Мир императора Германа - обсуждение

1 983 сообщения в этой теме

Опубликовано:

Я имел в виду конфликты между готской и римской элитами Италии. Ежели чего не поделят.
Да арианство и не поделят. Тем боле внутри готов напряжение из за перехода некоторых к ортодоксии - вот и реакция на короля - полукровку, да еще и воспитанного по рабски (эпизод с сыном Амаласунты, когда знать не допустила порки).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да арианство и не поделят. Тем боле внутри готов напряжение из за перехода некоторых к ортодоксии - вот и реакция на короля - полукровку, да еще и воспитанного по рабски (эпизод с сыном Амаласунты, когда знать не допустила порки).

Блин, ну только что поминали в Главном "социальный синтез". :)

Только ИМХО "традиционалистская реакция" у готов уже выдохлась, ибо настоящих буйных перебили в былой войне. Партия "стародумов" конечно будет существовать, может даже и смуту устроить, но противостоять ей будут не только римляне, но и сильная группировка готов, которые уже тем самым "социальным синтезом" охвачены по самое. Вышеупомянутая мной Удальцова из нарративных источников накопала кучу материала, свидетелствующего о том что "исход" остготов после Молочной зело преувеличен, остготов в Италии оставалось прилично и при византийской власти - как рядовых, так и знатных, и землевладение их, судя по масштабам дарений церквям (кстати католическим), было немалым. Готское происхождение папы Пелагия II - это тоже РИ.

А здесь им чуть-ли не сохранили королевство. Проримских готов будет зело много.

А главное - очевидна бесперспективность попыток бузить. Невозможность достичь консолидации готов против римлян уже очевидна. Империя слишком сильна, и всем ясно что попытку возмущения она подавит - причем при помощи самих же готов, той их части которых нынешний порядок устраивает. И перед которыми, добавлю, с воцарением Германа в Константинополе открываются перспективы обогащения и карьеры уже на общеимперском уровне.

А извне помощи ждать неоткуда. Слабость вестготов очевидна а франков как союзников остготы уже накушались до тошноты, и понимают что ежели франки придут в Италию - то лишь за тем чтобы взять ее себе. Лангобарды и вовсе не рассматриваются - они и с точки зрения готов отморозки. И еще не так давно, придя с византийской армией как союзники в Италию, куролесили так, что сразу после Галльских могил Герман (в РИ Нарзес) рассчитался с ними и выпроводил обратно за Альпы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Герман явился на восток в окружении внушительной военной силы. Его личная дружина букеллариев в последние годы в Италии насчитывала 8 000 всадников. Половину этого корпуса Герман взял с собой на восток. Кроме того такое же количество отлично экипированных кавалеристов он навербовал из остготов, пожелавших последовать за императором. Эти подразделения составили две новые гвардейские тагмы – тагму букеллариев и тагму оптиматов. Из старых двух гвардейских тагм только экскувиторы были боевой боеспособной частью, схоларии же, подвергнутые Юстинианом расформированию после Ники (когда они бросили императора на произвол судьбы) теперь превратились по большей части в небоеспособное формирование, служба в котором была почетной синекурой. Герман подверг схолариев переформированию, пополнив тагму ветеранами-иллирийцами.

По замыслу Германа 4 гвардейские тагмы – 12 000 элитной кавалерии – должны были составить императорский комитат – войско быстрого реагирования, которое можно было бы быстро перебросить на угрожаемый участок. Но Герман тут же столкнулся с той проблемой, из-за которой Юстиниан не содержал в центре большого войска – финансовыми трудностями. Комитат, с учетом ранее созданного корпуса федератов, никак не укладывался в смету. Выход был найден в италийской практике – подразделения тагм были расположены во Фракийской Астике, Вифинии, Лидии и Нижней Фригии, плодородных провинциях, хозяйство которых наиболее быстро восстанавливалось после Чумы благодаря близости к столице. Натуральная аннона, собираемая в этих провинциях, передавалась на содержание тагм, денежная часть жалования шла из императорского военного казначейства, и лишь в походе войска брались на полное государственное содержание и снабжение.

Фактически Герман скопировал систему, изобретенную покойным Либерием для содержания остготского войска Теодориха Великого, которую сам эффективно использовал в Италии. Но этим он заложил основы той военной реформы, которую придется провести после второй волны Чумы на рубеже VI-VII веков, перейдя на систему территориального содержания войск, эволюция которой приведет в дальнейшем к развитию воинского землевладения и образованию «городского рыцарства» РИ оскитанского образца.

Впрочем слишком плотно заняться военными вопросами Герману не пришлось – на него свалились государственные дела, оказавшиеся в последние годы правления Юстиниана в очень запутанном состоянии. Старик Юстиниан все больше болел и отходил от дел, воцарился беспорядок и расцвели казнокрадство и взяточничество. Герману по расследовании пришлось отправить в ссылку префекта претория Востока Аддея и комита священных щедрот (финансов) Евферия. Племянник Юстиниана по сестре Вигилантии, куропалат Юстин (РИ император Юстин II) подозревался в интриге с целью захвата трона и пытался скрыть смерть Юстиниана, но не был поддержан дворцовыми и гвардейскими чинами, опасавшимися военного могущества Германа. Но теперь Юстин оказал Герману определенную помощь разъяснением текущей ситуации при расшлаковании государственного аппарата. Не доверяя кузену до конца, но оценив его административные способности, Герман назначил Юстина Куропалата на должность префекта-августала Египта. Как администратор Юстин вполне подходил для этой должности, а как человек близкий к монофизитской иерархии (через свою жену Софью, племянницу Феодоры) был способен поддержать религиозный мир. А если что – августал в Египте чисто гражданская должность, а командующим войсками – комитом Египта – в Александрию отправится преданный Герману италиец Луций Рейциард.

Военные вопросы Герману пришлось по большей части переложить на старшего сына – Юстина, уже прославленного военачальника. Юстин получил титул цезаря и стал фактически соправителем отца. Уже с момента первого столкновения с аварами, оценив их преимущества, Юстин проводил энергичную переподготовку корпуса федератов, теперь то же самое он делал с гвардейскими тагмами и «презентальным войском Иллирика».

В инструкциях Юстина проводилась ориентация на аварские образцы:

«... всадники чтобы стреляли на скаку: вперед, назад, вправо и влево. Кроме того, им надо уметь вскакивать на лошадь, на скаку быстро выпускать одну стрелу за другой, вкладывать лук в колчан, если он достаточно обширен, или в другой футляр, разделенный для удобства на два отделения (то есть для стрел и для лука), и браться за копье, носимое на петле за спиной, чтобы таким образом могли действовать им, имея лук в колчане. Затем, быстро закинув копье за спину, выхватывать лук;...иметь к ним широкие футляры, чтобы при случае быстрее вытаскивать лук; стрел можно иметь 30 или 40 и класть их в отделение при лучном футляре; чтобы были у них конные копья с ременной петлей посредине и со значками, как у аваров, кинжалы и круглые ожерелья, с редчайшими нитями изо льна внутрь и наружу... Далее следует, чтобы морды и груди лошадей были прикрыты латами, хотя бы кожаными, как у аваров... При седлах должно быть два железных стремени, кожаный мешок, аркан, и мешок для провианта. Одежда самих воинов должна быть просторна, длинна и красива, как у аваров... Палатки хорошо шить на манер аварских... так как таковые и красивее и удобней».

Увеличение численности войск столкнулось с проблемой – нехваткой квалифицированных лучников. У империи не было собственных «природных всадников», обучавшихся стрельбе из лука с детства. До сих пор империя активно использовала наемных кочевников, природные же граждане империи, начиная учится стрельбе лишь при поступлении на военную службу, становились квалифицированными стрелками лишь к 30 годам. Поэтому была принята система, по которой молодые воины сперва учились конному бою с копьем, а затем, по ходу службы, постепенно осваивали лук. Одновременно были прияты меры к тому чтобы вновь сделать военную службу наследственной, дабы дети воинов обучались искусству стрельбы с детства, по образцу кочевников.

При атаке как правило «чистые копейщики» шли в первых рядах, в то время как квалифицированные лучники из задних рядов поддерживали их стрельбой навесом. Усилено было как защитное вооружение воина, так и конский доспех по аварскому образцу – использовали и защитную бахрому из льна и шерсти на шее кавалериста, и защитные пластины на шее лошади, а также особую одежду из льна или козьего меха, закрывающую колени. Кавалерист должен был иметь полный панцирь с капюшоном до щиколотки на ремнях с кольцами и шлем с султаном. Государственные мастерские трудились день и ночь, производя новое снаряжение.

В системе управления империей были проведены изменения. Италия как и ранее пользовалась полной автономией – командование войсками, финансы и администрация были сосредоточены в руках ее правителя, который один отвечал перед Константинополем. Италийский экзархат кроме Италии включил в себя Сицилию, Сардинию и Корсику. Покидая Италию, Герман оставил ее полномочным правителем своего младшего сына, Германа Младшего. Герману едва исполнилось 16, но он был для остготов природным королем, Амалом, что и решило его назначение. Герман окружил сына советом из верных соратников, как римлян, так и готов, в преданности которых не сомневался. Были так же урегулированы отношения с франками – уезжая из Равенны, Герман отпраздновал свадьбу сына с Хротхильдой, дочерью старшего из 4 братьев-Меровингов, Хариберта Парижского. И хотя Хариберт умер через 4 года а его удел был попилен братьями, но брат Хариберта Гунтрамн, управлявший Бургундией, всю жизнь оставался союзником Империи. А через сестру Хротхильды Берту, ставшую женой короля Кента Этельреда, Империи предстояло завести связи с Британией, а Римской церкви – отправить первые миссии к англосаксам.

Кроме Италии было выделено еще 2 области, управляемые полномочными военными правителями, соединявшими в своих руках все нити управления. Первой из них был Иллирик – одноименная префектура, включавшая Далмацию, Дакию, Македонию, Эпир и Фессалию. Дальние рейды авар вокруг Карпат были уже известны в Константинополе, Иллирик оказывался на угрожаемом направлении, и подготовка к войне требовала сосредоточения власти. Экзархом Иллирика был назначен второй сын Германа, Юстиниан. Будучи тоже известным военачальником, Юстиниан как полководец уступал старшему брату. Когда в РИ он командовал при Тиберии Константине в войне с персами, на его счету было поровну побед и поражений (после одного из которых он был смещен). Зато Юстиниан в полной мере унаследовал организационные таланты отца. Феофилакт Симокатта в РИ писал о нем, что по назначении на персидский фронт Юстиниан «старательно стал исправлять прежде недисциплинированное войско, придавая определенную форму тому, что было бесформенным, и нестройному сообщая стройный вид», в чем и преуспел. Здесь под его командованием оказалось «презентальное войско Иллирика» - немногочисленная, но отборная кавалерия из воинственных иллирийцев, ветеранов Иоанна Кровавого.

Вторым новообразованным экзархатом был Африканский. Де-факто он существовал уже при Юстиниане – Иоанн Троглита распоряжался в Африке со столь же широкими полномочиями, официально носившими временный характер. Теперь, когда после смерти Иоанна Троглиты против империи выступил нумидийский король Куцина, Герман назначил в Африку Маркиана, сына покойного Маркелла, племянника Юстиниана от сестры Вигилантии. Маркиан был таким образом племянником Юстина Куропалата, но давно служа под началом Германа, пользовался его полным доверием. В Африке Маркиан сумел довольно быстро (как и в РИ) справится с Куциной и восстановить ситуацию времен Троглиты. В состав Карфагенского экзархата кроме африканских провинций вошли Балеарские острова и Бетика.

________________________________________________________________

Недреманным оком сыновья императора Юстин и Юстиниан следили с границ за передвижениями авар. Но помешать им не имели возможности – передвижения эти происходили слишком далеко от границ империи – севернее Карпат. Нанеся поражение дулебам, авары вторглись на территорию нынешней Польши, покоряя лехитские племена.

Когда в 562 году каган Баян окончательно убедился, что ромеи его обманули, он двинулся на Запад. «Беженцам» нужны были деньги, оружие и продукты, иначе было не выжить. Три года о Баяне не было слышно. Затем он появляется у рубежей королевства франков. Под 566 годом в анналах франкского королевства зафиксирована война короля Австразии Сигберта (брата вышеупомянутых Хариберта и Гунтрамна) с «гуннами». О том, как развивались события, рассказывает Григорий Турский:

«Гунны же пытались вторгнуться в Галлию. Против них с войском выступил Сигиберт, взяв с собой множество храбрых воинов. Когда они должны были вступить в сражение, гунны (авары), сведущие в искусстве волшебства, явили им различные наваждения и разбили их наголову. А когда войско Сигиберта обратилось в бегство, сам он был задержан гуннами и содержался у них под охраной до тех пор, пока позднее, будучи ловким и проворным, он не подкупил дарами тех, кого не смог одолеть храбростью в сражении. В самом деле, одарив их подарками, он заключил с королем гуннов договор о том, чтобы никогда при жизни не было меж ними никакой войны; и это по праву расценивается скорее как похвала ему, чем бесчестие. Но и король гуннов дал королю Сигиберту много подарков. А самого короля гуннов называли Гаган. Ведь этим именем называли всех королей этого народа».

Коломийцев, издеваясь в своей книге над формулировками франкского хрониста, пишет следующее.

«Авары помогли Сигберту, как это именуется в Китае, «сохранить лицо». Дань замаскировали под «подкуп» и «подарки». Внушили франкам, что их король даже в плену проявил себя молодцом, будучи «ловким и проворным», более того, вручили под видом «ответных даров» некие безделушки.

Таким образом, германцы остались при убеждении, что поведение их вождя «скорее похвала, чем бесчестие» и подписанный им договор только на пользу державе франков.

Менандр пишет о дальнейших событиях, случившихся уже после того, как авары получили выкуп, пардон, «подарки» и, возможно, так необходимое им оружие и металлы.

«Когда мир был упрочен, Баян дал знать франкскому князю Сигиберту, что аварское войско его томилось голодом, и что Сигиберту... не следовало оставлять без помощи союзников своих, что если снабдить аварское войско нужными припасами, то оно дольше трех дней там не останется, а потом удалится. Получив это известие, Сигиберт отправил немедленно к аварам муки, овощей, овец и быков».

То есть кочевники сначала получили «подкуп», потом «подарки» и отпустили короля Сигберта. Но из страны его не уходили. И когда властитель франков уже было забеспокоился, намекнули, что неплохо бы снабдить их продовольственными запасами. Нет, поистине только добрая доярка может трижды подоить одну и ту же корову. При этом если из разоренной Галлии гунны уходили проклинаемыми и ненавидимыми, то авары удалялись союзниками, оставив на престоле благодарного им Сигберта. При этом торока уходивших аваров были полны денег, армия пребывала сытой и вооруженной и гнала впереди себя стада подаренных животных.»

Теперь, опираясь на союз с франками, Баян мог приступить к заветной цели – захвату Паннонии. Аварам нужна была степь и непременно с расположенными поблизости горами, где добывалась бы железная руда. В Европе такое место, не считая Северного Кавказа, имеется в единственном числе. И зовется оно — венгерская пушта (вид степи), отрогами к которой выходят Карпатские горы. Учитывая что оные же Карпаты защищали бы авар от возможной тюркской погони – только это место в целой Европе им подходило.

_______________________________________________________________________________

А теперь краткий экскурс в РИ.

Как раз в 566 году, буквально сразу же после смерти Юстиниана Великого, гепиды и лангобарды сцепились в очередной войне. Конфликт между гепидами и лангобардами, подобно углям в догорающем камине, тлел, начиная с 550 года, но мудрому Юстиниану удавалось, где подарками, а где и угрозами, удерживать противников от взаимоистребления и использовать в своих целях. Положение изменилось, когда императором стал, как бы сказать помягче, «легкомысленный» Юстин Младший, который решил «предоставить обоим народам свободу действий, полагая, что они уничтожат друг друга». Поскольку война началась блестящей победой молодого короля лангобардов Альбоина над гепидами, в 566 году византийские войска по приказу Юстина II оказали гепидам помощь, заставив Альбоина отступить от Сирмиума. И в этом же году Баян громит франков и заключает вышеупомянутый союз с Сигбертом.

Лангобарды вдруг увидели себя в полной изоляции. На востоке – враждебные гепиды, на юге – враждебная Империя, которая гепидов поддерживает, на западе - традиционно враждебные лангобардам франки, а на севере прогуливаются авары, только что доказавшие свою силу победой над могучими франками. Вот-вот аварские железные всадники, поддерживаемые франками, перейдут на севере Дунай и обрушатся на Паннонию, на которую как известно давно зарятся.

Союз, в РИ заключенный Альбоином с аварами, был крайне невыгоден лангобардам. Баян сделал вид, что дунайско-карпатские дела его вовсе не интересуют. Вот как пишет об этом Менандр:

«Употребив против просителей всякого рода обманы, он (Баян) дал им знать, наконец, будто насилу соглашается на их просьбы, но не иначе, однако, как с условием, чтобы лонгиварды (лангобарды) уступили аварам половину добычи и всю землю гепидов. Такие условия утверждены между аварами и лонгивардами».

Мало того, согласно тем же условиям, лангобарды должны были предоставить аварам несколько тысяч лошадей и быков. Как видим Баян «развел по полной» оказавшегося в безвыходной ситуации Альбоина. Лангобарды вынуждены были и заплатить «союзникам», и уступить им всю землю гепидов, получив под бок крайне опасного соседа, по сравнению с которым гепиды были агнцами.

Альбоин не мог не попытаться в этой ситуации договорится с империей. Но Юстин II не снизошел до лангобардов, он продолжал гнуть свою линию – «пусть варвары истребляют друг друга». А когда авары и лангобарды атаковали гепидов – не помог и им, и захватил под шумок гепидский Сирмиум. Ох и дорого же обошлось Империи это нечестное приобретение.....

Понятно что Альбоин стал искать союза с аварами от бызысходности - дабы не стать жертвой этих самых аваров. Учитывая что до этого лангобарды постоянно соблюдали союз с империей, теперешняя политика Юстина II выглядела в глазах лангобардов чудовищным предательством. Возмущение было так сильно, что лангобарды, принявшие православие при Юстиниане, теперь отвергли "веру императора" и организованно перешли в арианство.

По словам хрониста, вскоре после этого Альбоин начал опасаться новых соседей, которым мало оказалось Тисской пушты и которые алчно смотрели на шикарные пастбища Паннонии. Баян действительно мог бы теперь разгромить лангобардов, но он был воистину велик. Вместо того чтобы уничтожать это племя, он решил с его помощью нанести фланговый удар по Империи. А почему бы Альбоину не захватить Италию?

Баян понимал, что с одними лангобардами, вторгнись они в Италию, ромеи справятся. По сему он обеспечил формирование Альбоином мощной армии вторжения. В нее кроме лангобардов вошли пожелавшие уйти от авар гепиды, а так же 20 000 саксов с семействами, приглашенные Альбоином и Баяном. И наконец Баян придал Альбоину несколько тысяч кутиргуров – дабы были у союзника дорогого и конные стрелки. А когда вся эта, извинитес-с, орда вломилась в Италию, Баян синхронно послал остальных кутиргуров и славян в набег на Иллирик и Фракию – дабы не мог император оказать Италии быстрой помощи и Альбоин успел бы захватить плацдарм.

Теперь надеюсь уважаемым коллегам понятно, что без Авар на Дунае никакого вторжения лангобардов в Италию быть не могло?

Но здесь все будет не так. Совсем не так. ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Но здесь все будет не так. Совсем не так.

В предвкушении... ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Теперь надеюсь уважаемым коллегам понятно, что без Авар на Дунае никакого вторжения лангобардов в Италию быть не могло?

Ну да,теперь понятно

А на лекции в римском музее раннего средневековья 4 года назад об этом-ни слова не сказали.Мол вломились с севера-и все.А почему вломились-ну так Готская война,страна разорена,легкая добыча,ну и дальше "по книге"...

скрыть

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Теперь надеюсь уважаемым коллегам понятно, что без Авар на Дунае никакого вторжения лангобардов в Италию быть не могло?

<{POST_SNAPBACK}>

А у вас Аваров на дунае не будет? С чего бы это?

Думается, всё-таки, что причины разрывпа лангобардов с Империей в РИ - не только коварство Юстина 2-го. но и обычное стремление к военной добыче и к славе. Разобраться с гепидами Империя им не даёт, авары и франки им не по зубам, куда лангобардам энергию свою направить. Все эти факторы действуют и в вашей альтернативе.

А у Бояна заинтересованность в союзе с лангобардами ничуть не меньше, чем в реале. Понятно, что в отличии от реала, этот союз будет на гораздо более выгодных для лангобардов условиях. Да и Италия здесь ещё более лакомый кусочек, чем в реале - не так сильно разорена и успела восстановиться

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да и Италия здесь ещё более лакомый кусочек

отмечу что и более зубастый, а в реале лангобардов били все...

Планида у них такая.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А у вас Аваров на дунае не будет? С чего бы это?

Элементарно, коллега. Даже если авары умудрятся перетащить на свою сторону одного из антагонистов - гепидов или лангобардов - Империя тут же выступит в союзе со вторым антагонистом. Герман всю жизнь на северной границе и с федератами, и в ситуации детально разбирается. В отличии от РИ преемника Юстиниана. А насколько опасны авары - в Константинополе всем уже ясно. Юстин Германович успел уже и в бою их попробовать. Империя приложит все усилия чтобы не дать им обосноваться на Дунае.

Думается, всё-таки, что причины разрывпа лангобардов с Империей в РИ - не только коварство Юстина 2-го. но и обычное стремление к военной добыче и к славе.

Коллега, оное стремление пристутствует у всех. Но не у всех есть возможности его реализации. Без аваров собрать такую ораву как в РИ - из гепидов, саксов и аж кутигуров - Альбоину никак не светит. А самих лангобардов остготы отобъют безо всякой помощи со стороны центра. "Потом догонят и еще раз дадут". :)

куда лангобардам энергию свою направить

Куда уже направляли - выставление симмахов в армию империи. Доходно и безопасно.

Разобраться с гепидами Империя им не даёт

А они стремились? Павел Диакон утверждает что войну начали именно гепиды, а не лангобарды. "Между тем умер Туризинд, король гепидов, и ему наследовал Кунимунд, который, желая отомстить старые оскорбления, разорвал союз с лангобардами и предпочел войну мирным отношениям." И тот же автор пишет "все время, пока лангобарды владели Паннонией, они помогали римскому государству против его неприятелей".

А у Бояна заинтересованность в союзе с лангобардами ничуть не меньше, чем в реале.

Ему пофиг с кем - с лангобардами или с гепидами. Задача - побить (ну или выпроводить) сперва одного потом второго, и очистить для авар Среднедунайскую равнину.

Вот только германцы ведь не дураки. Сами это понимают. Что Альбоин, который явно запаниковал в описанной мной ситуации, что Кунимунд,, который узнав что авары идут на него, умолял Юстина о помощи, обещая отдать Сирмий немедленно. И тем и другим очевидно что авары сильнее каждого из них. И что одним берегом Дуная могут не удовлетворится.

И нахрена такие союзники? Если можно оставить все как есть.

Все что я вам сейчас объясняю, имперские димломаты подробно растолкуют обоим королям.

Понятно, что в отличии от реала, этот союз будет на гораздо более выгодных для лангобардов условиях.

На более выгодных - это каких? Раздел гепидского королевства? Ну так как делить будем? К королевству лангобардов из гепидских земель примыкает Тисская Пушта, но именно она и нужна аварам. Нафиг им гористая Трансильвания.

И это. Ежели следовать вашей концепции, объясните, почему аж с самого начала 560ых Альбоин не проявлял ни малейшей заинтересованности в союзе с аварами, не смотрел на Италию и был совершенно доволен союзом с Империей. А начал переговоры с Баяном лишь тогда, когда для его народа запахло жареным, а Империя его явно кинула. :)

Да и Италия здесь ещё более лакомый кусочек, чем в реале - не так сильно разорена и успела восстановиться

Угу. И с остготским войском в нагрузку (вооруженным куда лучше лангобардов, ибо на них работают италийские эргастирии). Каковые остготы, надо полагать, страстно мечтают поделить свои земли в Северной Италии с пришельцами (которые отморозки даже по готским критериям).

И знаете, лангобарды ведь тоже это понимают. ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В отличии от РИ Юстина II (каковой в этом мире так и останется Юстином Куропалатом), который, будучи человеком чисто гражданским, недооценил авар, не придал значения их победам в Причерноморье и выгнал аварское посольство, профессиональные полководцы Герман и Юстин, сразу же оценили мощь явившихся с востока «железных всадников». Герман, большую часть жизни прослуживший на северной границе, прекрасно знал боевые качества разгромленных аварами утигуров и савиров, его же сыну Юстину уже довелось сойтись с аварами в бою, после чего он немедленно начал вводить инновации по аварскому образцу в римской кавалерии. Отец и сын прекрасно понимали что нельзя допустить авар в сердце Европы. В Причерноморье, находясь под вечной угрозой тюрков, авары вынуждены были заискивать перед империей. На Среднем Дунае им не будет равного противника.

Учитывая рейды авар к северу от Карпат, соправители обратили особое внимание на клиентские королевства среднего Подунавья – Гепидское и Лангобардское. Именно им предстояло заслонить от авар границы империи.

Менее всего проблем было с лангобардами. Их король Альбоин был встревожен появлением авар вблизи своих северных границ – до него уже дошло что именно Паннонию Вторую покойный Юстиниан предлагал аварам. Будучи в этом мире, как отмечалось в одном из первых постов, «братом по оружию» Юстина Германовича, и имея с ним доверительные отношения, Альбоин сам обратился к Юстину за поддержкой и гарантиями, и получил заверения в том, что Империя его всецело поддерживает.

Не встретило возражений у Альбоина и предложение действовать совместно с гепидами. Несколько лет назад Альбоин рисковал собственной жизнью при заключении мира с гепидами, отправившись к королю, сына которого он лично сразил на поле боя. Как пишет об этом Павел Диакон:

«Альбоин, услышав такие слова своего отца, взял с собой только сорок юношей и отправился к Туризинду, королю гепидов, с которым он недавно воевал; ему он объявил о причине своего прибытия. Тот, приняв его благосклонно, пригласил к своему столу и посадил справа от себя, где когда-то обычно сидел его сын. Когда уже были поданы различные яства, Туризинд, глядя на место, где прежде сидел его сын, а теперь сидит его убийца, вспомнил о сыне, о его смерти и начал громко вздыхать; наконец, не в силах сдержать себя, он дал волю своему горю и воскликнул: «Мило мне это место, да слишком тяжело видеть человека, который сейчас сидит на нем». Тогда Кунимунд, второй сын короля, присутствовавший на обеде и поощренный словами отца, начал издеваться над лангобардами, говоря, что они похожи на кобылиц с белыми до колен ногами (ибо лангобарды носили на икрах белые чулки): «Кобылы, на которых вы похожи, считаются самыми плодовитыми». Тогда один из лангобардов ответил на это так: «Выйди, говорит, на поле Асфельд, и там ты несомненно сможешь убедиться, как крепко эти твои кобылы бьют копытами; там же лежат кости твоего брата, рассеянные по полю, как от какой-нибудь ничтожной скотины». Гепиды, услыхав это, не могли более скрыть своего негодования; охваченные сильным гневом, они уже намеревались на деле отомстить за обиду. Да и лангобарды, готовые на битву, положили руки на мечи. Тогда король вскочил из-за стола, бросился между ними и укротил гнев своих людей и их жажду к бою, угрожая неизбежным наказанием тому, кто первый осмелится начать битву; ибо, сказал он, такая победа не может быть приятна Богу, когда в своем собственном доме убивают гостя. Таким образом, наконец, раздор был устранен, и все в веселом расположении духа продолжали пир. Туризинд снял оружие своего сына Турисмода, вручил его Альбоину и отпустил его с миром, целым и невредимым, в королевство его отца.».

Зато проблема возникла со стороны гепидов. Кунимунд, воцарившийся после отца, по словам того же Павла Диакона «желая отомстить старые оскорбления, разорвал союз с лангобардами и предпочитал войну мирным отношениям».

Император направил в Сирмий к Кунимунду посольство во главе с известным дипломатом спафарием Валентином. Одновременно Юстиниан, сын императора, сосредоточил презентальную армию Иллирика в Сингидуне на Дунае, неподалеку от Сирмия – дабы придать миссии Валентина внушительность. Дарами, убеждениями, а кое-где и угрозами Валентин склонил Кунимунда к союзу. Мир между гепидами и лангобардами был скреплен браком между овдовевшим Альбоином и дочерью Кунимунда Розамундой (в РИ доставшись Альбоину как военный трофей, здесь Розамунда была выдана с честью).

Не меньшую активность имперская дипломатия развила и на западе, где «недреманным оком» императора Германа был магистр оффиций Равеннского двора Авл Адуаций. Когда быстроходный дромон доставил в Константинополь из Равенны известие о заключении союза между аварами и франками Австразии, встревоженный Герман отдал приказ немедленно найти на западе союзников, способных уравновесить Сигберта. Впрочем Авл Адуаций начал действовать немедленно. Против Сигберта следовало использовать его братьев.

Наибольшие надежды Адуаций возлагал на старшего из братьев, Хариберта, тестя молодого правителя Италии Германа Младшего. Среди братьев Хариберт пользовался авторитетом. Хариберт тяготел к римской культуре, писал на латыни, а своим дочерям дал полноценное римское образование (почему юная супруга Германа Младшего, Хродехильда, произвела благоприятное впечатление на римскую знать по прибытии в Равенну, а ее сестра Берта, выйдя замуж в Кент, прославилась своей ролью в христианизации англосаксов и была посмертно канонизирована). Не ладил Хариберт лишь с церковью – из-за своих скандальных любовных похождений, браков и разводов. Один из этих браков был заключен с соблазненной королем монахиней, за что епископ Парижский отлучил короля от церкви (что впрочем Хариберта абсолютно не волновало).

Но надежды, возлагаемые римлянами на Хариберта, рассеялись, когда старший король франков скончался ранней весной 567 года, разделив свои владения между братьями. Оставалось двое братьев Сигберта – Гунтрамн и Хильперик.

Гунтрамн – «государь благочестивый и миролюбивый», впоследствии канонизированный - владел Бургундией, почти всем Провансом и частью Нейстрии с Сансом и Орлеаном. В РИ из всех франкских королей того периода Гунтрамн был наиболее верным союзником империи, и оказывал военную помощь против вторгшихся в Италию лангобардов. Что впрочем не удивительно. Во владении Гунтрамна находились крупнейшие торговые города Галлии, Массилия и Арелат, а так же артерии Роны, Соны, верхней Луары и верхней Сены. Именно купцы Гунтрамна по речным трассам везли в Нейстрию, на Рейн и даже в Британию поступающее в Массилию из Византии южное вино, оливковое масло, тонкие ткани и изделия византийских ремесленных эргастириев. Благополучие государства Гунтрамна покоилось на торговле с империей.

Культурно королевство Гунтрамна так же тяготело к империи. Из всех меровингских королевств Бургундия была наиболее романизированным. Бургундская знать ко второй половине VI века романизировалась и перемешалась с галло-римской, германской речи при дворе Гунтрамна и вовсе не было слышно, главным советником Гунтрамна был гало-римлянин старого сенаторского рода, Эней Муммол, а командующим – галло-римский патриций Цельс.

И наконец отношения Гунтрамна с Сигбертом оставляли желать лучшего. В 565 году Сигберт, владея Овернью, попытался захватить принадлежавший Гунтрамну Арелат, но его войска были разбиты полководцем Гунрамна, патрицием Цельсом.

Гунтрамн обещал выступить в случае если Сигберт сам начнет войну с Империей или ее союзниками, и его не удастся склонить к миру.

Более восторженный прием ждал римское посольство в Париже, где теперь правил младший из братьев, задиристый Хильперик. Хильперик и Сигберт люто враждовали, и еще недавно между ними имело место война за Суассон. Хильперик обещал напасть на брата по первому призыву Империи.

Весной, как только сошел снег, в горах, Баян выступил в новый западный поход. Двинувшись на север вдоль Днестра, аварское войско, усиленное вассальными кутигурами, перешло Карпаты Синеводским перевалом и направилось на запад – к Дунаю, к границам Паннонии. Учитывая союз с франками, паннонское королевство лангобардов представляло собой более легкую добычу, чем королевство гепидов. Каковое было защищено с востока не только хребтом Карпат и цитаделью Трансильвании, но и окрепшим за последнее время племенным союзом славян-дунайцев, обитавшем между Дунаем, Прутом и Карпатами, на землях РИ позднейших Валахии и Молдавии. Попытки Баяна привлечь дунайцев на свою сторону успехом не увенчались – погром аварами антов и дулебов произвел на дунайцев слишком негативное впечатление, и они вступили в союз с империей. Угрозы Баяна привели лишь к ответу князя Лавритаса «мы привыкли захватывать земли, а не свои уступать врагам. Так будет и впредь, доколе есть война и мечи в свете».

Кагану оставалось лишь рассчитывать на захват Паннонии ударом с северо-запада. Новый союзник, король Сигберт, обещал помочь против лангобардов – старого врага франков. А когда Паннония будет захвачена – придет и очередь гепидов, земли которых совершенно открыты для вторжения с северо-запада. Народ авар обретет новую родину, а призом франкскому союзнику станет Италия, которую, как рассказывали франки, так и не сумел завоевать его предшественник Теодебальд.

Перейдя Дунай, Баян принял послов Сигберта. Король Австразии извещал, что сам он не может прийти в Паннонию, так как ему угрожают с запада его братья. Но он приказал своим вассалам – баварам и тюрингам – прийти на помощь кагану. А так же привлек в помощь отряды саксов. Это воинство ожидает кагана в лагере на Дунае.

Баян вскоре обнаружил и лагерь германского воинства. В наличии были лишь бавары во главе со своим герцогом, франком Агилульфом, и саксы. Тюринги, зело не любившие авар (первое вторжение авар во франкское королевство ударило по Тюрингии) шли очень медленно и явно саботировали поход. Каган решил их не ждать.

Южнее Дуная авар встретила пустая степь. Редкие лангобардские поселения были оставлены, не встречалось ни человека, ни скотины. Наконец у берегов Балатона разведка обнаружила вражескую армию.

Баян не успокоился, пока не произвел детальную разведку. Известия были неутешительными – ему противостояла не только армия лангобардов, но и войско остготов, и регулярное войско римлян. Был замечен императорский штандарт.

И действительно, это была имперская армия. На зиму 566-67 годов император Герман с гвардейскими тагмами расположился в Македонии, где армия удобно снабжалась из Фессалоники. Весной он выступил к Дунаю и расположился в Сингидуне (Белград), ожидая известий. С ним был Юстиниан с войском Иллирика. Юстин с корпусом федератов расположился в Нижней Мезии, в Марцианополе, прикрывая Фракию от возможного вторжения через Нижний Дунай.

Как только явились гонцы от Альбоина с известием о выступлении авар, император немедленно выступил из Сингидуна, а Герман Младший с остготами – из Аквилеи. Обе армии соединились с лангобардами у Балатона.

Взвесив силы, Баян, уверенный в сокрушительности натиска своих железных всадников, решил принять битву. Авары атаковали строй вражеской армии, постепенно вводя в бой новые отряды и чередуя обстрел с таранными атаками. Вскоре лангобарды, не выдержавшие обстрела, подались, но им на помощь, пришли остготы. Тогда Баян ввел в бой главные силы. Сокрушительная атака аварских латников, которой предшествовал ливень стрел, опрокинула и обратила в бегство германскую конницу.

Но атакующие авары наткнулись на глубокий строй сомкнувшей ряды римской пехоты. Перед ними была стена щитов, ощетинившаяся толстыми, упертыми в землю копьями с лесом длинных пик поверх голов первого ряда, и ливнем стрел, летящих навесом из задних рядов фаланги. Когда аварская конница разбилась об эту преграду, Герман вел в бой свои главные силы – гвардейские тагмы и иллирийцев.

Баян вовремя понял, что терпит поражение, и отвел авар, заслонившись германскими союзниками. В итоге авары смогли в порядке отойти, не понеся критических потерь. Битва закончилась резней германских союзников кагана, и если бавары успели своевременно бежать, то саксы подверглись почти поголовному истреблению.

Баян успешно перешел обратно через Карпаты, и вернулся в «места постоянной дислокации» у берегов Черного моря. Там кагана встретила страшная весть – тюркская армия ябгу-кагана Истеми форсировала нижнюю Волгу…..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

а где гепиды были, в битве их то нет?

И вообще, гепиды могут тоже решить , что Италия лучше и вступить в союз с аварами.

Хватит ли Герману армии если гепиды выйдут в поле?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да кстати Истеми то в реале форсировал Волгу или как?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

а где гепиды были, в битве их то нет?

"Идучи не идяху" :( . Кунимунд извинится тем что прикрывал собственную северную границу, что правдоподобно - авары вдоль нее шли. А когда понял куда идут авары - не успел переправится через Дунай. :drinks:

И вообще, гепиды могут тоже решить , что Италия лучше и вступить в союз с аварами.

Гепиды этой Италии в глаза не видели, она от них зело далеко, а в Дакии и Потисье обсиделись - уже более ста лет живут (тогда как лангобарды поселились в Паннонии лишь в 540ых годах и были более "легки на подъем"). И к тому же Италия уже обещана Баяном Сигберту, союз с которым при враждебных лангобардах аварам необходим.

Хватит ли Герману армии если гепиды выйдут в поле?

В тылу у них федератский корпус Юстина, который в случае чего может атаковать Сирмий - святая святых гепидов. Что и служит "сдерживающим фактором". Посему Кунимунд так и не решился явно примкнуть к одной из сторон - риск слишком велик. Подождал пока "чаша весов склонится".

Да кстати Истеми то в реале форсировал Волгу или как?

Угу. Об этом, основываясь на Сасанидских хрониках, писал Табари. После окончания эфталитской войны (566) Истеми перешел Волгу, и покорил "савиров, беленджеров и хазар". Но в РИ авары успели как раз в 567 убратся на запад. А здесь нет.

P.S. А визуально эстетично картинка смотрится. Армия Гондора идет на помощь Рохану, а не наоборот. ;)

Изменено пользователем Georg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Неужто тюрки дойдут до Днестра? :drinks:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Неужто тюрки дойдут до Днестра? :o

А чего здесь необычного? До Днепра в РИ дошли (раз в Крым вторгались). А может и дальше. Как пишет Алексеев в "Славянской Европе":

"Есть основания думать, что новых союзников анты на время обрели в лице тюрок Турксанфа. В подчинение к ним в ту пору попали болгарские племена — давние соседи антов, связанные с ними разнообразными узами. Своим наместником над болгарами Турксанф назначил некоего Гостуна из рода Ерми — судя по славянскому имени, как минимум полуанта. Гостун стал первым правителем нового болгарского племенного союза, созданного под протекцией тюрок из признавших их власть оногур, кутригур и утигур. Его приход к власти датируется 579г.".

Получается нечто подобное образуется и здесь. Но на несколько лет раньше.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я имею ввиду что разгром аваров будет делом рук тюрок? Я думал Византия с германцами управится, как в ваших ранних предложениях. Это совсем меняет дело...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я имею ввиду что разгром аваров будет делом рук тюрок? Я думал Византия с германцами управится, как в ваших ранних предложениях. Это совсем меняет дело...

Я тоже так думал, но позднее оценил авар по достоинству. Баяна не поймать "в норе с одним выходом", решаясь на сражение он заранее продумал бы пути отхода. Основная база авар - в Причерноморье, и они туда вернутся.

И достать их там могут только тюрки. И главное - тюрки такой возможности не упустят. Авары в пределах досягаемости для них что красная тряпка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

кстати напомните почему.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

кстати напомните почему.

Это вы о чем?

Если об аварах и тюрках - то я придерживаюсь той версии, что авары - это и есть западное крыло орды тех самых Жужаней, у которых тюрки столь долго ходили в холопах. Мстя бывшего раба хозяину как правило страшна....

Об этом мы уже беседовали здесь. Правда тема скатилась в оффтоп и флейм.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

авары - это и есть западное крыло орды тех самых Жужаней, у которых тюрки столь долго ходили в холопах. Мстя бывшего раба хозяину как правило страшна....

Баян кинется к империи за спасением.

Иначе исчезнут аки обре.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Баян кинется к империи за спасением.

Иначе исчезнут аки обре.

Думал об этом. Здесь есть свои обстоятельства.

1) Империя не может защитить аваров в Причерноморской степи. А впустить на свою территорию после всего что было - только со сдачей оружия и расселением отдельными группами, что неприемлемо для авар.

2) Вот-вот в Константинополь явится посольство Маниаха с пакетом заманчивых предложений от Истеми - как о проложении торговой трассы с востока минуя Иран, так и о союзе против этого самого Ирана (с которым каган уже успел поссорится на дележе эфталитского наследства). Но непременное условие тюрок - не принимать авар.

3) Со своей стороны Иран ухватится за союзника против тюрок в Причерноморье. Защитить так же не может, но вот отвалить бабла на укрепление верности Баяну вассальных болгарских племен - вполне. В этой ситуации у авар может оказаться достаточно сил для сражения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

болгары восстанут сразу, зафиг им авары, Истеми предложит Болгарам быть независимыми и это их устроит.

Авары обречены, или Баян уйдет в леса, сольются с антами.

Если он даст бой, то проиграет, поскольку уже потрепан империей, тогда Герман даст убежище тем кто уцелеет и отправит на восток.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А мы щас опишем. :)

Ситуация в нижнем Поволжье и Предкавказье на тот момент была следующей.

До аварского вторжения на территории от волго-донской перемычки до Дербента господствовали савиры. Они владели степью по Нижней Волге, Куме и Манычу, под их властью находились хазары, обитавшие в дельте Волги и на Тереке, и беленджеры между Тереком и Дербентом. В вышеупомянутой войне за Лазику савиры были активными союзниками Империи. При этом савиры овладели дербентским проходом, регулярно вторгались в Албанию и хозяйничали там более 10 лет.

Страшный разгром, нанесенный аварами савирам, покончил с их могуществом. Авары, двинувшись на запад, не удержали власть над савирами, но их объединение распалось, и в источниках начинают звучать «хазары, беленджеры и савиры» раздельно (тогда как раньше всех их записывали в савиры).

Хосров Ануширван по полной использовал эту победу авар, изгнал (а частично принял на службу) савиров в Албании и захватил Дербентский проход. Для предотвращения дальнейших набегов Хосров отстроил грандиозные укрепления Дербента, на постройку которых использовалась получаемая от Византии «плата за оборону кавказских проходов» (согласно условиям мирного договора 562 года Юстиниан выплатил эту сумму за 10 лет вперед). В крепостях вдоль стен были поселены персидские воины - сиясикины или сияджины. Располагавшиеся вдоль северной границы Албании племенные княжества Дагестана – Табасаран, Лакз, Филан и Серир – были включены в сферу влияния Ирана. Хосров Ануширван отвёл им границы и назначил каждому из владетелей сан и титул, введя дагестанских князей в систему персидской иерархии.

Сателлитом Ирана было и располагавшееся севернее укрепленного персами Дарьяла, в бассейне верхнего Терека и Аргуна, восточно-аланское царство Артаз. Напротив западно-аланское царство Дигор, лежавшее на верхней Лабе и верхней Кубани, доходя до побережья, было сателлитом Империи и его правитель Саросий оказал немало услуг императорам Юстиниану и Герману. Далее тянулась непрерывная цепочка клиентов империи – Зихия, Боспорское царство (восстановленное Юстинианом), Херсонес и крымская Готия.

В степях Прикубанья, нижнего Дона и северного Приазовья кочевали утигуры. Ранее бывшие союзниками империи, теперь они вынуждены были покорится аварам. Кутигуры, занимавшие степи северного Причерноморья, так же были вассалами авар. Кроме болгарских племен авары господствовали так же над большей частью антов и славянским племенами до верхней Вислы, однако это господство было непрочным.

В 566 году тюрки и персы совместно добили эфталитов. Решающее поражение эфталитам нанесли тюрки, но при этом тюркам достались лишь Согдиана и Хорезм, персы же не только вернули себе Гурган и Мерв, но и захватили Тохаристан. После этого Хосров мог беспрепятственно подчинить себе входившие ранее в Эфталитскую державу княжества Афганистана – Буст, Забулистан, Гур, Бамиан, Кабул и Ар-Рохадж (Арахозия). Таким образом львиная доля эфталитских земель отошла Ирану. Истеми в качестве компенсации потребовал чтобы Иран выплачивал ему ту же дань, что и эфталитам, но Хосров отверг это требование. В следующем году столкновение произошло на другой стороне Каспия. Выйдя на Волгу, Истеми покорил «хазар, беленджеров и савиров». Новые подданные рассказали кагану что ранее Иран платил и им, откупаясь от набегов, после чего Истеми прибавил к требованию эфталитской дани требование дани савирской.

С войском Истеми проследовал к Дербенту. Грандиозные укрепления «железных ворот» (по словам позднейшего историка Табари) произвели на кагана впечатление – на тот момент тюрки, грозные в поле, совершенно не умели брать крепости (почему покорив Великую степь, так ничего и не смогли сделать с земледельческими цивилизациями Ирана и Китая).

Но главной причиной конфликта была торговая политика Ирана. Персы жестко лимитировали продажу шелка в Византию и не пропускали на запад согдийские караваны, везущие шелк (огромное количество которого тюрки выкачивали из Китая в виде дани), сами же закупали шелк в ограниченных количествах. Пробить иранский барьер стало насущной потребностью тюрок.

Отходя от Дербента, Истеми направил к западным аланам в сопровождении сильного отряда своего посла – согдийского дихкана Маниаха. Принятый Саросием, Маниах перевалил через Кавказ и через Лазику, проследовал в Константинополь. Маниах привез императору Герману предложения кагана – военный союз против Ирана и аваров. Каган извещал императора, что намерен в будущем году разгромить «своих рабов вархонитов», то есть авар. Истеми просил императора о содействии и предостерегал от каких-либо контактов с аварами. После уничтожения авар Истеми предлагал напасть на персов и разгромить их государство.

Герман первоначально отнесся к обращению кагана насторожено – приближение великой степной державы к границам империи внушало определенные опасения. Но Маниах сумел их рассеять и заинтересовать императора. Союз против Ирана сулил прочное и долгосрочное партнерство с новой державой номадов. Но главное – открывалась перспектива сбросить тяжкую зависимость от Ирана в восточной торговле, благодаря которой Иран высасывал столько денег из Империи. Покойный Юстиниан пытался проложить морской путь в Индию с помощью союзных эфиопских правителей Химьяра (Йемена), но персы обладали в индийских торговых городах столь давним и прочным влиянием и связями, что установить регулярную торговлю так и не удалось. И вот теперь возможен прямой путь до Китая, и цены согдийцы предлагают на порядки ниже персидских.

К тому же в недалеком 572 году истекал срок, за который Юстиниан заплатил Ирану плату «за охрану Кавказских проходов», и с этого года должны были начаться регулярные выплаты. Партия «ястребов» при императорском дворе не обинуясь именовала данные выплаты данью, которая унижает Римскую империю, и выражала уверенность, что знаменитый полководец на троне не потерпит продолжения этого позора.

Что же касается авар, то их и так рассматривали в Константинополе как безусловного врага. Мало того, Саросий Аланский доносил об оживленных сношениях между аварами и Ираном, идущих через земли его соседей, восточных аланов.

Тесный союз аваров с Ираном грозил империи большими осложнениями, так что и здесь интересы Империи и Великого Каганата совпадали.

Посему весной следующего года, отправляя перезимовавшего в Константинополе Маниаха восвояси, Герман направил с ним свое посольство во главе с комитом Зимархом. Зимарх должен был передать кагану ответные предложения императора и выработать условия союзного договора.

Герман не зря опасался аваро-иранского союза. Хосров, получив очередные требования Истеми, понял что война с тюрками неизбежна. Поэтому осенью истекшего 567 года персидское посольство проследовало из Тбилиси через Дарьял и земли восточных аланов на Кубань, где его уже ожидал прибывший с востока Баян. Посол явился с караванами даров и обещал ежегодные выплаты – за союз против тюрок. Баян ухватился за это предложение двумя руками. Платежи от персов позволяли ему обеспечить шаткую верность покоренных болгарских племен, привыкших к былым субсидиям Юстиниана. Теперь, обретя поддержку, можно было противостать тюркам. Отступать было некуда.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

болгары не пойдут за ним, у них появился шанс создать Великую Болгарию.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

болгары не пойдут за ним, у них появился шанс создать Великую Болгарию.

Ну до прихода авар не очень то они и стремились ее создать - резали друг дружку почем зря. Для создания единой Болгарии необходима оказалась именно внешняя организующая сила - тюрки.

Так что получив "блага цивилизации" от персов - пойдут. Но недалеко. В серьезной опасности - бросят авар.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

(скромно так) Проду!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас