История Российской Императорской Армии (с 1881 год - настоящее время)


186 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

1894 год

 

На основании Приказа по Военному Министерству №140, Константиновское военное училище переформировано в Константиновское артиллерийское училище (две учебных батареи по 225 юнкеров и 8 орудий в каждой) с двухлетним обязательным обучением и последующим выпуском подпоручиками в артиллерию, а также дополнительным курсом для подготовки 35-ти наиболее успешных юнкеров к поступлению в Михайловскую артиллерийскую академию. Первым начальником училища стал полковник В. Т. Чернявский, бывший командир учебной батареи Михайловского артиллерийского училища.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

21 января 1894 года

Высочайше утверждено «Положение о Дагестанском конном полке». Полк приравнен, по правам, к полкам армии. Полку присвоено старшинство с 16.12.1851 г. (ПСЗРИ10.253) (с 08.02.1894 г. – Дагестанский конный полк (ПВМ25), 08.03.1894 г. – полк прикомандирован к Кавказской кавалерийской дивизии (ПСЗРИ10.411)).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

 

11 марта 1894 года

1-й – 4-й Ковенский, 1-й – 4-й Новогеоргиевский, 1-й – 4-й Варшавский, 1-й – 4-й Ивангородский, 1-й и 2-й Зегрижский, 1-й и 2-й Кронштадский, Аренсбургский, Динабургский, Карсский крепостные пехотные батальоны развернуты в двух батальонные крепостные пехотные полки.

 

 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

2 мая 1894 года

Приказом по Военному Министерству из кадров Туркестанской железнодорожной бригады сформирована 2-я Туркестанская железнодорожная бригада. В свою очередь Туркестанской железнодорожной бригаде присвоен первый номер. 1-я и 2-я Туркестанские железнодорожные бригады направлены на строительство Туркестано-Сибирской железной дороги.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

24 мая 1894 года

Приказом по Военному Министерству переименованы:

1) Донские (Бугские, Дунайские, Уральские, Оренбургские, Сибирские, Амурские) казачьи №… полки – в …-й Донские (Бугские, Дунайские, Уральские, Оренбургские, Сибирские, Енисейские, Иркутские, Амурские, Уссурийские) казачьи полки;

2) Первоочередной, второочередной и третьеочередной Кубанский, Таманский, Екатеринодарский, Полтавский, Хоперский, Ейский, Лабинский, Уманский, Кавказский, Линейный, Черноморский полки Кубанского казачьего войска – 1-й, 2-й, 3-й Кубанский, Таманский, Екатеринодарский, Полтавский, Хоперский, Ейский, Лабинский, Уманский, Кавказский, Линейный, Черноморский полки Кубанского казачьего войска;

3) Первоочередной, второочередной и третьеочередной Волгский, Горско-Моздокский, Кизляро-Гребенский, Сунженско-Владикавказский полки Терского казачьего войска – 1-й, 2-й, 3-й Волгский, Горско-Моздокский, Кизляро-Гребенский, Сунженско-Владикавказский полки Терского казачьего войска;

4) полки Забайкальского казачьего войска:

1-й Забайкальский казачий полк (6.05.1872 г. – Учебный конный дивизион Забайкальского казачьего войска, 4.04.1878 г. – Конный полк №1 Забайкальского казачьего войска, с 21.10.1897 г. – 1-й Верхнеудинский забайкальский казачий полк, с 12.08.1898 г. – 1-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска);

2-й Забайкальский казачий полк (11.12.1893 Конный полк №3 Забайкальского казачьего войска, с 21.10.1897 г. – 1-й Читинский забайкальский казачий полк, с 12.08.1898 г. – 1-й Читинский полк Забайкальского казачьего войска);

3-й Забайкальский казачий полк (4.04.1878 г. – второочередной Конный полк №2 Забайкальского казачьего войска, 11.12.1893 г. – №3, с 21.10.1897 г. – 2-й Верхнеудинский забайкальский казачий полк, с 12.08.1898 г. – 2-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска);

4-й Забайкальский казачий полк (4.04.1878 г. – второочередной Конный полк №3 Забайкальского казачьего войска, 11.12.1893 г. – №4, с 21.10.1897 г. – 2-й Читинский забайкальский казачий полк, с 12.08.1898 г. – 2-й Читинский полк Забайкальского казачьего войска);

4) 1-й – 6-й пластунские батальоны Кубанского казачьего войска – в 1-й – 6-й Кубанские пластунские батальоны;

5) пешие батальоны №1-й – 6-й Забайкальского казачьего войска – в 1-й – 6-й Забайкальские пешие батальоны.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

8 октября 1894 года

По представлению Кавказского генерал-губернатора, командующего Кавказского военного округа генерал-адъютанта, генерала от кавалерии Шереметева Сергея Алексеевича Высочайше утверждено «Положение о Грузинском Корпусе» (ПСЗРИ10.991).

В соответствии с положением приказом по военному ведомству сформирован Грузинский Корпус (г.Тифлис) в составе:

1-я Грузинская стрелковая бригада (1890 Кавказская туземная стрелковой бригада, 1894*) – г.Телави:

1-й Грузинский стрелковый Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича батальон (1887 1-я Кавказская стрелковая (туземная) Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича дружина, 1894*);

2-й Грузинский стрелковый батальон (1887 2-я Кавказская стрелковая (туземная) дружина, 1894*);

3-й Грузинский стрелковый батальон (1887 3-я Кавказская стрелковая (туземная) дружина, 1894*);

4-й Грузинский стрелковый батальон (1887 4-я Кавказская стрелковая (туземная) дружина, 1894*).

2-я Грузинская стрелковая бригада (1894*) – г.Кутаис:

5-й Грузинский стрелковый батальон (1887 1-я Кавказская резервная туземная дружина, 1889 1/Горийского резервного кадрового полка, 1894*);

6-й Грузинский стрелковый батальон (1889 2/Горийского резервного кадрового полка, 1894*);

7-й Грузинский стрелковый батальон (1887 2-я Кавказская резервная туземная дружина, 1889 1/Делижанского, 1891 1/Лорийского резервного кадрового полка, 1894*);

8-й Грузинский стрелковый батальон (1889 2/Делижанского, 1891 2/Лорийского резервного кадрового полка, 1894*).

