Sign in to follow this  
Followers 0

Аграрный вопрос в МЦМ.

30 posts in this topic

Posted

http://cyberleninka.ru/article/n/pyanstvo-v-rossii-kontsa-xix-nachala-xx-v

Справочно(не знал куда кинуть,но на мой взгляд,материал имеет некоторый смысл использования в теме)

Интересный эпизод,на мой взгляд(впрочем об этом,кажется уже много говорилось)

Рост потребления водки в 1906 г. объясняется в «Обзоре Орловской губернии» следующим образом: «...несмотря на экономический кризис, вызванный главным образом повторным неурожаем хлебов, населением. в отчетном году потреблено вина больше предшествующих лет; для объяснения этого обстоятельства в [Губернском статистическом] комитете не имеется никаких достаточно достоверных данных, но возможно предположить, что главную роль в этом явлении невольно сыграл именно неурожай и выдававшиеся вследствие этого пособия населению. Крестьяне, доведенные до полного разорения рядом неурожайных лет, получив пособия хлебом, зачастую перепродавали его на месте же, конечно, за низкую цену. Вырученные деньги трудно было выбивающемуся из нормальной жизни крестьянину употребить на нужды голодной семьи — деньги пропивались, нужда еще более увеличивалась, люди озлоблялись, а в результате пропивались и те последние крохи, которые еще уцелели в разоренном хозяйстве» 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Крестьяне, доведенные до полного разорения рядом неурожайных лет, получив пособия хлебом, зачастую перепродавали его на месте

То что крестьяне пособия продают или пропивают еще Энгельгардт (или как его, дьявола) давно отметил. Причем не факт что нуждающиеся крестьяне прям совсем нуждались. Есть куча фактов что вполне крепкие хозяева обращались за помощью под видом голодающих

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Исполненные праведного негодования рассуждения о голодании российской деревни всегда выглядели несколько комично на фоне данных о потреблении населением страны водки в рассматриваемый период.

А.С. Ермолов, описывая продовольственную ситуацию в неурожайном, а для некоторых губерний и голодном 1906 г., специально останавливается на факте «печальном и как бы противоречащем тому, что говорится о поголовной народной нищете, об остром и всеобщем голодании в пострадавших от неурожая губерниях. Это именно, не сократившееся, а местами даже возросшее потребление вина, поглотившее, невзирая на постигшее население бедствие, громадные суммы народных денег» (Ермолов, 1909, т.1: 417)

Он, в частности, приводит данные о поступлении питейного дохода за 12 месяцев 1906–1907 г. в сравнении с двумя такими же предшествующими периодами по наиболее пострадавшим от голода 12-ти губерниям: Казанской, Нижегородской, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Тульской и Уфимской.

За период с 1 мая 1906 г. по 30 апреля 1907 г. от казенной продажи питей поступило дохода 130505 тыс.руб., за тот же период 1905–1906 г. – 129943 тыс.руб., за тот же период 1904–1905 г. –115454 тыс.руб. соответственно. Следовательно, за голодный год население истратило на водку в этих бедствовавших губерниях на 562 тыс.руб. больше, чем в предыдущий год, и на 15051 тыс.руб. больше, чем за такой же период 1904–1905 г. ((Ермолов, 1909, т.1: 418)

Ермолов резюмирует: «В кампанию 1906–1907 гг. было израсходовано на ссудную помощь населению в тех 12-ти губерниях, о которых здесь идет речь, 128329 т.р. Пропито же в них за 12 мес., с 1 мая 1906 г. по 30 апреля 1907 г. вина на сумму 130505 т.р., т. е. на 2176 т.р. более той суммы, которую население в этих губерниях получило за предохранение его от голода и на обсеменение его полей» (Ермолов, 1909, т.1: 421)

Масштаб этих цифр будет понятнее, если вспомнить, что построенный в США знаменитый крейсер «Варяг» обошелся России в 4 млн. 233 тыс.руб. (или 2 млн.138 тыс. долларов) (Мельников,1983: 22), что броненосец типа «Полтава» стоил 10,7 млн.руб., а типа «Бородино» - 14 млн.руб. В «Истории СССР с древнейших времен» говорится, что стоимость кораблей и вооружений, потерянных в ходе русско-японской войны, оценивалась почти в четверть млрд. рублей (История СССР. 1968: 523). К.Ф. Шацилло оценивал стоимость потерянных кораблей в 230 млн.руб., а с учетом флотского оборудования Порт-Артура – в 255 млн.руб. (Шацилло, 1968: 44). То есть, порядок затрат понятен.

Другими словами, сказанное следует понимать так, что жители лишь 12-ти (!) из 90 губерний и областей России всего за два года (при том, что для большинства этих губерний оба года были неурожайными) выпили водки на сумму, превышающую стоимость почти всех кораблей Балтийского и Тихоокеанского флотов Империи вместе взятых, а также вооружений, уничтоженных и захваченных японцами в Порт-Артуре и др.

В Отчете Продовольственной части МВД расчеты сделаны иначе, чем у А.С. Ермолова и за другие сроки,— за календарные годы, и с 1 июля одного года по 1-е июля другого. Цифры поэтому «получаются несколько иные, но общий результат их почти такой же.

Средний душевой расход на вино по данным этого отчета определился в 1906 и 1907 гг. в 4 р.80 к. на душу в год по всей Империи, между тем в предыдущие два года он был значительно ниже— 4 р.8 к. в 1904 и 4 р. 24 к. в 1905 календарных годах.

Такое же почти возрастание душевого расхода на вино оказывается и за двенадцатимесячные периоды, считаемые с июля по июль. А именно за 12 месяцев 1904-5 гг. расход этот определился в 4 р.16 к. на душу, за тот же период 1905-6 гг.—4 р.53 к. и за 1906-7 гг. — 4 р.78 к.

По отношению же к тем 32 пострадавшим губерниям и областям, на который распространялась в 1906-7 гг. продовольственная операция, душевой расход на вино выразился в следующих цифрах: за 12 месяцев 1904-5 г. — 4 р.57 к., 1905-6 гг.—4 р.86 к. и 1906-7 гг. — 4 р. 98 к., в то время, как в остальных губерниях России расход этот составлял за соответственные периоды— 3 р.87 к., 4 р.29 к. и 4 р.64 к.

Таким образом, в бедственный период 1906-7 гг. душевой расход на вино превысил такой же расход по всей Империи на 20 к., а расход губерний благополучных на 34 к. Однако из этих же цифр видно, что замечаемое ежегодное возрастание потребления вина в неурожайных губерниях было несколько меньше, нежели в благополучных и во всей России…

Цитируемый Отчет отмечает в 1907 г. по сравнению с предыдущими годами возрастание душевого расхода также и на большую часть других, кроме вина, предметов потребления, обложенных акцизом, — пива, (в 1904 г.— 41 к., в 1905 г.— 47 к., в 1906—58 к. в 1907 г. — 60 к.), сахара (за те же годы 1 р. 69 к., 1р.84 к., 1 р.87 к:, и 1 р.97 к.), спичек (21 к., 20 к., 23 к., 26 к.), нефти (35 к., 52 к., 46 к., 52 к.); расход на табак-махорку, достигавший в 1904 и 1906 гг. 24 к., в 1907 г. сократился на 1 к. до 23 к., что объясняется, однако, не уменьшением потребления табака, а значительным распространением среди низших классов населения, вместо махорки, дешевых сортов папирос, потребление которых ежегодно возрастает.

Весь же душевой расход населения на эти 5 предметов составил за те же 4 года 2 р. 90 к., 3 р.25 к., 3 р.З8 к. и 3 р.58 к. К сожалению, тут приходится ограничиться огульными цифрами по всей Империи, и притом по календарным годам, так как помесячных данных о потреблении этих предметов по отдельным губерниям не публикуется. Однако, важно и то, что потребление их, не взирая на неурожай, постигший значительную часть Империи, в общем не только не сократилось, а напротив того значительно возросло» (Ермолов, 1909, т.1: 421-423)

http://polit.ru/article/2010/12/10/consumlevel/ 

короче голод был такой голод, что даже не остановил неуклонный рост подушевого потребления водки в тот голодный год. 

цифры пьянства тоже впечатляют. Выпили на стоимость Балтийского и Черноморского флотов с Порт-Артуром впридачу

Вообще жизнь реальных российских крестьян в рассматриваемый период была несколько разнообразнее и насыщеннее, чем полагает традиционная историография.

Вот мнение на этот счет А.В.Байкова, жителя деревни Конной Сычевского уезда Смоленской губернии, одного из тех крестьян, для которых Столыпинская аграрная реформа стала началом не просто новой, но настоящей жизни. Юрьевский пишет: «Байкову теперь 70 лет, но это бодрый человек, продолжающий трудиться на благо своего родного края. Байков уже давно нажил крупное земельное и денежное состояние, но продолжает жить попросту, по старинке…

