный космический корабль (МТКК) «Space Shuttle». Принимал участие в разработке и испытании авиационно-космических систем, в их эскизном и макетном проектировании, а также в летных испытаниях систем. Летал на более чем 50 типах и модификациях самолетов разного назначения, в основном на истребителях, а также на американском тренировочном самолете Northrop T-38. За время подготовки к космическим полетам прошел подготовку по проведению научных экспериментов на борту космических летательных аппаратов в самых разных направлениях: биология, медицина, метрология, экология, исследовании природных ресурсов Земли из космоса, геологии, астрономии, геоботаники. В 1995 Каденюк отобран в группу космонавтов Национального космического агентства Украины. Готовясь к полету в космос, с апреля по октябрь 1996 года работал научным сотрудником отдела фитогормонологии Института ботаники имени Н. Г. Холодного НАН Украины. Прошел подготовку в NASA к космическому полету на американском космическом корабле многоразового использования «Колумбия» миссии STS-87 как специалист по полезной нагрузке. Дублером Каденюка стал Ярослав Пустовой. В период с 19 ноября по 5 декабря 1997 совершил космический полет на американском МТКК «Колумбия» миссии STS-87. Во время полета Каденюк провел эксперименты по изучению влияния микрогравитации на рост растений. Леонид Каденюк вернулся на Землю национальным героем. Прошла торжественная встреча в Мариинском Дворце, где он получил Орден Тризуба I степени и звание генерал-майора. В дальнейшем Каденюк бел депутатом Национального Собрания, а в 2009 году назначен директором НКАУ.

Переговоры о втором пилотируемом полете украинского космонавта начались еще до полета Каденюка. Первоначально он планировался на 2000 год, но из-за проволочек и нестыковок Ярослав Пустовой полетел в космос только в 2003 году. Он был включен в состав полета по программе «Шаттл» STS-107[В5]  и полетел в космос 16 января на шаттле Columbia. Так началось то, что могло бы стать самым эпичным провалом украинской космической программы. Внешний топливный бак челноков покрывался термоизоляцинным покрытием, предназначенным для предотвращения образования наледи на оболочке бака, заправленного жидким кислородом и водородом. Примерно на 82 секунде после старта от левого обтекателя крепления шаттла к внешнему баку отделился кусок изоляции, который с силой ударил по углепластиковой панели левого крыла Columbia, образовав пробоину диаметром 15 см.

Отделение обтекателя отмечалось и в прошлых запусках – STS-7, STS-32, STS-50 и STS-112. Все эти запуски были признаны успешными, отделению изоляции не было придано должного внимания, и оно было признано нормальным. Повторялась история с Challenger – проблемы с эрозией уплотнительного кольца, ставшие причиной его катастрофы, отмечались и раньше, в результате чего произошла «нормализация отклонения». К счастью для экипажа украинский представитель в НАСА Павел Дегтяренко имел достаточную квалификацию, чтобы оценить риски, и свежий взгляд, на котором не сказалась нормализация отклонения. Когда начальство НАСА проигнорировало его предостережения, он позвонил в Киев, сообщив о ситуации Негоде. Через четыре часа о проблеме знал президент Кучма. Он оценил риски и, не желая рисковать жизнью украинского космонавта, решил вмешаться в ситуацию. Украинский президент позвонил своему американскому коллеге и рассказал об опасениях своих инженеров. Буш, не желавший повторения истории с Challenger, обратился к НАСА, требуя дополнительные проверки. Проведенный 20 января эксперимент показал, что кусок теплоизоляции пробивает углепластиковую обшивку насквозь. После этого в НАСА пришли к выводу, что сажать Columbia в нынешнем состоянии не безопасно и нужно искать способ спасения экипажа.

Существовало два варианта исправления ситуации. Вариантом А была спасательная экспедиция с помощью Atlantis. Миссия Atlantis STS-114 первоначально была намечена на 1 марта 2003 года и заключалась в снабжении МКС и смене экипажа станции. При форсировании подготовки к запуску Atlantis удавалось запустить 10 февраля, когда запасы у Columbia заканчивались только 15 числа. В качестве варианта Б выступал ремонт корабля силами экипажа. Главной проблемой, угрожавшей Columbia, была пробоина в теплоизоляции, которая могла привести к разрушению крыла во время прохода в пузыре плазмы, образованной при столкновении челнока с частицами воздуха, нагревшимися до нескольких тысяч градусов. Так как полностью заменить обшивку было нельзя, пришлось импровизировать. Борьба за живучесть шла в двух направлениях. Во-первых, необходимо было препятствовать попаданию плазмы на лонжероны, для чего пробоину заделали с помощью воды. Расчет был на то, что время испарения воды будет больше времени существования плазменного пузыря. Также было необходимо уменьшить массу корабля. Для этого из челнока выкинули все лишнее, включая лабораторный модуль SPACEHAB. Хотя обсуждался план спасательной миссии с МКС при помощи спасательного модуля Чайка-1, от этого варианта отказались из-за слишком большой необходимой для данного варианта характеристической скорости.