3-я Грузинская стрелковая бригада (1894*) – г.Ардаган:

9-й Грузинский стрелковый батальон (1887 3-я Кавказская резервная туземная дружина, 1889 1/Новобаязетского резервного кадрового полка, 1894*);

10-й Грузинский стрелковый батальон (1889 2/Новобаязетского резервного кадрового полка, 1894*);

11-й Грузинский стрелковый батальон (1887 3-я Кавказская резервная туземная дружина, 1889 1/Ардаганского резервного кадрового полка, 1894*);

12-й Грузинский стрелковый батальон (1889 2/Ардаганского резервного кадрового полка, 1894*);

Кутаисский конный полк (по мобилизации разворачивается в Грузинскую конную бригаду в составе: Кутаисский, Ахалцихский, Самурзаканский конные полки).

 

 24 октября 1894 года

Приказом по военному ведомству №251 сформированы русские резервные пехотные батальоны:

4-я Кавказская резервная пехотная бригада

Горийский резервный пехотный батальон;

Лорийский резервный пехотный батальон;

Новобаязетский резервный пехотный батальон;

Ардаганский резервный пехотный батальон.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

13 ноября 1894 года

Приказом по Военному Министерству №266 учреждены:

6-й артиллерийский мортирный полк. Фактически сформирован 31.10.1895 г (ЦГШ245). Расквартирован в г. Херсон (Одесский ВО) (РСВ).

Кавказский артиллерийский мортирный полк. Фактически сформирован 05.01.1896 г (ЦГШ22). Расквартирован в ур. Джелал-Оглы (Кавказский ВО) (РСВ).

 

13 декабря 1894 года

Приказом по Военному Министерству сформирована 4-я Донская казачья отдельная сотня.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

1895 год

 

6 января 1895 года

В Поставах (Виленский военный округ) открыта Офицерская кавалерийская школа для подготовки кандидатов в эскадронные командиры.

 

21 января 1895 года

Высочайшее повеление о введении в крепостной и осадной артиллерии и для 6-дюймовых полевых мортир мелинитовых снарядов. Первые партии 6-дюймовых мелинитовых бомб общим количеством 5699 штук были снаряжены в мелинитовом отделе Охтинских заводов в 1897 г.

 

31 января 1895 года

Высочайшим повелением принята ни вооружение «34-линейная мортира с колесным лафетом и снарядами». Объявлено Приказом по Военному министерству 3 марта 1895 года.

5a32a75a54c3a_34-______.thumb.jpg.8e9c7a

34-линейная (87-мм) нарезная мортира. Основное назначение ее – перекрыть мертвую зону 6-дюймовых нарезных мортир.

34-линейная мортира стреляла чугунной гранатой весом 6,65 кг на дальность до 2690 м. Однако вес мортиры со станком получился более 231 кг, и ее приходилось перевозить на колесах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

1 марта 1895 года

Приказом по Военному Министерству № 41 в Одесском военном округе из офицеров, нижних чинов армии и новобранцев, греческой национальности, владеющих греческим или тюркским языками, учреждены:

Греческая пехотная бригада (г. Феодосия):

1-й Греческий Балаклавский пехотный батальон (г. Балаклава), старшинство установлено с 1778 года;

2-й Греческий Одесский пехотный батальон (г. Одесса);

3-й Греческий Феодосийский пехотный батальон (г. Феодосия);

4-й Греческий Мариупольский пехотный батальон (г. Мариуполь).

Фактически сформированы к 1 сентября 1895 года.

По переписи 1897 года, в Российской Империи по-гречески говорили 187 тысяч человек, на турецко-татарских наречиях говорили 23 тысячи жителей Екатеринославской губернии (большая часть из них это тюркоязычные греки, переселившиеся из Крыма в конце XVIII века). Всего в Российской империи в 1897 году проживало около 210 тысяч греков, из них 72 тысячи в Екатеринославской губернии.

По мобилизации из кадров 1-го – 4-го батальонов предусмотрено формирование 5-го – 12-го Греческих пехотных батальонов. Запасные греческой национальности приписывались к первоочередным батальонам.

Для Греческих пехотных батальонов по образцу Греческого Балаклавского батальона 1830 – 1855 годов установлена форма обмундирования пеших батальонов казачьих войск темно-зеленого сукна с красными клапанами на воротниках мундиров, полем погон (при парадной форме офицеров – эполет), кантов по верху воротника, обшлагов и шаровар, золотым приборным металлом.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

18 февраля 1895 года

Приказом по Военному Министерству № 33 утверждена новая табель довольствия пехотных войск снаряжением.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

9 марта 1895 года

Окружные юнкерские училища с годичным курсом преобразованы в военные училища с трехлетним курсом, выпускавшие уже не подпрапорщиков, а подпоручиков.

 

15 марта 1895 года

Приказом по Военному Министерству из 1-й и 2-й Приморских конных сотен сформирован Приморский конный дивизион.

 

15 марта 1895 года

Проведены испытания стрельбой первой 12-дм/40 пушки, изготовленной ОСЗ.

12-дм/40 пушка стала орудием нового поколения. Это было первое 12-дм орудие, проектировавшееся под заряды бездымного пороха. Оно не имело цапф и было первым с поршневым затвором.

Скрепление орудия состояло из трех рядов цилиндров и колец. На скрепленный ствол надевался кожух, в который ввинчивался казенник с резьбой для поршневого затвора. Длина ствола 12 192/40 мм/клб, нарезной части – 9611 мм, каморы – 1965,9 мм. Число нарезов 68. Глубина нарезов 1,78 мм. Крутизна нарезов смешанной системы: в начале на длине 0,5 клб парезы постоянной крутизны, затем – прогрессивной крутизны и в конце на длине 4 клб – постоянной крутизны. Вес затвора около 800 кг. Вес орудия с затвором по проекту – 44 250 кг.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

6 мая 1895 года

Высочайшим Указом Государя Императора Николая II Генерал-инспектором кавалерии назначен генерал от кавалерии Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич.

 

5a31921a118c7_____()_3.1.thumb.jpg.81818

 

Великий князь Николай Николаевич (Младший), (6 (18) ноября 1856, Санкт-Петербург – 5 января 1929, Антиб, Франция) – первый сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны (урожденной принцессы Ольденбургской), внук Николая I; генерал-адъютант (1896), генерал от кавалерии (6 декабря 1900).

