Новый Свет

88 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Небольшая прелюдия в форме самоплагиата

Из сборника "Легенды Новой Швабии"

Недобрым был нынче канун Йоля.

Зима нынче начиналась поздно – природа никак не могла расстаться со осенними дождями и слякотью. Так и этот день, призванный быть всеобщим праздником рождения Солнца из Тьмы, никак не желал соответствовать торжественности момента.

Затянувшие небо темно-синие тучи то и дело проливались дождем пополам с градом с мокрым снегом. От свинцово-сизого Океана, огромными валами бившегося о берег, налетали сильные ветры, в бессильной злобе разбивавшиеся об сырые предгорья. Разлившиеся от дождей горные речки выходили из берегов, подмывая стены скромных домов поселенцев, заливая поля и огороды.

В этот день старый Ганс вышел из дома в тщетной надежде найти немного топлива для камина, сожравшего поутру последнюю охапку хвороста. Прикрывая лицо от хлопьев мокрого снега воротником старой кожаной куртки, Эд шел меж невысоких холмов. Кое где из земли поднимались рассыпающиеся от старости кресты и надгробные плиты, покрытые едва различимыми рунами. Мертвых тут было много больше, чем всех живых когда-либо поселявшихся в Новой Швабии- погребать своих усопших тут начали еще первонасельники этих мест - смуглые татуированные дикари. Они почитали духов лесов, рек и гор, поэтому их захоронения и поныне именовались «языческими полями», хотя единственное что росло на этих «полях» это густой бурьян и огромные грибы, высасывавшие жуткую пищу из отравленной почвы. Однако не смуглые туземцы, наивные и жестокие, как дети стали причиной того, что эти места пользовались дурной славой, так же как и ничем дурным не запомнились и пришедшие затем из-за моря коренастые рыжеволосые люди , чьи священники принесли туземцам Благую Весть. Но затем с севера явились новые пришельцы, чьи глаза были холодны, словно синие воды северных фьордов, а кожа белизной напоминала снег далеких зловещих островов. Они поклонялись Темным Богам, слишком жутким даже для той погрязшей в язычестве страны, что исторгла из себя этих демонов в человеческом обличье. Смуглые туземцы и их рыжеволосые наставники, не устояли перед ними и бежали далеко на Запад, в то время как древние надгробия, стали свидетелями кровавого непотребства и самой черной некромантии. Все это длилось до тех пор, пока предки Ганса, возглавляемые братьями-рыцарями не пришли на эти берега, дабы очистить их от скверны. Не в силах устоять перед стальными легионами Ордена, язычники бежали – кто обратно на север, кто в море, а кто и на запад, в горы. Рыцари, забрав себе лучшие земли, следуя обычаю прародины расселились в замках, окруженных деревнями крепостных, а оставшиеся свободными крестьяне ютились у подножья гор, окруженные «языческими полями».

Слухи один страшнее другого ходили вокруг этих мест, но больше всего мрачных преданий были о горе, на лесистых склонах которой Ганс надеялся найти немного сухого дерева. Давно забылось название, которым ее именовали краснокожие туземцы – нынешние жители этих мест именовали ее по названию дарованным предыдущими насельниками - Варлокхилл, «холм колдунов». И хотя минуло более века, с тех пор как здесь прекратили вершить обряды во имя Владык Мрака, мало кто из местных рискнул бы подняться на вершину Варлокхилла. Но старый Ганс не был местным уроженцем, он пришел в эти края с побережья и смеялся над суевериями здешних селян. Жил он один - оба сына Ганса погибли на Озерной войне, а жену он похоронил полтора года назад, так что дома его никто не ждал.

Дождь сменялся снегом, а тот опять дождем, ветер выл и стонал, как сотни проклятых душ, пока Ганс, пробираясь меж огромных деревьев, собирал редкие сухие ветки в захваченный из дому мешок. Работа шла медленно - уже темнело, когда Ганс набрал хотя бы половину мешка. Подбирая ветку за веткой, он, то и дело переводя дух, медленно поднимался в гору. С неба еще срывались мокрые белые хлопья, но голые ветви вверху все теснее сплетались между собой, ускоряя приближение ночной тьмы. Слева и справа шумели речные потоки и в их журчании Гансу слышались странные песни, словно водные духи бранились меж собою, ярясь перед рождением Младенца-Солнца.

Наконец Ганс решил, что собрал достаточно хворосту, чтобы повернуть домой. Устало он присел на ствол поваленного дерева, набираться сил перед дальней дорогой, когда вдруг услышал странные звуки, прорывающиеся сквозь вой ветра и скрип качающихся ветвей.

Сначала Ганс подумал, что слышит волчий вой - волков в ту пору расплодилось немало. Но потом он понял, что слышит в этих звуках некие слова, а приглядевшись - заметил и мерцающие где-то вверху алые огоньки. Каждый в Новой Швабии знал, кто может жечь костры на этой горе в ночь Йоля, и доброму христианину стоило бежать без оглядки заслышав что-то подобное. Но видать сам Локиэль, отец падших духов, помрачил разум Ганса и он, осторожно переступая через поваленные ветви, начал подниматься. «Может то такие же бедолаги, как и я,- размышлял он,- у которых нет хвороста этой ночью, а может и охотники. Я могу обогреться у их костра, а то и выпить теплого эля.»

Песни и крики слышались все громче, огонь все ярче светил сквозь ветви. Наконец Ганс поднялся на вершину и увидел большую поляну. В центре ее горел костер, а на костре стоял котел, в котором грелся чудно пахнущий эль. Вокруг котла суетились три старые уродливые женщины, закутанные в грязные лохмотья. У их ног терся большой черный кот. Старухи громко распевали странную песню.

-Вот-вот-вот,- квохтала одна.

-Не идет, не идет, не идет,- вторила другая.