Из-за возможных проволочек с запуском Atlantis рассматривался вариант снабжения Columbia необходимым грузом. На 9 февраля с космодрома Алкантра должна была быть запущена ракета Зенит-Э со спутниками для БКА и НАН (а также Минобороны, но это не точно). Так как головной обтекатель Зенита по параметрам был больше чем у Союза (диаметр 3,9м против 3,75 м, длина 13,7 м против 8,45 м), то внутрь его было возможно запихнуть грузовой корабль «Прогресс» с необходимым грузом на борту. Российская Федерация предоставила его НКАУ и НАСА для организации миссии снабжения, которую планировалось запустить 12 февраля. К счастью, это не понадобилось, так как Atlantis стартовал 11 февраля без происшествий. Спасательная миссия под номером STS-300, возглавляемая Эйлин Коллинз, прошла успешно. Экипаж Columbia по тросу был доставлен на Atlantis, после чего корабль совершил посадку на мысе Канаверал. Columbia была затоплена в Тихом океане в виду того, что для шаттлов не предусматривалась возможность беспилотной посадки.


 [В1]В принципе, доля в госбюджете меньше, чем в РФ

 [В2]В РИ в августе 1995 года с Плесецка

 [В3]В РИ в 2006 году, но проект так и не был доведен до ума

 [В5]Вместо израильтянина Илана Рамона

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в тред призывается коллега @chameleon, который в далеком 2014 году составлял наброски программы, которые я тут использовал

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

создании Консорциума Байконур, в управление которому на 30 лет передавался космодром. Доли в Консорциуме распределялись следующим образом – Россия получала 45% прав, Украина – 35%, а Казахстан – 20%.

более правдоподобно Россия 45, Казахстан 35, Украина 20.

За четыре года в проект было вложено 100 млн. долларов США и в 2000 году с Алкантры был осуществлен первый запуск ракеты-носителя «Циклон-4».

сумма какая то странная... по меркам стоимости оборудования ничто, или почти ничто...

В ответ на голос отрасли Мариинский дворец давал не только деньги,

откуда? печатали? значит, разгон инфляции?

Национальная программа требовала от конторы, имеющей производство ракет легкого и среднего класса, а так же небольших спутников пилотируемой космонавтики и национальный носитель, не говоря уже о спутниках, к счастью, уже освоенных Южмашем.

на это великолепие 150 млн маловато будет. и все таки вопрос - откуда брать деньги? 

если сосредоточится на запусках легких носителей по программе Морской старт, то будет вполне правдоподобно. конечно, пилотируемые проекты и собственные носители тяжелого класса это чересчур, подобно рогозинским полетам на Марс))) и если все таки разумно расписать, откуда деньги, то будет вообще замечательно (особенно история с Колумбией):)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

откуда?

из налогов, разумеется. Откуда еще берутся деньги в бюджете? А про экономическую политику, позволяющую получать налоги в нужном количестве, я писал в ТЛ

 

сумма какая то странная... по меркам стоимости оборудования ничто, или почти ничто...

опечатка, должно быть 400. В РИ первоначально на площадку Союз-Куру планировали потратить 300 лямов евро, оттуда и цифра с учетом инфляции на десятилетие и 30% на что-то пошло не так

 

на это великолепие 150 млн маловато

к 2010 году будет уже миллиард. Экономический бум 2000-х сделает свое дело

 

все таки вопрос - откуда брать деньги? 

кроме бюджетных ассигнований? Доходы от коммерческих запусков (в первую очередь Морской старт), производства продукции для международных программ, в первую очередь для РКА, производства спутников на заказ (пытались в РИ, но из-за некоторых проблем не смогли).

И есть у меня в загашнике один проект, который будет оплачиваться из чужого кармана

более правдоподобно Россия 45, Казахстан 35, Украина 20.

у Украины, в отличие от Казахстана есть чем запускать, так что ее доля будет выше

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0