 

В 15-летнем возрасте Николай Николаевич был зачислен юнкером в Николаевское инженерное училище. После окончания в 1873 г. училища – прапорщик, направлен в столичный учебный пехотный батальон. Получив чин подпоручика, переведен в учебный кавалерийский эскадрон. В 1874 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В 1876 году окончил академию по первому разряду с малой серебряной медалью. Досрочно произведен в капитаны. Участник русско-турецкой войны 1877–1878 годов, состоял для особых поручений при своём отце – главнокомандующем. В числе первых форсировал Дунай: под огнем противника повел одну из колонн за собой, воодушевляя солдат личным примером. 16 июня 1877 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в штурме Шипкинского перевала. За отвагу 10 июля 1877 года был награжден золотым Георгиевским оружием. Произведен в полковники.

 

После войны Николай Николаевич 12 лет прослужил в Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку, «последовательно занимая должности от командира эскадрона до командира полка». С 6 мая 1884 – командир полка. С 11 декабря 1890 – командир 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. С 6 мая 1895 года – генерал-инспектор кавалерии (по 8 июня 1905). Генерал-лейтенант. Усовершенствовал учебный процесс в Офицерской кавалерийской школе. Под его руководством «принят ряд мер по реорганизации кавалерии». В 1901 году присвоен чин – генерал от кавалерии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

12 июня 1895 года

Доклад генерал-лейтенант Сухотина императору о состоянии дел в Императорской Николаевской академии Генерального Штаба.

«В России нет высшего учебного заведения, которое было бы поставлено в такие исключительно благоприятные условия в смысле предварительной подготовки слушателей, обстановки преподавания и материальных средств, как академия генерального штаба

Огромные служебные преимущества, которыми пользуются офицеры этой корпорации не только в армии, но и в других сферах государственной службы, вызывают большой наплыв желающих поступить в академию. За исключением сравнительно малого числа офицеров с образованием юнкерского училища огромное большинство поступающих прошло курс средней школы и затем военного училища, а некоторые офицеры имеют дипломы высших учебных заведений, военных и гражданских. Вся эта масса, обыкновенно раза в три превосходящая число имеющихся в академии вакансий, независимо от полученного ею образования, подвергается конкурсному экзамену из полного курса кадетского корпуса и военного училища.

Таким образом, для поступления в академию офицер уже в зрелом возрасте, снова и основательно, проходит весь среднеобразовательный курс.

Благодаря подобному порядку академия получает контингент слушателей с такой серьезной подготовкой, которой далеко не имеют студенты наших университетов. Офицер генерального штаба, пишущий с ошибками, не умеющий связно выражать своих мыслей, не знающий географии и т.п., невозможен, между тем как, по авторитетному свидетельству статс-секретаря Муравьева и председателей всех судебных учреждений империи, лица, окончившие наши юридические факультеты, даже после пятилетних практических занятий при судах зачастую отличаются широкою безграмотностью во всех смыслах этого слова.

Затем, обстановка преподавания в академии не имеет ничего общего с тем, что происходит в стенах других учебных заведений. Офицеры являются в академию с серьезным желанием работать. Зная, что из числа поступивших по конкурсному экзамену всего около трети попадет впоследствии в генеральный штаб, они трудятся из всех сил, чтобы оказаться в числе немногих избранных. Кроме того, слушатели академии люди дисциплинированные, приученные к порядку.

Наконец, что касается денег, то правительство, хорошо понимая огромное значение академии для армии, не жалеет на нее материальных средств. Итак, академия генерального штаба получает в свое распоряжение хорошо подготовленный состав слушателей, проникнутых самым искренним желанием работать, совершенно спокойную обстановку для научных занятий и богатые материальные средства.

Как же пользуется она этими исключительными условиями? Прежде всего каждого поражает бессистемность академического преподавания. Программы всякого учебного заведения, и особенно высшей профессиональной школы, должны быть строго обдуманы как в целом, так и в частях. Выбор наук для изучения, объем преподавания, не только каждой из них, но даже различных научных отделов,- все это должно вытекать из известной руководящей идеи, составлять в совокупности цельную учебную систему.

Ничего подобного мы не видим в академии. Попадет туда «трудолюбивый» профессор, и на практике никто не препятствует ему искусственно раздувать свой курс, включая в него всевозможные свои «произведения» и обременяя память учащихся совершенно нелепыми деталями; нет в академии соответствующего специалиста, и самые важные отделы совсем не изучаются. Например, курс истории военного искусства в эпоху первой революции переполнен подробностями вроде следующих: «Рыжебурая и светло-чалая лошади не принимались вовсе в немецкую кавалерию», Тост лошадей указывался для шеволежерного полка от 14 фауст (0,344 фт.) 3 д. до 15 фауст, для гусарских полков от 14 фауст 2 д. до 14 фауст 3 дюймов», «В среднем на день отпускалось верховой кавалерийской лошади 7,691, а военно-упряжной лошади 3,841 килограмма овса», «Шеволежеры имели травяно-зеленые мундиры и лейбель с пунцово-красною подкладкою и такими же выпушками», «Гренцгусары носили вместо долмана весту с рукавами из травяно-зеленого сукна с краповокрасными отворотами и без шнуров».

Наряду с этим в академии до последнего времени в течение целых десятков лет совсем не изучали русского военного искусства. Только с прошлого года по моему распоряжению начали понемногу вводить в курс различные отделы этого предмета, но и по сие время еще не возвысились до Отечественной войны, которая пока еще остается в проекте.

Таким образом, офицеры выходили из академии, зазубрив разные глупости из революционной эпохи и не имея никакого понятия о Суворове и Кутузове!!

Бывший начальник академии генерал Леер неоднократно говорил мне, что наши курсы военного искусства представляют огромную мусорную кучу, куда каждый несет свои отбросы. К сожалению, Леер, при всех своих заслугах, отличался полнейшей бесхарактерностью и потому не только не вымел накопившегося мусора, но, наоборот, напустил в академию таких «ученых», которые окончательно ее засорили.

Если в таком хаотическом состоянии находится фундамент-главная основа академического преподавания, то какой же системы можно ожидать от так называемых второстепенных предметов!

Лет пятнадцать тому назад из общеобразовательных наук в академии проходили астрономию, геологию и историю XIX века; потом в разное время пробовали ввести психологию, славяноведение и международное право; в настоящее время от всего этого осталась лишь история ХIХ века, но зато изучаются государственное право, история России и иппология. Почему выбирались именно эти, столь мало имеющие между собою общего, науки; почему они сменяли друг друга-остается непонятным.