-Приди-приди-приди! – заводила третья.

Противным мявом заходился черный кот у ног ведьм. Из леса слышался вой, хохот, клекот, сверкали чьи-то глаза. Старый Ганс уже понял, куда он попал, но было почему-то совсем не страшно, а наоборот - интересно.

-Ночь настает - никто не идет! - выкрикивала первая ведьма,- зима не идет, ночь не идет.

-Стынет эль, никто не пьет,- вторила другая,- не идет, не идет, не идет.

-Приди-приди-приди!- завывала третья, мешая деревянным черпаком в котле эль.

-А не меня ли вы ждете?- весело сказал Ганс, вываливаясь из кустов,- не угостите своим славным элем, хозяюшки?

Три страхолюдины ничуть не удивились – словно и впрямь ждали Ганса в гости. Две из них оскалились в улыбке, показав большие желтые зубы, а третья зачерпнула из котла и с поклоном передала черпак Гансу. Тот залпом выпил и крякнул от удовольствия - никогда еще он не пил лучшего эля. Он сразу согрелся и опьянел.

-А ну, давайте еще,- потребовал он. Вторая ведьма подала ему ковш с элем, потом третья, потом снова первая. Ганс пил подходя все ближе к котлу, в котором, как ни странно совершенно не убавлялось содержимое.

-Дайте я сам,- пробурчал он, вырывая из рук ведьмы ковш и наклоняясь к котлу зачерпнуть эля. Но он уже столько выпил и так нетвердо стоял на ногах, что, покачнулся, поскользнулся да и свалился в котел - только худые ноги болтнулись кверху.

Ведьмы расхохотались, а черный кот с диким воем прыгнул на край котла, и выхватил плавающий в эле черпак. В душистом вареве всплыли крылья летучих мышей, змеиные головы, сушеные ящерицы и жабы. Кот залпом осушил ковш, спрыгнул с котла и вдруг вырос выше самого высокого дуба, превратившись в великана с огромными когтистыми лапами и кошачьей мордой. Мигом он выхлебал весь котел, а ведьмы - превратившиеся к тому времени в светлокосых молодиц- в исступлении плясали перед ним.

-Пришел, пришел, пришел!- кричала первая.

-Ночь настала - он пришел,- вопила вторая,- зима пришла, праздник пришел!

-Зернобок-Зернобок-Зернобок, - голосила третья.

А за спиной великана уже вздымались огромные черные крылья, машущие так сильно, что поднявшийся от них ветер гнул могучие дубы словно былинки. Морозные вихри неслись с горы Варлоксхилл и лед сковывал разлившиеся реки и землю покрывал синеватый иней.

А из сгустившихся над землей туч шел, не переставая, густой снег.

И в полночь, вышедшие из домов люди увидели, что небо очистилось и яркие звезды, вместе с Луной освещали белый снег, ровной скатертью застилавший поля, леса и горы. Серебристой лентой вилась замерзшая река Мискатоник, вдоль которой белыми великанами вздымались высокие курганы. Во всех храмах городов, замков и самых отдаленных деревушек шли благодарственные службы, праздничные столы ломились от блюд с жареной свининой, кровяными колбасами и пирогами с разной начинкой, двери украшали еловые лапы и ветви можжевельника, как это было испокон веков заведено в Новой Швабии, во время празднования рождения Солнечного Христа.

b90d7d1af0b5.jpg

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Примерно за тысячу лет до описываемых событий.

Немного РИ:

defb0994df75.jpg

5eb6006f239a.jpg

274361d189dc.jpg

bfd74d732f5f.jpg

История европейской колонизации огромного материка по другую сторону Атлантики на первых порах не сильно отличалась от РИ – если считать первыми РИ-европейцами высадившимися в Новом Свете скандинавов. Главное отличие МИМиМИ от реальной истории- в том, что европейские колонии в условной «Америке» не зачахли, а расширились и укрепились, связав оба берега Атлантического океана на несколько веков раньше, чем в нашем мире.

Открытию нового континента, как и в РИ, предшествовало освоение европейскими мореплавателями островов Северной Атлантики: Оркни, Шетлендов, Фареров, Исландии и Гренландии. Как в РИ пальма первенства тут принадлежит кельтам, особенно ирландским монахам. Еще до развилки в Мерсии действовала так называемая Гиберно-шотландская миссия, когда монахи с Эйре, сообразно бытовавшей в кельтском христианстве практике «Peregrinatio»-«Изгнанию во имя Христа», добровольно покидали родную землю, чтобы нести «слово божье» язычникам или просто ради уединения в пустынном месте, для отшельничьей жизни. Монахи проповедовали и в англосаксонской Британии и на континенте, немало их отправлялось и на земли нынешней Шотландии - к бриттам, пиктам и скоттам. Так святой Колумб, проповедовал при дворе короля пиктов Бриде. Вместе с тем ирландские монахи потихоньку осваивали и подвластные пиктскому королю Оркни, а позже – и Шетленды. Острова эти не пустовали- здесь обитали пикты, ассимилировавшие безымянных строителей загадочных мегалитов, возводимых еще до нашей эры.

e51a034a5c3f.jpg

До поры до времени развилка 655 года и объединение англосаксонских королевств под властью Пенды и Вульфхере не сильно влияло на деятельность этих монахов, но уже резкий поворот Вульфхере к язычеству сужал их возможности. Правление же Кенвульфа и Эрменхильды, «второе саксонское нашествие», массовый исход кельтских (да и многих англосаксонских) христиан, фактически сделали англосаксонскую часть Британии, «потерянной страной» для христианской церкви. Лишившись здешней паствы, ирландские монахи компенсировали это расширением деятельности в иных местах - в том числе и на северных островах.