"Лучше ли стало жить на хуторах и отрубах? – говорит А.В. Байков. – Да, лучше и много лучше, но одна беда – это праздники и связанное с ним пьянство. Праздники календарные, церковные у нас сравнительно мало почитаются, а вся беда в так называемых "престольных", местных праздниках, число которых за последнее время не только не уменьшается, но все увеличивается. На моей памяти в окрестных селениях был установлен целый ряд таких праздников. Так, например: лет 25-30 тому назад в нашей местности была чума рогатого скота. В деревне Конопатине она окончилась к 20 июля, и вот деревней установлен был по сему случаю праздник; в деревне Ашиткове чума окончилась к 8 июля – установили 3-дневный праздник; в деревне Дюкове тоже лет 30 назад был 29 июля пожар – установили праздник; в деревне Гайдуках был такой случай: на Кирика и Улиту, 15 июля, поднялся ветер и разметал копны сена – установили праздник; в деревне Лычники на преподобного Сергия 5 июля был град – установили праздник. Праздники эти – не престольные, ничего общего с храмом не имеющие. Я указал только ближайшие деревни, жизнь которых я хорошо знаю. Но подобные праздники во всей нашей местности существуют, можно сказать, в каждой деревне, а в некоторых – даже не один такой праздник. При этом нередко празднуют "Девятой пятнице", "Десятой пятнице", "Ильинской пятнице" и разным "Симонам-Гулимонам", которых и в святцах не найдешь.

Горе в том, что духовенство наше не только не борется с этим злом, а даже наоборот… В деревне Конопатине раньше праздновали "чуме" один день, причем все празднество выражалось в общественном молебствии среди деревни; но вот поступил в приход новый священник и говорит конопатинцам: "Если бы к вам приехал какой-либо важный барин, почетный гость, – неужели вы приняли бы его на улице, а не попросили бы каждый в дом свой"… И было решено: служить молебны в каждом дворе и праздник установить трехдневный. И это в самое страдное время, когда у нас поденная плата доходит до 1 р.-1 р. 40 коп. в день!

Во что обходятся эти праздники. В текущем году мне пришлось быть в этом самом Конопатине на пятый день праздника, и, заметив, что крестьяне еще не очухались от праздничного угара, я вздумал вместе с ними подсчитать, во что обошелся им праздник, и что же оказалось? На 36 дворов выпито водки и пива на 307 рублей, не считая чая и разных лакомства, да прогул четырех рабочих дней целой сотни рабочих с подростками при поденной цене 1-1.40 коп. должен быть определен сотнями рублей, и кроме того, в каждом дворе "гуляло" не менее 3-4 и до 10 "гостей" из других деревень. Так что один такой праздник обходится не менее 1000 рублей.

Подсчет это применим и к прочим селениям Сычевского уезда, и можно смело сказать, что в среднем каждый праздник обходится одному двору не менее 25 рублей…

А иностранцы еще говорят, что наш мужик беден! Да нехай любая наикультурнейшая страна в свете попробует при летнем периоде в 5-6 месяцев, а не в 9-10, как в Западной Европе, пускай, говорю, попробует отпраздновать 200 дней в году, да притом по преимуществу летом, – да у них и потрохов не останется…» (Юрьевский, 1914: 88-91).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Выпили на стоимость Балтийского и Черноморского флотов с Порт-Артуром впридачу

Вы не понимаете. Это их добровольные пожертвования в восстановление понесенного державой ущерба. Совмещают приятное с полезным, так сказать. Государственная же монополия. Как патриотично!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Напишу сюда

http://www.cefir.ru/papers/WP239.pdf

Markevich и Dower (2017) анализируют экономический эффект аграрной реформы П.А. Столыпина (1906-1917 гг.). Сама реформа сейчас изучена довольно хорошо, и историки сошлись на том, что весь положительный экономический потенциал, заложенный реформаторами, из-за нехватки времени просто не успел реализоваться. Как известно, в 1906 г. крестьяне получили право не только приватизировать обрабатываемые ими участки надельной земли, но и требовать сведения разбросанных по общинному полю полос в единый участок (отруб). Последнее ликвидировало чересполосицу, дальноземелье и принудительный севооборот (система открытых, неогороженных полей требовала сеять то же, что и все) и давало возможность завести разнообразные сельскохозяйственные улучшения. Однако к 1915 г. из общины вышло только 2 млн крестьянских дворов (всего в Европейской России имелось 12,3 млн), а землеустроено было только 1,2 млн дворов.

Маркевич и Дауэр показывают, что именно освобождение от принудительного севооборота имело наибольшее значение для роста продуктивности земледелия. Хотя простое закрепление земли в собственность уже могло иметь положительный эффект (возможность продажи земли более эффективным собственникам), в реальности оно было связано с незначительным падением урожайности. Даже выдел с последующим землеустройством не всегда вел к росту продуктивности: иногда выделившийся домохозяин все еще слишком сильно зависел от общины, которая могла по своему усмотрению, например, ограничивать доступ к пастбищам или лесу (не говоря уже о потравах и поджогах). Наибольший эффект наблюдался в том случае, когда на хутора и отруба добровольно переходила вся деревня. Именно из-за таких случаев общее влияние реформы на урожайность зерновых было положительным. Авторы подсчитали, что в случае перехода всех крестьянских дворов к единоличному хозяйствованию сборы зерновых увеличились бы в два раза.

 

Это к вопросу чем кормить растущие города, если что.

Edited by Крысолов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0