Затем, каждого поражает оторванность академии от жизни. В то время как все высшие военные школы Европы идут во главе быстро развивающегося военного дела, наша академия как бы замерла в своих отживших, неподвижных формах.

Офицеров заставляли заучивать переправы на какой-нибудь давно пересохшей речке, запоминать количество баранов и свиней, приходящихся на одну квадратную версту в Галиции. Слушателей академии спрашивали о том, сколько золотников соли на человека возится в различных повозках германского обоза, каким условиям должна удовлетворять ремонтная лошадь во Франции, но занимаясь пустословием о воображаемой тактике Чингисхана и фантастической стратегии Святослава, академические профессора в продолжение целой четверти века не успели даже критически исследовать нашу последнюю турецкую войну. Следуя раболепно и подобострастно, но без всякого смысла и рассуждения в хвосте Драгомирова, представители нашей официальной военной науки прозевали те новые приемы военного искусства, которые под влиянием усовершенствований техники зародились на Западе. Вообще, академия генерального штаба, вместо того чтобы служить проводником новых идей в войска, все время упорно отворачивалась от жизни.

Однако бессистемность академической программы и отсталость отдельных курсов являются несравненно меньшим злом, чем те методы преподавания, которые господствуют в академии.

От начальника в бою главным образом требуется: здравый смысл, инициатива и твердый характер.

Все академическое преподавание, весь режим академии поставлены так, что эти редкие дары природы систематически ослабляются.

Здравый смысл затемняется схоластическим способом изложения науки. Военное искусство – дело живое и практическое, а потому теория его, вместо того чтобы витать в облаках метафизики, должна находиться в постоянном и непрерывном общении с жизнью, должна быть краткой и ясной. В изложении талантливого, действительно знающего дело специалиста самые сложные вопросы являются простыми и понятными. Наоборот, жалкая бездарность, соединенная с отсутствием настоящих живых знаний, обыкновенно старается свои убогие мысли облекать в трудно доступные пониманию формы, наивно полагая, что в этом-то и заключается ученость.

Таким именно характером отличается большинство академических руководств по военному искусству: самые простые вещи расписаны на многих страницах; для доказательства очевидных истин призваны на помощь философия, психология и другие науки; часто встречаются ссылки на первоисточники и архивы, которыми авторы, безусловно, не пользовались; классификация доходит до карикатуры, сводя изложение каждого вопроса к бесчисленному множеству искусственно придуманных пунктов. Даже цельное человеческое существо и то в академии генерального штаба расчленили на «единичного человека, массового человека, волевого человека, умного человека, духовного человека, физического человека», и все это только для того, чтобы потом из всего этого винегрета составить какую-то «коллективную единицу человека», свободную от «духовно-волевых погрешностей».

Например, вот как излагается в академическом учебнике простой и совершенно понятный вопрос об организации войск:

«Свойство природы боя как явления стихийно-волевого, значение между орудиями, элементами боя-человека, господство его в серии этих элементов, огромное преобладающее значение и влияние в бою морального элемента, духовной стороны главного орудия боя человека- все это, в общей совокупности, указывает, что духовно-волевая сторона человека, как единичного, так и массового, должна лечь в основание всех вопросов воспитания и обучения, а равно и вопроса составления коллективной единицы человека, то есть в организации массового человека, масс, в организации отрядов, то есть вообще во всех вопросах организационных».

Затем, второе качество, необходимое для начальника на войне, – сознательная, не боящаяся ответственности инициатива, безжалостно подавляется в академии.

Отвечая на экзаменах, офицер должен точно придерживаться учебника; высказать какой-нибудь самостоятельный взгляд, противоположный взгляду профессора, гораздо опаснее, чем совсем не знать вопроса.

Даже при разработке так называемых тем (предполагающих самостоятельный труд) офицер поставлен в необходимость думать не о составлении по исследуемому вопросу своего собственного мнения, а о том, чтобы как-нибудь не разойтись во взглядах со своими оппонентами, что столь легко в такой неточной области знания, как военное искусство. Тема готовится специально для известных оппонентов. Если оппоненты меняются, то она немедленно переделывается, зачастую в диаметрально противоположном смысле.

Самый разбор тем совсем не имеет характера научного собеседования, а скорее похож на те замечания, которые придирчивый начальник делает своему подчиненному после строевого смотра Оправдание еще иногда допускается, но возражение считается нарушением дисциплины.

Наконец, твердость характера – третье основное качество для будущего боевого начальника – расшатывается гнетом того полицейского режима, который пока еще мне не удалось изменить и он господствует в академии.

Полная неуверенность в своей судьбе, часто оскорбляемое самолюбие и постоянное состояние боязни чрезвычайно вредно влияют на нервную систему. К этому присоединяется переутомление как последствие непомерно разросшихся, ложащихся почти исключительно на память, академических курсов и массы совершенно не нужных практических работ. В результате мы видим в академии: обмороки во время экзаменов, душевная болезнь, а иногда и случаи самоубийства. Я припоминаю один особенно неудачный год, когда в академии произошло семь или восемь несчастных случаев. На указанный факт обратили внимание даже иностранцы. Так, в справочном немецком издании Цеппелина прямо сказано, что большинство офицеров русского генерального штаба имеют расстроенную нервную систему.

Итак, наша академия генерального штаба затемняет здравый смысл, подавляет инициативу и расслабляет характер своих учеников.

Из сказанного понятно, почему способные и самостоятельные, но отличающиеся пылким характером офицеры зачастую покидают академию до окончания курса. Офицеры даровитые, но более спокойные, на время сжимаются, для того чтобы, по выдержании академического искуса, как хорошая стальная пружина, снова расправиться. Что касается массы средних людей, то они в большей или меньшей степени обезличиваются, коверкаются и в таком виде выпускаются в генеральный штаб.

Из среды самой академии один из разумных ее профессоров заявил: «Академия обветшала и нуждается в полном внутреннем обновлении и переустройстве».

Для преобразования академии, на мой взгляд, прежде всего необходимо:

1) Удалить из нее добрую половину теперешних профессоров, причем для чтения лекций по таким прикладным отраслям, как тактика отдельных родов оружия, железнодорожное дело, организация службы генерального штаба и т.п., приглашать заявивших себя на практике специалистов.

2) Установить в академии человеческие отношения, свойственные высшему учебному заведению.

3) Пересмотреть и привести в систему программы по военным предметам, выбросив все лишнее, составляющее лишь напрасный балласт для памяти.

4) Усилить преподавание общеобразовательных предметов, введя в курс на одинаковых правах с военными науками: всеобщую и русскую историю в широком объеме; государственное право; международное право; общую статистику и политическую экономику.

5) Сократить до возможного минимума ситуационное черчение и съемки, выбросить все «рукоделия», вроде «поднятия карт», иллюминовки планов, наклеивания дислокационных знаков и т.п.; взамен этого расширить тактические задачи, военную игру и полевые поездки.

6) Требовать от офицеров, поступающих в академию, хорошего практического знания по крайней мере одного иностранного языка (французского, немецкого, английского или японского); для усовершенствования в этом отношении, по окончании академии, давать заграничные командировки, подобно тому, как это практикуется в Германии. В заключение я выражаю свое глубокое убеждение, что никакое преобразование генерального штаба невозможно до тех пор, пока не будут в корне изменены архаические порядки нашей бурсы».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

14 июня 1895 года

Всеподданнейшая записка И.Н. Гродекова Его Величеству Государю Императору о состоянии дел в Генеральном штабе Российской Императорской Армии.

«Каждый из крупных военных начальников имеет особый штаб, с помощью которого он управляет войсками. При нормальных условиях работа распределяется следующим образом: штаб собирает все необходимые сведения о местности и противнике; на основании этого начальник принимает известный план действий; штаб разрабатывает этот план в деталях и затем, в целом ряде распоряжений, передает волю начальника войскам. Таким образом, на долю штабов выпадает главным образом техника военного искусства.

В столь практическом деле, как война, значение этой техники огромно. Неумело произведенная разведка, неправильно составленный расчет походного движения, неточность в редакции приказаний, ошибки в организации сторожевой службы... каждая из этих технических частностей, при известных условиях, может погубить самый лучший план. Хороший штаб должен работать без суеты и трений, с точностью часового механизма.

Для этого от офицеров генерального штаба требуются не только обширные и разнообразные знания, но также серьезная предварительная практика в «вождении войск» как на театре войны, так и на поле сражения. Эта практика должна выработать в них известный навык, своего рода рутину. В самые критические моменты войны офицер генерального штаба, даже отвлекаемый другими вопросами, должен совершенно машинально, как бы рефлективно, принять меры для обеспечения флангов, установления связи, организации донесений, прикрытия обозов и т.п.

Таковы те требования, которые война предъявляет к генеральному штабу, а между тем у нас никто его не готовит к этому. Обычная служба офицеров генерального штаба не только в центральных управлениях, но и в войсковых штабах сводится к бюрократической, даже просто канцелярской переписке, не имеющей ничего общего с военным искусством. Маневры крупными частями чрезвычайно редки и дают, особенно в смысле штабной службы, ничтожную практику. Тактические занятия и полевые поездки сведены к простой проформе. Военная игра применяется чрезвычайно редко и преследует совсем другие цели.

Итак, деятельность мирного времени совершенно не подготовляет наш генеральный штаб к тому, что ему придется делать на войне.

Затем, в свободное от службы время наши офицеры генерального штаба имеют весьма мало побудительных причин заниматься своей специальностью. Попав по окончании академии в генеральный штаб, они заносятся в особую книгу по старшинству чинов. Производство их до чина полковника включительно идет строго по порядку. Затем, те полковники, которым удалось избегнуть командования армейским полком (пристроившись к какой-нибудь центральной петербургской канцелярии или попав на генеральское место, хотя бы в другом ведомстве), производятся в генералы на 4-6 лет раньше своих товарищей, командовавших полками. При дальнейшем движении места начальников дивизий и командиров корпусов обыкновенно даются по старшинству, а назначение на высшие посты и на специальные должности генерального штаба делается по избранию, причем основанием для выбора служат главным образом связи, а затем «ум» и «тактичность», понимаемые в весьма своеобразном смысле.

Таким образом, каждому офицеру генерального штаба, если только в карьере его не произошло какой-либо исключительной пертурбации, обеспечено место начальника дивизии; офицер же, окончивший академию своевременно (т.е. 24-25 лет), может смело рассчитывать на должность командира корпуса.

Несколько лет тому назад на больших маневрах некий генерал генерального штаба, известный еще раньше своей бездарностью будучи начальником штаба одной из маневрировавших армий, обнаружил совершенное незнание дела. Присутствовавший на маневрах начальник главного штаба выразился, что за такие действия ему стыдно перед иностранными военными агентами. Тем не менее вскоре после маневров сей генерал был произведен в следующий чин и получил дивизию. Мало того, как нам известно, этот генерал, доказавший свою бездарность, полное незнание дела и отсутствие чувства долга, был зачислен кандидатом на высшую должность, которая по идее должна предоставляться лишь выдающимся офицерам генерального штаба.

До сих пор одно лишь свойство могло испортить нормальную карьеру офицера генерального штаба: это – «самостоятельность». Начальство боялось «независимых и талантливых людей», а некоторые товарищи (особенно из бездарных академических профессоров) устраивали им форменный бойкот.

Так обстояло дело в генеральном штабе до последнего времени, что будет дальше, пока неизвестно.

Указанная обеспеченность карьеры отнимает у заурядного человека стимул к самостоятельной работе, а так как, сверх того, академия всеми приемами своего преподавания сумела внушить большинству своих учеников отвращение к военной науке, то офицеры генерального штаба, за редкими исключениями, мало следят за развитием столь быстро совершенствующегося военного дела.

Отбыв свою обыденную службу, большинство их занимается винтом и светскими развлечениями; некоторые же увлекаются каким-либо посторонним делом, например – разведением пальм, астрономией, свиноводством, этнографией, сельским хозяйством и т.п., причем в указанных специальностях достигают иногда громкой известности. В столицах офицеры генерального штаба, нуждающиеся в средствах, занимаются еще разнообразными кустарными промыслами в виде: непомерного числа уроков в военно-учебных заведениях, подготовки вольноопределяющихся, сочинения разных руководств, справочных книжек, наставлений и т.п.

Нет ничего удивительного, что при описанной обстановке некоторые офицеры нашего генерального штаба лет через десять по окончании академии в смысле специальной подготовки стоят ниже иного толкового строевого офицера, который хотя также мало следит за развитием военного дела, но по крайней мере знает быт и потребности войск. Армия не может не видеть этого и потому считает несправедливостью те крупные привилегии, которые предоставлены офицерам генерального штаба безотносительно к их природным способностям и действительным знаниям только за то, что они когда-то окончили академию. Этим прежде всего объясняется недружелюбное отношение строевых офицеров к генеральному штабу, которое еще более усиливается вследствие того высокомерия, коим заражены иные представители этой корпорации.

Из очерченных выше условий научной и служебной подготовки видно, что наш генеральный штаб не мог во время последней войны функционировать правильно. Для этого (признаемся в этом откровенно) всем нам недоставало знания современного военного дела и в особенности выработанной техники в трудном деле «вождения войск».

Кроме того, у некоторых офицеров генерального штаба не было и любви к своей профессии. В такую исключительно интересную с точки зрения военного искусства кампанию они стремились устраиваться в тылу, на разных выгодных административных и канцелярских должностях, в большинстве случаев даже не имевших никакого отношения к специальности генерального штаба

Для устранения недостатков нашего генерального штаба, на мой взгляд, следовало бы сделать следующее:

1) Освободить офицеров генерального штаба от канцелярщины и приблизить их к войскам.

2) Увеличить до возможного предела число маневров, причем во время производства их особенно тщательно проверять работу штабов.

3) Широко применять, специально для офицеров генерального штаба, полевые поездки и военную игру, на которых требовать педантического выполнения всех тех работ, кои производились бы в соответствующих штабах при военной обстановке.

4) Лишить генеральный штаб его теперешней спокойной и обеспеченной карьеры; талантливых, преданных военному делу и следящих за его развитием офицеров продвигать вперед; не удовлетворяющих своему назначению без малейшего колебания отчислять в строй и даже совсем увольнять от службы.

5) Закрыть офицерам генерального штаба всякие боковые пути. Тот, кто хочет управлять почтами и телеграфами или быть почетным опекуном, пусть снимет военный мундир.

Всякая крупная реформа в генеральном штабе до сих пор тормозилась отсутствием центрального объединяющего органа. Необходимо создать особое управление генерального штаба и русская армия вправе рассчитывать на то, что ее «мозг» будет подвергнут радикальному лечению». 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

 

31 июля 1895 года

Приказом по Военному Министерству №185 сформированы:

Карабинерная, 18-я – 21-я корпусные артиллерийские бригады;

Карабинерный, 18-я – 21-й саперные батальоны.

Фактически сформированы к 30 октября 1895 года (ЦГШ240).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

12 сентября 1895 года

По представлению Генерал-инспектора кавалерии генерала от кавалерии Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича Высочайше утверждены положения:

I. «О кавалерии Российской Императорской Армии».

Положением определено:

1. Формирование кавалерийских корпусов. Определение их оперативного предназначения.

2. Исключение из состава кавалерийских дивизий казачьих полков.

3. Формирование конно-егерских полков и включение их в состав кавалерийских дивизий.

 

В соответствии с положениями приказом по Военному Министерству:

1. Сформирован Гвардейский кавалерийский корпус, 1-я – 3-я Гвардейские кавалерийские дивизии включены в состав корпуса.

2. Сформированы I-й – V-й кавалерийские корпуса, 1-я – 15-я кавалерийские дивизии включены в состав кавалерийских корпусов.

3. Сформированы Лейб-гвардии Карабинерный и Конно-егерский полки, включены в состав 2-й и 3-й гвардейских кавалерийских дивизий.

4. Сформированы 1-й – 15-й конно-егерские полки, включены в состав кавалерийских дивизий.

5. Осетинский конный дивизион развернут в полк и включен в состав Кавказской кавалерийской дивизии.

 

II. «О Казачьих войсках Российской Империи».

Положением определено:

1. Формирование из первоочередных казачьих (конных) полков казачьих дивизий (бригад) первой очереди.

2. Планирование формирование казачьих дивизий (бригад) второй и третьей очереди.

3. Определение предназначения казачьих дивизий (бригад) в соответствии с мобилизационным расписанием.

 

В соответствии с положениями приказом по Военному Министерству:

1. Сформированы Казачьи дивизии первой очереди:

Гвардейская казачья дивизия;

3-я – 5-я Донская казачья дивизия;

3-я Кавказская казачья дивизия;

Терская казачья дивизия;

1-я Оренбургская казачья дивизия;

Бугская казачья дивизия;

Дунайская казачья дивизия.

2. Переформированы казачьи дивизии первой очереди:

2-я Донская казачья дивизия (1882 2-я Сводно-казачья);

2-я Оренбургская казачья дивизия (1882 Туркестанская дивизия).

3. Сформированы Казачьи бригады первой очереди:

Уральская казачья бригада;

Сибирская казачья бригада;

Забайкальская казачья бригада.

Всего: казачьих дивизий – 13, казачьих бригад – 3, казачьих полков – 67 (в том числе отдельных – 6), казачьих артиллерийских дивизионов – 13, отдельных казачьих артиллерийских  батарей – 3 (батарей – 29).

4. Казачьи полки первой очереди перераспределены по казачьим дивизиям (бригадам). Для доукомплектования дивизий (бригад) до штатной организации часть полков второй очереди переведены в первую очередь и укомплектованы казаками, состоящими на действительной службе.

5. Сформированы казачьи артиллерийские дивизионы (батареи) казачьих дивизий (бригад) первой очереди, перераспределены и сформированы новые первоочередные казачьи артиллерийские батареи.

6. Запланировано формирование казачьих дивизий (бригад) второй очереди:

6-я – 10-я Донская казачья дивизия;

4-я – 6-я Кавказская казачья дивизия;

2-я Терская казачья дивизия;

3-я, 4-я Оренбургская казачья дивизия;

2-я Бугская казачья дивизия;

2-я Дунайская казачья дивизия.

2-я Уральская казачья бригада;

2-я Сибирская казачья бригада;

2-я Забайкальская казачья бригада.

Всего: казачьих дивизий – 12, казачьих бригад – 3, казачьих полков – 63 (в том числе отдельных – 6), казачьих артиллерийских дивизионов – 12, отдельных казачьих артиллерийских  – 3 (батарей – 27).

7. Запланировано формирование казачьих дивизий (бригад) второй очереди:

11-я – 15-я Донская казачья дивизия;

7-я – 9-я Кавказская казачья дивизия;

3-я Терская казачья дивизия;

5-я, 6-я Оренбургская казачья дивизия;

3-я Бугская казачья дивизия;

3-я Дунайская казачья дивизия.