Меж тем, на север Британии устремились христианские беженцы: хотя большинство кельтов уходило в Бретань, Уэльс или в Ирландию, нашлись и такие, кто бежал в Королевство Пиктов и Дал Риаду. Для небольших северных стран, даже такой прилив населения оказался чрезмерным, поэтому некоторых бриттских христиан стали выдавливать на северные острова, где бритты сформировали верхушку, правившую аборигенами. Особенно масштабным этот наплыв стал после того, как в 721 году англо-саксоно-фризское войско Эрменхильды уничтожило бриттское королевство Стратклайд. На островах стало слишком людно и жаждавшие уединения монахи, принялись искать новые места для отшельничества. Так, где-то в середине восьмого века были открыты Фарерские острова, в этой АИ названные Землей Святого Колумбы. Впрочем, поначалу за исключением нескольких монашеских общин эти острова оставались необитаемыми.

7633f54730f5.jpg

Правление Сиджебрехта и Этельнота ознаменовалось, среди прочего, завоеванием королевств Уэльса и Дал Риады ( 761-776 годы), а также постепенным включением в орбиту Мерсийской Империи датчан и норвежцев. С их помощью мерсийские короли, нанесли ряд тяжелых поражений. Королевству Пиктов, отодвинув его границы на Север и поставив в зависимость от англосаксов. Среди прочего, в состав Пиктавии вошли и северные земли Дал Риады, однако оговаривалось, что король Бредиу разрешит там поселяться англо-скандинавским колонистам. Из других требований к владыке пиктов было закрытие своего королевства для беженцев из завоеванных земель.

Это было проще сказать, чем сделать - хотя подавляющее большинство кельтов и бриттов бежало либо в Бретань, либо в Ирландию, часть их опять-таки осела на севере Пиктавии и на островах. Иные из беженцев, перекинувшись парой слов с монахами, начали переселяться на север, однако многие собирались бороться за свою землю, проигнорировав требование Бредиу. Тот, потерпев неудачу в попытке выдворить их силой, обратился за помощью к Этельноту, а тот дал отмашку своим союзникам и вассалам из числа норвежских и датских конунгов. В 778 году огромный флот, на который погрузилось войско из норвежцев, данов, фризов и саксов приплыл сначала в Шетленды, потом в Оркни и Внешние Гебриды. Бритты и скотты сражались храбро, однако силы были неравны, тем более, что и местные автохтоны не горели желанием защищать пришлую верхушку. Ожесточенная война продлилась до 800 года, однако в итоге на островах утвердились англосаксы и скандинавы - большей частью норвежцы. Формально местные ярлы присягнули королю пиктов, фактически это были независимые правители, подвластные только владыке Мерсии. В последней, кстати, в то время полыхала гражданская война между двумя претендентами на престол, отягощенная бретонским вторжением. Скандинавы приняли в этом посильное участие и на какое-то время их экспансия на островах северной Атлантики замедлилась.

Кельты и бритты, равно как и христианизированные пикты бежали – по давно проторенному маршруту в Ирландию и Бретань, но часть опять-таки уходила на север- как знать, так и простолюдины. Там на островах Святого Колумбы они и узнали об открытом монахами большом острове, где огромные ледяные шапки покрывают вершины огнедышащих гор и где много земли - фактически ничейной. Там, примерно в районе РИ-Рейкьявика сначала образовалось небольшое монашеское поселение и туда же устремились потомки бриттов и скоттов. В 812-16 годах образовалось несколько поселений на юго-западе острова и по одному поселению - на севере и на востоке. Некоторые монахи, недовольные нарушением их уединения, покинули остров и, после долгих скитаний, вернулись в Ирландию, рассказав местным об открытой земле на севере.

Ирландия в то время изнемогала под натиском англо-скандинавов отвоевывавших все новые и новые земли. Войны, убийства, сожжения церквей, вызвали очередную волну кельтских беженцев- либо во все еще свободную Ирландию, либо в Бретань. Последняя уже не радовалась очередному притоку кельтов с островов, создававших в Бретани реальный кризис перенаселения. Узнав от очередного монаха из Ирландии о далеком острове в северных морях, бретонцы задумались о том, чтобы переселить часть новых подданных туда, а заодно и пригрести к рукам новые владения. У них была такая возможность- флот Бретани, не в пример, обтянутых звериными кожами ирландским куррахам, испытал определенное влияние скандинавского судостроения. Еще со времен Сиджеберхта и Этельнота часть датских, а позднее и норвежских ярлов, недовольных подчинением Мерсии, бежали на юг, осев в Бретани, на землях РИ-Нормандии. Ранее там уже поселялись христиане, бежавшие с Британии во времена Кенвульфа. Смешавшись с местным населением - потомками франков и гало-римлян, англосаксы, бритты и скандинавы, образовали своеобразную этническую общность- боссонцев, по названию местности проживания. И именно они унаследовали скандинавские традиции кораблестроения, передав их Бретани, в целом. Впрочем, и ирландцы не были им совсем чужды- иные вожди, как правило, смешанных, кельто-скандинавских кровей, переходили на службу ирландским королям, в чем-то не поладив с соплеменниками или мерсийцами. Именно на их кноррах, как впрочем, и на обычных куррахах, ирландцы покидали берега Эйре, устремляясь в открытое море, в поисках Домхан Реоит- Ледяного Острова. Многие не доплывали, заблудившись в открытом море и погибнув от жажды и голода, однако поток не ослабевал- жители Эйре предпочитали сгинуть в морской пучине, нежели жить под властью скандо-мерсийских завователей. Первые ирландцы высадились в 822 году, а уже к 850 году там насчитывалось около тридцати поселений, рассредоточенных по всему острову.

b62bb4d28cb6.png

Черные точки- ирландские поселения.

Темно-синие точки- бриттские поселения.

Крестики- монастыри

Родовая ирландская знать не особо тяготела к бегству, предпочитая договариваться с мерсийцами или воевать до последнего, но на своей земле. Переселенцы на острова были преимущественно свободными общинниками, пытавшимися воспроизвести на Ледяном Острове свою общинно-клановую систему, с поправкой на малочисленность переселенцев. В Ирландии испокон веков земля была общей собственностью рода- септа. Отдельным семьям - финам отводились в постоянное пользование лишь определенные участки земли, на которых возводились дома и хозяйственные постройки; если все члены фины вымирали, земля возвращалась септу. Пастбища, леса, болота, горы были собственностью рода; ими пользовались все финны, составляющие определенный септ или клан. Раздел этих общих владении считался грубым нарушением права. Пахотные земли тоже были собственностью этих септов и кланов. Землепользование среди простых ирландцев регулировалось обычаем «гевелкайнд», согласно которому, земля разделялась между всеми главами фин, составлявшими септ; если кто-либо из участвовавших в разделе умирал, то участок умершего не переходил по наследству к его детям, а все пахотные земли рода снова соединялись вместе и вождь назначал новый передел, нарезая таким образом участки земли каждому члену рода. Подобную же систему, как уже говорилось ранее, планировалось воспроизвести и в Домхан Реоит, с единственной поправкой на то, что здесь вместо вождей, роль распределителя земельных ресурсов, постепенно перешла к ирландскому духовенству, в состав которого, помимо прочего влились и немногие эмигрировавшие филиды.

Это встретило определенное сопротивление со стороны бриттов и скоттов, ранее обосновавшихся на островах и не желавших, чтобы освоенные ими земли включались в систему «гевелкайнд» и вообще переходили под управление септов и родов. Более того, немногие потомки знати с Далриады вообще претендовали на то, чтобы занять место вождей септов. Эти и некоторые иные противоречия стали причиной того, что на Ледяном Острове, к 860 году разгорелась первая в его истории война между различными кельтскими поселенцами. Потомки бриттов и скоттов проиграли- их было меньше, нежели новых переселенцев, которых поддержало как местное духовенство, так и Бретань, претендовавшая на определенное влияние на этом острове. Для ирландцев власть далекого бретонского владыки казалась предпочтительнее претензий потомков бриттской знати. Война была проиграна и все земли ушли под власть септов- впрочем, по причине своей малочисленности, все кельтские поселенцы де-факто образовали тут один-единственный новый «септ» при номинальном подчинении Бретани. Недовольные такими порядками потомки первопоселенцев решили обратиться за помощью к собратьям с Островов Святого Колумба. Но едва отчалив от берега, они увидели многочисленные лодки с востока - это были кельтские беженцы, спасавшиеся от норвежских викингов.

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Здесь требуется сделать небольшое отступление и рассказать о норвежско-мерсийских связях. Со времен Сиджеберхта Мерсия активно вмешивалась в скандинавские дела. Присоединение Ютландии и вассальная зависимость островных данов, поставили демографический и военный потенциал датчан на службу англосаксонской монархии. Но и на этом мерсийцы не остановились, постепенно распространяя свое влияние и по ту сторону Скагеррака. Контакты с конунгами Норвегии начались даже до походов Сиджеберхта, с тех пор, когда Мерсия и Фризия оказались объединены в одном государстве. Фризские купцы, как и в РИ, уже наладили торговые связи с норвежцами, особенно с регионом Трёндалёг в Центральной Норвегии. Эти же контакты, перешли и объединенной Англо-Саксо-Фризии. Позже молодой Сиджебрехт, еще при правлении Эренхильды, совершил и несколько военных походов в Норвегию – в области Рогаланд и Хердаланд, расположенные в регионе Вестланд. Этот регион, как и в РИ бывший основным источником походов викингов доставлял немало хлопот фризо-норвежской торговле- местные викинги много и с удовольствием грабили торговые суда. В союзе с конунгами Трёндалёга, Сиджеберхт в 735 году разорил и разрушил усадьбы местных ярлов и конунгов, заставив большинство из них принести ему клятву верности. Такую же клятву, в обмен на «защиту» принесли и правители Трёндалега. В свою очередь Сиджеберхт пообещал викингам Рогаланда, Хердаланда. Согна и Раумсдаля «множество походов сулящих большую добычу». Именно викинги Вестланда, помогали мерсийскому монарху при вторжении в Ютландию, они же вторглись в Ютландию с севера, когда там началось восстание против мерсийцев.

Само собой долгим и прочным, такое подчинение быть не могло- после смерти Сиджеберхта, викинги Вестланда вновь начали как грабежи фризских судов, так и набеги на подвластную Мерсии Ютландию. Сменивший Сиджеберхта Этельнот организовал несколько военных походов в Норвегию, поставив во главе мерсийских отрядов сына Сиджебрехта Ингвальда. Тому удалось заключить союз с конунгом Рогаланда Эйстейном Рыжим и, уже с его помощью- и с помощью правителей Трёндалёга - вновь разгромить мятежных норвежцев, взяв с них клятву верности. Позже, именно с союзными норвежцами Ингвальд атаковал Оркни и Шетленды, подчинив их формально Пиктавии, а фактически- Мерсии. Этельнот уделял мало внимания этому направлению, отдав все силы «окончательному решению кельтского вопроса» в Британии (в котором приняли участие и норвежские отряды из Рогаланда). Впоследствии, после смерти Этельнота в Британии разгорелась война между наследниками. Ингвальд, пользуясь своей популярностью у норвежских викингов, сумел привлечь воинов из Вестланда и Трёндалега, для борьбы сначала со своим кузеном Ателстаном, а потом и с бретоно-ирландскими захватчиками.

Однако никто не мог претендовать на власть над Норвегией не подчинив себе самого главного, ключевого, региона - Эстланда, Восточного Края. Именно здесь, вокруг Ослофьорда концентрировались территории Вестфольд, Хейдмёрк, Ранрике и прочие, здесь находилось экономическое и политическое сердце Норвегии. Мерсийцы давно имели тут прочные торговые связи, случались и военные столкновения, в которых норвежцев Эстланда нередко поддерживала Скания. Воспользовавшись родством Эйстейна Рыжего с конунгом Вестфольда Харальдом Крепкоруким (Эйстейн доводился ему племянником) Ингвальд открыто поддержал конунга Рогаланда в его притязаниях на Вестфольд. Новый удар, сразу с двух сторон- со стороны Вестланда и из Ютландии, Вестфольд не выдержал, пав к ногам Эйстейна в 810 году. После этого настал черед и иных регионов Эстланда. У озера Венерн было разбито объединенное войско сканеров и конунгов, после чего все земли Эстланда отошли к Эйстейну, провозглашенному при поддержке Ингвальда конунгом «всея Норвегии».

e374b2ba872a.jpg

Союз Мерсии и Норвегии был скреплен браком Ингвальда с одной из дочерей Эйстейна- задолго до всех описываемых событий. От этого брака родился будущий король Мерсии Кенвульф Северянин, ставший одним из претендентов на престол Норвегии, когда там, после смерти Эйстейна, начались обычные междуособицы. Приплыв туда с войском из союзных саксов, данов и фризов, получив поддержку у ряда ярлов и конунгов, Кенвульф подавил всяческое сопротивление, окончательно закрепив подчинение Норвегии Мерсийской империи. Разумеется, это обрадовало не всех ярлов- многие из них уплывали на запад, поселяясь на островах к северу от Пиктавии. Мерсийские владыки совершали туда очередные походы, но в итоге все закончилось компромиссом- ярлы Оркни, Шетлендов и Гебрид, признали верховную власть мерсийского монарха, а тот обещал им определенную «свободу рук» в подвластных владениях. В целом, компромисс был вызван необходимостью противостоять общему врагу - христианам-кельтам.

В то же время, как говорилось ранее, иные викинги сочли кельтов «меньшим злом» и поселились в Ирландии и Бретани, дав, среди прочего, немалый толчок местному корабельному делу. Некоторые из них уходили еще дальше, обретая «новую родину» в самых неожиданных краях.

Хотя норвежцы привлекались королями Мерсии к освоению захваченных у ирландцев земель, в общем и целом, там преобладали переселенцы из Дании и Фризии- ну и собственно англосаксы. Норвежцы осваивали острова в океане - сначала Шетленды с Оркни, позже и Острова Святого Колумба. До них доходили, конечно, слухи о некоей «большой земле» на северо-западе, однако более-менее точное местонахождение Ледяного Острова скандинавы узнали только от фарерцев.

Два года ушло у норвежцев на окончательное «замирение» Островов Святого Колумба- получивших детерменистичное именование Фарер. Наконец, собрав большой флот ярлы Оркни, Шетлендов, Фарер, некоторые из континентальных норвежцев, а также англосаксы из Пиктавии, с одобрения мерсийского императора отправились в Западный поход. История сохранила предание о воронах - священных птицах Водана-Одина, которых выпускали из клеток, чтобы проверить близко ли земля. Третий ворон, полетев на запад, окончательно указал викингам путь. В достоверности этой легенды есть определенные сомнения- вряд ли норвежцы двинулись в открытое море наугад, полагаясь только на полет птиц, возможно с ними плыл и кто-то из кельтов, ранее бывавших на Ледяном Острове. Тем не менее, это предание было настолько популярным, что в веках закрепилось англо-норвежское название острова- Рэйвенлэнд, Земля Ворона.

Как бы то ни было, весной 870 года, объединенный флот высадился у восточного берега острова. Тут уже было несколько поселений, которые викинги сожгли, убив всех местных жителей. Впрочем, здешние места не показались им особо удобными, так что викинги двинулись на юго-запад. Ими было разграблено и разрушено еще несколько поселений, однако в районе РИ-Рейкьявика кельты отразили нападение. Викинги поплыли дальше и, обогнув крайнюю, западную оконечность острова высадились на севере, закрепившись в районе современного Хусавика. Оттуда же было отправлено несколько кораблей на восток- за подмогой. Точно также поступили и ирландцы, отправив послов в Бретань, за помощью. И король Бретани и владыка Мерсии откликнулись на эти просьбы - в 879 году на остров прибыли бретонско-ирландские воины, а в следующем году- и мерсийско-скандинавские. Остров стал ареной ожесточенной, кровопролитной борьбы – северо-восток перешел англо-скандам, юго-запад остался кельтским.

dcff609b87b9.png

Гренландия.

Как ранее, первыми новые земли к западу от Ледяного острова освоили кельтские монахи, которым стало уже слишком людно и на Домхан Реоите. Первое поселение ирландцев появилось в 840 году на юге острова, соответственно получив название Южного Поселения. В РИ на этом месте была основана усадьба Браталлид, первооткрывателя Гренландии Эйрика Рыжего. Следом за монахами последовали и обычные переселенцы - особенно бритты и скотты после того, как конфликт с ирландцами разрешился не в их пользу. В Гренландию ( будем называть ее так, пока не придумаем кельтское название), отправились и многие беженцы с Фарер, из тех, кому не понравилось существование в структуре ирландского септа. Впрочем, в скором времени туда стали прибывать и ирландцы, основавшие Северное Поселение - на месте РИ-Готхоба (Нуука). Гренландия на тот момент была достаточно привлекательной землей для колонизации: здесь существовали обширные пастбища, которых уже не было в Исландии, климат был мягче, по сравнению с сегодняшним, а на берег выбрасывало много плавника. И что самое главное- - тут не было викингов.

Пока не было.

Несмотря на высадку викингов на севере Домхан Реоита/Рэйвенланда, приток ирландских переселенцев не ослабевал. В этом были заинтересованы бретонские судовладельцы, занимавшиеся перевозкой ирландцев на северо-запад, получая от них предварительно какую-никакую, но оплату. Эти же судовладельцы были как правило и купцами, торговавшими с Северными Землями - сначала Исландией, а потом и Гренландией. Нередко эти купцы обманывали беженцев скрывая от них факты высадки викингов. Впрочем, даже зная всю правду, эти люди предпочитали бежать: в родной Ирландии жить становилось все более небезопасно и несколько шаек норвежцев представлялись меньшим злом, нежели легионы и флот Мерсийской Империи, кусок за куском заглатывавшей Эйре. Бежать в Бретань также становилось накладно- местные жители совсем не радовались беженцам. Все менее привлекательным местом для ирландской эмиграции становился и беспрестанно воюющий Ледяной Остров, почему кельты все реже останавливались там, предпочитая плыть сразу на запад, в Гренландию. На этом острове кельты расселились от Южного до Северного поселения почти сплошной полосой. На куррахах и собственных модификациях скандинавских кнорров, кельты постепенно обследовали местные земли, забираясь далеко на север. Однако продвижение кельтов было остановлено следующими с севера племенами культуры Дорсет, иначе именуемыми туннитами.

Викинги (преимущественно норвежцы, но с ними нередко отправлялись и датчане и саксы с фризами) утвердившись в «Рэйвенлэнде», предались своим любимым занятиям: нападением на торговые суда, грабежом кельтских поселений, захватом рабов, сожжением церквей и тому подобной красотой. В ответ бретонские и ирландские мореплаватели также начали вооружаться. Тем временем простые скандинавские хуторяне, не скованные ирландскими клановыми ограничениями, уверенно расселялись по Рэйвенланду, то и дело, вступая в столкновения с кельтами. Начиная с 885 года викинги начали и набеги на Гренландию, но, встретив отпор со стороны кельтов, не сумели там закрепиться. Однако напор англо-скандинавских поселенцев и морских разбойников нарастал - прямо пропорционально числу кельтов, растущему как за счет новых переселенцев, так и за счет естественного прироста. В Гренландии, плотно освоив юго-запад острова, кельты потихоньку продвигались на север, где, в конце концов столкнулись с туннитами. Разбойничавшие в тех же краях скандосаксы, обнаружив с дикарями некоторую общность интересов, точнее общего врага, сумели найти с ними и общий язык, за чем последовали совместные нападения на брито-ирландские поселения и монастыри.

Закрепиться на западном побережье Гренландии викингам пока не удавалось, не считая временных стоянок и укрытий. Однако, в 889 году один из викингов, Торольв Олавсон с Иса-фьорда, поссорился с соседями и решил попытать счастья на восточном побережье Гренландии, куда отплыл вместе с семьей, слугами и скотом. В отличие от Эрика Рауди ему повезло больше- море в то время было относительно свободным от пакового льда и Торольв высадился на восточном берегу Гренландии, в месте, именуемым в РИ Скорсби-фьорд или Кангертиттивак. Обосновавшись в регионе, Торольв понял, что оказался в ловушке-в скором времени, море опять покрылось плавающим льдом и норвежцу ничего не оставалось, кроме как обживать фьорд. Благо местность, в общем и целом, это позволяла.

The fauna of the region is unusually rich for Greenland. This is because of several factors, such as availability of open water in the mouth, with polynyas not freezing even in winter, protection from the winds by the high relief, and relatively fertile land. The land animals include muskox, Arctic fox, stoat, Mountain Hare and lemming.[7] Reindeer and Arctic wolf used to live in the area, but disappeared around the early 20th century.[8]

Birds are represented by barnacle goose, pink-footed goose, snow goose, whooper swan, king eider, common eider, long-tailed duck, Brunnich's guillemot, black guillemot, little auk, puffin, fulmar, herring gull, glaucous gull, great black-backed gull, kittiwake, Arctic tern, red-throated diver, great northern diver, red-breasted merganser, ptarmigan, raven, snowy owl, Greenlandic gyrfalcon, etc.

Fishes of the area include Arctic char, Greenland halibut, polar cod, cuttlefish, wolf fish, sea scorpion and Greenland shark.[10] Aquatic mammals are dominated by seals (ringed, hooded, harbor, bearded and harp seal) which feed on fish in winter (mostly polar cod) and crustaceans in summer.[11] Larger species include Atlantic walrus, narwhal and sometimes beluga whale. Atlantic walrus feeds on mussels, fish and ringed seals that urges ringed seals to disappear from the area when walruses stay there for prolonged periods.[11] Narwhals consume polar cod, Greenland halibut, cuttlefish and pelegaec crustaceans.

396f1360a2a8.jpg

Лишь через пару лет, более-менее приноровившись к сезонному движению плавающего льда у побережья, Торольв рискнул вернуться обратно. В Исландии он как мог красочно расписал новую родину, хотя и признался, что доплыть дотуда нелегко. Все же с десяток семей вдохновились его рассказами, и, уже вместе с Торольвом двинулись на северо-запад. Пробившись к берегу, не без потерь, скандинавы принялись заселять новый фьорд, прозванный, как не трудно догадаться, фьордом Торольва. Так образовалось небольшое, но довольно устойчивое поселение- крайне изолированное от всех остальных скандинавских поселений в регионе.

Америка.

Кельты, а позднее и скандинавы, так или иначе, причаливали к берегам Большой Земли на западе, хотя когда именно это случилось зафиксировать практически невозможно. И кельты и викинги могли заплыть далеко на запад- специально или отнесенные штормами, где им доводилось видеть горы Хеллюланда – «Баффиновой Земли». Те же викинги, не сумев закрепиться на кельтском берегу Гренландии, тем не менее, периодически устраивали на него набеги. В это время началась торговля бретонских торговцев с Гренландией, откуда вывозились моржовый и нарваловый зуб, кожа моржей и тюленей, шкуры оленей, белых медведей, голубых и белых песцов, вяленая рыба, пух, полярных соколов и живых белых медведей, как диковину для королевских дворов Европы. Позже, когда у кельтов развилось сельское хозяйство, они стали экспортировать домотканое сукно, масло и сыр. Взамен бретонцы везли туда разные европейские товары, но самое главное- новых поселенцев. На обратном пути их, тяжело груженных товарами, и подстерегали викинги. Конкуренция между ними была немалая, поэтому самые ушлые из морских разбойников старались подобраться как можно ближе к Гренландии, чтобы успеть перехватить добычу до того, как она окажется в пределах досягаемости собратьев из Рэйвенланда. В ходе плаваний у берегов Гренландии викинги открыли «Хеллюланд» и «Маркланд»- Баффинову Землю и Лабрадор. На последнем скандо-саксы организовали несколько временных стоянок, но до постоянных поселений дело пока не дошло. Обследуя берега, норманны заплывали далеко на юг, постепенно исследуя береговую линию нового континента.

Меж тем, Скандинавия, по-прежнему испытывая нешуточное демографическое давление выплескивала на запад все новых колонистов. Аналогичные события развивались и в Мерсии- Британия, вот уже почти век не видевшая войн на своей земле, испытывала настоящий демографический взрыв. На подьеме были и Саксония с Фризией. Большую часть избыточного населения поглощала Ирландия, однако продолжавшаяся там война вынуждала переселенцев искать более спокойные места для поселений. И взоры их все чаще устремлялись на Запад- чему по способствовало и честолюбие мерсийского монарха, возжелавшего править «по обеим берегам океана». Рэйвенлэнд уже не выдерживал притока новых жителей и все более остро вставал вопрос о поиске новых земель для проживания.

Переселенцев возглавил принц Сивульф, младший сын короля Берниции и дочери одного из ярлов Оркни. Не имея надежд занять престол, он решил основать королевство за морем. В молодости он ходил в походы вместе с викингами, грабя бретонских купцов, разоряя кельтские поселения в Исландии и Гренландии. Довелось ему высаживаться и на берегах Маркланда, слышать рассказы о плодородной земле дальше к югу. Вернувшись в Европу, Сивульф встретился с королем Мерсии Кинефридом и получил разрешние на основание колонии «на закате». В 898 году большая флотилия, собранная из разных судов разных народов- фризов, норвежцев, англов, саксов, даже пиктов - двинулась на Запад под предводительством принца Сивульфа. Всего в путь отправилось около четырехсот человек. По дороге им пришлось претерпеть немало препятствий, но в 900 году все же переселенцы бросили якорь у северной оконечности острова, что в РИ носит название Ньюфанудленд, а те времена именовался Винландом. Поселение ( на территории РИ Ланс-о-Мидоуз) было названо на норвежский лад- Сивульфнес, «Мыс Сивульфа». В первую же зимовку колонисты столкнулись с местными аборигенами- беотуками, нападение которых, впрочем, англосканды благополучно отбили. Сивулф отправил несколько гонцов в Рэйвенлэнд и вскоре они вернулись - уже с новыми поселенцами. Сивульфнес рос и укреплялся- пять лет спустя принц пересек океан и вновь посетил Кинефрида. Тот признал принца Берниции наследственным владыкой острова, вассальным мерсийскому бретвальде. Вскоре после этого Сивульф отправился обратно за океен во главе новой партии переселенцев.

Почти синхронно с англо-скандами, на юг двинулись и кельты- в Гренландии, несмотря на все невзгоды стало довольно тесно, а в Домхан Риоите- слишком опасно. Переселенцев возглавил некий Эойхайд- скотт, по преданию, потомок королей Дал Риады. Собрав отряд из бриттов, скоттов и ирландцев, он покинул Гренландию, двинувшись на юг. О том, насколько он хорошо представлял куда идет источники умалчивают, но вряд ли Эойхайд плыл наугад- вероятно он общался с кем-то из кельтских моряков, может даже взял кого-то из них с собой. В противном случае, трудно объяснить уверенность, с которой он устремился в можно сказать открытое море из Южного поселения в Гренландии, без всякой связи с берегом. Впрочем, это было объяснимо - берега Маркланда уже «обсели» викинги.

Благополучно обогнув Ньюфаундленд и разминувшись с скандосаксами Сивульфа, Эойхайд высадился на острове, что в наше время именуется Кейп-Бретон. Высадив там первых поселенцев – около полутора сотен человек- Эйохайд вернулся в Гренландию, где встретил одного из бретонских мореплавателей, привезшего очередных ирландских переселенцев. Эохйад убедил их- а также бретонца- отплыть на новую землю, как сумев расписав ее достоинства. После, высадившись там, он вместе с бретонцем отправился в далекий путь в Бретань, где предстал перед королем Морваном, красочно расписал его новые владения и попросил бретонца взять их под защиту, а самого Эойхайда назначить наместником. Морван дал согласие - так было положено начало первой бретонской колонии в Новом Свете.

В течении последующих тридцати лет в Новый Свет направлялись волны переселенцев, попутно исследующих новый континент. Со временем, конечно, кельты и германцы обнаружили друг друга, однако до поры до времени, не соприкасаясь непосредственно, стычки между ними носили эпизодический характер. К тому же немало времени отнимали войны с местным населением- племенами беотуков, микмак и инну. Причем если англосканды вели с ними войну, по сути, на уничтожение, кельты стремились распространять свое влияние и крещением «скреллингов».

Так или иначе, к 930 году в Новом Свете было около шести англо-скандинавских поселений - пять на Ньюфаундленде и одно на южном берегу Маркланда (примерно в районе современного поселения Кот-Нор-Дю-Гольф-Дю-Сен-Лоран) плюс временные стоянки на севере Маркланда. У кельтов было девять поселений на территории РИ-Новой Шотландии и Острове Принца Эдуарда, не считая монашеских обителей. Такова была ситуация на момент, когда на другом берегу Атлантики начались грандиозные войны, приведшие к потерей Бретанью независимости и радикальном внутреннем переустройстве Мерсийской Империи.

3f3d6ae37afd.png

Зеленым цветом- кельтские поселения.

Фиолетовым- скандо-саксонские.

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Интересно. :good: Помнится в одной из географических игр на форуме я тоже загонял пиктов или ирланцев в Исландию. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Помнится в одной из географических игр на форуме я тоже загонял пиктов или ирланцев в Исландию. :)

Да их туда часто загоняют, насколько я могу судить по архивам.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

https://www.youtube....rewulf/featured

Может быть вам будет интересно: имеется серия видео про староанглийский с произношением.

Ну и ещё в общем про культуру.

Изменено пользователем Алексей-Филипп

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Извиняюсь за оффтоп (с которым вы уже наверное знакомы), но вот ещё языковое видео:

http://youtu.be/zfaEGU45lKA

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да их туда часто загоняют, насколько я могу судить по архивам.

Да есть такое. Особенно тут магнумовское МЯСО вспоминается, несмотря на то что там это было совсем в стороне от главного ТВИДа. :) К слову ваш таймлайн мне весьма напоминает его творчество. ;)

По частностям в самой теме пока комментировать неготов, но есть вопрос: а баскские моряки и рыбаки поучаствуют в ближайшее время в веселье? А то в несколько более поздние времена они довольно близко подплывали...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да есть такое. Особенно тут магнумовское МЯСО вспоминается, несмотря на то что там это было совсем в стороне от главного ТВИДа. :) К слову ваш таймлайн мне весьма напоминает его творчество. ;)

Так если бы не МЯСО этого мира не было бы. Именно оттуда я идею данного мира вынес)

а баскские моряки и рыбаки поучаствуют в ближайшее время в веселье? А то в несколько более поздние времена они довольно близко подплывали...

В ближайшие времена вряд ли, а потом видно будет. Я вообще-то планирую их немного южнее направить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

"Старик Филлипыч нас заметил и Ктулху злого натравил..." :happy:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

По рассказу:

Больше правда похоже на ужастик в стиле 20-х, чем на летопись. Лучше пишите в 3-м лице.

И ещё прозаические отступления от таймлайна будут?

Правда интересно :good: .

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Больше правда похоже на ужастик в стиле 20-х, чем на летопись.

Ну дык естественно.

И ещё прозаические отступления от таймлайна будут?

Посмотрите первую тему, там их несколько.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Больше правда похоже на ужастик в стиле 20-х, чем на летопись.

Ну рассказ и написан известным новошвабским писателем Готхардом Л. для йольского выпуска известного pulp fiction (вышедшего под пафосным названием "Легенды") журнала, чтобы оплатить накопившееся коммунальные счета, ибо как вы знаете Л. большую часть своей жизни прожил в бедности, иногда доходящей до нищеты. :( Но талант писателя (к сожалению не оцененный современниками) как мы видим смог пробиться и расцвести даже в таких суровых условиях. :grin:

Изменено пользователем Алексей-Филипп

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Больше правда похоже на ужастик в стиле 20-х, чем на летопись.

Ну рассказ и написан известным новошвабским писателем Готхардом Л. для йольского выпуска известного pulp fiction (вышедшего под пафосным названием "Легенды") журнала, чтобы оплатить накопившееся коммунальные счета, ибо как вы знаете Л. большую часть своей жизни прожил в бедности, иногда доходящей до нищеты. :( Но талант писателя (к сожалению не оцененный современниками) как мы видим смог пробиться и расцвести даже в таких суровых условиях. :grin:

Да как-то так все и было :)

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А прода к основному таймлайну будет?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А прода к основному таймлайну будет?

Будет, но позже.

Пока я хочу на этот регион приналечь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

ОК, почитаю. Спасибо!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

найти немного топлива для камина, сожравшего поутру последнюю охапку хвороста. Прикрывая лицо от хлопьев мокрого снега воротником старой кожаной куртки,

Вообще-то камин жрёт целые бревна не по-децки, хворостом его не нагреешь, и в холод лучше ходить в мехах, а не в коже.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А прода к основному таймлайну будет?

Будет, но позже.

Пока я хочу на этот регион приналечь.

Здесь тот жерегион, но чуть с другой стороны

http://fai.org.ru/fo...40#entry1009386

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А прода к основному таймлайну будет?

Будет, но позже.

Пока я хочу на этот регион приналечь.

Здесь тот жерегион, но чуть с другой стороны

http://fai.org.ru/fo...40#entry1009386

У меня есть цитируемая там книга.

Но тут все пойдет немного не так.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Само собой, удачи

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Предлагаю Гренландию назвать: Эмайн Дану ( застёжка Земли Мёртвых, которая по кельтским легендам находится либо на севере, либо на западе ( Гренландия по всем параметрам подходит)).

Изменено пользователем Дельфин

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Предлагаю Гренландию назвать: Эмайн Дану

Это "Дом Дану"?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

У Шкунаева Эмайн Маха переводится как "Застёжка Махи".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

У Шкунаева Эмайн Маха переводится как "Застёжка Махи".

Хм, вариант, в принципе. Хотя имя языческого божества, в упоминании места расселения давно крещенного народа- сомнительно как-то.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас