77 posts in this topic

Posted

Ранее в наших выпусках.

* * * * *

 

"К Морту подошел высокий охотник с сигарой в зубах.


- С прибытием, господин начальник, - с усмешкой сказал Кейроб Милис. - Да, дичи тут полно. Один зуб какого-то ящера чего стоит... Фирма нам отвалит кругленькую сумму".


Глеб Золотарев, "Последнее сафари".


1.


На другом берегу океана -- сразу на всех его берегах -- прямо сейчас кипела война. Ежеминутно погибали люди, падали с небес подбитые боевые самолеты, уходили под воду пылающие военные корабли. А здесь, на улицах Сан-Франциско, по-прежнему царил мир, лишь изредка нарушаемый гангстерами и полицией. Северная Америка пребывала в неге и спокойствии, вот уже почти сто лет подряд. Сидя за столиком в тихом уютном ночном кафе, нетрудно было представить, что никакой войны нет -- пусть даже один из собеседников только что с нее вернулся.


- ...вы же знаете, я только что прибыл из Николаевска, - говорил один из них, рыжебородый голубоглазый гигант с грубым лицом, настоящий викинг. Гражданский костюм, явно взятый напрокат ("и где он только ухитрился найти пиджак такого размера? впрочем, в Сан-Франциско за деньги можно достать все, что угодно"), ему совершенно не шел. Этого парня стоило облачить в звериные шкуры и вооружить каменным топором. Или бронзовым, на худой конец.


- Именно поэтому я к вам и обратился, - небрежно кивнул человек, сидевший напротив. Как и следовало ожидать, полная противоположность "викинга". Типичный светский лев, еще полный сил, но оставивший свои лучшие годы позади. Худощавое аристократическое лицо, тонкие черные усики, ленивые серые глаза, окруженные сеткой преждевременных морщин; в аккуратно уложенных каштановых волосах - ранняя седина, старательно прикрытая густым слоем бриолина. Костюм, разумеется, дорогой, из лучших материалов и сшитый по специальному заказу. - У нас нашлись общие знакомые. Мне ведь тоже приходилось бывать в Сибири...


- И как давно? - едва заметно насторожился рыжебородый.


- В прошлом году, - поведал Светский Лев. - Охотился на мамонтов. И не только, но в первую очередь на мамонтов. Верховный правитель Похотин так любезен, что продает лицензии на отстрел практически за бесценок. Ну, по нашим стандартам разумеется. На одном только мясе (а я привез с собой почти десять тонн! Пришлось даже зафрахтовать для доставки японское китобойное судно) я заработал столько, что сумел расплатиться со всеми кредиторами. А еще бивни, кость, презентации в театрах и музеях, интервью, контракт на книгу... Выгодный бизнес, чего уж там. У меня были самые обширные планы на этот год. Я составил подробный план. Первым делом Суматра, где я рассчитывал подстрелить яванского носорога. Потом остров Комодо и его драконы. Индокитай, Индостан, далее везде. И тут эта проклятая гражданская война! Все пошло прахом. Все белголландские владения закрыты для туристов. Сибирь тоже. Госдепартамент не рекомендует американским гражданам посещать владения Похотина, после того как отец Геннадий затеял войну с Канадой. А я слишком законопослушен, чтобы нарушать предписания Госдепа -- репутация, знаете ли. Между прочим, я читал ваш репортаж о вторжении сатанистов на остров Врангеля. Позвольте выразить свое восхищение, мистер Гамильтон! У вас получилась настоящая сага о падении Британской Империи! Вам стоило зарифмовать свою статью -- впрочем, даже тогда она не стала бы лучше.


- Премного благодарен, мистер Гиллкрест, - Персиваль Гамильтон, эсквайр, ведущий военный репортер "Нью-Альбион Таймс" и коммандер альбионского флота (в отставке), ухитрился едва заметно покраснеть. Дабы скрыть свое смущение (напускное, как мог бы заметить внимательный зритель), альбионский гигант поспешно прикрылся чашечкой с кофе.


- Прошу вас, называйте меня просто Бальтазар, - улыбнулся одними глазами Светский Лев. - Какие церемонии между друзьями? А я надеюсь со временем стать вашим добрым другом.


- В таком случае, и вы называйте меня просто Перси, - отозвался Гамильтон, на мгновение оторвавшись от чашечки.


- С превеликим удовольствием, - мистер Гиллкрест отвесил короткий поклон. - Простите, на чем я остановился? Ах, да. Падение Британской империи. Наши британские современники слишком глупы и упрямы, чтобы понять -- их время истекло. От империи осталось только название, а после падения острова Врангеля - даже меньше, чем название. Морок, туман, мираж... призраки и тени. Это время новых народов. Сомнений нет, упавший флаг будет подхвачен -- у империи более чем достаточно наследников. Мы, американцы; вы, нью-альбионцы; бригантийцы, даже южноафриканцы или австралийцы - ведь не останутся же они под чужеплеменным господством до скончания веков? Тем более что как раз сейчас у австралийцев появился неплохой шанс вернуть себе свободу...


"Мне ли не знать", - подумал Перси Гамильтон, не далее как на прошлой неделе проследивший за отправкой в Новый Южный Уэльс крупной партии трофейного пиндорамского оружия, приобретенного фактически по цене металлолома в одном из мексиканских портов.


- Впрочем, я ведь не за этим хотел встретиться с вами, - спохватился Бальтазар Гиллкрест. - Как я уже сказал, моя охотничья экспедиция в Белголландскую Ост-Индию и другие восточные страны приказала долго жить. Что прикажете делать? Африка исхожена мной вдоль и поперек -- я добыл Большую Африканскую Пятерку [1] дважды -- как и Южная Америка. Но есть еще одна страна, еще один материк, который не так часто посещали белые охотники вроде меня...


- Антарктика, - понимающе кивнул Гамильтон. - Новый Альбион.


- Совершенно верно, - в свою очередь кивнул Гиллкрест. - Просто удивительно -- люди живут в Новом Альбионе вот уже несколько столетий, но мы, обитатели внешнего мира, почти ничего о нем не знаем и практически не посещаем!


- Не вижу ничего удивительного, - заметил Перси. - Расстояние, удаленность от других центров цивилизации, постоянные войны... Конечно, сейчас в Антарктике царит мир.


- Вот именно, - усмехнулся Бальтазар Гиллкрест, - стоит воспользоваться текущим положением вещей и поторопиться. Пока не началась еще одна война.


"И ведь начнется, обязательно начнется, - мысленно согласился с ним альбионец. - Не может не начаться -- мы слишком долго и упорно над этим работали".


- Так или иначе, наступил тот самый момент, когда нам стоит сделать паузу, - добавил Светский Лев. - Это приличное заведение, но я бы предпочел продолжить наш разговор в другом месте, подальше от чужих глаз и ушей. Вот моя визитка, здесь адрес, телефон, et cetera [2]. Если вас хоть немного заинтересовало мое предложение, Перси, -- а я очень надеюсь, что так оно и есть, -- жду вас завтра у себя ровно в полдень. Полагаю, вам будет удобно? Все равно завтра выходной день, и если у вас нет других планов...


- Но постойте, Бальтазар, вы ведь ничего толком и не предложили! - удивился Гамильтон.


- Разве? - пожал плечами мистер Гиллкрест. - Мне показалось, что... Неважно. Все очень просто, Перси. Я обратился к вам, потому что мне нужен надежный человек с вашей репутацией, хорошо знающий местность - страну, людей и так далее. Дело в том, мой дорогой друг, что я собираюсь посетить Новый Альбион и убить титаниса.


Бальтазар Гиллкрест уже давно покинул гостеприимное кафе, а Персиваль Гамильтон все так же сидел за столиком и задумчиво смотрел ему вслед. Прошло немало времени, прежде чем ему удалось оторваться от своих мыслей и стряхнуть наваждение. Оказавшись на улице, альбионец первым делом решительно направился к ближайшему телефону-автомату. Бросив в щель несколько монет и набрав одному ему известный номер, Гамильтон неплотно прижал трубку к уху. Ответили почти сразу.


- Встреча прошла успешно, - сообщил альбионец своему невидимому собеседнику на другом конце провода. - Предупреди нашего общего друга Джеймса...


* * * * *


Ровно в полдень следующего дня Перси Гамильтон стоял у ворот особняка в пригороде Сан-Франциско. На первый взгляд -- на удивление скромное жилище, решил альбионец. Впрочем, от его взгляда не ускользнули новенький спортивный автомобиль, видневшийся за порогом незапертого гаража, апельсиновая роща по соседству и тем более океан по ту сторону дома. Район был дорогой и престижный. Мясо трофейного сибирского мамонта и в самом деле окупилось. "Эх, не ту профессию я выбрал..." - с легкой печалью подумал Гамильтон, протягивая визитку молчаливому слуге-китайцу. Слуга низко поклонился и провел гостя в просторную, ярко освещенную гостиную, где его с распростертыми объятиями встретил радушный хозяин.


- Рад, очень рад, что вы решили принять мое приглашение, - сказал Бальтазар Гиллкрест. Он как будто совсем не изменился после вчерашней встречи; только присмотревшись, Гамильтон понял, что Светский Лев вырядился в другой костюм, разве что очень похожего фасона. И волосы заново уложил и накрасил. - Прошу вас, чувствуйте себя как дома. - Хозяин указал на кресла, окружавшие столик, заставленный всевозможными напитками, легкими закусками и курительными принадлежностями. - Надеюсь, вы не голодны? Обед подадут через час, к тому времени появятся и другие мои гости. Но вас я попросил прибыть раньше, чем остальных. Хотелось бы обсудить некоторые вопросы предварительно и наедине...


- Я весь внимание, - кивнул Гамильтон, опускаясь в ближайшее кресло. - Что у вас на уме, Бальтазар?


- Что вы можете рассказать мне про титанисов, Перси? - хозяин особняка щелкнул зажигалкой. На удивление скромной, армейского образца.


- Что вы уже знаете о титанисах? - в тон ему отозвался Гамильтон. - Мне бы не хотелось повторять уже известные вам прописные истины...


Вместо ответа Гиллкрест молча кивнул на соседний столик, заваленный книгами и журналами. Альбионец пробежался глазами по корешкам и заголовкам, после чего понимающе кивнул и грустно улыбнулся:


- То есть почти ничего... Если я правильно понял, вам уже приходилось охотиться в Сибири, Африке, Южной Америке. Как по-вашему, Бальтазар, какой из хищников нашего мира является самым опасным и смертоносным?


- Человек, - мгновенно и не задумываясь ответил Гиллкрест. - Этот ответ вы хотели от меня услышать? Я угадал? Мне положен приз?


- Абсолютно правильный ответ, - охотно согласился немного удивленный альбионец. - Ну что ж, приятно иметь дело с понимающим человеком, это заметно упрощает дело. Итак, человек - самый опасный. И самый смертоносный. Так и есть. Но кто в таком случае занимает заслуженное второе место?


- Титанис? - прищурился Светский Лев, выпуская облако ароматного сигарного дыма.


- Совершенно верно, - снова согласился Персиваль Гамильтон. - Titanis walleri, он же Waller's terror bird. Титанис Уоллера из семейства Фороракосовых. У него есть и другие имена, конечно, но сейчас они не имеют значения. Титанис, самая большая нелетающая птица нашей планеты. Живое ископаемое, которое подзадержалось в нашем мире, и только каким-то чудом, то ли по воле Всевышнего, то ли благодаря козням его Врага, выжило среди вулканических оазисов и горячих источников Нового Альбиона. Самый опасный и смертоносный хищник Земли -- если не считать человека, конечно. Почти такой же опасный -- потому что разумный.


Альбионец сделал паузу, чтобы взять со стола сигару и откусить кончик .


- Разумный?! - воскликнул Бальтазар Гиллкрест. - Но я был уверен... и не только я...


- Не верьте тому, что написано в этих толстых научных монографиях и журналах с картинками, - покачал головой Гамильтон, прикуривая от своей зажигалки -- позолоченной; маленькая слабость, которую он себе позволял. - Кабинетные ученые, которые препарировали мозги мертвых титанисов или наблюдали за титанисами в зоологических садах Европы и Америки, могут говорить всё, что им угодно. Те, кто встречался с титанисами в живой природе -- и остался в живых, чтобы рассказать об этом -- не сомневаются. Титанисы -- разумные существа. Такие же разумные, как и человек. Именно поэтому они смертельны опасны. Не в острых когтях или бронебойных клювах заключается их опасность, не в быстрых ногах или все подмечающих глазах. Разум -- вот что делает их такими страшными.


Еще одна пауза, еще несколько клубов дыма поднялось к потолку.


- Полагаю, вам приходилось читать Уэллса или других ему подобных авторов, которые размышляют о том, как могут выглядеть разумные существа, населяющие другие планеты? - Дождавшись утвердительного кивка, альбионец продолжал: - Некоторые из них, такие как мистер Берроуз, уверены, что иные миры населены почти точными копиями человека, которые отличаются от жителей Земли разве что необычным цветом кожи или дополнительной парой конечностей. Мистер Уэллс, напротив, считает, инопланетяне могут походить на кого угодно, вплоть до насекомых или глубоководных осьминогов нашего мира. Но те и другие согласны в том, что как бы не выглядели чужаки с других планет, мы сразу поймем, что имеем дела с разумными существами. Эти инопланетяне будут носить одежду, или пользоваться сложными инструментами; может быть даже такими орудиями и механизмами, которые человеческий разум пока не способен создать, какими-нибудь "тепловыми лучами" или треножниками. Ведь что отличает разумное существо от прочих тварей? Разумное существо носит одежду, строит себе жилище, пользуется орудиями...


- В Африке мне приходилось наблюдать за обезьянами, которые использовали примитивные инструменты, чтобы разворошить какой-нибудь муравейник, - заметил Гиллкрест.


- Слышал про таких, - усмехнулся Гамильтон. - Еще один аргумент в копилку сторонников мистера Дарвина. А сороки и воробьи умеют строить гнезда. Бобры строят плотины, а дятлы так и вообще... Ну и что? Делает ли это современных нам горилл или дятлов разумными существами? Нет, я так не думаю. Титанисы - совсем другое дело.


Взгляд его затуманился и стал совсем задумчивым.


- Есть вещи и явления, которые существуют и происходят в нашем мире, но плохо поддаются описанию или вовсе не поддаются, - продолжал Персиваль чуть более тихим голосом. - Есть вещи, которые невозможно описать; события, которые невозможно пересказать; ситуации, которые невозможно понять -- невозможно понять, пока не столкнешься с ними лично, не переживешь собственной персоной, не почувствуешь на своей шкуре. Так и с титанисами. Нужно встретиться с титанисом в самом сердце примордиальных лесов Нового Альбиона, посмотреть ему в глаза, услышать его голос -- и тогда, быть может, только тогда ты поверишь, что за этими глазами скрывается разум -- чужой, холодный, безжалостный -- но, тем не менее, разум. Титанисы не носят одежды кроме той, которой наделил их создатель; они не пользуются другими орудиями, кроме своих когтей и клювов, а их гнезда примитивны до невозможности; порой они и вовсе обходятся без гнезд -- складывают свои яйца в кучке теплого речного песка или болотной грязи. Возможно, именно такое поведение и ввело заблуждение всех этих ученых мужей -- обладателей высоких лбов, блестящих умов и дюжин научных степеней на брата. Но что они знают? Что знаем мы? Древние египтянцы, аборигены Антарктики, считали титанисов равных себе или даже стоящими выше себя -- живыми богами или демонами, сошедшими с небес, дабы править царствами человека. Белые люди впервые повстречались с титанисом всего несколько веков тому назад, а египтянцы прожили бок о бок с Птицами Ужаса по меньшей мере двадцать тысяч лет. Быть может, они успели понять нечто, чего не успели понять мы с вами...


- Дьявол! - внезапно вырвалось у хозяина дома. - Прошу прощения, Персиваль, в этом нет вашей вины... ну разве что косвенной, - нервно рассмеялся Гиллкрест и закашлялся. - Я так увлекся вашим рассказом, что едва не проглотил остатки своей сигары. Ха-ха-ха! Не перейти ли нам в соседний кабинет? Я хочу вам кое-что показать.


В соседнем кабинете было на что посмотреть.


- Неплохо, правда? Что скажет старый солдат вроде вас? Радует глаз, не правда ли? Некоторые образцы, которые вы видите здесь, существуют в единственном экземпляре. Экспериментальные системы, не пошедшие в серийное производство, или специальные модели, изготовленные по индивидуальному заказу. Вот, например, "Холланд-энд-Холланд", калибр 666, - мистер Бальтазар извлек из оружейного шкафа великолепное трехствольное ружье с прикладом из темно-красного вишневого дерева. - Как видите, никакой гравировки, ничего лишнего, чистый функционал. Именно с помощью красавицы я добыл того мамонта в Сибири. - Один из бивней мамонта находился тут же, закрепленный на стене под самым потолком. - А как вам это? "Стэефильд-Прайс" Марк-3, 459-го калибра. Магазин на четыре патрона -- как говорит мой опыт, как минимум два из них - лишние. Из этого "Стэнфильда" я уложил тех двух леопардов к северу от Замбези. - Шкуры леопардов украшали противоположную стену. Что скажете, можно из такого ружья уложить титаниса?


Перси Гамильтон выглядел разочарованным.


- Красивые игрушки, не спорю. Для охоты на зверей -- в самый раз. Но, боюсь, друг мой Бальтазар, вы невнимательно меня слушали. Если вы всерьез планируете иметь дело с титанисом, вы не должны собираться на охоту. Потому что разумные существа не охотятся друг на друга. Вы должны готовиться к войне. К войне, понимаете? К военным действиям по всем правилам и согласно последним достижениям военной науки.


Бальтазар Гиллкрест ненадолго замер на месте, потом осторожно вернул "тигробойную" винтовку на место и отпер соседний шкаф -- в отличие от первого, не имевший прозрачных стеклянных дверей -- и поманил альбионского гостя пальцем. Коммандер Гамильтон заглянул внутрь и удовлетворенно кивнул.


- Гораздо лучше. Совсем другое дело!


- Мне и такие стволы порой приходилось брать на охоту, - задумчиво проговорил Гиллкрест, извлекая из шкафа тяжелый пистолет-пулемет с дисковидным магазином. - Крупнокалиберный штуцер -- на слона или носорога, а "шмайссер" или "томми-ган" -- для защиты от двуногих хищников. В той же Африке или Сибири вторые встречаются гораздо чаще, чем первые. Ну да вы и сами это знаете.  


"Это верно, - подумал Перси Гамильтон, - мне ли не знать".


"В конце концов, я был одним из них".

 


- продолжение следует -

 

_______________

[1] - Большая пятёрка, или Большая африканская пятёрка, — традиционное название пяти видов млекопитающих, являющихся наиболее почётными трофеями африканских охотничьих сафари:

    Слон;
    Носорог (оба африканских вида — чёрный и белый);
    Буйвол;
    Лев;
    Леопард.


[2] - и так далее, и тому подобное (латин.)


_________

titanis.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Начало обнадеживает:) А египтянцы не представляли своих богов в виде титанисов или какого-то гибрида?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Начало обнадеживает

Я всего лишь собирался написать очередную главу "Интербеллума", но потом вижу -- нет, это на отдельный рассказ потянет.

А египтянцы не представляли своих богов в виде титанисов или какого-то гибрида?

Всякое бывало:

 

Они как будто ждали -- умом Хеллборн понимал, что это простое совпадение, но сердце подсказывало другое. Они ждали, на широкой площадке, на два яруса ниже, египтянские жрецы и военачальники (точь-в-точь как на фресках!), в своих роскошных одеждах из шкур саблезубых кошек и торопливцев, и серебряных коронах, украшенных черно-белыми перьями титанисов. И жертва, дрожащая на алтаре - кто бы сомневался! - юная обнаженная девственница, с бронзовой кожей и золотыми волосами. И живой бог Древнего Альбиона - Титанис Валлери, Попугай-Убийца, могучий трехметровый самец, иссиня-черный, с медным клювом и зелеными изумрудными глазами -- тоже ждал, прикованный цепями к массивному каменному столбу. Эти люди позволят ему насытиться и только потом освободят от цепей - в надежде, что плотно набившее свой желудок чудовище больше никого не тронет и спокойно уйдет в джунгли.

 

- Не совсем, - поправил Хеллборн. - Египтянский сфинкс - это тело пингвина с головой саблезубого тигра. А этот - египтянский грифон. Тело саблезубого тигра с головой титаниса. Аватара альбионского бога войны.

 

Это египтянские боги, наконец-то сообразил Хеллборн. Вот так встреча! Сто лет их не видел. Последний раз -- в каком-то музее. Даже не на родине, а в Европе. Египтянский сфинкс -- чудовище с телом пингвина и головой саблезубого тигра. А этот -- египтянский грифон. Тело саблезубого тигра с головой титаниса -- аватара египтянского бога войны. Египтянский кентавр -- тело верблюдонта с торсом человека. Химера, богиня ночных кошмаров -- тело броненосца, голова верблюдонта, крылья поморника. Египтянская русалка, богиня смерти и любви -- тело морского леопарда с торсом обнаженной девушки. И все остальные.

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Всякое бывало

Красота!

но потом вижу -- нет, это на отдельный рассказ потянет.

Это потянуло бы и на отдельный рассказ в отдельном мире;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это потянуло бы и на отдельный рассказ в отдельном мире

Это другой рассказ, и я его почти дописал!

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Весьма интересное направление. Титанисы, как атрибут обитаемых Антарктид, действительно заслуживают отдельного исследования. Из хеллборниады можно, конечно, извлечь о них некоторое количество информации, но полной картины нет. Надеюсь, прежде чем главного героя склюют или размозжат его голову о скалу, он успеет узнать какую-то потрясающую тайну о титанисах, которую тем самым узнаем и мы.

А вот философский аспект еще более интересен - что можно считать разумом, где проходит грань между разумным и неразумным существом и как быть, если разум чужд привычным представлениям. Интересно будет узнать мнение автора об этом - выраженное сюжетом и событиями с героями, конечно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Интересно будет узнать мнение автора об этом - выраженное сюжетом и событиями с героями, конечно.

Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции и персонажей. :) 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это прекрасно! Ждём проды!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Нужен танк! У титаниса все-таки нет шипов и роков.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я не читал Интербеллум, поэтому кто-нибудь объяснит мне - что там с климатом, что Антарктида обитаемая?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это прекрасно! Ждём проды!

Будет. 

Нужен танк! У титаниса все-таки нет шипов и роков.

Чорд возьми, а это идея! 

Я не читал Интербеллум,

Это вы со зла. ;)

поэтому кто-нибудь объяснит мне - что там с климатом, что Антарктида обитаемая?

По Антарктиде разбросаны несколько десятков оазисов; некоторые из них напоминают Исландию; иные - Камчатку, Аляску, Чукотку, Мурманскую область, Северную Норвегию, сибирскую тайгу и другие подобные места, где относительно прохладно, но жить все-таки можно и даже что-то кушать. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Чорд возьми, а это идея! 

причем очень старая. Танки М2 американцы в Антарктиде использовали в 1940. Фото есть в сети, они до сих пор там ржавеют.

 

Edited by Paltus

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

причем очень старая. Танки М2 американцы в Антарктиде использовали в 1940.

Мои персонажи тоже кое-что умеют:

У крыльца стоял танк "Сабельтанд Тигер III", переделанный из антарктического вездехода. Это машина была рождена, чтобы пересекать ледяные пустыни Юголландии - поэтому русские снега и морозы были для нее детским развлечением. Последнее слово техники - орудие с инфракрасным прицелом. Даже у немцев таких нет. И у нас таких не было, печально вздохнул Джеймс Хеллборн и закурил.

я просто не подумал использовать нечто подобное для охоты. Неспортивно как-то.  ;)))

 

П.С.

Триша все-таки злой гений альтернативной истории. Я тут вспомнил между прочим,

Подавшись вперед в водительском сиденье своего трицератанка с автономным питанием, он подумал – может быть, они как-то связаны с той непонятной ископаемой находкой из другого времени, ради которой он был послан в век динозавров, чтобы выяснить, в чем дело? Правда, мисс Сэндз, его главная помощница, которая устанавливала по времяскопу время и место, ни слова не сказала ему про детишек, но это еще ничего не значило. Времяскопы показывают только самые общие очертания местности – с их помощью можно еще увидеть средней величины холм, но никаких мелких подробностей не разглядишь.

 

Стегозавр слегка толкнул ствол гинкго своей гороподобной задней частью. Дерево судорожно дернулось, и двое детей, которые сидели на ветке, чуть не свалились прямо на зубчатый гребень, проходивший по спине чудовища. Лица у них были такие же белые, как цепочка утесов, что виднелись вдали, за разбросанными там и сям по доисторической равнине магнолиями, дубами, рощицами ив, лавров и веерных пальм.

 

Карпентер выпрямился в своем сиденье.

 

– Вперед, Сэм, – сказал он трицератанку. – Давай-ка ему покажем!

Отсюда вопрос: может ли динозавр унизить танк в ближке, если танк тоже является динозавром?!

 

Ответ на вопрос в этом рассказе:  

https://fantlab.ru/work27280

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

я просто не подумал использовать нечто подобное для охоты. Неспортивно как-то. 

это война, а не охота. В тексте прямо сказано:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Здорово написано! Ждем проду. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

По Антарктиде разбросаны несколько десятков оазисов; некоторые из них напоминают Исландию; иные - Камчатку, Аляску, Чукотку, Мурманскую область, Северную Норвегию, сибирскую тайгу и другие подобные места, где относительно прохладно, но жить все-таки можно и даже что-то кушать. 

Хммм... для этого либо у неё должны быть выросты к северу, либо всё-таки другой общеземной климат, либо вулканический обогрев в этих самых оазисах.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Годно. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

это война, а не охота. В тексте прямо сказан

Люблю внимательных читателей!

либо вулканический обогрев в этих самых оазисах.

Он самый:

Антарктида не покрылась льдами?

Покрылась частично. Льда ровно столько, сколько нужно. Климат и уровень моря на остальной планете не поменялся. Как и всемирная история до 1578 года. Внутри материка оазисы с вулканами и гейзерами. Так устроен этот мир.

Эх, скоро 12-летний юбилей отмечать будем, как время-то летит...

Здорово написано! Ждем проду.

Годно.

Оставайтесь с нами, прода через несколько минут.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

" — Вот «бленд». Из него я уложил вон того великана. — Он взглянул на голову белого носорога. — Будь я на десять шагов ближе, этот зверь пополнил бы мной свою коллекцию.

 

На пулю вся моя надежда,

Защита слабому она.

 

Надеюсь, вы хорошо знаете Гордона? Это поэт, воспевающий коня, винтовку и тех, кто умеет обращаться и с тем, и с другим».

 

Артур Конан Дойль, «Затерянный мир».

 

2.

 

Кажется, хозяин дома собирался еще что-то сказать, но тут из гостиной послышался шум новых голосов.

 

— О, а вот и другие мои гости, — оживился мистер Гиллкрест. — Пойдемте, я вас с ними познакомлю.

 

«Зачем они здесь? Разве Гиллкрест не собирался обсудить свою экспедицию в Антарктику подальше от чужих глаз и ушей?» — на какое-то мгновение задумался Гамильтон, но тут же нашел ответ. — «Конечно, такой человек как Бальтазар не отправится на большую охоту в одиночку. Ему потребуется свита подхалимов и лизоблюдов, которые после возвращения домой примутся расхваливать его подвиги на каждом углу». Но еще несколько мгновений спустя Персиваль увидел новых гостей — и его стройная гипотеза о подхалимах тут же затрещала по швам. Нет, они вовсе не походили на подхалимов. Тут было что-то другое. Две женщины, трое мужчин. Странная компания.

 

— Добрый день, друзья! — воскликнул мистер Гиллкрест. — Знакомьтесь, это и есть знаменитый мистер Персиваль Гамильтон из Нового Альбиона, о котором я вам рассказывал. Прошу любить и жаловать. Мистер Гамильтон, позвольте представить моих друзей. Мисс Сюзанна Корд и мисс Ауринда ван дер Белт…

 

— Очень приятно, очень приятно, — Гамильтон поочередно приложился к протянутым ручкам.

 

Мисс Корд и мисс ван дер Белт могли быть родными сестрами, даже близнецами лет двадцати пяти, хотя вряд ли ими были. Просто вращаются в одних кругах, вечерние платья покупают в одном и том же модном магазине, ходят к одному парикмахеру — это видно невооруженным глазом. Просто хорошие подруги. «Такая редкость в наши непростые времена!» — мысленно усмехнулся Персиваль. Ему вот уже много лет не приходилось встречать сразу двух женщин, которые были бы добрыми подругами. Только соперниц и конкуренток. Впрочем, если вспомнить в каких кругах и краях приходилось вращаться ему… Тем не менее, странная парочка. Мисс Корд когда-то была брюнеткой, но почему-то перекрасилась в блондинку, а мисс ван дер Белт — с точностью наоборот. И не просто так перекрасились. Как будто что-то скрывают. Или играют в какую-то странную, неведомую игру — необязательно одну из обычных женских игр. Светские кошечки, но на первый и даже второй взгляд — не самой худшей разновидности; минимум помады, минимум лака для ногтей, минимум украшений, скромные короткие прически. «Интересно, какая из них спит с хозяином дома?» — цинично подумал Гамильтон. — «Сразу обе? Ван дер Белт… Неужели белголландка?» — предположил он, но тут же отбросил эту мысль. — «Ну что за глупости! Мало ли американцев носят голландские фамилии…» Просто с некоторых пор ему везде мерещились белголландцы, пусть и по уважительным причинам.

 

— Мистер Феликс Уайтлок, — представил Гиллкрест следующего гостя.

 

— Очень приятно, — сказал Гамильтон, пожимая протянутую руку. «Где я мог слышать это имя? Хм. Гм. Вспомнил!» Коллега. Журналист. Не самый известный, конечно — из второго, даже третьего эшелона. Постоянного места не имеет, вольный стрелок — публикуется здесь и там на самые разные темы, от мексиканской гражданской войны до светской хроники. Мистер Уайтлок, в свою очередь, выглядел как младший брат хозяина. Возможно, он и являлся таковым. Такой же светский лев, почти точная копия, вплоть до усиков, только лет на десять моложе. Но дело не только в усиках или манерах, здесь было что-то еще. Какое-то неуловимое сходство, и нельзя исключать, что семейное. И пусть он носит другую фамилию, это еще ничего не значит. Кто их знает, этих американских аристократов. Родители развелись, отец или мать завели новую семью, и на свет появился этот парень, младший брат — сводный или единокровный. Нередко такие становятся смертельными врагами старших братьев по очевидным причинам — новый претендент на фамильное наследство и все такое. Но, получается, это не тот случай. Принят в доме, Гиллкрест явно рад его видеть, а Феликс рад видеть его, и не похоже, что они притворяются. Загадка! «Ладно, кто следующий?»

 

— Мистер Соломон Браун, прошу любить и жаловать…

 

Еще один коллега, никаких сомнений, понял коммандер Гамильтон. Только в другой области. Еще один высокий белый мужчина средних лет, которому не идет гражданский костюм. Впрочем, за бородой он старается следить — положение обязывает; похоже мистер Браун давно не покидал престижные районы больших американских городов. Бывший солдат. Убийца. Смотрит так, как будто прицеливается. Интересно, морпех или сухопутная крыса? Интересно также, что связывает его с хозяином особняка? Охотничий партнер, сопровождавший его в прошлых экспедициях? Телохранитель? «Решатель сложных проблем», или как это называется у американцев? Очень даже может быть. «Этот мог быть моим родным братом. Или сводным». Все-таки цвет глаз (серые) и волос (черные) не совпадает, а так — практически близнец! И ладонь чуть не раздавил, железная хватка. «Пожалуй, самый опасный человек в этой комнате. Не считая меня, конечно», — решил Гамильтон — и в который раз ошибся.

 

— Last but not least, последний по списку, но не по важности — мистер Роберт Принс.

 

Вот кто здесь самый опасный, понял Персиваль, и вялое сухое рукопожатие нового знакомого его не обмануло. Маленький серый человек неизвестного возраста без особых примет, дешевый потертый костюм, очки в такой же дешевой стальной оправе. Еще один «решатель проблем»? Частный сыщик? Нет, этот вряд ли был солдатом, но мог собрать персональное кладбище побольше, чем Гамильтон и Соломон Браун вместе взятые. Бывший полицейский? А то и вовсе шпион? Все может быть, все…

 

— Прошу к столу! — объявил мистер Бальтазар.

 

Вокруг стола в очередной комнате хлопотали сразу несколько слуг, и все до одного — китайцы. «Этих тоже следует опасаться», — напомнил себе Перси Гамильтон, который не по наслышке знал, какими опасными могут быть домашние слуги (вне зависимости от расы и цвета кожи) или китайцы (всех полов, возрастов и профессий). Впрочем, китайцы закончили накрывать на стол и испарились в неизвестном направлении. Разумеется, это ничего не значило. Они ушли, но остаются где-то рядом. Гамильтон опустился на предложенный стул и осмотрелся по сторонам. Стол круглый, почти как у рыцарей короля Артура. Семь человек разместились за ним со всеми удобствами, даже таким гигантам как сам Персиваль и мистер Браун не придется цепляться локтями друг за друга. Обстановка скромная, но перед гостями не стыдно. Несколько картин на окружающих стенах, какие-то лесные пейзажи. Огромный камин у противоположной стены, сложенный из черного камня, напоминающего мрамор или лабрадор. В настоящее время, разумеется, не горит — калифорнийское лето, черт побери! Его вообще когда-нибудь разжигают? Как знать, потому что самым замечательным предметом обстановки являлись высокие окна слева по борту, откуда открывался прекрасный вид на океан и уголок апельсиновой рощи. Зимой здесь может быть прохладно. На каминной полке какие-то статуэтки, не менее полудюжины, отсюда не разглядеть, что они из себя представляют…

 

— За нашу встречу! — поднял свой бокал Бальтазар Гиллкрест, и гости последовали его примеру. Слабенькое вино, решил Перси Гамильтон, но это плюс, скорее всего. Никто из присутствующих не собирался напиваться, да и обжираться тоже. Эти люди собрались здесь совсем по другой причине. Или причинам… Интересно, что это на блюде перед ним? Выглядит как хорошо прокопченная мамонтятина, а по вкусу — цыпленок. Наверное, лучше не спрашивать.

 

— Я читала ваши репортажи, мистер Гамильтон, — первой заговорила сидевшая напротив мисс Ауринда ван дер Белт, и Персиваль обратил внимание на ее американский акцент — скорей всего, Средний Запад. Впрочем, и это ничего не значило.

 

— Мы здесь все их читали, — хихикнула мисс Сюзанна Корд, занимавшая стул справа от своей товарки. «Акцент Восточного Побережья? Девочка сбежала из дома на другой конец Америки?» — Кроме Соломона, конечно. Он читает только каталоги оружейных компаний и журналы с картинками.

 

— Не слушайте ее, мистер Гамильтон, — спокойно отозвался Убийца, сидевший слева от Ауринды. — Не только оружейные каталоги. Иногда я читаю Шекспира или даже Кристофера Марло, например. Ну, знаете, чтобы при случае щегольнуть цитатой, потрясти собеседника и разрушить стереотипное впечатление о нас, тупых солдафонах. Полагаю, вы понимаете, что я имею в виду.

 

«А он не так уж и прост», — заметил Персиваль. — «То ли пошутил, то ли попытался меня оскорбить, то ли подает сигналы: «брат, я свой, такой же как и ты» — сразу и не разберешься…»

 

— И кстати, ваш репортаж о падении острова Врангеля был удивительно хорош, — подал голос Феликс Уайтлок — он сидел слева от Гамильтона, и тому пришлось вежливо повернуться в сторону американского журналиста. — Не удивлюсь, если его выдвинут на ту или иную премию.

 

Персиваль Гамильтон живо представил себе, как эта загадочные люди собираются здесь за обедом или ужином, перекусывают по-быстрому, а потом возвращаются в гостиную и читают его статью. Может быть даже вслух или по очереди — как школьники на уроке или члены дамского книжного клуба. После этого, как истинные американцы, они даже проголосовали — приглашать ли мистера Гамильтона на очередной обед или нет? Точно, как настоящие американцы. Потому и стол у них круглый — здесь все более-менее равны, или пытаются казаться таковыми. Судя по текущим итогам, он явно получил большинство голосов, от чего особенно интересным становится такой вопрос: голосовал ли кто-нибудь против? И если «да», то кто именно?

 

-…Сибирь — как живая, — тем временем продолжал вещать мистер Уайтлок. — Я даже холод почувствовал, клянусь честью!

 

— Оставь, Феликс, — перебила его Сюзанна Корд. — Сибирь — это вчерашний день. Расскажите нам лучше про Новый Альбион, мистер Гамильтон. — Крашенная блондинка уперлась локтями в стол, положила подбородок на скрещенные пальцы и принялась стрелять зелеными глазками. «А это удобно? — усомнился Персиваль. — Ведь только что познакомились. Что подумает старик Бальтазар?» Но мистер Гиллкрест (место за столом — слева от Соломона Брауна) благосклонно взирал на их беседу поверх бокала. Мол, развлекайтесь, детишки. Дело молодое, ничего страшного.

 

— Новый Альбион… — Персиваль отложил в сторону вилку с насаженным на нее очередным куском цыпленка мамонта. — Меня часто просят рассказать про Новый Альбион, и всякий раз я не знаю, с чего лучше начать. На самом деле, у Нового Альбиона и Сибири немало общего. Бескрайняя ледяная пустыня, где изредка встречаются оазисы тепла и жизни. Как и в Сибири, самые большие и населенные города, центры цивилизации, можно найти на берегах океана или великих рек, а в глубине страны, особенно в зимнее время года — только вечная ночь, полная тайн и ужасов…

 

— Тайн и ужасов? Я поняла! — весело рассмеялась мисс Корд. Голос у нее был глубокий и одновременно приятный. — Вы пытаетесь нас напугать и отговорить от этой экспедиции!

 

— Только не говорите, что тоже собираетесь охотиться на титанисов Нового Альбиона, — якобы растерянно пробормотал Перси Гамильтон, хотя нечто в этом роде он и собирался услышать.

 

— Точно, сейчас он будет нас отговаривать, — подхватила мисс Ауринда. — «Это суровая и опасная страна, женщинам там не место». Не так ли, Персиваль? Вы не будете против, если я стану называть вас по имени?

 

— Нет, ни в коем случае, — Гамильтон покачал головой. — И, если хотите знать, женщин в Новом Альбионе более чем достаточно. Одна из них даже произвела меня на свет, знаете ли. Но…

 

— Но это настоящие, прирожденные, суровые альбионки, — мисс ван дер Белт попыталась изобразить густой бас, что немало развеселило мисс Корд. — Наполовину люди, наполовину белые медведи. То есть пингвины. Или титанисы?

 

— С белыми медведями, я так понимаю, вам уже приходилось иметь дело? — Персиваль на мгновение прикрылся салфеткой.

 

— Я застрелила одного в прошлом году, — небрежно поведала Ауринда. — В нем было по меньшей мере двенадцать сотен фунтов. Упал в десяти ярдах от меня. Хватило всего трех пуль из черногорского «гассера».

 

— Неплохо, неплохо, — вынужден был признать коммандер Гамильтон. «Полагаю, у вас и свидетели есть?» — едва не спросил он, но вовремя прикусил язык. — Не могу сказать, что знал много дам, которые бы умели обращаться с черногорским «гассером».

 

— Я привезла его из Австро-Венгрии, где некоторое время служила в нашем посольстве, — сообщила девушка с голландской фамилией.

 

«Сюприз за сюрпризом!»

 

— Если честно, один раз я все-таки промахнулась, — мило покраснела мисс ван дер Белт. — Мне еще учиться и учиться.

 

— Ваша скромность делает вам честь, — поклонился коварный альбионец. — Как насчет вас, мисс Корд? Как хорошо вы умеете стрелять из черногорских револьверов?

 

— Предпочитаю «аннигилятор», — хихикнула Сюзанна. — Но с «монитором» тоже умею обращаться. У меня не было другого выхода. Я росла в Бостоне в самый разгар первого сухого закона. Девушка должна уметь постоять за себя.

 

«Господи, куда я попал?!»

 

— А вот из этих ужасных слонобойных ружей стрелять не умею и не люблю, — мисс Корд надула губки и снова уложила подбородок на скрещенные пальчики.

 

— Ничего страшного, — утешил ее Перси Гамильтон. — Как я недавно объяснял мистеру Гиллкресту, идти на титаниса — это все равно что идти на войну. Поэтому для такой охоты следует вооружаться солдатским оружием — вроде того же «монитора» или «гассера». С вами все будет в порядке.

 

— То есть вы не станете нас отговаривать от похода на Южный полюс? — мисс Ауринда выглядела разочарованной. — Быстро же вы сдались.

 

— Не видел смысла, — пожал плечами Персиваль. — Это ваши похороны, простите за двусмысленность. Полагаю, вы все давно решили и обдумали. Быть может, кто-нибудь другой стал бы вас отговаривать, но не я. Да, я считаю, что женщинам на войне не место — а охота на титаниса все равно что война, простите, что повторяюсь. Но раз вы читали мои статьи, то знаете, что мне приходилось встречать на войне женщин — в Сибири, Абиссинии, Китае и других местах. Я видел их в деле и знаю, на что они способны. Полагаю, американки ни в чем не должны уступать дочерям Сибири или Африки. Или альбионкам, если уж на то пошло.

 

— Вот и я так думаю, — неожиданно поддакнул Соломон Браун. — Ну, это я снова разрушаю стереотипы. Простейшая житейская логика подсказывает, что такой мужлан и солдафон как я должен быть против участия прекрасных дам в подобных предприятиях, а я совсем не против. Даже наоборот.

 

— И я, и я того же мнения, — вмешался Феликс Уайтлок. — Как-то раз мне приходилось делать репортаж о женском батальоне смерти из Мексики…

 

— О, мы с вами коллеги? — изобразил вежливое удивление Перси Гамильтон. — Простите, за всеми коллегами не уследишь, я тут иногда самого себя читать не успеваю…

 

— Ничего страшного, — успокоил его мистер Уайтлок. — Я даже в Калифорнии не очень-то известен. Хотя и планирую изменить такое положение вещей!

 

— И поэтому тоже решили принять участие в походе на титанисов, — понимающе кивнул коварный альбионец. — А я только-только собирался потребовать для себя эксклюзивные права — и ничего больше!.. Впрочем, о каком эксклюзиве можно говорить в наши дни? Меня более чем устроит недельная фора.

 

— Ради вас, мистер Гамильтон, я согласен на две недели! — возопил счастливый Феликс. — Даже на три!

 

— Сойдемся на десяти днях? — прищурился Персиваль.

 

— По рукам!!!

 

— Вот и славно, — напомнил о себе мистер Бальтазар. — Полагаю, у нас будет время обсудить разные мелкие детали в пути, но кое-что я хотел бы обговорить прямо сейчас…

 

— Как я уже сказал, меня вполне устроит эксклюзивный репортаж, — отозвался Гамильтон. — То есть самый первый репортаж. Плюс дорожные расходы. Но правительственная лицензия обойдется недешево, плюс вам придется нанять местных специалистов… Да, я берусь свести вас с нужными и надежными людьми. На какую сумму они смогут рассчитывать?

 

Мистер Гиллкрест непринужденно назвал цифру, после чего Гамильтону стояло немало трудов сохранить невозмутимое выражение лица:

 

— Только между нами, хватит и половины этой суммы, при чем с большим запасом. Если бы речь шла о другом звере, я бы сказал, что он у вас уже в кармане, а сейчас скажу так: война против титанисов состоится. Не знаю вот только, кто одержит победу…

 

— Все-таки продолжаете запугивать?! — расхохоталась Сюзанна Корд. — Между прочим, вы так ловко увели разговор в сторону… или это была я? Короче, кто-то из нас несомненно это сделал. Мы говорили о Новом Альбионе, — напомнила девушка из Бостона.

 

«Акцент Восточного Побережья, я угадал. Конечно, если она та, за кого себя выдает».

 

— Как ни странно, одним из немногих людей, кто по-настоящему понял Новый Альбион, был ваш соотечественник, — задумчиво проговорил Перси Гамильтон. — Американец.

 

— Почему бы американцу не понять Новый Альбион? — развел руками Феликс Уайтлок. — Раз уж английские колонисты это поняли… простите, я пытался пошутить.

 

— Никаких обид, — заверил его Персиваль. — Тут все дело в том, что этот конкретный американец никогда не бывал в Новом Альбионе, или Юголландии, или Антарктике вообще. Джастин Джеффри его звали. Поэт, поклонник оккультных мистерий. Никому не приходилось сталкиваться? «Люди монолита», «Из древней страны». Про него не любят вспоминать. При жизни мистер Джеффри вращался среди очень странных и нередко плохих людей, а потом и вовсе умер в сумасшедшем доме. Это случилось примерно десять или двенадцать лет тому назад…

 

— Мне приходилось, — внезапно произнес скучный бесцветный голос, и Гамильтон не сразу понял, кому он принадлежит. Голос был вполне под стать своему владельцу — мистеру Роберту Принсу, заговорившему в первый раз за этот день.

 

— Как-то раз судьба занесла меня в один крошечный пыльный городок на границе с Конфедерацией, и я застрял там почти на месяц…

 

«Интересно, чем ты там занимался? Полицейской работой или все же шпионской?»

 

— Развлечений в городе почти не было, — продолжал ровным тоном мистер Принс, — а единственное чтиво, которое нашлось в гостинице — Библия короля Джеймса. Свежие газеты приходили далеко не каждый день, и уже не были такими свежими. Я думал, что умру со скуки. Хозяин отеля сжалился надо мной и отыскал в чулане книгу, которую забыл в номере один из прежних постояльцев. Изрядно потрепанная книга, без обложки и доброй половины страниц. К счастью, это было одно из тех изданий, где имя автора указывается на каждой второй странице, на самом верху. Да, сэр, это был Джастин Джеффри. Я прочел уцелевшие страницы раз десять вдоль и поперек, и выучил каждое слово наизусть. Тогда я не знал о печальной судьбе автора, но в какой-то момент был близок к тому, чтобы самому очутиться в сумасшедшем доме. До сих пор не понимаю, что заставило меня сунуть проклятую книгу в огонь — и только это меня спасло. Впрочем, это было давно и неправда. Теперь я могу позволить себе — почти как наш друг Соломон — при случае разрушать стереотипы. В смысле, там и здесь козырнуть цитатой из мистера Джеффри в разгар светской беседы. Вы правы, далеко не самый популярный из американских поэтов. Не помню вот только, где он писал про Новый Альбион. Возможно, эта поэма осталась на потерянных страницах.

 

— «Звучит в ночи раскатом грома…» — начал было Гамильтон, и Роберт Принс тут же подхватил:

 

— «…Их тяжкий шаг. Объятый страхом незнакомым, я слаб и наг…» Простите, дамы, из песни слов не выкинешь. Да, «Из древней страны», эта поэма там была. Разве он имел в виду Новый Альбион? Вот бы никогда в жизни не подумал.

 

— А дальше, дальше что было? — хором воскликнули мисс Корд и мисс ван дер Белт.

 

Перси Гамильтон прикрыл глаза и продекламировал:

 

— Звучит в ночи раскатом грома

      Их тяжкий шаг.

      Объятый страхом незнакомым,

      Я слаб и наг.

      На ложе корчусь. А на гребнях

      Высоких крыш

      Удар могучих крыльев древних

      Колеблет тишь.

      И высекают их копыта

      Набатный звон —

      Из глыб гранитных мегалитов,

      Покрытых мхом…

 

— Да, это Новый Альбион, — Персиваль снова открыл глаза, — древняя Антарктика, настоящая и неподдельная. Там вы найдете все — и гребни высоких крыш, и гранитные мегалиты, и могучие крылья… Он писал про нашу страну. У вас будет возможность в этом убедиться.

 

«Только далеко не у всех будет возможность об этом рассказать».

 

— Тогда решено! — воскликнул Бальтазар Гиллкрест. — Нет смысла откладывать в дальний ящик. Если вы не против, мистер Гамильтон, отправляемся завтра!

 

— Завтра? — удивился Персиваль. — Но я специально проверял. Ближайший пароход в Новый Альбион отходит не раньше, чем через неделю.

 

— Пароход? — в свою очередь удивился американский охотник. — Кто говорил о пароходе?

 

— продолжение следует -

Edited by Magnum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Джастин Джеффри его звали.

Вам стоит всемерно развивать эту тему :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вам стоит всемерно развивать эту тему

Увы, после Джеффри осталось не так много трудов. Столько всего было отправлено в огонь скучными серыми людьми...

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

его выдвинут на ту или премию.

Очевидно, "на ту или иную премию" (либо вместо "ту" должно быть что-то равнозначное понятию премия в понимании персонажа).

------

А у титанисов, часом, не коллективный разум? Отдельная особь, может, и не особо умна (попугай попугаем, только большой и злой), а вот все вместе - совсем другое дело.

И они, к тому же, видимо умеют путешествовать между реальностями (как птица говорун умела летать между звёзд).

В связи с этим вопрос к автору - а мир Хеллборна - родной для титанисов, или они туда проникли в своё время?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Очевидно, "на ту или иную премию"

Верно, опечатался.

А у титанисов, часом, не коллективный разум?

Пожалуй, что нет.

 

Тут скорее всего такая схема. Для глупых людишек все титанисы на одно лицо. Ну, как на одно лицо - размеры и окраска могут быть разными (как у собак или кошек, например), но считается, что все титанисы принадлежат к одному виду. А на самом деле титанисы - как приматы. У одних мозги обезьян, у других - уже на уровне австралопитеков, а у третьих - "холодный нечеловеческий разум" (С) . И самые умные могут манипулировать и руководить самыми примитивными, что еще больше вводит людей в заблуждение.

 

(Но это не точно и не окончательно -- на данном этапе должна остаться какая-то таинственность и недосказанность).

И они, к тому же, видимо умеют путешествовать между реальностями (как птица говорун умела летать между звёзд).

И во времени!

В связи с этим вопрос к автору - а мир Хеллборна - родной для титанисов, или они туда проникли в своё время?

Скорей всего проникли.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И самые умные могут манипулировать и руководить самыми примитивными, что еще больше вводит людей в заблуждение.

Титанисы - биогены - биологическая цивилизация! - вот оно как... это очень интересный поворот (больше спрашивать не буду, а то, действительно, все карты раскроются раньше, чем нужно).

И во времени!

Если до перемещений титанисов между реальностями догадался, то про время как-то даже и не подумал, а ведь это даёт им столько возможностей, что люди (уровня технологий 20 столетия и ниже) по сравнению с ними - щенки. 

Особенно с учетом этого:

"холодный нечеловеческий разум"

Тут, похоже, "охотничкам" не танк нужен, а либо гробиками запастись, либо вообще пожалеть, что на свет появились. Тем интереснее. 

Скорей всего проникли.

Так я и думал.

Резюмируя и присоединяясь к коллегам - в нетерпеливом ожидании продолжения (подписался на ветку).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

холодный нечеловеческий разум

И во времени!

Чувствую, сейчас титанисы объединятся в мегаармию и завоюют Хеллборнверс...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now