3-я Уральская казачья бригада;

3-я Сибирская казачья бригада;

3-я Забайкальская казачья бригада;

Закаспийская казачья бригада;

Туркестанская казачья бригада;

Енисейская казачья бригада;

Иркутская казачья бригада;

Амурская казачья бригада;

Уссурийская казачья бригада.

Всего: казачьих дивизий – 12, казачьих бригад – 9, казачьих полков – 63 (в том числе в составе бригад, формируемых в составе полков трех очередей – 6), казачьих артиллерийских дивизионов – 12, отдельных казачьих артиллерийских батарей – 9 (батарей – 33).

Всего по мобилизации: казачьих дивизий – 37, казачьих бригад – 15, казачьих полков – 193, казачьих артиллерийских дивизионов – 37, отдельных казачьих артиллерийских батарей –  15 (батарей – 89).

В связи с формированием новых кавалерийских (казачьих, конных) корпусов, дивизий и бригад внесены соответствующие изменения в мобилизационное расписание.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

1 сентября 1895 года

На вооружение Императорской Армии и Флота принят 7,62-мм пулемет системы Максима. Россия заключила с Хайремом Максимом договор о покупке и производстве в России пулеметов системы Максим.

qrM5j.png

В 1890 году в связи с принятием на вооружение трехлинейного патрона (7,62*54 мм) Хайрему Максиму дан заказ на переделку пулемета под новый патрон. В 1891 году закуплено пять пулеметов калибра в три линии, испытания которых завершены в 1892 году. Пулеметы образца 1891 года с внесенными в их конструкцию изменениями стали работать очень ненадежно, с задержками. Фирме Максима была выставлена претензия с требованием устранить дефект. Однако Максим устранить неполадки в пулеметах самостоятельно не смог.

В 1893 году капитан русской армии И.Н. Жуков определил причину: из-за перехода на патрон меньшего калибра отдача при выстреле оказалась недостаточно сильной, и автоматика не срабатывала. Для устранения этого недостатка он предложил выполнить переднюю часть ствола толще – для увеличения площади дульного среза, а перед ним монтировать колпачок-надульник. Давление пороховых газов стало помогать быстрее осуществлять откат ствола, что решающим образом повлияло на надежность работы автоматики. Об этом и некоторых других усовершенствованиях было сообщено фирме-изготовителю пулеметов. После внесения соответствующих изменений в конструкцию пулемета «Максим» это усовершенствование стало использоваться не только в русских пулеметах, но и в образцах, выпускаемых для других стран.

После внесения соответствующих изменений в конструкцию, такие нововведения стали применяться не только для русских пулеметов, но и в образцах, выпускаемых для других стран. Соответственно Хайрем Максим был вынужден пойти на ряд уступок и согласно договора 1894 года Россия с 1895 года до 1900 года обязалась купить 1500 пулеметов Максим по цене 1 850 руб. за штуку (включая 250 руб. платежи за лицензию), и имела право открыть самостоятельное производство пулеметов с уплатой комиссионных платежей до конца 1900 года по 500 руб. за штуку, а до истечения срока действия патентов Максима с 1 января 1901 года – 50 руб. за штуку. Стороны обязались оказывать друг другу техническую помощь в усовершенствовании пулемета. Максим обязался до 1 января 1896 года передать России полностью готовые чертежи пулемета в требуемом для налаживания производства виде. Россия уплачивала за лекала и чертежи 250 000 руб. дополнительно.

Производство было организовано с 1896 года на Ковровском оружейном заводе, построенном специально для производства пулеметов Максима в 1889-1895 годах.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

25 октября 1895 года

Приказом по Военному Министерству:

1. Сибирская сотня Лейб-гвардии Сводно-казачьего полка развернута в Сибирский дивизион (в мирное время – две сотни, в военное время – три сотни);

2. Забайкальская сотня Лейб-гвардии Сводно-казачьего полка развернута в Забайкальский дивизион (в мирное время – две сотни, в военное время – три сотни);

3. Лейб-гвардии Сводно-казачий полк в составе Уральского и Оренбургского дивизионов (в мирное время – две сотни, в военное время – три сотни каждый) переименован в Лейб-гвардии 1-й Сводно-казачий полк.

4. Сибирский и Забайкальский дивизион объединены в Лейб-гвардии 2-й Сводно-казачий полк.

5. Сформирована Гвардейская казачья дивизия (включена в состав Гвардейского корпуса) в составе:

Лейб-Гвардии Казачий Его Величества полк;

Лейб-Гвардии Атаманский Наследника Цесаревича полк;

Лейб-гвардии 1-й Сводно-казачий полк;

Лейб-гвардии 2-й Сводно-казачий полк.

 

26 октября 1895 года

Приказом по Военному Министерству из сотен разных казачьих полков сформированы 1-й (первоочередной), 2-й (второочередной), 3-й (третьеочередной) Екатеринославские полки Кубанского казачьего войска.

 

 30 октября 1895 года

Приказом по Военному Министерству:

1. Сформирована Лейб-гвардии 6-я конноартиллерийская батарея (старшинство с 30.11.1895 г.) и включена в состав Лейб-гвардии 3-го конноартиллерийского дивизиона (сформирован 18.10.1883 г.).

2. Сформирована Лейб-гвардии 2-я Донская конноартиллерийская батарея.

3. Сформирован Лейб-гвардии Казачий конноартиллерийский дивизион (включен в состав Гвардейской казачьей дивизии) в составе:

Лейб-гвардии 1-я (бывшая 6-я) Донская казачья конноартиллерийская Его Величества батарея (старшинство с 6.04.1830 г.);

Лейб-гвардии 2-я Донская конноартиллерийская батарея (старшинство с 30.11.1895 г.).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

5 ноября 1895 года

По представлению Военного Совета Высочайше внесены изменения в «Положение о Военном министерстве Российской Империи» 1883 года и «Положение о полевом управлении войск» 1890 года.

В соответствии с изменениями в Положении о Военном министерстве Российской Империи создано Главное разведывательное управление Главного Штаба.

В соответствии с изменениями в Положение о полевом управлении войск созданы Разведывательные управления штабов военных округах.

На возражения Министра финансов С.Ю. Витте о затратах на создание новой военной организации Государь Император Николай II заявил: «Один офицер разведки иногда стоит целого полка, а потратив сумму равную содержанию одного батальона можно получить целую армию… Наши агенты уже показали, что можно завоевывать целые страны без единого выстрела. А по сему, Сергей Юльевич, изыщите столько средств, сколько потребуется. В будущем они вернутся сторицей..»

Военное Министерство Российской Империи (1895).doc

Положение о полевом управлении войск (1895).doc

 

8 ноября 1895 года

Утверждено «Положение о Корпусе Военной Полиции Российской Императорской Армии».

В соответствии с Положением о Военном Министерстве Российской Империи, высочайше утвержденным 5 ноября 1895 года, в составе Главного управления Дежурного генерала Главного Штаба Российской Императорской Армии создано Управление Военной Полиции.

Приказом по Военному Министерству Гвардейский жандармский эскадрон, 1-й Виленский, 2-й Варшавский, 3-й Киевский, 4-й Одесский, 5-й Кавказский, 6-й Финляндский полевые жандармские дивизионы, Санкт-Петербургский и Московский жандармские дивизионы переформированы в Гвардейский эскадрон Военной Полиции, 1-й Виленский, 2-й Варшавский, 3-й Киевский, 4-й Одесский, 5-й Московский, 6-й Санкт-Петербургский, 7-й Кавказский, 8-й Финляндский дивизионы Военной Полиции.

 

8 ноября 1895 года

Приказом по Военному Министерству утверждена Система артиллерийского вооружения Российской Императорской Армии:

Горная артиллерия

76/10-мм горная гаубица;

Конная артиллерия

87/16-мм конная пушка;

Дивизионная артиллерия

87/24-мм полевая пушка;

122/12-мм полевая гаубица;

Корпусная артиллерия

107/30-мм полевая пушка;

152/12-мм полевая гаубица;

Армейская артиллерия

152/28-мм полевая пушка;

Осадная артиллерия

203/12-мм полевая гаубица;

280/8-мм полевая мортира.

Артиллерийский технический комитет сформулировал технические задания для разработки перспективных артиллерийских орудий. 

 

28 ноября 1895 года

Согласно Высочайшему повелению при Главном Штабе была учреждена комиссия для пересмотра Устава 1881 года.

«Приступив к своим работам 13 января 1896 года, комиссия к 15 апреля того же года закончила проект одиночного, шереножного, взводного и ротного учений. 31 июля проект этот был разослан для испытаний в войска. К рассмотрению полученных на проект замечаний комиссия приступила с 1 ноября 1896 года. Всесторонне обсудив вышеозначенные замечания, комиссия значительно переработала первоначальный проект и заново составила проект III, IV и V частей Устава…»

Устав о строевой пехотной службе и Инструкция для действия роты и батальона в бою (проект). Санкт-Петербург, Военная типография, 1897. С. 1.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

1896 год

 

3 января 1896 года

Приказом по Военному Министерству № 2:

1. В войсках драгунские шашки образца 1881 года заменены на укороченные кавалерийские шашки нового образца.

2. Введено кавалерийское снаряжение нового образца:

1) ремень поясной с латунной пряжкой;

2) подсумок образца 1893 года – 2 шт.;

3) патронташ нагрудный образца 1889 года;

4) фляга алюминиевая в чехле.

На седле:

1) сумка кавалерийская;

2) сумка провиантская кавалерийская;

3) шинель в скатке.

При действиях в пешем строю носятся через плечо.

 

16 января 1896 года

Приказом по Военному Министерству сформированы:

третьеочередные 9-й, 10-й, 11-й, 12-й Бугские казачьи полки;

третьеочередные 9-й, 10-й, 11-й, 12-й Дунайские казачьи полки.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

 

7 февраля 1896 года

Приказом по Военному Министерству №30 установлена новая форменная одежда кавказских казачьих войск (конных полков):

папаха обр. 1882 года из черного курпея с колпаком из сукна по войску (полку);

мундир (черкеска) – из сукна по войску (полку), обшитая у нижних чинов шнуром по войску (полку), у офицеров серебряным (у пластунов и Кавказской казачьей артиллерии - золотым) кавказским галуном с просветом по войску (полку);

бешмет – по войску (полку);

шаровары – светло-синие с выпушкой по войску (полку);

офицерские эполеты кавалерийские серебряные (у пластунов и Кавказской казачьей артиллерии - золотые) с золотой шифровкой;

погоны по войску (полку)с шифровкой;

офицерская фуражка – тулья, околыш и выпушка на тулье по войску (полку);

на офицерском плаще клапаны воротника с полем и выпушкой по войску (полку).

Напатронники по размеру и числу гнезд должны соответствовать ПВМ № 276 от 1895 года (по 14 высотой 1 и 5/8 вершка), сукно и обшивка по войску (полку).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 мая 1896 года

На вооружение Российской Императорской Армии принят «7,62-мм револьвер системы Нагана образца 1895 года».

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

13 июня 1896 года

Приказом по артиллерии начата переделка 6-дюймовых медных мортир образца 1867 г., находившихся на вооружении крепостей.

Переделка проводилась путем вставки в них внутренних стальных труб. Помимо улучшения баллистических качеств, которые сравнялись с данными 6-дюймовых стальных полевых мортир, стало возможным стрелять вместо бомб со свинцовыми оболочками фугасными и мелинитовыми снарядами с медными поясками и центрирующими утолщениями, а также шрапнелями от полевых мортир.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

14 июня 1896 года

Николаевский и 1, 2, 3-й Владивостокские крепостные пехотные батальоны развернуты в двухбатальонные крепостные пехотные полки.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 августа 1896 года

Приказом по Военному Министерству утверждено «Положение о солдатских, матросских и офицерских жетонах».

«…Установить обязательность ношения опознавательных жетонов всеми чинами Российской Армии и флота.

Жетон носится на цепочке на шее. На жетоне обозначается списочный номер солдата, матроса или офицера, номер роты и номер полка (наименование корабля)».

 

Пример:

«7р 192 п.Рымн.п. 38» – 7-я рота 192-го пехотного Рымникского полка. Число 38 означает номер солдата по списку роты.

«1р. 144 п.Каш.п. 124.» – 1-я рота 144-го пехотного Каширского полка списочный номер 124

«11р. 23.п.Низ.п. 108» – 11-я рота 23-го пехотного Низовского генерал-фельдмаршала графа Салтыкова полка спис.номер 108.

«3р 32 пкп 170» – 3-я рота 32 пехотный Кременчугский полк № 170

«4б. 6 ар.бр. 179.» – 4-я батарея 6-й артиллерийской бригады.

 

SnvEw.png

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас