Sign in to follow this  
Followers 0

Русофоб Горький о русском крестьянстве

125 posts in this topic

Posted

Поэтому Штаты начинались с запрета федеральному правительству собирать налоги

<{POST_SNAPBACK}>

Вообще-то такой известный отец-основатель, как Александр Гамильтон (см. бумажку $10), был прямо противоположного мнения и усердно пропихивал через Конгресс именно федеральные налоги. Понимая, что в противном случае федерация разбежится по углам...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Зря паниковал - не разбежалась же

<{POST_SNAPBACK}>

Потому что Гамильтон ввёл импосты и повесил на штаты уплату федеральных долгов, чем намертво зацементировал единство государства :rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это таки очень хорошо, но как с этим соотносится русское крестьянство? :dntknw:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

"Хлынувший после завоевания Казанского ханства поток русской колонизации наводнил Вотский край вплоть до самых глухих уголков. Этот процесс, начавшийся с момента взятия русскими Болванска и Кошкара, затем усилившийся после падения Казани, продолжался вплоть до учреждения Вотской автономной области. На местах этот процесс проходил тихо и незаметно, но очень быстро. Русское правительство признавало старинный обычай, по которому в стране существовала свободная распрятка лесов: кто где себе расчистил кулигу, тот ею и владел. Вотские князья, которые являлись в предшествующую эпоху носителями права собственности, были не в состоянии оказывать сопротивление неисчерпаемому потоку русской колонизации, волны которой вливались в край ежегодно. Свобода запашки давала огромный перевес русским переселенцам над местными старинными жителями вотяками, и русское правительство ничем не ограничивало этого обычая. Пользуясь захватным правом, русские ставили свои починки на вотской земле, занимали участки земли, рубили лес и распахивали себе поля, не обращая никакого внимания на коренное вотское население. Среди вотских лесов ежегодно возникали русские починки, основывались селения, появлялись русские переселенцы. Кроме колонизации лесных пространств, русские проникали в самые вотские деревни, расположенные по главным колонизационным путям. Русское переселенческое движение шло с запада на восток, надвигаясь по Чепце и Кильмези от низовьев вверх по рекам, а от Камы — с юга, также к верховьям ее притоков. В каждом отдельном случае дело начиналось с малого: в вотскую деревню приезжал один русский переселенец и просил местных жителей «припустить» его к себе. Вопрос решался обычно ведром вина, и новый припущенник ставил себе избу на краю вотской деревни. Под пашню ему давался участок земли или же он сам распрятывал чищобу в ближайшем лесу. На следующий год появлялись еще новые русские переселенцы и в короткое время в дерев не образовывалась целая русская колония. Приток русских жителей был неисчерпаем, тогда как вотяки оставались в своем прежнем количестве. Русские припущенники очень быстро осваивались на новых местах и устраивались на них прочно, по-хозяйственному. Если в вотской деревне появлялся один русский двор, то через несколько лет русских изб был уже десяток, и вскоре русское меньшинство чувствовало себя хозяевами деревни. У русских был свой язык, свои обычаи, своя религия, и по отношению к вотякам они чувствовали в лучшем случае — горделивое сознание собственного превосходства, окрашенное легкой иронией. Это было отношение молодой, сильной и крепкой расы к одряхлевшим представителям племени, насчитывавшего за собою несколько тысячелетий. Технически лучше снабженное, закаленное приспособлением к суровым условиям жизни русское население ясно видело свою силу над вотяками, которые целыми тысячелетиями жили в своей лесной обстановке и далеко не привыкли к победам над сильными и хищными соседями.

Русские переселенцы опирались на прочный слой русского оседлого населения, остававшегося в западной части края. С ним они поддерживали постоянные связи, оттуда получали предметы технического оборудования и городского изготовления. Располагаясь как хозяева в вотской стране, русские совершенно позабывали о более ранних хозяевах этой земли. Живя в смешанных деревнях, они собирали свой сход, по-своему делили землю, начинали полевые работы, праздновали свои праздники и старались переложить все тяжелые повинности на вотяков. С возрастанием русского населения совместное жительство для вотяков становилось все более тяжелым и неприятным. Коренное вотское население с грустью видело, как количество земли уменьшается, леса вырубаются, реки мелеют, пушные звери исчезают, урожаи становятся редкими. Недавние пришельцы энергично строят свою новую жизнь, распахивают поля, бесцеремонно хозяйничают на вотской земле. Вотяки сосредоточенно молчат и терпеливо смотрят на это чуждое ему, полное неукротимой силы, движение. Для вотяков оставалось одно — искать себе новых земель, идти в леса, где русские еще не появлялись. Статистическое описание Вятской губернии, предпринятое губернским земством в 1880-х годах, дает много материалов, обрисовывающих вытеснение вотяков русскими. В Вавожской волости «коренное население вотское. Многие поселения с вотскими названиями состоят теперь исключительно из русских жителей... Вотяки, впрочем, не вымирают, а только убегают при нашествии русских в леса, где они заводят новые починки. У местного населения по этому поводу существуют такие поговорки: «Вотяк любит прятать, а русский — на готовом стряпать...», «Вотяк бежит от русского все одно, как мышь от кошки». Е.С. Филимонов, составивший статистическое описание Малмыжского уезда в 1884 году, приводит цифровые данные о некоторых селениях: «В д. Бодье (Сюмсинской вол.) общество пустило лет 75 тому назад 3 двора русских; с этого времени русаки вальмя повалили. Дело кончилось тем, что теперь русских дворов считается 33, а вотских 22. В Сюмсях еще лет 45 тому назад все население было вотское, а теперь вотских дворов только 6. Дер. Юбери (Сюмсинск. вол.) в начале нынешнего (XIX) столетия была вся населена вотяками, но лет 75 тому назад здесь появился первый переселенец «русак»; в настоящее время вотяков нет уже ни одного: все они переселились то в Уразай, то в Кваковай, то в Сюмсиил, то наконец в Сырвай... Дер. Квачкам (Вавожск. вол.) лет 70 тому назад была вся вотская, а теперь здесь нет уже ни одного вотяка; село Вавож лет 100 тому назад было все вотское, а теперь вотских только 2 двора. Таких примеров можно указать массу... " © Худяков М. Г. "История Камско-Вятского края"

Да, узнаю брата Колю... :scare2:

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В Китай, всех в Китай!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

русских или вотяков ? :rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Первый делом кроликов! :rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Еще немного о добрых русских крестьянах-интернационалистах.

Но, как ни заметно отражается на киргизах постороннее влияние, все же превращение кочевника в земледельца дело десятилетий и далее столетий. В короткое время такое превращение не может сказаться на всей массе. Дух кочевника – любовь к легкой, привольной, хотя и опасной жизни в горах и степях, это – дух самых гор и степи, пока в них не иссяк простор. А простор стесняется почти стихийно. Русский крестьянин-переселенец охотно идет на черную землю и зеленые луга Семиречья и не может и не хочет признать, что он не везде найдет себе место. Так борются и будут бороться два духа – дух пахаря и дух скотовода. Победа, конечно, обеспечена первому, тем более, что самая борьба неравная; счастливы, поэтому, те из киргизов, которые вовремя успею и смогут перейти к земледельческой культуре там, разумеется, где эта культура возможна и выгоднее, чем скотоводство.

Русские крестьяне значительно превосходят киргизов по культурности и часто относятся к последним с презрением. Это презрение доходит иногда до полного отрицания в киргизах человеческой личности. Бывают на этой почве случаи бесчеловечной и бессмысленной жестокости: крестьяне безжалостно убивают киргизов и не чувствуют угрызений совести. Чаще всего дело происходит так. Русские крестьяне возьмут в аренду киргизские земли, построят дома и отказываются уходить по окончании срока аренды. Приезжают киргизы. Начинается свалка, и дело кончается кровопролитием, причем либо вовсе не имеющие ружей, либо вооруженные старинными самопалами киргизы оказываются в таких случаях более слабою стороною.

Бывает и хуже. Мужик работает? в саду, видит, что через забор тянется к яблоне киргиз, берет ружье и убивает киргиза наповал. Прибегают соседи. – «Что такое?» – «А вот, убил собаку!» – и даже не тронется с места, чтобы подобрать убитого.С таким убийцей мне пришлось однажды встретиться. Я остановился на ночлег в селении Головачевке (Аулиеатинского уезда Сыр-Дарьинской области). В избе был представительный мужик. Он интересно рассказывал про свои занятия – о том, как трудно ему сбывать телеги и получать все нужное, при отсутствии железной дороги. Рассказывал, и вдруг говорит: «Теперь вот все переменилось».

– Почему?

– Да я убийца… Убил киргиза.

Русские мужики, заражаясь духом завоевателей, нередко теряют здесь свое исконное добродушие, а с ним и ту детскую простодушную улыбку, которую так любил в них Л. Н. Толстой, не находивший этой улыбки у городского пролетария. Они заражаются столь распространенной на окраинах с полудиким населением жаждой наживы, привыкают к эксплуатации, отвыкают от гостеприимства, – они часто делаются неузнаваемы. Но зато сознательность, осмысленность, понимание своих прав, грамотность, все это развивается не менее быстро. Переселение в новые края встряхивает и переворачивает все их существо.

Но не всегда дух киргиза оказывается побежденным, и он, со своей стороны, ведет часто нападения, грабит, угоняет скот, тащит девушек. А иногда своевольный дух гор и степи покоряет и иначе. Помню я одну встречу. На двухколесной повозке в платье из синего бархата и в меховой шапке ехала молодая женщина с лицом красивой краснощекой бабы. Сзади скакал джигит. Кто это? Жена киргизского волостного, дочь русского мужика, бежавшая от родных к соблазнившему ее богатством и красотою киргизу.

Приведу еще один случай. В селении Ново-Покровском Пишпекского уезда разговорился я с хозяйкой.

– Горе у меня, барин, большое.

– А что?

– Сын убежал к киргизам, а сам-то (муж) его проклял и обещался убить.

И рассказала мне, как сын все ездил к киргизам, как они его поили и кормили, как он влюбился в киргизскую девку и как «убёг». Киргизы скрыли его. Дали много скота, поженили и отправили за озеро Иссык-Куль. И где он теперь, неизвестно. Но старик поклялся, что убьет бесстыжего сына, осрамившего семью перед людьми.

Отсюда http://rus-turk.livejournal.com/20799.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Орошение Закаспийской области когда-то давно обсуждалось. Там еще речь была, о том как неправильно построили канал им. Ленина

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

"В тех редких случаях, когда финское население той или иной местности действительно обрусело, оно всегда отличается по говору и по быту от своих русских соседей, причем и само себя выделяет из общей массы русских, обычно не считая себя русскими; окружающие русские резко отграничивают их от себя. Вообще великоруссы очень чувствительно относятся к „ инородческому происхождению своих соседей, и весьма часто называют „инородцами" даже коренных русских, если те живут в инородческом краю или хотя бы поблизости около инородцев. Так, напр., в просторечии русских вятчан их соседи называют „вотяками" (ср. Д. Зеленин. Описание рукописей Географ. Об-ва. I, 414); или в Ярославской губернии называют "kореляками" коренных русских, переселившихся из Тверской и Новгородской губерний, т.-е. из губерний, где имеется частично карельское население.

...мирная колонизация финского северо-востока русскими,—это легенда, созданная историками, не знавшими, как объяснить внезапное исчезновение имен мери, муромы и веси). Против такой легенды красноречиво говорят уже те многие десятки битв и войн, которые происходили между русскими и разными финскими племенами, вплоть до XVI века включительно (см. летописи под 1030, 1103, 1113, 1131, 1133, 1142 и др. годами). Победа в этих битвах и войнах, за редкими исключениями, оказывалась на стороне русских, и побежденные финны очень часто бегут, уступая свою страну победителям.

Известны также случаи, когда русские приобретают земли финской чуди покупкою. Напр., родоначальник новгородской фамилии Своеземцевых Василий Матвеев в 1315 г. купил у местной чуди за 20 тыс. белок и 10 руб. все земли по р. Ваге (М. Н. Покровский. Русская история с древнейших времен, I. М. 1920, стр. 168).

Наконец, известны случаи более или менее добровольного ухода финнов от русских: уходило, повидимому, мирное деревенское население после того, как их воинственные соседи проигрывали битву или теряли свои укрепления в войне с русскими. Мы уже говорили выше об уходе ростовской мери к болгарам (по сообщению Космографии XVII века). В XIV веке русские встретили марийцев (черемис) на северной Вятке у Хлынова (гор. Вятки) и Котельнича, а теперь самый северный пункт марийцев на р. Вятке находится недалеко от р. Пижмы, к западу от Советска (прежняя Кукарка). Марийцев было здесь много еще в XVII веке, а теперь от них остались лишь марийские названия селений: марийцы ушли далеко на юго-запад.

Уход финнов и в этих последних случаях был также вынужденным, только ему не предшествовало настоящей войны: финны уже без открытой борьбы сознавали свое бессилие перед напором русских.

На Вятке легко даже проследить такое правило: где финны уходили после открытой борьбы, после войны с русскими пришельцами (напр., около гор. Котельнича и Вятки), там селений с местным и финскими именами почти совсем нет. Напротив, где финны уходили сами, без открытой борьбы, уходили вследствие разных неприятностей, связанных с близким соседством русских, там большой процент селений носит финские местные имена. Очевидно, во время войны селения сжигались и имена их забывались, исключая лишь имена городов.

При мирном же отходе имена естественно сохранялись (об именах рек мы здесь не говорим, так как они имеют свою особую историю).

Ключевский чередующуюся перемену финских и русских топонимических названий объяснял иначе: по его мнению, русские вторглись в край финнов не крупными массами, а так сказать просачивались тонкими струями, занимая обширные промежутки, какие оставались между разбросанными среди болот и лесов финскими поселками (Курс русской истории. I, изд. 3. М. 1908, стр. 365). Но при таком ходе дела русским должны были бы достаться худшие во всех отношениях места, а в действительности мы видим как-раз обратное.

Финны уходили от русских подальше на пустые места, и это были большею частью болота и лесные дебри. Тут финны страдали сильно от эпидемий и голода, нередко массами вымирая. „Мало их (карел) осталось: все померли гневом божиим"— эти слова мирного договора 1339 г. новгородцев со шведами о кореле (Соловьев. История России, кн. 1, т. 3, гл. 5, стр. 927, изд. 3) рисуют не исключительную, а обычную картину. Широко распространенная на нашем Севере легенда о гибели чуди, заживо себя похоронившей в землянках, создалась, очевидно, на почве именно этого вымирания финских беженцев в суровых лесах и болотах. Легенду эту записали Эйхвальд и Ефименко в Архангельской губ., Едемский—в Вологодской, Потанин—на Алтае; недавно ее подверг анализу археолог А. В. Шмидт.

Некоторую аналогию древним отношениям финнов и русских можно видеть в недавних отношениях этих народов, которые я лично наблюдал в конце XIX века на своей родине в Вятском крае. Всякими правдами и неправдами—подкупами, водкой, разными хозяйственными, в частности ремесленными услугами — русский приобретает доверие вотяков и селится в их деревне в качестве „новожила" или „припущенника". Потом, с его помощью, селится другой, третий... Мало-помалу, благодаря большей культурности и хитрости, русские новопоселенцы берут во всех отношениях перевес над старожилами. Нередко совместная жизнь становится настолько тяжелой, что менее уступчивые вотяки выселяются в другие места.

IV. Все выше сказанное не решает, конечно, полностью вопроса о взаимоотношениях финнов и русских. Но для нас теперь ясно, что ходячее мнение об обрусении целого ряда финских племен на самой заре русской истории создано нашими старыми историками без достаточных оснований, на почве неудачного объяснения факта внезапного исчезновения со страниц летописи нескольких финских национальных имен . Никаких других, более серьезных, доводов в пользу раннего массового обрусения финнов никем пока не представлено. Ни великорусская диалектология, ни великорусская этнография не находят в общевеликорусском говоре и быте сколько-нибудь значительных финских элементов. " (с) Я К. ЗЕЛЕНИН. "Принимали ли финны участие в образовании великорусской народности? ", Ленинград: Сборник ЛОИКФУН. Вып.11929

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Очень похоже на картину освоения Северной Америки европейцами, не находите?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

русский приобретает доверие вотяков и селится в их деревне в качестве „новожила" или „припущенника". Потом, с его помощью, селится другой, третий...

Прям евреи какие-то :angry2:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Прям евреи какие-то scare2.gif

<{POST_SNAPBACK}>

Где русский прошел, там еврею делать нечего! :angry2:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Еще один русофоб клевещет на семиреченское казачество:

"Развитию земледелия, кроме местного приволья, плодородия почвы и легкости орошения, весьма способствовало восстание дунгеней, загнавшее из–под Кульджи вниз по Или, в наши пределы, множество дочиста ограбленных китайцев и калмыков, что доставило нашим семиреченским казакам дешевых рабочих. И при моем проезде беспрестанно встречались у подошвы гор, на казачьих землях, бедные оборванные кибитки этих калмыков, между тем как китайцы уже уходили в Западную Монголию, к Улясутаю и Хобдо, по вызову тамошнего китайского губернатора.

Но и независимо от этой временной, легкой наживы от чужого труда, казакам привольно жить у Заилийского Алатау. Скота у них много [к сожалению, в 1868 г. более ? рогатого скота в Верненском и Токмакском уездах были истреблены падежом]; земли обширны; они пользуются лесами, пастбищами и покосами, далеко сверх 30–десятинного надела; продажа хлеба обеспечена продовольствием регулярного войска и винокуренным заводом В. П. Кузнецова. Живут они в просторных, чистых, светлых домах, срубленных из великолепных еловых бревен; одеты исправно; у всякого несколько халатов, из коканских и бухарских бумажных тканей и верблюжьего сукна, нередки и полушелковые; сверх того стеганый бешмет, полушубок, тулуп; едят сытно, преимущественно дичь, кабанов, маралов, диких коз, которых мясо продается по 3–4 коп. за фунт, а пудами и дешевле — и, не разоряясь, могут проводить большую часть времени за штофом, чем большей частью и ограничивается казачья роскошь: пьянство у них самое разгульное, и пьяные драки так же часты, как обильна скандальная хроника заилийских казачек; и то и другое составляло неистощимый предмет рассказов у походного костра, весьма потешавших казаков моего конвоя. И песни их большей частью удивляют своим цинизмом даже человека, обстрелянного в этом отношении в Уральском войске.

Вообще, незавидным представился мне казачий характер в Семиречье: лень, пьянство, грубость и распущенность нравов [о последней я слышал множество фактов, более или менее непечатных — но все из Верного, где эта незавидная черта нравов объясняется статистически, цифрами в 4322 мужского населения и 1842 женского, между тем как в Талгаре мужчин 671, женщин 682; в Иссыке мужчин 717, женщин 584; в Кескелене мужчин 335, женщин 340 (Зап. Геогр. Общ., по общей географии, 1867, стр. 261 и 267; цифры жителей за 1862 г., по г. Абрамову)] так и бросались в глаза во всех казачьих рассказах о их житье–бытье, и никто этого не стыдился; так и быть должно, да и чужая собственность, а паче киргизская, по искреннему убеждению Семиреченского войска, создана для казачьей поживы. Особенно любили подводную повинность киргизов, которые, не платя податей, были до 1867 г. обязаны доставлять верховых лошадей и вьючных верблюдов по всякому требованию начальства.

Для наряда этих «подвод» посылались казаки — и возвращались с даровыми халатами, баранами и даже лошадьми. Теперь, впрочем, это приволье поубавилось: дешевые работники, калмыки, большей частью ушли на Черный Иртыш, а любезная казачьему сердцу подводная повинность киргизов упразднена и заменена кибиточной податью. Осталось только естественное приволье: пахотной земли, пастбища, сенокосов, лесного зверя и самого леса. Но леса не всякого: он рубится казаками беспощадно. Целы еще ельники; растут высоко и далеко, да трудно и стаскивать по крутизнам вековые деревья, потому без нужды и не рубятся, а только на постройки, и до сих пор тянутся по скатам хребта темной, широкой, почти сплошной полосой. Зато весьма уже поредели урюковые и яблонные рощи в более доступных предгорьях; они идут на дрова. Особенно истреблены урюковые рощи у Верного; у Талгарской станицы они более сберегаются.

Да и самые казаки, говорят, в станицах трезвее, домовитее и менее ленивы, нежели в Верном; на них несколько действует добрый пример переселенцев–крестьян, преимущественно из малороссов, вышедших, конечно, не прямо из Малороссии, а из Сибири, но все–таки чумаковавших на волах, как в Украйне, до падежа волов в 1868 г.

Это казачий быт и характер в мирное время; видал их и на войне, при походе генерала Черняева в 1864 г. На войне они удалой народ… на разграбление беззащитных аулов, если киргизы разбегутся; но если есть хоть некоторое основание ожидать сопротивления, то семиреченские гаврилычи, как и сибирские, весьма берегут жизнь от опасности. Я видел, напр., в 1864 г., как три самых удалых из полусотенного отряда, с штуцерами, побоялись одного киргиза с ружьем, на хромой лошади: что насмешило бывшего тут же солдата, оконенного стрелка. Он догнал киргиза, прицелился — и тот сдался без выстрела; пленный оказался выехавшим тайком на баранту, с товарищами, из киргизов, сопровождавших наш же отряд.

Излишне говорить, что и между семиреченскими казаками встречаются храбрые и честные, даже трезвые — изредка даже трудолюбивые, но общий характер незавиден. Хороша только относительная опрятность: самый бедный и пьяный казак живет лучше богатого воронежского мужика, закапывающего кубышки с деньгами, или кормящего мышей десятками своих хлебных скирдов.

Таков самый недостаточный очерк быта и нравов семиреченских казаков, которые мне хорошо известны, из 4–летнего с ними обращения, и их же собственных, многочисленных и подробных рассказов о своем житье–бытье. Но, винюсь, не мастер я на этнографические очерки — да и не охотник, в Средней Азии меня <a href="http://rus-turk.livejournal.com/103091.html?thread=445619#t445619">природа края интересовала более населения и русского и инородческого. А семиреченские казаки не так еще худы, как можно бы заключить по только что изложенным, весьма действительным недостаткам: обращаю внимание на то, что эти недостатки я узнал всего более из их же откровенных и простодушных рассказов, что показывает не испорченность, а нравственную тупость; они с чистой совестью обирают, напр., киргизов при всяком удобном случае, и не скрывают этого (когда безопасно признаться), потому что не считают грехом [слыхал я, что и убить киргиза для поживы с него не грешно; так как у басурмана не душа, а пар — как у скотины; и по всей степной окраине, от Гурьева до Верного, я слыхал еще, что нехристь и пес все одно]. Так и пьянство, и легкое поведение женщин, все это в Верном не грех, а забавное дело. В умственном отношении они лучше, как все казаки. Народ ловкий и сметливый."

http://rus-turk.livejournal.com/103726.html#cutid9

Про легкое поведение женщин впрочем интересно. Может Верный (Алма-ата по советски) потом станет эдаким степным Лас-Вегасом. Характер населения позволяет....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Впрочем не будем постоянно о плохом. Вот например как зарабатывают на жизнь предприимчивые сибирские крестьяне

5YS.gif

По моему просто восхитительный пример.

Взяли и поехали. Через дикие степи в чужом государстве. На семь месяцев. Без охраны, три брата и четверо работников.

С табуном лошадей стоимостью в 14 тысяч рублей....

Доедут до Благовещенска, продадут его за 28 тысяч рублей. Неплохой однако семимесячный заработок для крестьянина. В Европейской России столько генерал-фельдмаршалы не зарабатывают....

Да еще путь для конницы проложили о котором в Генштабе ничего не подозревают....

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

пошто собак обижаете сравнивая с нехристями.

Собака тварь божья...

а нехристь он и есть нехристь...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Картинка не грузится!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Картинка не грузится!

http://s18.postimage.org/qxudlb4cn/00006kb3.png

а не подскажет ли кто надежный бесплатный хост для картинок? Чтоб всем было видно...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

кто надежный бесплатный хост для картинок

Я юзаю вот этот http://pcs.org.ua/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

цитата против цитаты smile.png

Тут по сети ходит цитатник с русофобскими цитатами всяких «знаменитых людей». Начинается он, кажется, с академика Павлова, который за четыре года до смерти, и кончая всякими разными желчными камушками от Бунина и Розанова, или какого-нибудь, прости Господи, Горького, обличающего зверство тёмных русских крестьян (для справки – зверства интеллигентных чекистов он не замечал в упор).

http://krylov.livejo...om/1887794.html

Вообще-то это прикол. Каждому, кто знаком с этим периодом , известна далеко не однозначная позиция Горького к Пролетарской диктатуре. Собственно, он был легальной оппозицией в течение всей Гражданской Войны....

Edited by КотКот

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Добрые русские крестьяне в Забайкалье...

---

Вообще русское население в Забайкалье делилось на семейских, сибиряков и казаков, которые резко отличались от друг друга по укладу жизни, поведению и даже по облику. Сибиряки и казаки брали в жены буряток и в основном занимались скотоводством особенно в приграничной полосе. Семейские считали их смешанными с бурятами и монголами и др., т.е. «недостаточно русскими», а по отношению к коренному бурят-монгольскому населению зачастую использовали уничижительный термин «тварь»:

«...Всех-то, говорят, было поселено до семи тысяч семей. Поселившись, долго вели войну с «тварью», т. е. с монголами, которые не хотели им давать земли и гнали их вон» (с) И.Г.Прыжов “Очерки, статьи, письма” М –Л, 1934.

«„Тварью" называютъ сибирскiе крестьяне бурятъ и по ciю пору; даже къ крещенымъ, но еще не обрусевшимъ бурятамъ крестьяне относятся высокомерно, какъ къ низшей расе: „хоть крещеный, а все же не далеко ушелъ отъ твари", говорятъ они, и при малейшемъ столкновенiи своихъ интересовъ съ интересами „твари" осыпаютъ эту последнюю градомъ отборнейшихъ русскихъ ругательствъ Конечно, такъ относятся только къ беднымъ „братскимъ"; съ богатымъ — дело иное: ему льстятъ, съ нимъ обходятся назойливо-фамилiарно, его угощаютъ и сажаютъ подъ образа, будь онъ даже не крещенъ; но за-глаза — и его не иначе честятъ, какъ „тварину-, хотя ужъ не въ презрительномъ, а въ злобнозавистливомъ тоне.» (с) "На таежных прогалинах: Очерки жизни населения Восточной Сибири",1891, с.188

---

Как видно причиной конфликта между русскими крестьянами семейскими и их соседями бурят-казаками послужила конкуренция за землю. Бурят-казаки Забайкальского казачьего войска, которые несли пограничную службу на монгольской границе находились по сравнению с семейскими в привилегированном положении и имели больше земли.

В Гражданскую войну, семейские воспользовались ситуацией, обьявили себя большевиками, бурят-казаков обвинили в поддержке белых и под шумок устроили маленький геноцид

---

"...мы за Мензинском караулом, в местности называемой Аца гол, издавних пор проживали. Три года назад /1919/ пришли так называемые красные русские и обвинив нас в сотрудничестве с белыми убили наших 76 мужчин и ограбили наше имущество и скот, и мы переживали крайне тяжелое положение. В прошлом году /1921/ весной приехал Туванов с многими войсками барона Унгерна и убил нескольких человек, с обвинением в том что они примкнулись к красным. И взял нас с собой и оставил за Ламским куренем в местности трех караулов. Тогда же преследовавшие Туванова красные войска приехав сюда убили людей ограбили наше имущество и скот, сожгли наши бурханы и сутры, юрты и дома. Хотя мы достигли самое крайнее положение обрадовались тем что наконец присоединились к единокоренным братьям и больше не будем пережить кошмарных бедствий."

"...Через несколько часов вслед за ними карьером прибежали конные солдаты в числе 80 человек и окружили с домом. Переарестовали всех бурят и увезли в деревню Асиновку, заперли в училище. После чего на завтра же выехали на нашу сторону, около 120 вооруженных солдат половина их поехали грабить вверх по Чикою. Брали без разбори что по-падалось, а другая половина вверх по Аце, также грабили. Затем во время грабежа избили двух стариков, которые после побоя погибли. Склали на несколько десятков саней свои добычи, шубы 196 с хорошим мехом, крытые шелком, чичунчой и далинбой, 180 халатов шелковых, чичунчо-вых и прост. материй, 5000 руб. монет золотых и серебра, 20 золот. золота золотые кольцы и серебряные, часы золотые с цепочкой цена 120 рублей, Романовых кредитн. билеты 6000 рублей, женский наряд драго-ценные камни, шапки бобровые, выдровые, соболевые, рысевые, лисьи и 110 с лишним лошадей 60 гол. рогат. скота на 70 лошад. сбруи, хомутов седелок, дуг. 30 телег 66 саней, хлеба зерна 1000 пуд, муки 500 пудов, 60 кож делан. не деланных 168 потников, седель 50 серебрянных и простых 17 швейных машин, 80 тулумов, 58 котлов 84 пудов мяса, 67 овчин, масла 8 пудов, жир 6 пуд. Затем через 3 дня после грабежа, опять же приехaли несколько вооруженных солдат и арестовали 5 мальчишков и увезли ту-да же и оттуда уволили 12 человек после этого через день всех осталь-ных бурят в числе 76 человек расстреляли и привезли на нашу сторону и закопали в одну яму. При судебном осмотре произведенным мировым судьей 18 участка Макаровым при присутствии Бурятскаго предста-вителя Ванданова и прочих, трупы оказались зверски убиты т.е. рублены топором. Руки ноги отрезаны и переломлены, привязаны по 2 по 3 вме-сте, глаза выкопаны, отрезаны уши носы и даже отрезана половая часть и все голые без рубах и штанов... (сокр.) ...Кроме того оставшиеся а нашей родине наши родственники буряты в особенности больных и не имевшие членов семейства как по слухам убиты зверством, сожжены в живом виде в числе 43 человек, мужчин, женщин и детей... (сокр.) ...Добавляем, что в эту зиму т.е. 1922 года в феврале опять же прибыли из Мензинской станицы большевики под начальством Патраковым грабили следующие имущества: 17 коров 5 лошадей и остальные реквизировали от семиозерских бурят 300 голов скота и лошадей и разные хозяй-ственные вещи утвари и кроме того нас еще грозят что перебьем всех когда нибудь."

---

Письмо бурятских беженцев монгольским властям:

"8-е число седьмого месяца двенадцатого года Многими Возведенного[12 год с вступления на трон Богдо-гегена, соответствует 1924 году]. Мы нижеподписавшиеся, домовладельцы 71 семей Цонгольского сомона Хори-бурятского хошуна Монголии .... доверили Цэдэну Цэдубуну, главному чиновнику из нашего хошуна как знатоку нашего бедственного положения, присутствовать на сьезде в упомянутого комитета и войти с ходатайством от нас о нашем положении, о том как мы были погублены со стороны грабителей ?imeyi?ig со злым следом. Пусть он сообщит нам о постановлении сьезда. На что мы ниже подписываемя. Зайсан Цонгольского сомона, Хори-бурятского хошуна Монголии, Дарма Будаин. И за неграмотного представителя народа Цонгольского сомона, Бадмы Намсараина, подписался по его просьбе Эрдэни Цэрину.)"

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Семейские считали их смешанными с бурятами и монголами и др., т.е. «недостаточно русскими»

Это пожалуй даже чересчур...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Семейские ведь старообрядцы. А они всегда отличались ксенофобией и экстремизмом.

Российское государство, к примеру, они считали Царством Антихриста (причем в самом буквальном смысле)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А они всегда отличались ксенофобией и экстремизмом.

А нельзя ли их ксенофобию в более полезное русло направить?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0