Sign in to follow this  
Followers 0

Таймлайн межвоенного периода 1905-1914 гг


2027 posts in this topic

Posted

Болгарии передано в период с 1909 по 1913 гг...

11» обр. 1887 года (280/35) - 5.

152/35 морского ведомста - 8

120/50 Виккерса - 2.

120/50 Шнайдера - 2.

6-дм. в 120 пуд. (152 мм) - 14.

Мортиры

11-дм. Береговые обр. 1877 г. (280-мм) - 3.

8-дм. легкая обр. 1887 г. (203-мм) - 8.

Кроме того переданы 4 номерных миноносца, 4 Истребителя типа Сокол, КЛ типа Терец..........

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

да. если они у вас и в чаталджу стучатся. за пол года приедут к ним как раз и из багдада и из дамаска. если с теми же греками и макронникмаи мир -то довольно быстро -по морю.

а арабы? там восстаний хватало. так просто не выведут, да еще - содержать полностью мобиилизованную армию турки не сумею по финансовым причинам

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а арабы? там восстаний хватало. так просто не выведут, да еще - содержать полностью мобиилизованную армию турки не сумею по финансовым причинам
и много на оных арабов надо?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а арабы? там восстаний хватало.

<{POST_SNAPBACK}>

в 1913-м?

Болгарии передано в период с 1909 по 1913 гг...

<{POST_SNAPBACK}>

так это в АИ...

да еще - содержать полностью мобиилизованную армию турки не сумею по финансовым причинам

<{POST_SNAPBACK}>

в мировую войну как то содержали.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Болгарии передано в период с 1909 по 1913 гг...

11» обр. 1887 года (280/35) - 5.

152/35 морского ведомста - 8

120/50 Виккерса - 2.

120/50 Шнайдера - 2.

6-дм. в 120 пуд. (152 мм) - 14.

Мортиры

11-дм. Береговые обр. 1877 г. (280-мм) - 3.

8-дм. легкая обр. 1887 г. (203-мм) - 8.

Кроме того переданы 4 номерных миноносца, 4 Истребителя типа Сокол, КЛ типа Терец..........

мало, тем более что 11"\35 пойдут на береговую оборону варны, как и 120мм. а нужно хотя бы полсотни 6", можно 1877г, и 11 монтир в 8" и 11" может не хватить. тем более они будут нужны и под салониками, и под эдирне, и сербы захотят побыстрей взятьянину и шкодер. так что пока доползут до проливов пара месяцев пройдет, и будет ждать болгар развитая полевая оборона с опорой на форты и батареи, насышеная пехотой.

простейший факт, турки планировали на 12й год в случае мобилизации иметь 1,5 милионую армию, в реале получилось в 2 раза меньше, причины срыв мобилизации и дезертирство христиан на балканах, вторая причина господство на море греков а до этого италов, в результате резервные дивизии и резервисты из анталии приписаные к 2й армии пешкодралом шли к проливам и как раз успели занять позиции на галиполи и усилить первую армию на чалтаджи. а 4ю армю вообьше полностью не мобилизовали, так как переброска корпусов из дамаска, аравии и месопотамии была практически не реальна в ощутимом промежутке времени. туркам пришлось ослабить кавказкое направление и перебросить один армейский и один сводный (16й) корпус из трабзона и эрзума. а потом еще формировать дивизии ополчения ( успели 13 штук сформировать) если нет греков то два корпуса из 3й армии компенсируются равноцеными соединениями из 4й армейской инспекции, резервисты и резервные дивизии усиливают 2ю армии и она хоть и вероятней всего будет разбита, но не практически унечтожена как в реале. ну а дальше вступает в силу статистика, болгария, сербия и христианское население империи чуть больше 10 мил, турок и курдов ( лоялных и боеспособных) около 15 мил + арабы. потдерживай в реале турок их прежнии союзники англы и франки, то тогда и турки вероятней всего на мир не пошли ( в реале отказались принять условия мира в надежде на помощ антанты, и на лучшие условия мира или даже реванш), а аи накачка антантой вероятней всего и турки будут бится до последнего. с тотальной мобилизацией. геноцидом нелоялного населения (армян, греков, славян) и прчими прелястими отечественой войны с элементами гражданской.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ну и ладно ишо добавим......

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Итак ... родилась идея сделать некую компиляцию как приложение к таймлайну по РЯВ в МЦМ-7.

В данный момент готовы следующие главы:

1.Боевые действия до осады П-А

2. Оборону П-А

3. Прорыв 1ТОэ в Владивосток

если народу интересно...то могу скинуть...заодно понять - нужно ли это делать и тратить время или нет...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Нужно как готово будет выкладывайте по главам....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Нужно как готово будет выкладывайте по главам....

думаете нужно? тогда завтра выложу именно основу РЯВ МЦМ-7 - Оборону П-А, Обе Цусимы и ясный перец завершающий аккорд - Ляохэ и Телин...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава VI. Оборона Порт-Артура

Порт-артурский гарнизон состоял из 4-й (13-й, 14-й, 15-й и 16-й стрелковые полки) и 7-й стрелковых дивизий (25-й, 26-й, 27-й и 28-й стрелковые полки), 5-го стрелкового полка (из 2-й стрелковой дивизии), 4-й и 7-й артиллерийских бригад, двух батальонов саперов, минной роты, радиотелеграфной роты, казачьей сотни, 3-го и 7-го резервных батальонов, батальона добровольцев (три отряда, отряд кавалерии), 36-й роты железнодорожной охраны, трех батальонов квантунской крепостной артиллерии и насчитывал на 30 июля 665 офицеров, 256 военных чиновников и 41 780 унтер-офицеров и рядовых. Кроме того, на кораблях находились 451 офицер, 147 прапорщиков (кондукторов) и 9400 матросов, еще 86 офицеров и 4800 матросов числились в квантунском кадровом составе флота. В общей сложности — 684 офицера и прапорщика, а также 14 200 унтер-офицеров.

Таким образом, защитников Порт-Артура было более 57 тысяч, в то время как количество его жителей уменьшилось до 16 тысяч человек, из них около 14 тысяч составляли китайцы. На вооружении войск и крепости находилось 646 орудий и 62 станковых пулемета, из них крепостных — 350 орудий и 57 станковых пулеметов, корабельных — 186 орудий и 5 станковых пулеметов; 67 полевых орудий и 43 старых крепостных орудия осталось после китайцев, а запасы боеприпасов составляли 274 558 снарядов (в среднем по 425 на орудие). Также в крепости были 4472 тягловые лошади, а продовольствия и фуража было запасено на 123 дня.

Оборона крепости была разделена на два фронта: приморский (береговой обороны) и сухопутный, общей протяженностью 29 км. Задача первого фронта (9 км), где находились 22 долговременные береговые батареи (123 орудия и 5 станковых пулеметов) состояла в охране кораблей эскадры, стоявших во внутреннем бассейне, защите крепости и города от артиллерийского обстрела со стороны моря. Фронт был поделен на два участка: западный (вдоль полуострова Тигровый и Тигрового Хвоста до 4-го редута), который защищала 3-я пехотная рота, и восточный (от Зеленой горы до батареи № 22), где находилась 4-я рота. Собственно укрепления крепости (сухопутный фронт) состояли в конце июля 1904 года из пяти долговременных редутов, трех узлов обороны (кроме того, № 2 строился, а № 1 находился в стадии планирования) и пяти отдельных долговременных батарей, расположенных по всему фронту. В промежутках между долговременными оборонительными сооружениями был построен ряд батарей и огневых пунктов для ведения перекрестного огня. Кроме того, были вырыты стрелковые окопы, прикрытые проволочными заграждениями, «волчьи ямы»; на отдельных участках в землю зарывали фугасы. В общей сложности на сухопутном фронте было 514 орудий и 47 станковых пулеметов. В тылу главной линии обороны находилась выполняющая функции цитадели, уже упоминавшаяся центральная оборонительная линия («центральное заграждение»), упирающаяся левым флангом в берег реки Лунхэ.

Со стороны суши линии обороны были разделены на три сектора, условно названных фронтами. Самым протяженным (8 км) был восточный фронт (командующий — генерал В. Горбатовский), который начинался у горы Крестовая, далее шел через форт № 1, батареи литер «А» и «Б», форт № 2, редуты 1 и 2, форт № 3 и узел обороны № 3 до реки Лунхэ, причем от батареи «А» до узла обороны № 3 линия фронта проходила вдоль старых китайских укреплений (называемых Китайской стенкой). Его обороняли двадцать две пехотные роты с десятью полевыми орудиями (подвижный артиллерийский отряд). Находившийся рядом с ним северный фронт (командующий — полковник В. Семенов) длиной 5,3 км проходил от реки Лунхэ вдоль форта № 4, батарей «В» и «Г», узла обороны № 4, форта № 5 и 5-го редута до горы Голубиная. На его укреплениях находились двадцать восемь рот пехоты (с 20 полевыми орудиями). Наиболее слабым звеном сухопутной обороны был западный фронт (командующий — полковник В. Ирман), имевший протяженность 6',7 км. Он шел от горы Голубиная вдоль батареи «Д», редута 3 и узла обороны № 5 до редута 4 (Белый Волк), его прикрывали шестнадцать пехотных рот. На флангах главной линии обороны, горах Сяогушань и Дагушань (восточный фланг), хребте Панлушань, горах Угловая и Высокая (западный фланг) были сооружены полевые укрепления, где располагались дагушаньский отряд (двенадцать рот, три отряда добровольцев, 8 орудий), отряд горы Угловая (двадцать рот, четыре отряда добровольцев, 18 орудий). Перед главной линией укреплений вдоль реки Лунхэ (долина Шуйшиин) были выдвинуты редуты Кумирненский, Водопроводный и Скалистый. В тылу укреплений отдельных фронтов были оборудованы промежуточные батареи для ликвидации прорывов противника. На линии восточного фронта это были батареи Трехголовая, Большое и Малое Орлиное Гнездо, Заредутовая и Курганная, на отрезке северного фронта — Кладбищенская и Голубиная. Фортификационные укрепления крепости достраивались рабочими батальонами, состоявшими из добровольцев — русских и китайцев. В резерве гарнизона крепости (так называемый главный резерв) находились двадцать девять пехотных рот, казачья сотня, 9 полевых орудий и 10 станковых пулеметов.

Первый штурм

К началу штурма 3-я армия насчитывала свыше 70 тысячи штыков. Она состояла из трех пехотных дивизий, двух резервных бригад, полевой артиллерийской бригады, двух отрядов морской артиллерии, резервного саперного батальона, специальных войск. Число осадных орудий составляло 198 стволов. Всего обстрел крепости с суши вело свыше 400 орудий различных калибров.

31 июля начался первый штурм крепости. Подготовка к штурму включала в себя и дезориентирующие действия русских на левом фланге их обороны. 31 июля в 20.30 1-я пехотная дивизия генерала Мацумуры, усиленная 1-й резервной бригадой, 2-й бригадой полевой артиллерии и тремя батареями осадной артиллерии, нанесла удар по находящимся на подступах к Панлушаню сопкам (Сиротка, Передовая, Боковая и Трехголовая) и полуострову между Голубиной бухтой и бухтой Луизы. Эти позиции обороняли лишь шесть подразделений добровольцев и три стрелковые роты (в резерве находились две роты квантунского кадрового состава флота). После двухдневных ожесточенных боев Мацумура захватил сопки и часть полуострова, но дальнейшее продвижение его полков было остановлено контратакой резерва Кондратенко на Трехголовую. Хотя эта атака и не принесла русским успеха, Ноги не стал развивать наступление дальше, опасаясь потерь в преддверии готовившегося штурма. Однако, прежде чем начать его, Ноги с определенным расчетом послал к противнику 03 августа майора Ямаоки с предложением «во избежание излишнего кровопролития» сдать крепость, обещая свободный выход из нее «женщинам, детям, духовным лицам и иностранцам». Ответ нужно было дать до 10 часов 14 августа. Российская сторона восприняла это как ультиматум и решительно отвергла предложение японцев, посчитав, что оно «несовместимо с честью и достоинством российской армии и не соответствует нынешнему положению крепости». Из-за того что разлука с близкими могла ослабить боевой дух защитников крепости, не было дано согласия и на эвакуацию семей. Ноги назначил штурм на раннее утро 05 августа, но, так как после прошедшего проливного дождя почва стала вязкой, начало штурма пришлось отложить на день.

Штурм начался 06 августа в 4.30. Под прикрытием огня 370 орудий, установленных между бухтами Луизы и Тахэ, две пехотные бригады атаковали левый фланг российских войск — Угловую и Длинную, две другие бригады нанесли удар по расположенным в центре оборонительной линии редутам — Водопроводному и Кумирненскому. Правый фланг, особенно участок между фортами 2 и 3, куда планировалось направить основной удар, пока только обстреливался массированным артиллерийским огнем — генерал Ноги расчищал дорогу своим штурмовым колоннам. Атака на редуты Водопроводный и Кумирненский, находившиеся на поступах к северному фронту, не принесла нападавшим успеха, хотя они и заняли деревню Шуйшиин и часть окопов на восточных склонах Панлушаня. Подобная картина сложилась и на подступах к западному фронту, где атаки на Угловую (с 9 часов там находился Кондратенко) были отбиты оборонявшимися. 07 августа после ожесточенных боев отряды 1-й пехотной дивизии вытеснили русские войска с горы Угловая и хребта Панлушань. Те отошли на Высокую и отбили очередные атаки противника, вернув контратакой часть укреплений на Панлушане. Наступление японских отрядов на Дивизионную и редут Водопроводный не увенчалось успехом (более 500 убитых). Так как на восточном фронте русские позиции только обстреливались, генерал Белый, ожидая здесь очередного наступления противника, ограничил ведение огня своими батареями, чтобы не обнаруживать их позиций и сберечь боеприпасы. Броненосцы и канонерка «Бобр» стреляли перекидным огнем. Ночью с 07-го на 08 августа после известия о японском десанте, высаженном на Лаотешане с китайских джонок, туда был послан отряд капитана второго ранга Елисеева (эскадренные миноносцы «Выносливый», «Властный», «Бойкий», «Сильный», «Разящий», «Скорый»).

Общий штурм начался 08 августа в 4.00 одновременными атаками на Кумирненский редут (2-я пехотная бригада 1-й пехотной дивизии), форт 2 и редуты 1, 2 (6-я пехотная бригада 9-й пехотной дивизии), а также на находившийся между фортом 2 и батареей «В» так называемый бастион Куропаткина (22-я пехотная бригада 11-й пехотной дивизии). Несмотря на то что атаки возобновлялись несколько раз в течение дня, а укрепления русских были сильно разрушены в результате обстрела, нападение удалось отбить. Критическая ситуация сложилась на бастионе Куропаткина, временно занятом неприятелем. Оборонявшие его солдаты под командованием сержанта Литасова (все офицеры были убиты в бою) при поддержке команды батареи Большого Орлиного Гнезда выбили противника оттуда. Четыре роты были направлены на атакуемый участок между фортами № 2 и 3, а три резервных пополнили ряды защитников Китайской стенки.

С кораблей и портовых складов командованию крепости передали 120 орудий калибра 37–152 мм вместе с расчетами для усиления крепостной артиллерии. Поскольку на западном фронте японское наступление ограничилось только неудачными атаками резервной 1-й пехотной бригады на горы Длинная и Мертвая Голова, Смирнов и Кондратенко «расшифровали» направление главного удара. Ночью с западного фронта на восточный была переброшена часть войск, которая пополнила поредевшие в боях отряды. Одновременно был издан приказ: полевой суд угрожал каждому, кто допустит «хотя бы малейший отход с занимаемых позиций». Ноги, хотя и не знал, что русским уже известны его намерения, тоже пополнил свои силы на восточном фронте, перебросив сюда резервную 4-ю пехотную бригаду. Поэтому 09 августа он начал бой, нанеся дезориентирующий удар резервной 1-й пехотной бригадой по горам Длинная, Дивизионная и Мертвая Голова в расчете, что противник именно сюда направит подкрепления. Эти атаки с легкостью отразили две роты кадрового состава флота под командованием капитана второго ранга Циммермана. Как бы в качестве издевательского подарка противнику была оставлена гора Мертвая Голова; не имевшая никакого стратегического значения. Вместо резерва (помощь его планировалась) моряков поддержал огнем шести морских орудий калибра 152 мм ближайший к ним форт № 5.

Решающие бои шли на восточном фронте. После безуспешной ночной атаки 22-го пехотного полка (22-я пехотная бригада из 11-й пехотной дивизии) на батарею «В» и форт 3, которую русские солдаты отразили в штыковом бою, в 9 часов утра, после четырехчасового обстрела, 6-я и 22-я пехотные бригады при поддержке резервной 4-й бригады нанесли удар по редутам 1, 2 и полевым укреплениям между фортами 2 и 3. Кондратенко поддержал оборонявшихся подошедшими ротами морского экипажа; артиллерийскую поддержку обеспечили броненосец "Севастополь" и кресер "Баян". Некоторые объекты переходили из рук в руки по нескольку раз (например, редут 1 – 4 раза). В двенадцатом часу ночи около 10 тысяч неприятельских пехотинцев начали атаку. Они были освещены прожекторами и накрыты огнем противоштурмовых батарей. Ослепленных светом прожекторов японцев дружно атаковали с нескольких сторон русские батальоны, но атака была отражена с большими потерями для штурмующих. Потери быстро росли, что вызвало кризис в боевых действиях обоих противников. После полудня генерал Ноги приказал прервать атаки на оба редута для реорганизации своих сил и подхода подкреплений. В свою очередь генерал Горбатовский, который принял командование восточным и западным фронтами, около 14 часов дня вывел из разрушенных редутов их гарнизоны за Китайскую стенку и потребовал подхода резерва. Он опасался, что противник, неустанно обстреливавший редуты артиллерией, может, уничтожив их защитников, ворваться в город именно здесь. Однако прибытие подкреплений задерживалось из-за протеста генерала Фока, командовавшего резервными силами крепости, который считал, что Горбатовский может оборонять редут собственными силами. Приказ Ноги о прекращении штурма тоже был передан с опозданием. Поэтому когда командиры атакующих 7-го и 35-го пехотных полков (6-я пехотная бригада из 9-й японской пехотной дивизии) обнаружили, что русские покинули редуты, они заняли их практически без боя и, таким образом, вклинились в русскую оборону между фортами 2 и 3, но не смогли ее прорвать, так как в руках оборонявшихся оставалась Китайская стенка.

Очередной штурм начался в 23.30. На этот раз генерал Ноги решил ударить с занятых редутов 1 и 2 по Китайской стенке, прорвать оборону, захватить батареи (Заредутную, Большого Орлиного гнезда и Скалистого хребта) и выйти в тыл форта 3. Отсюда уже было легко пройти маршем вдоль долины Лунхэ к не обороняемому Новому городу или после взятия слабых укреплений цитадели («центрального заграждения») захватить Старый город (с его военной инфраструктурой) и военный порт. Предвидя такую возможность, Кондратенко сосредоточил на отрезке между фортами 2 и 3 резерв из трех с половиной батальонов, а также заменил ослабленные боями роты сборным батальоном из десантных рот с канонерок, "Севастополя" и "Баяна". Несмотря на это, штурм застал русские отряды врасплох, так как начался внезапно, без артиллерийской подготовки. У редутов 1 и 2 еще продолжались саперные работы у поврежденной в последних боях Китайской стенки; саперов прикрывала стрелковая рота, которая тоже ожидала смены. Внезапно в темноте появились три батальона 7-го японского пехотного полка и пошли в штыковую атаку, одновременно с расстояния 50–70 м засыпая русских солдат ручными гранатами. Все произошло молниеносно. Стрелковая рота и саперы были разбиты, а штурмовые колонны, прорвавшись через стенку, атаковали батарею Заредутная и, почти выбив оттуда ее защитников, вышли в тылы форта 3, который перешел к круговой обороне. В свете внезапно вспыхнувших ракет через пролом сюда стали проникать очередные штурмовые колонны (6-я, 10-я и 18-я пехотные бригады, а также 4-я резервная пехотная бригада). В течение часа в долине между батареями Заредутная и Большого Орлиного Гнезда оказалось около 10 000 солдат из 7-го, 12-го, 35-го, 36-го и 43-го пехотных полков (видимо, сюда был послан и 9-й резервный пехотный полк), натиск которых с трудом сдерживали морская десантная рота и две русские стрелковые роты при поддержке ближайших батарей. Открыла ураганный огонь и японская артиллерия, усилив общее замешательство. К счастью для оборонявшихся, на батарее Малого Орлиного Гнезда находились генералы Кондратенко и Белый, которые быстро прекратили панику и подготовили контрудар. Пока Кондратенко стягивал в район прорыва все имеющиеся силы (от Фока из общих резервов крепости он получил только две роты), Белый реорганизовал систему ведения огня крепостной артиллерией, направляя часть орудий для обстрела флангов и тылов этого района. После 0.30 японская пехота, сосредоточившаяся в проломе, была внезапно ослеплена светом прожекторов с расстояния 300–400 м, а затем разбита массированным огнем станковых пулеметов и орудий (в основном батареи «В»). Следом по японцам ударили русские резервы, в том числе морские роты, которые в штыковом бою отбросили их за Китайскую стенку. В темноте дело дошло до братоубийственной перестрелки: отходившие в панике через разрушенные редуты 1 и 2 отряды были обстреляны своими же резервами, которые приняли их за атакующих русских.

Один из участников осады Порт-Артура, офицер японской императорской армии Т. Сакураи, о событиях той штурмовой ночи он писал: «Капитан Иошинага приказ своим не отступать ни на шаг. И тут началась настоящая свалка: ружья, штыки, кулаки – все было пущено в ход; обе стороны дрались неистово. К несчастью, капитан Иошинага, стоявший впереди на бруствере, был ранен и свалился. Заменивший его капитан Окуба был убит – и так другой, третий, и так не только офицеры, но и солдаты были перебиты почти все… В каждом углублении, в каждом углу или извилине оврага лежали кучи раненых и мертвых… Это была дорога смерти". В ту ночь японские солдаты из 8-го резервного полка не выполнили приказ своего командира и не пошли в атаку. Несмотря на угрозы и стрельбу по непокорным, солдаты отказывались повиноваться своим офицерам. Тогда генерал-полковник Ноги приказал окружить взбунтовавшийся полк надежными частями и «поддержать его». Под угрозой расстрела пехотинцы пошли в наступление. На другой день оставшихся в живых отвели в тыл для расправы, и зачинщиков солдатского бунта расстреляли. 8-й резервный полк был расформирован как воинская часть, а его остатки пошли на доукомплектование армейских пехотных полков.

В этой ситуации генерал во второй половине дня приказал прервать штурм и закрепиться на занятых позициях (гора Угловая, редуты 1, 2, Панлушань), так как понял, что потерпел поражение. Порт-Артур нельзя было взять «с марша», без подготовки, без проведения инженерно-осадных работ, без сильной осадной артиллерии, а это означало, что осада города продлится еще, самое малое, несколько недель. Осадная 3-я японская армия в ходе первого штурма Порт-Артура оказалась по сути дела разбитой, утратив треть своих войск, потеряв около 15 тысяч человек. За пять дней штурма некоторые пехотные полки 3-й армии фактически перестали существовать как боевые единицы. В 7-м пехотном полку из 2500 человек осталось в строю 6 офицеров и 208 солдат, в 35-м полку – всего 240 человек. 6-я бригада перед штурмом насчитывала в своих рядах 5 тысяч штыков, после штурмовых дней в ней осталось 400 человек. Тяжелые потери не только обескровили армию Ноги, но и подломили ее волю.

11 августа для охраны тралящего каравана на внешний рейд Порт-Артура отправились "Бодрый", "Безупречный", "Быстрый", "Разящий" и "Расторопный". Примерно в 18 ч 00 мин "Разящий" наткнулся на мину, от сильнейшего взрыва корабль разломился пополам. Носовая часть затонула через полми¬нуты, кормовая же чуть позже встала вертикаль¬но и ушла в воду с вращающимися винтами. В попытке оказать помощь "Быстрый" также подорвался на мине, и спустя полчаса затонул.

Капитан 1 ранга Вирен произведен в контр-адмиралы особым императорским указом и назначен начальником морских сил в Порт-Артуре. Командиром "Баяна" назначен капитан 2 ранга Иванов 3-й.

20 августа истребитель "Скорый" выставил 14 мин, на путях движения японских блокадных дозоров.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Второй штурм крепости

Начиная с 12 августа японские саперы приступили к рытью траншей, которые давали возможность штурмующим безопасно подойти к русским оборонительным сооружениям. Первая линия проходила напротив участка, соединявшего форты 2 и 3, на расстоянии 500–1000 метров от укреплений. От нее вели ходы сообщения к редутам 1 и 2. С этих ходов планировалось прорыть минные коридоры для закладки подземных мин под прикрывавшие полукапониры 2 и 3.

Начиналась опасная для защитников крепости «минная война». Скалистый грунт ограничивал темп работ до 10 метров в день. К началу сентября она получила подкрепление в 15 тысяч человек. Из резерва верховного командования прибыли две роты саперов, армия Ноги из полевой начала преаращаться в осадную. Для доставки необходимого для ведения минной войны снаряжения и материалов, вдоль старой горной дороги Дайрен — Порт-Артур была проложена полевая железная дорога, чтобы протянуть отсюда до самых позиций узкоколейку для подвоза людей, боеприпасов и снаряжения. Артиллерийские батареи были связаны телефонным сообщением с наблюдательными пунктами, штабами дивизий и армии. Началась подготовка бетонных позиций для установки тяжелых осадных гаубиц калибра 280 мм, первый транспорт с которыми прибыл в Дайрен 13 сентября. Соединенный флот передал 2 орудия калибра 152 мм и 12 — калибра 47 мм. Темные ночи, частые туманы и дожди хорошо скрывали ход инженерных работ противника. К началу сентября 1904 года вражеские траншеи находились уже в ста шагах от Кумирненского и Водопроводного редутов и в четыреста шагах от форта № II.

Осажденные тоже не теряли времени даром – велись активные работы по восстановлению разрушенных при штурме оборонительных сооружений и усилению крепостной артиллерии. Были заделаны бреши в Китайской стенке и полевых укреплениях, улучшена защита от осколков и пуль на позициях (стальные козырьки, мешки с песком), обустроены новые укрепленные батареи, сделаны проволочные заграждения, сооружены «волчьи ямы», установлены фугасы. Также были начаты инженерные работы у второй линии обороны, проходившей в тылу главной позиции между узлом обороны № 3 и батареей «Б». С оставшихся кораблей на берег передали некоторое количество орудий калибра 47, 75, 120 и 152 мм.Запас снарядов также пополнился до 251 428 штук. Это позволило создать шесть новых позиционных батарей, а также увеличить число орудий на других батареях. Генерал Белый осуществил реструктуризацию управления артиллерией, назначив для каждого фронта обороны на суше начальника артиллерии, что улучшило организацию управления огнем и способствовало более результативной борьбе с артиллерией противника.

Из-за ограниченного числа орудий для навесной стрельбы, необходимой при отражении штурма, в мастерских крепости приступили к выпуску мортир и метательных аппаратов собственного изобретения. Часть из них составляли снятые с корабельных паровых катеров торпедные аппараты калибра 225 мм, стрелявшие торпедами укороченной длины (без приводных двигателей), весом 75 кг. Кроме того, использовались гладкоствольные медные китайские гаубицы XIX века, у которых укорачивали ствол, затем размещали их под большим углом на деревянных подставках (стреляли снарядами весом 8 кг). Эти гаубицы стреляли также и осветительными гранатами. Так называемые порт-артурские метательные минные аппараты (изобретение старшего лейтенанта Власьева) изготовляли из стволов орудий калибра 47 мм, установленных на колесных лафетах или подставках. Они стреляли железными снарядами весом 6 кг, имевшими форму усеченного конуса, в головной части которого монтировался запальный стакан со взрывателем, а к нижней части крепился стержень со стабилизатором. Широкое распространение получило также изготовление ручных гранат по проекту лейтенанта Николая Подгурского. При их производстве использовались гильзы от снарядов калибра 47 мм и 37 мм, к которым после наполнения пироксилином или порохом присоединяли бикфордов шнур.

Вскоре в мастерских ежедневно стали делать до 300 штук таких гранат. Чтобы каким-то образом восполнить нехватку автоматического оружия, капитан 26-го пехотного полка, поляк Игнатий Шметилло, сконструировал так называемый порт-артурский пулемет. Используя созданный значительный запас винтовок Манлихера, Шметилло устанавливал их на специальном станке (по пять и более) наподобие «гармошек смерти» в XVII веке. Винтовки были снабжены механизмом одновременного открытия огня и перезарядки, благодаря чему один боец мог стрелять залповым огнем из нескольких винтовок.

Проводимые японцами саперные работы вызвали беспокойство Кондратенко, и он приказал тоже рыть противоминные коридоры и траншеи на подступах к Китайской стенке, чтобы сдерживать на этом направлении движение противника и вести непрерывную разведку подступов. С 24 августа начались ночные вылазки добровольцев. Поначалу в силу своей неожиданности они были достаточно эффективными (уничтожение отдельных участков траншей), позже из-за активизации действий японских саперов русские стали нести потери. В результате недальновидный Стессель запретил проведение вылазок.

13 августа был издан специальный приказ по войскам на Дальнем Востоке, из которого для защитников Порт-Артура наиболее значимым было (кроме отмены телесных наказаний) засчитывание каждого месяца пребывания в осажденной крепости за год военной службы (с 14 мая до конца осады). Повышены в чине и награждены были многие, особенно высший командный состав. Стессель был произведен в генерал-адъютанты императора (с месячным жалованьем 2500 рублей золотом) и получил орден Св. Георгия третьей степени. Капитан первого ранга Дабич, командир «России», и полковник Семенов, командир 26-го пехотного полка, стали флигель-адъютантами (личными) царя, контрадмирал Йессен был зачислен в царскую свиту. Кондратенко — Св. Владимира третьей степени, а Смирнов и Белый — орденом Св. Станислава первой степени. Награждения стали поводом для праздничного молебна «за царя и отечество». От имени награжденных генерал Стессель послал телеграмму, в которой обещал царю удвоить усилия при обороне крепости.

31 августа, ко¬мандуя двумя катерами, лейтенант Непенин атаковал и взял на абордаж большой минный катер флагманс¬кого японского броненосца "Микаса", вышед¬шего ночью к Порт-Артуру для проведения мин¬ной постановки. Катер был захвачен и приведен в Порт-Артур. "Катер можно исправить и при¬способить для траления и нужд порта", — док¬ладывал по этому поводу в Царское село главнокомандующий А.Е. Алексеев.

5 сентября японская КЛ "Хей-иен" подорвалась на мине к западу от острова Айрон и затонула. В Порт-Артуре было проведено совещание, в котором участвовали старшие морские и сухопутные начальники. Виреном был изложен приказ наместника о прорыве в ближайшее время из Порт-Артура, следующими силами: "БАЯН", "СМОЛЕНСК", "АНГАРА", "АМУР" и 6 истребителей. Особым отрядом назначен командовать контр-адмирал Вирен. В числе обсужденных вопросов была рассмотрена возможность о вывозе на борту крейсеров-лайнеров женщин, детей, раненых и больных из осажденной крепости. Так же Вирен и Иванов обратились к Стесселю и Белому с просьбой оказать содействие и передать флоту несколько 152мм орудий с приморского фронта крепости, для вооружения крейсеров, так как японцы использовали свои корабли только для блокадного дозора, не предпринимая попыток по обстрелу крепости с моря. После детального обсуждения командование крепости согласилось на передачу орудий флоту. К этому моменту "Баян" уже передал все свои 75мм орудия на "Смоленск" и "Ангару". Учитывая что готовность "Севастополя" была низка, и учитывая его ходовые характеристики было принято решение "Севастополь" оставить в порту, и выходить на прорыв по готовности. Дополнительным фактором, влиявшим на решение ускорить подготовку кораблей, стали практически ежедневные обстрелы крепости из осадных орудий. Командованием кораблей особого отряда рассматривалось пять вариантов прорыва - уход на юг, прорыв через Корейский, Сангарский, Лаперузов, а также в обход Сахалина в Николаевск. Прорыв на юг рассматривался только в качестве резервного.

Генерал Ноги после получения одкреплений решил начать новый штурм. На этот раз он намеревался прорваться в глубь обороны русских через выдвинутые позиции северного и западного фронтов, которые, как сообщала японская разведка, были слабо защищены. На северном фронте для атаки был выбраны отстоящие от японских параллелей всего на 40–70 м редуты Водопроводный и Кумирненский, их захват давал возможность выйти в тыл основных укреплений восточного фронта. Здесь удар был направлен на горы Длинная и Высокая (203 м над уровнем моря), господствовавшие над Новым городом и внутренними бассейнами порта. Захват этих гор, особенно Высокой, позволил бы корректировать огонь осадных батарей, в частности огонь по стоявшим тут русским кораблям.

Таким образом, второй штурм сводился к ударам по двум удаленным друг от друга на 4–5 км по прямой линии районам обороны; огонь артиллерии был направлен на укрепления восточного фронта. На Водопроводный редут наступала 9-я дивизия японцев, Кумирненский редут и обе горы атаковала 1-я дивизия, усиленная 1-й резервной бригадой. Пехоту поддерживали огнем дивизионная артиллерия, батареи осадной артиллерии и группа морской артиллерии капитана Курой. На правом фланге огонь вели корабли отряда «Сайен».

На обоих фронтах российские войска по крайней мере в три раза слабее японских, к тому же они были рассредоточены узким кордоном на спешно возведенных полевых позициях.

Во время рейдерства между Ляотешанем и островами Мяотао в ночь со 2 на 3 сен¬тября «Расторопный» захватил и привел на буксире в Порт-Артур японскую трехмачто¬вую парусную шхуну «Сумийочи Мару». На борту судна находилось восемь японцев. Контр-Адмирал Вирен отдал команду на проведение ежедневного траления фарватера силами портовых средств и миноносцев. 3 сентября в море выходили КЛ «Гиляк», миноносцы «Бодрый», «Безупречный» для обстрела позиций противника. Миноносец «Скорый» выставил 14 мин, на путях движения японских блокадных дозоров.

Второй штурм Порт-Артура начался 6 сентября. Японская артиллерия произвела массированный обстрел позиций Восточного и позднее Северного фронтов, главным образом Водопроводного и Кумирненского редутов, по которым сосредоточенный огонь вели 40 осадных и 84 других орудий. В 8:30 (время японское) семь батарей капитана второго ранга Курой (2 орудия калибра 152 мм, 8–120 мм и 10–76 мм) начали обстреливать позиции восточного фронта, чтобы отвлечь внимание защитников крепости от направления главного удара. После этого батареи Курой перенесли часть огня на редуты Водопроводный и Кумирненский, вдобавок к бомбардировке русских укреплений присоединились японские осадные батареи и дивизионная полевая артиллерия. Артиллерийский огонь продолжался 6 часов. В районе Водопроводного редута упало до тысячи снарядов, превративших его в груду камней и исковерканных деревянных балок; были разбиты две противоштурмовые пушки и пулемет, прервана телефонная связь, гарнизон понес значительные потери. На их огонь отвечали батареи «Б», Заредутная, Малого Орлиного Гнезда и форта № 3.

Тем временем около трех батальонов японской пехоты с 4 полевыми пушками и 24 пулеметами сосредоточилось в близлежащих оврагах для атаки на редут. Мощный огневой налет не позволил защитникам Водопроводного редута помешать подготовке вражеской атаки на ближайших подступах к нему.

В 18.00 вражеский артиллерийский огонь прекратился. На Водопроводный редут, обороняемый тремя взводами (три других взвода с правой стороны занимали окопы, соединявшие этот редут со строившимся редутом Скалистым; с левой стороны в окопах, идущих к Кумирненскому редуту, находились пять взводов и отряд добровольцев), за шесть часов упало более 1000 снарядов, при этом горные орудия стреляли с расстояния 60–70 м. Во время обстрела были уничтожены почти все земляные укрепления, разбиты 2 орудия и станковый пулемет, прервана телефонная связь, а гарнизон редута уменьшился до 100 человек. В 17.30 при поддержке 2 орудий и 24 станковых пулеметов редут атаковали три пехотных батальона.

В атаку пошла пехота японцев, забрасывая обороняющихся ручными бомбочками. Штурмующих встретил интенсивный огонь остававшихся в строю после бомбардировки сотен солдат во главе с поручиком Длусским – большая часть сибирских стрелков из 11-й роты 26-го Восточно-Сибирского полка погибла при обстреле и после того как был уничтожен второй станковый пулемет, штурмовые колонны все же прорвались в глубь редута. Тогда 30 уцелевших защитников редута во главе с сержантом Бирюковым после яростного штыкового боя оттеснили неприятеля назад. На Водопроводный редут были присланы подкрепления (4 стрелковые роты и рота пограничных стражников) под командованием подполковника Бутусова. Русские солдаты несколько раз поднимались в контратаки, чтобы отбросить японцев, которые упорно пытались обойти разрушенное укрепление с флангов. Командир 9-й японской пехотной дивизии продолжал наращивать усилия штурмующих Водопроводный редут батальонов, вводя в бой все новые и новые резервы. К утру у русских осталось мало гранат и патронов. В распоряжении Бутусова были только 11 человек. Исходя из этой ситуации и в связи с ожесточенными боями за редут Кумирненский, горы Длинная и Высокая 07 сентября в 5.00 Кондратенко приказал Бутусову оставить Водопроводный редут, который вскоре вместе с соседним Скалистым редутом был занят 9-й японской пехотной дивизией.

После этого штурмующий неприятель сосредоточил свои усилия на взятии соседнего Кумирненского редута. Его яростная бомбардировка продолжалась в течение двух часов. И к 7 часам утра укрепление превратилось в груду развалин, а из его гарнизона в живых осталось около 60 человек во главе с поручиками Дуниным и Окуневым. С левой стороны в окопах, тянувшихся до реки Лунхэ, находились еще полторы стрелковые роты и два отряда добровольцев. По ним нанесли удар с запада батальоны 1-й японской пехотной дивизии, которые до 3.30 20 сентября пять раз поднимались в атаку, но всякий раз не имели успеха. Тогда японцы подвергли редут трехчасовому обстрелу, после чего в наступление пошли два батальона их пехоты. Они нанесли удары с фронта и с флангов. Так как для помощи им уже не хватало резервов (их перебрасывали на западный фронт), около 10 часов утра Кондратенко приказал горстке защитников покинуть редут, который в 11.50 был занят японцами.

Водопроводный и Кумирненский редуты были полевыми укреплениями и играли роль передовых в системе крепостной обороны. Охваченные противником с трех сторон и атакованные силами целой пехотной бригады при поддержки огня 128 орудий, они не могли быть удержаны без больших потерь. Поэтому генерал-майор Р. И. Кондратенко не посчитал в данном случае их дальнейшее удержание необходимым, поскольку они выполнили свое предназначение еще в ходе первого штурма Порт-Артура. Взятие их обошлось японцам потерями более чем 1500 человек. Теперь главные усилия русского гарнизона сосредотачивались для борьбы на главном оборонительном поясе крепости.

Одновременно с боем за Водопроводный и Кумирненский редуты начался бой за горы Длинная и Высокая. Особенно жестокие схватки разгорелись у последней высоты. Гора Высокая несколько выдавалась из линии крепостных укреплений и была самой высокой в этой части окрестностей Порт-Артура. В свое время крепостное командование не оценило должным образом ее тактического значения. К строительству полевых укреплений приступили здесь только в мае и то после настойчивых требований генерала Кондратенко. Каменистый грунт сильно затруднял саперные работы. В сентябре высоту опоясывало две линии окопов без бруствера с проволочными заграждениями. Обороняли гору три стрелковые роты сибиряков и рота моряков Квантунского экипажа с 4 пулеметами и 7 орудиями, которые стояли на вершине Высокой на открытой позиции и выглядели хорошей мишенью для вражеских батарей. Редут на высоте выстроен не был. 1-я японская пехотная дивизия атаковала позиции русских штурмовыми колоннами по трем направлениям: на Кумирненский редут, к горе Длинная, в направлении горы Высокая. На Длинной оборону держали пять стрелковых рот, морская рота кадрового состава флота и отряд добровольцев. Они занимали полосу траншей, поддерживаемые огнем 2 орудий калибра 152 мм, 7 малокалиберных орудий и 2 станковых пулеметов.

После общей артподготовки, огонь по гг. высокая и Длинная вели 60 полевых, 30 тяжелых осадных орудий, 8 скорострельных пушек, поддержанных 5 дальнобойными морскими батареями, находившимися на Волчьих горах. Во время обстрела были повреждены одно орудие и оба станковых пулемета, 06 сентября в 17.30 Длинная была атакована штурмовой колонной из четырех батальонов. В 18.45 японцы заняли часть окопов. После яростной контратаки русские отряды отбили утраченные позиции и уже не ушли с них во время очередной атаки (около 22 часов вечера). Штурмующие залегли в 70–80 метрах от окопов. Ночью японцы пытались небольшими группами проникнуть в глубь обороны русских, но были остановлены огнем винтовок и гранатами. 07 сентября с 5 часов утра гора Длинная в течение получаса интенсивно обстреливалась осадной артиллерией, после чего начался очередной штурм, отбитый благодаря присланной Кондратенко стрелковой роте. В 15 часов японские батареи с гор Мертвая Голова и Седловая начали бить по Длинной перекрестным огнем, их поддерживали 5 батарей Курой. Захват этой высоты штурмующими стал возможен во многом благодаря тому, что японцы, установив полевые пушки на высотах Седловая и «Мертвая Голова», стали простреливать русские окопы продольным прицельным огнем. Ураган снарядов уничтожил почти все полевые укрепления и вызвал большие потери в рядах оборонявшихся. В 16 часов японская пехота вновь начала штурм. Разгорелся яростный бой: в ход пошли гранаты, штыки и приклады. Так как противник занял правый фланг, прорвался на вершину горы, а среди защитников было много убитых и раненых (в ротах осталось по 10–12 человек), Кондратенко, концентрируя всю оборону на Высокой, приказал гарнизону на Длинной покинуть свои позиции и отойти к горе Плоская. Последние защитники горы – 46 моряков во главе с подпоручиком Седльницким отступили в укрепления соседней Плоской горы.

Иначе шли бои за Высокую, которую штурмовал 2-й полк той же японской дивизии. Иным было и значение этой горы. На ней были несколько блиндажей и две линии окопов, перед которыми находились проволочные заграждения. Гарнизон ее составляли три стрелковые роты и шесть рот кадрового состава флота с 4 станковыми пулеметами; на вершине были установлены 2 артиллерийских батареи (2 орудия калибра 152 мм, 2 полевых орудия калибра 76 мм и 3 малокалиберных). Обороной горы руководил капитан Стенпневский. 06 сентября после артиллерийского обстрела, во время которого были уничтожены 3 блиндажа, орудие и станковый пулемет, около 18.00 Высокую атаковали четыре батальона 1-й японской пехотной дивизии. Штурм начался, через полчаса после атаки на Длинную, из долины между двумя горами. Атакующие дошли только до заграждений перед первой линией окопов и залегли, а ночью отступили на исходные позиции, оставив небольшие группы солдат для устройства проходов в проволочных заграждениях.

В 9 часов штурм прекратился. Попытка японцев взойти на вершину была пресечена штыковым ударом русских. Столь же безуспешно закончились и другие попытки. Под вечер 9 сентября генерал-полковник Ноги, лично руководивший штурмом, приказал сосредоточить в мертвом пространстве на склоне горы свой резерв силами около 3 батальонов пехоты. Так он начал готовиться к новому приступу. Однако сосредоточение вражеской пехоты на горном склоне было вовремя замечено защитниками Высокой. Но и новая массированная атака, в ходе которой вражеская пехота наступала сплошными цепями, была отбита. Японцы обрушили на Высокую шквал огня, к полудню к обстрелу присоединились две канонерки из отряда «Сайен» капитана второго ранга Тадзимы (в Голубиную бухту они пришли по просьбе командира 1-й пехотной дивизии). Но потом обстрел Высокой вел только «Акаги», так как Тадзима на «Сайен» отправился на поиски пропавшей канонерки «Хайен». Высокая словно утонула в клубах дыма и пыли. Стенпневский запросил подкрепления. На форт 4 (рядом с командным пунктом западного фронта) прибыл Кондратенко, вместе с ним — три резервные роты с двумя метательными аппаратами торпед конструкции лейтенанта Подгурского.

В это время командир 1-й японской пехотной дивизии генерал Мацумура, вдохновленный взятием Длинной, начал в 19.00 штурмовать Высокую. Сомкнутая колонна резервных отрядов 1-й пехотной бригады (около 2000 человек), во главе которой находились офицеры с обнаженными саблями, под флагами с красным солнцем двинулась к склону горы; в свете заходящего солнца штыки поблескивали красным цветом. Колонну шрапнельным огнем тотчас обстреляла русская артиллерия, а лейтенант Подгурский выпустил в середину колонны торпеду калибра 225 мм, нарушив почти полностью ее сомкнутый строй. Однако, несмотря на значительные потери, Мацумура атаковал вторично, и около 2 часов ночи 9 сентября его отрядам удалось прорваться через первую линию окопов русских. Во время следующей атаки (6.30) была прорвана вторая линия обороны и захвачен один из полуразрушенных блиндажей. Но на этом возможности наступавших были исчерпаны: они потеряли всех офицеров, огнем артиллерии были отрезаны от своих тылов и лишены поддержки. Вскоре японские солдаты были выбиты за первую линию окопов и почти полностью уничтожены ручными гранатами. Удержалась лишь небольшая их группа, закрепившаяся в захваченном блиндаже у подножия горы. Мацумура вновь обстрелял гору ураганным огнем осадной артиллерии, которая находилась и на занятой японцами Длинной. Кроме того, к обстрелу присоединились канонерки «Акаги» и «Сайен». Контрадмирал Хосоя, командир 7-го дивизиона, выделил их 1-й пехотной дивизии вместе с миноносцами «37» и «45» для прикрытия При обстреле разбито было еще одно орудие калибра 152 мм при значительных потерях в рядах обороняющихся. В ротах оставалось по 19–37 человек, гарнизон на горе уменьшился до 150 человек, но, несмотря на это, русским удалось отразить очередную атаку.

Вечером под прикрытием дыма от взрывов произвел замены в гарнизоне и эвакуировал раненых. Новым командиром гарнизона стал штабс-капитан Сычев. Следующая атака нападавших была успешно отражена. Генерал покинул гору только поздно вечером, проследив за подвозом гранат, боеприпасов и мешков с песком на шанцы. Сычеву выделили еще одно орудие и 2 станковых пулемета. Около полудня 22 сентября Кондратенко донесли, что на подходах к Высокой (в мертвом пространстве для орудий оборонявшихся и крепостной артиллерии) Мацумура собирает новую штурмовую колонну (самое малое, три пехотных батальона), по всей видимости, для вечерней атаки. Кондратенко снял с Лаотешаня взвод полевых орудий калибра 76 мм и под командованием штабс-капитана Ясенского перебросил его в район узла обороны № 5. Около 17 часов вечера взвод скорострельных пушек под командованием штабс-капитана Ясенского, замаскировав орудия под фургоны с сеном, незамеченный противником, выехал на открытую позицию и с дистанции около 4 километров внезапно открыл шквальный шрапнельный огонь по вражеским резервным батальонам, скучившимся на небольшом клочке мертвого пространства. В течение первых 5 минут русские артиллеристы выпустили 51 снаряд. Все они попали в скопление японской пехоты. Ее уничтожение довершил огонь соседних фортов и крепостных батарей. Английский офицер Б.В. Норригаард, бывший на русско-японской войне в качестве заинтересованного иностранного военного наблюдателя, в связи с этим боевым эпизодом в своей книге «Великая осада. Порт-Артур и его падение» не без восторга писал: «Наиболее блестящий образчик артиллерийского искусства, какой я когда-либо видел, дала русская батарея 09 сентября. От картечи этой батареи не ушел ни один солдат из наступавшего отряда». Дело довершили крепостные батареи, стрелявшие по разбежавшимся ротам и взводам. Мацумура, у которого больше не осталось резервов, отказался от проведения еще одного штурма в этот день. Таким образом, на Высокой японцам удалось закрепиться только в полуразрушенном блиндаже у ее вершины. Оттуда они были выбиты на рассвете 23 сентября лейтенантом Подгурским, который с двумя матросами подполз к разбитому блиндажу и забросал его пироксилиновыми петардами. Убегавших японских солдат уничтожил гарнизон Высокой. Из-за значительных потерь, полученных в боях за Высокую (5000–6000 убитых и раненых, в том числе командир 1-й пехотной бригады генерал Яммато; всего на Высокой, Длинной, Водопроводном и Кумирненском редутах японцы потеряли около 7500 человек), генерал Ноги прервал на рассвете 10 сентября второй штурм крепости. Хотя он и захватил три из четырех намеченных объектов атаки, его войска не смогли прорваться к линии главных укреплений Порт-Артура. Однако от Водопроводного и Кумирненского редутов он мог провести линию траншей к форту 3 и узлу обороны № 3, а с Длинной японская артиллерия могла обстреливать видимую часть внутреннего бассейна (район входа в порт и к западу от полуострова Тигровый Хвост). В тот же день там был возведен морской наблюдательный пункт, командиру которого, капитану третьего ранга Ивамуре из штаба адмирала Того, были непосредственно подчинены батареи орудий калибра 152 мм и 2 батареи орудий калибра 120 мм из группы артиллерии Курой. Потери российской стороны составили 256 человек убитыми и 947 ранеными.

В порт-артурском дневнике военного инженера капитана М.И. Ли-лье есть запись, в которой автор рассказывает о том, как шли бои за гору Высокую: «После страшного обстреливания японцы в течение двух суток вели беспрерывный штурм. Некоторые из них были одеты в какие-то фантастические доспехи и костюмы. Все атаки отличались удивительной храбростью и упорством. Как я узнал впоследствии, в этом штурме принимали участие лучшие фамилии самураев и масса волонтеров. Все это были люди, которые слишком громко и открыто высказывали свое недовольство медлительностью действий японской армии, осаждающей Порт-Артур. На это Микадо им весьма остроумно предложил принять самим лично «активное» участие в осаде Порт-Артура, вместо того чтобы кричать и выражать свое неудовольствие. Вот этим-то недовольным и досталось, главным образом, от наших солдатиков при штурме Высокой горы. Немногие из них вернулись домой, и число крикунов в Японии сильно уменьшилось… Не худо было бы, чтобы и наше правительство имело в виду этот остроумный способ избежать критики. После отчаянных усилий и громадных потерь японцам удалось наконец занять несколько полуразрушенных блиндажей в наших верхних окопах. Они сумели ловко ими воспользоваться и сильно в них укрепиться. Эту-то горсть японских храбрецов, решивших дорого продать свою жизнь, мы и не могли, несмотря на все усилия, выбить из окопов в течение почти двух суток. Японцы поставили в блиндажах несколько, кажется, четыре пулемета и расстреливали каждого, кто рисковал высунуться из-за гребня горы. Выбить их оттуда удалось только благодаря изобретательности лейтенанта Подгурского, прибывшего как раз в это время на позиции. Сначала лейтенант Подгурский хотел скатить к занятым японцами блиндажам гостинец в виде мины с 16 пудами пироксилина, но потом, опасаясь, что мина может задержаться на склоне горы и своим взрывом причинить много вреда и нашим людям, он с несколькими солдатиками начал бросать прямо из-за гребня горы в японские блиндажи небольшие ящики с пироксилином. Несколько из них попали удачно в цель и, разорвавшись, совершенно разрушили блиндаж. Японские герои, так дорого продававшие нам свою жизнь и стоившие нам больших потерь, были погребены под его развалинами. Теперь надо было кому-нибудь решиться войти первым в разрушенный блиндаж. На этот подвиг вызвался рядовой 11-й роты 27-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Дмитрий Труфанов. Без ружья, с одними ручными гранатами, этот выдающийся герой смело бросился вперед и первый взошел в бывшие японские блиндажи. Вместе с ним одним из первых в блиндаж вошел 27-го Восточно-Сибирского стрелкового полка штабс-капитан Краморенко. Имена рядового Труфанова, штабс-капитана Краморенко и лейтенанта Подгурского должны стоять в первых рядах в списке героев и защитников Высокой горы. Впоследствии рядовой Труфанов был награжден Георгием и произведен в унтер-офицеры.

Уцелевшие японцы кинулись в бегство. Одни из них были расстреляны, а другие, пораженные нашими ручными пироксилиновыми гранатами, горели, как факелы, и умирали в страшных мучениях.

Потери наши в некоторых ротах были громадны. Так, например, в 1-й роте 28-го полка в строю осталось 40 человек, да и из них половина были легко ранены и не пожелали идти в госпиталь.

Самые большие потери понес опять геройский и многострадальный 5-й Восточно-Сибирский стрелковый полк… полковника Третьякова…»

Японцы установили на вершине горы Длинной наблюдательный артиллерийский пост, который стал корректировать огонь тяжелых осадных орудий по внутренней гавани Порт-Артура: с высоты была видна большая часть гавани и расположение в ней кораблей эскадры. 14 сентября японцы начали обстрел Старого города и укреплений из 11" мортир. Частично пострадали форт №3 и №2, отдельные снаряды попали также и в расположение батарей "Б" и "Заредутной", расчеты которых понесли потери. Всего генерал Ноги получил 18 таких гаубиц, еще 12 были установлены на бетонных огневых позициях в Волчьих горах до 26 октября, а очередные 6 были потоплены в результате действия отряда ВОК. Русская крепостная артиллерия вела ответный огонь по площадям из 280мм и 229мм мортир.

18 сентября японцы сумели взять штурмом г. Сигнальную. Однако уже через двое суток русские сумели выбить японцев. "Бобр", "Безупречный", "Бодрый", "Сердитый", "Скорый" периодические обстреливают вражеские позиции.

К 16 сентября особый отряд готов к прорыву. Корабли приведены в двухчасовую готовность к выходу. Начали прием на борт эвакуируемых женщин и детей, а также раненых и больных.

На истребителях сняты бортовые 47мм орудия, запасные торпеды и другое имущество. С "Баяна" выгружены торпеды, проведены мероприятия по противоосколочной защите орудий установленных на верхней палубе. Так как согласно приказа Скрыдлова, Вирену было отдано приказание о вывозе во Владивосток группы Питерских рабочих судоремонтников руководимых Кутейниковым, и не считая возможным задействовать для этого ВКР, Вирен принял решения принять их на борт "Баяна", с возможностью использования на переходе в качестве машинистов и кочегаров. ВКР приняли дополнительный запас угля с целью обеспечения загрузки угля в море.

Пятидневное ожидание плохой погоды закончилась. Установилась пасмурная погода. Видимость составляла 10-15 каб. В 10 часов 21 сентября стало ясно, что туман не расходится. Вирен поднявшийся на борт "Баяна" отдал команду "С богом". В 10.30 КЛ "Отважный" и "Гиляк" пропустив тральный караван, двинулись к выходу из бухты. В 11.20 шедший последним "Властный", вышел на внешний рейд. Корабли следовали малым ходом за канонерскими лодками. В 13.00 Вирен отпустил тральщики и отдал команду увеличить ход до 12, а затем до 14 узлов. Задействовать станции беспроволочного телеграфа, было категорически запрещено. В тоже время на "Баяне" слышали переговоры японцев. Как оказалось уже после войны. В 15.00 отряд Вирена разошелся с третьим боевым отрядом. К счастью в условиях плохой видимости противники друг друга не увидели. (Минимальная дистанция сближения составляла приблизительно 30-40 каб.) Иначе, по крайней мере, для вспомогательных крейсеров это однозначно закончилось бы гибелью, и в целом привело бы провалу попытки прорваться из осажденной крепости. В 15.10 КЛ "Гиляк" подорвалась на мине, но так как повреждения оказались не фатальны, "Отважный" отбуксировал поврежденный корабль в Порт-Артур. Видимость стала улучшаться ближе к вечеру. Корабли следовали на юг. Прорыв удался. Долгая блокадная служба сильно измотала японцев. И до того момента как Русские не появились в Циндао. Японцы не имели представления о том, что русские прорвались из осажденной крепости. А заходить пришлось по крайней необходимости, из-за большего количества раненных и больных на борту кораблей. До трех часов ночи корабли шли на юг, потом повернули на юго-запад.

В Порт-Артуре активно идет ремонт "Севастополя". Эссен практически самовольно начал разоружение "Гиляка", с него была снята артиллерия и боезапас и смонтирована на "Севастополе".

26 сентября Кондратенко издал приказ № 35. Используя запасы флота, недостаток свежего мяса и витаминов компенсировали консервами и сушеными фруктами, а порция хлеба увеличивалась за счет сухарей. Кроме того, береговые единицы флота имели собственные хозяйства. Саперы 3-й японской армии усилили темп инженерных работ, подведя апроши и параллели к укреплениям восточного фронта. Эти работы выдали замысел Ноги: атаковать позиции русских по всей протяженности восточного фронта — от узла обороны № 3 до батареи "Б". Обстрелы города и укреплений из мортир и батарей Курои не приводили к должному эффекту. Ответный обстрел перекидным огнем вел "Севастополь" и тяжелые орудия русских мортирных батарей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Третий штурм

К середине октября, когда генерал-полковник Ноги получил категорический приказ взять Порт-Артур, численность его армии увеличилась до 60 тысячи человек пехоты и имела четыре сотни осадных и полевых орудий. Командующий осадной армией, реально исходя из обстановки, вознамерился захватить к дню рождения императора хотя бы форты Восточного фронта крепости.

С утра 13 октября началась усиленная трехдневная бомбардировка укреплений Восточного фронта, одновременно обстреливался город и гавань. Никогда ранее русская крепость не несла столь больших потерь и разрушений от огня неприятельской артиллерии. В дневнике военного инженера подполковника С.А. Рашевского о третьем штурме Порт-Артура в те дни было записано:

«Особенно сильно обстреливался форт 2, одним из выстрелов станок канонирской пушки, стоявшей у переднего фаса форта, переброшен через весь форт, к горжевой казарме, другой попал в верхнюю часть бетонной арки входных ворот форта № 2, разбил ее, разорвался внутри уничтожил три пулемета и минный аппарат. Два снаряда попали в казарму, один пробил бетонный свод…»

Защитники Порт-Артура с началом третьего штурма крепости могли выставить на передовую не более 15 тысяч человек. Во многих ротах сибирских стрелков в строю оставалось менее 50 бойцов. Начальник сухопутного фронта генерал-майор Р.И. Кондратенко все время находился на линии крепостных укреплений, руководил восстановительными работами и требовал от командиров всех степеней полной готовности к отражению вражеской атаки.

В последний день артиллерийской подготовки японские батареи выпустили по крепости свыше 20 тысяч снарядов, из них 1800 самого крупного калибра – 11-дюймовых. Кроме того, было выпущено несколько тысяч шрапнельных снарядов для поражения живой силы противника. Только после того, как русские укрепления получили сильные разрушения, генерал-полковник Ноги в 12 часов дня отдал приказ начать генеральный штурм. Главный удар наносился по форту № III. Крепость, молчавшая с самого утра, встретила штурмующую японскую пехоту, которая шла вперед в пяти колоннах (еще две находились в резерве), ружейными залпами и предельно интенсивным огнем из всех исправных орудий. Из внутренней гавани Порт-Артура била крупнокалиберная артиллерия Севастополя. Но на этот раз японцы настолько близко подвели свои траншеи к русским укреплениям, что вскоре во многих местах начался яростный рукопашный бой.

15 октября в 9.00 части 3-й армии генерала М.Ноги начали 3-й штурм крепости, одновременно атаковав северные и восточные укрепления русских. При отражении японских атак русскими войсками впервые использован в боевых условиях миномет конструкции Л.Гобято. И снова японская пехота тесными колоннами прорывалась сквозь огонь артиллерии, пулеметов и ручных гранат. И снова, неся громадные потери, она отступала. На следующий день повторилась та же бойня. В штурме со стороны Японцев участвовали отряды 1-й пехотной дивизии с включенной в ее состав резервной 1-й бригады, а также 9-я и 11-я пехотные дивизии, поддержанные своей артиллерией (полк полевой артиллерии, два полка горной артиллерии). Было сформировано семь штурмовых колонн, Одна колонна (1-я пехотная дивизия) должна была нанести удар по узлу обороны № 3 и далее по Лаперовской батарее, две колонны (9-я пехотная дивизия) наступали на форт 3 и полукапонир 2 и развивали наступление до батареи Большого Орлиного Гнезда; три колонны (11-я дивизия пехоты) атаковали форт 2, батарею Большого Орлиного Гнезда, бастион Куропаткина, далее наступали на батарею Малого Орлиного Гнезда и батарею "Б", продвигаясь к Залитерной батарее; одна колонна оставалась в резерве. Независимо от них действия на флангах прикрывали отряды 11-й пехотной дивизии (наступали на узел обороны № 2 и батарею "А") и 1-й пехотной дивизии (атаковали тянувшиеся от Панлушаня укрепления северного фронта). В общей сложности в наступлении участвовали около 25 тысяч человек, поддерживаемых огнем 400 орудий и мортир. По состоянию на 9 октября русские укрепления защищали 15000 человек; еще 1500 находились в общем резерве, в районе предполагаемого наступления русские имели порядка 7500 чел, в резерве фронта 10 стрелковых рот. На первой части фронта (ею командовал командир 28-го стрелкового полка, подполковник Науменко) находились батарея «Б», бастион Куропаткина и форт 2; на второй части (командир 13-го стрелкового полка подполковник Гандурин) — форт 3, батареи Большого и Малого Орлиного Гнезда, узел обороны № 3 и полукапонир 2. Штурмуемые объекты защищали, таким образом, тридцать стрелковых рот, морская рота и отряд добровольцев (из них лишь пять рот находились на первом участке фронта), в резерве фронта насчитывалось десять рот.

Японская пехота ворвалась вечером в окопы, окружавшие узел обороны № 3 и форт 3, которые смогла затем удержать, несмотря на контратаки. На следующий день особенно ожесточенной бомбардировке был подвернут форт 2, в результате гарнизон форта уменьшился наполовину, были разбиты брустверы, а бетонные казематы пробиты во многих местах. Однако именно здесь русские солдаты добились значительного успеха, уничтожив доходившую до бруствера форта японскую минную галерею. Взрыв оказался слишком сильным и повредил тыльную стену капонира, через отверстие в которой ночью с 15-го на 16 октября ворвалась внутрь форта японская пехота. В темноте разгорелся отчаянный бой, в ход пошли гранаты, штыки, кирки и лопаты, в результате противник был выбит из форта, а пролом заделали мешками с песком. Когда на рассвете японцы попытались снова занять капонир, приведя в действие рядом с ним взрывное устройство, бдительные защитники форта пресекли эту попытку. 16 октября, под прикрытием артиллерийского огня пехотинцы 9-й дивизии смогли выкопать и занять траншею у подошвы бруствера форта №3, и выбить их оттуда во время предпринятой ночью русскими солдатами контратаки не удалось.

17 октября защитники крепости продолжали ликвидировать повреждения, полученные во время вчерашнего обстрела. В 7 часов утра осадная артиллерия начала огневую подготовку, к ней присоединилась дивизионная артиллерия, обстреливавшая отдельные объекты атаки. В этот день осадные орудия выпустили свыше 20 тысяч снарядов (в том числе 1800 — калибра 280 мм), а полевые орудия — несколько тысяч шрапнельных зарядов. На огонь противника отвечали русская крепостная артиллерия и орудия "Севастополя". Когда в 13.00 канонада достигла апогея, на штурм бросилась пехота. Ее колонны почти одновременно нанесли удар по выбранным объектам. Оборонявшиеся отвечали огнем орудий, станковых пулеметов и винтовок; разгорелись ожесточенные бои. Штурмовая колонна 1-й японской пехотной дивизии, занимавшая окопы перед узлом обороны № 3, пыталась прорваться через внешний, но попала под огонь, который велся из казематов эскарпов и контрэскарпов и была вынуждена отступить. Повторная атака закончилась отходом поредевших рот под огнем орудий ближайшего форта 3. Его гарнизон также успешно отразил атаки колонны 9-й пехотной дивизии японцев, которая тщетно пыталась преодолеть внутренний ров (ширина 14 м); защитники форта вели ожесточенный огонь, а штурмовые лестницы оказались слишком короткими. Часть атаковавших рот попала под огонь резерва фронта, размещенного вдоль Китайской стенки, и была вынуждена залечь, чтобы отойти только после наступления темноты. В бою гарнизон форта вышел победителем во многом благодаря личному героизму его коменданта капитана Булгакова и зауряд-прапорщика Захарова. Но подлинным героем ожесточеннейшего боя за форт № 3 стал комендор с эскадренного броненосца «Севастополь» Николай Хохулин. Он бесстрашно расстрелял в упор из пулемета «Максим» вражескую штурмующую колонну и загнал ее остатки в ров. После этого японские пехотинцы возобновлять атаку не решились.

Первоначально успех не сопутствовал левой колонне 9-й пехотной дивизии, ударившей по полукапониру 2, который защищал только отряд добровольцев, поддерживаемый огнем Заредутной батареи и батареи Большого Орлиного Гнезда. Командир колонны генерал Итинобе сумел быстро прекратить панику в своих ротах и снова пошел в атаку. На этот раз после кровавого боя капонир был взят. Казалось, что успешной будет и атака правой колонны 11-й японской пехотной дивизии на форт №2. Она уже преодолела ров на бруствере форта и подняла национальные флаги, но через несколько минут после штыкового боя была сброшена в ров. Несколько рот этой колонны попытались прорваться между укреплениями в тыл форта, но когда одна из них попала на минное поле (фугасы), остальные отступили, понеся значительные потери от огня резервных русских частей, находившихся у Китайской стенки. Не удалась и атака центральной колонны 11-й пехотной дивизии на бастион Куропаткина, гарнизон которого составлял 224 человека; их поддерживали 6 малокалиберных орудий и 2 станковых пулемета. Поддержанные резервной стрелковой ротой и батареей "Б", защитники бастиона отбросили неприятеля, хотя бои продолжались до 2 часов ночи.

Поражение ждало и левофланговую колонну, которая ударила по батарее "Б", когда шла на окопы между батареей и бастионом Куропаткина. Японские роты, обстреливаемые с флангов орудиями батареи, несли серьезные потери и залегли перед брустверами позиций, а те, которые проникли на позиции, были выбиты в штыковом бою. Тогда русские ударили по залегшей части колонны и вынудили японцев отойти со значительными потерями. Атакующие колонны поддерживала только полевая артиллерия, так как осадная прервала огонь в 15.35, чтобы не стрелять по своим отрядам. Бои, продолжавшиеся до поздней ночи, не принесли нападавшим ожидаемого успеха. Сильный бой произошел и за батарею на Курганной высоте. 3-тысячный отряд добровольцев под командованием генерал-майора Накамуры атаковал уже в сумерках, в 18 часов 30 минут, в надежде на то, что темнота поможет им внезапно ворваться на вершину горы. Но на подходе к Курганной штурмовую колонну обнаружили прожектором с Кладбищенской батареи, и сразу же русская артиллерия открыла огонь по японцам.

С самой же Курганной высоты подходившего неприятеля не видели, и сигнал тревоги прозвучал там с большим опозданием. Батарейцы стали занимать свои позиции в ту минуту, когда ликующие первые японские солдаты уже перескочили через бруствер.

В ходе рукопашной схватки батарейцам все-таки удалось сделать несколько выстрелов в атакующих в упор, но под натиском превосходящих численно японцев русские артиллеристы стали отступать с Курганной высоты. Положение исправила подоспевшая на выручку рота моряков Квантунского экипажа, которая в дружной штыковой атаке отбросила штурмующих за бруствер укрепления. Однако нападавшие далеко не бежали, а залегли на склонах высоты.

На следующий день генерал Ноги пытался захватить только форт №2, почти разбитый снарядами калибра 280 мм, так как через него он надеялся проникнуть внутрь укреплений крепости. В 17.00 форт был атакован штурмовой колонной 11-й японской пехотной дивизии, которая через пролом прорвалась в глубь форта. Несмотря на то, что число нападавших увеличилось за счет прибывшей через час еще одной штурмовой колонны, защитники форта сражались отчаянно и после полуночи 20 октября вместе с резервными ротами выбили японцев. Третий штурм не принес успеха командующему 3-й японской армией, который уже вечером 21 октября отказался от дальнейших атак, довольствуясь захватом полукапонира №2. Потери японцев составили, по меньшей мере 5000 убитых и раненых, потери российской стороны убитыми и ранеными составили более 2000 чел. В двадцати пяти госпиталях находились более 4000 больных и раненых.

31 октября, стоявшие на внешнем рейде под батареей № 9 "Стройный" (командир — лейтенант В.Кузьмин-Караваев 1-й) и "Сильный" (лейтенант Г.О.Гадд) начали сниматься с якоря, когда под машинным отделением первого миноносца раздался мощный взрыв. "Стройный" стал быстро погру¬жаться, его экипаж перебрался, на сосед¬ний "Сильный". Однако едва первый ми¬ноносец скрылся под водой, как прогре¬мел второй взрыв — на сей раз у борта "Сильного". Миноносец был полностью выведен из строя, и в условиях осады восстановлению не подлежал. Экипаж направили на укомплектование морской роты.

"Расторопный" успеш¬но разошелся с японскими миноносцами и утром 3 ноября прибыл в Чифу. Передав пакеты рус¬скому консулу, П.М.Плен, не надеясь на защиту китайских властей, приказал унич¬тожить корабль. Около 19.00 на "Растороп¬ном" открыли кингстоны и одновременно в разных местах взорвали пять пироксилиновых патронов. Миноносец, получив сра¬зу пять пробоин, затонул.

После провала последней попытки деблокады Порт-Артура генерал Куропаткин обратился к морскому командованию с требованием изыскать возможность доставки в блокированную крепость подкреплений, продуктов и боезапасов. Во Владивостоке было проведено совещание, на котором присутствовали адмиралы Скрыдлов, Безобразов, Вирен, Матусевич, Иенсен и командиры кораблей. Первым выводом, который сделало совещание, была невозможность рисковать крупными кораблями в районе порт-Артура, что автоматически делало операцию невозможной. Но затем Щенснович предложил использовать для операции вспомогательные крейсера "Волга", "Нева", "Лена", "Ангара", "Рион", стоявшие во Владивостоке без действий после приказа Николая о запрете крейсерской войны. Когда командир "Ретвизана" изложил суть предложения. Оно было воспринято на "ура". По предложению Щенсновича командованию крепости предлагалось отправить сообщение о необходимости тщательного траления фарватера с момента получения сообщения и необходимости постоянного дежурства на станции безпроволочного телеграфа установленной на Золотой Горе. Тем временем, вспомогательные крейсера разделенные на два отряда проводили, прорыв через Сангарский и Лаперузов проливы и встретившись, затем в точке с условенными координатами шли далее в составе эскадры в желтое море. Прибыв в район Порт-Артура, выходили на связь с крепостью, затем под прикрытием "Севастополя" и миноносцев по протраленному фарватеру заходили в бухту. Выход в море предполагалось провести немедленно по завершению погрузки и пополнения запасов угля. После этого крейсера, имели приказ вернутся во Владивосток. Для обеспечения действий особой эскадры предполагалось провести в период до выхода несколько выходов крейсеров и эсминцев к побережью о.Хоккайдо и Корейскому побережью. Кроме этого предполагалось в кратчайший срок приготовить к бою все тяжелые корабли, которые возможно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Четвертый штурм.

Закончившийся поражением японцев третий штурм крепости принес Кондратенко в качестве признания его заслуг представление к чину генерала-лейтенанта и орден Св. Георгия третьей степени, одновременно тем же орденом и орденом Св. Анны третьей степени был награжден генерал Фок. Оба отдавали себе отчет в необычайно трудном положении крепости, однако действовали, исходя из этого, совершенно по-разному. В то время как Кондратенко незамедлительно занялся сооружением инженерных укреплений на второй и третьей линиях обороны и выпуском новых средств вооружения, Фок приступил к моральному разоружению защитников крепости. 3 ноября он в письменной форме попытался оценить оперативное положение Порт-Артура и в качестве служебной записки послал свое произведение генералам и штабам отдельных фронтов. После описания общей ситуации он делился своими «философскими» размышлениями по поводу оборонительных возможностей любой крепости. Сравнивая осажденную крепость (подразумевался Порт-Артур) с «организмом, пораженным гангреной, который рано или поздно должен умереть», он призывал, чтобы «каждый ее комендант рассматривал эту возможность уже с первого дня осады, как делает это врач, вызванный к безнадежному больному». Так как завуалированные намеки Фока нашли позитивный отклик у части офицеров, Кондратенко направил письменный протест Стесселю, добиваясь ограничения «литературной» деятельности его советника. Однако Стессель не оправдал ожиданий генерала. Более того, в середине ноября он решил прервать работы на второй и третьей линиях обороны, мотивируя это необходимостью усиленно укреплять, первую линию, готовить зимние квартиры для войск и населения (начались снегопады), а также дать отдых измученным солдатам, которых на первой линии оставалось все меньше.

Несмотря на растущие бытовые трудности и наступившие осенние холода, защитники крепости вели активную минную войну, крепостная артиллерия обстреливала батареи и живую силу неприятеля, при этом каждое орудие имело заранее обозначенную цель. Японские траншеи уже находились так близко, что противников отделяли друг от друга только рвы или брустверы. 1-го и 2-го ноября были взорваны две контрмины в секторе обороны форта 2 и при этом уничтожены обе японские галереи. Однако взрыв второй мины обнажил тыльную стену капонира и вход в контрминную галерею, что дало возможность японским саперам незаметно проникнуть в нее и, закрепившись, устроить переход через ров. Строительство контрминной галереи от узла обороны № 3 было прервано, когда оказалось, что японцы уже подготовили свою галерею для взрыва (взорвали ее 4 ноября), поэтому она была засыпана землей вместе с капониром и залита цементом.

Однако японские инженерные отряды вырыли сеть траншей вокруг Высокой, которые доходили уже до окопов русских, завладели рвами фортов 2 и 3 и их контрэскарпами. Апроши, которые тянулись от редутов 1, 2 и «шанца Итинобе», находились уже в 100 метрах от Китайской стенки и в 15 м от стрелковых окопов батареи «Б». 20 ноября возникла критическая ситуация после взрыва японской мины в галерее под бруствером форта 2 — пехота противника заняла ведущие огонь вдоль линии фронта батареи и капониры, оттеснив оборонявшихся в глубь построек. Только атака 4-го морского батальона лейтенанта Хмелева, проведенная тремя днями позже, оттеснила противника с захваченных бастионов. Для охраны работавших саперов в 3-й армии были созданы специальные охранные подразделения. Кроме того, использовались небольшие дрессированные собаки, которые лаем предупреждали о присутствии противника. 20–23 октябюря многие осадные батареи были подтянуты линии фронта для стрельбы напрямую, в том числе 8 батарей морской артиллерии Курой (2 батареи калибра 152 мм, 3 батареи калибра 120 мм и 3 батареи калибра 76 мм — в общей сложности 4 орудия калибра 152 мм, 6–120 мм, 13–76 мм). В отличие от японской, русская артиллерия уже открывала огонь редко, особенно не хватало снарядов калибра 152 мм. Неразорвавшиеся японские снаряды калибра 280 мм собирали, к ним делали другую гильзу и использовали для своих мортир этого калибра. Но, несмотря на все эти трудности, орудия батарей «Б», Заредутной и Малого Орлиного Гнезда сумели уничтожить 17 ноября японские апроши, подтянутые к брустверу форта 3 и Китайской стенке.

В начале ноября японская пехота заняла ведущие огонь вдоль линии фронта батареи и капониры форта №2, оттеснив оборонявшихся в глубь построек. Целью штурма, как и прежде, были главные фортификационные укрепления восточного фронта: узел обороны № 3, форты №3 и №2, бастион Куропаткина и батарея "Б". Для удара по этим объектам были предназначены 1-я, 9-я и 11-я пехотные дивизии, а также полк резервной бригады, поддерживаемые дивизионной артиллерией; почти все они в полном составе были сконцентрированы в районе деревни Шуйшиин. В штурме должны были участвовать 50 000 человек. Силы атакующих превышали силы оборонявшихся почти в три раза, так как перед пятым штурмом на позициях русских находились 14500 солдат, из них на укреплениях восточного фронта 5000, В резерве фронта были 500 солдат и отдельная морская рота, в резерве крепости 1500 чел. из состава береговых единиц флота, "канцелярских" рот, инженерных войск.

12 ноября начался 4-й штурм крепости. В полдень начался штурм оставшейся части форта №2, к концу дня, несмотря на, сопротивление русских, форт был полностью взят, при отступлении русские взорвали ряд мин, превратив форт в развалины. Отступавшие войска закрепились на части китайской стенки. Яростные бои разгорелись и на батарее "Б", атакованной ротами 22-й бригады 11-й пехотной дивизии. Сначала солдаты взяли с марша внешние окопы батареи, но из-за огня со стороны узла обороны №3 и Китайской стенки, а также из-за ожесточенного сопротивления гарнизона были вынуждены отступить. Во время повторной атаки японцам удалось ворваться на батарею, где начался рукопашный бой. Когда ситуация стала критической, уведомленный об этом Кондратенко в 15 часов направил в район батареи из резерва фронта стрелковую роту, которые гранатами отрезали нападавших от подмоги, а затем уничтожили в штыковом бою. При этом обе стороны понесли значительные потери, а 22-я японская пехотная бригада была вынуждена прервать наступление и вернуться на исходные позиции. Так как основные силы 11-й пехотной дивизии были задействованы для атаки на форт 2 и батарею "Б", не удалась и атака на бастион Куропаткина. Штурмовые колонны 9-й пехотной дивизии атаковали в 12 часов дня и форт 3. попытка была отбита, как и вторая атака в 14 часов, в помощь защитника была прислана рота из резерва. Во главе атакующих в 14 часов со знаменем в руках встал сам генерал Цутия. Сам Цутия был тяжело ранен (его заменил командир 10-й пехотной бригады генерал Яманака). Часть штурмующих, пыталась взять батарею Заредутную и Большое Орлиное Гнездо.

Бои прекратились к вечеру, около 17 часов, не принеся 9-й пехотной дивизии ощутимого успеха. Потери защитников форта были велики, и им в помощь Кондратенко отправил еще одну роту из резерва, в резерве оставалось 3 роты. Командир 9-й японской пехотной дивизии в 22.00 отдал приказ о новом штурме, при этом обе колонны были усилены ротами 26-го полка 7-й пехотной дивизии. Правая колонна, отошедшая от форта 3, должна была нанести удар по полукапониру 3, а левая, выйдя ей навстречу, — по Заредутной батарее. Однако и эта атака принесла, нападавшим, только потери. Штурмовые колонны были вынуждены отойти на исходные позиции. Безуспешным было и наступление 1-й японской пехотной дивизии на узел обороны № 3. Первая атака, начавшаяся в 12.00 из занятых ранее внешних окопов, позволила нападавшим ворваться на внутренние земляные валы, однако они были выбиты оттуда гранатами и винтовочным огнем из соседних шанцев. Хотя колонна и была усилена резервными ротами, из-за значительных потерь она уже не смогла захватить земляные валы. Новая атака, начавшаяся в 16.30, принесла японцам кратковременный успех. Некоторые из них через земляные валы прорвались во двор форта, но уже через полчаса были уничтожены. Остатки колонны, в которой погибли все офицеры, и которая подверглась массированному обстрелу из винтовок и станковых пулеметов из форта 3 и с Китайской стенки, отошли вечером на исходные позиции. Командир 1-й пехотной дивизии мог рассчитывать теперь только на отдельную штурмовую колонну, поэтому он приказал ей ночью нанести удар по расположенной правее узла обороны № 3 Курганной батарее. В 21 час отряд Накамуры начал штурм батареи Курганной, русские, не имея подкреплений, отступили, Кондратенко посылает 3 последних роты из резерва для штурма Курганной, в темноте русские смогли незаметно приблизится к батарее и выбить оттуда японцев. сам Накамура был тяжело ранен. Этой ночной атакой завершился первый этап четвертого штурма крепости. За один день штурма японцы потеряли 4500 человек убитыми и ранеными русские потери составили 1500 человек.

На следующий день генерал Ноги направил на штурм Высокой четыре полка 1-й пехотной дивизии, которые были усилены 38-м пехотным резервным полком 4-й резервной пехотной бригады и двумя батальонами резервной бригады (в сумме приблизительно 14 000 солдат). Таким образом, атакующие имели пятикратное превосходство. 14 ноября в 9.00 началась артиллерийская подготовка к штурму. Высокую и Плоскую обстреливали 4 гаубицы калибра 280 мм, 3 батареи полевых гаубиц калибра 120 мм, 3 батареи тяжелых мортир калибра 150 мм и вся полевая артиллерия 1-й японской пехотной дивизии. Однако этот штурм не застал Кондратенко врасплох, так как еще раньше наблюдательные пункты сообщили о передвижении войск японцев в районе Голубиной бухты. Кондратенко послал на западный фронт резервные роты, около 300 человек, состоявших из выздоравливавших раненых, канцеляристов, возниц. Штурмовые колонны 1-й японской пехотной дивизии одновременно двинулись к обеим горам в 17.00, выйдя из параллели, атакующие оказались на открытых склонах гор, под огнем оборонявшихся и под боковым обстрелом. Ценой больших потерь некоторым японским ротам удалось преодолеть полосу заграждений и ворваться в нижнюю полосу окопов, но они вскоре были выбиты оттуда. Вечером русские солдаты провели ряд контратак, отбросив около полуночи нападавших на исходные позиции. Ночью были ликвидированы повреждения, пополнены запасы боеприпасов, усилены гарнизоны обеих гор.

14 ноября в 8 часов утра две штурмовые колонны атаковали Высокую и Плоскую. Несмотря на поддержку взвода полевой артиллерии из Голубиной бухты, комендант Высокой — капитан Стенпневский — был вынужден просить о помощи. Полковник Третьяков направил ему роту с Дивизионной, но это мало помогло. Противник после двух атак занял окопы вокруг редутов на вершине, а поздним вечером захватил редут на правой вершине и часть редутов на левой. Кондратенко, прибывший на место, потребовал от Стесселя ввести в бой резервы крепости, но тот отделался напыщенной телеграммой, в которой Третьякову предлагалось "защищать Высокую как Баязет". Тогда генерал стянул к Высокой пять наскоро собранных нестроевых рот, роту 5-го стрелкового полка для проведения ночной контратаки, в результате которой противник был выбит с занятых позиций. Успехом оборонявшихся, закончились и бои за Плоскую. Около 16.00 японские колонны преодолели линию окопов и еще раз прорвались на оба редута. Третьяков со своим немногочисленным резервом, бросился в контратаку. Одновременно завязал штыковой бой новый комендант Высокой (Стенпневский погиб) — капитан Белозеров, вставший во главе группы оборонявшихся. После яростной рукопашной, в которой полегла половина контратакующих, а Белозеров тяжело ранен, противник был вынужден отойти. Потери 1-й пехотной дивизии были столь значительными, что генерал Ноги вывел ее в тыл и ввел в бой 17 ноября резервную бригаду. Кондратенко также усилил гарнизон Высокой четырьмя ротами выздоравливавших раненых. Он приказал накормить солдат сверх нормы кониной, чтобы у тех хватило сил для боя. В 6 часов утра началась атака японской пехоты, и через три часа ею был занят редут на левом фланге, к 15 часам Кондратенко принял решение оставить Высокую, так как уже не являлась ключевой позицией, в связи с отсутствием флота и отходу на главную линию обороны западного фронта. Туда же в течение ночи отошли отряды, защищавшие Плоскую, Дивизионную, Фальшивую и Панлушань. Попытки японцев с ходу взять форт №4 и укр. №4 были отбиты. В боях за Высокую и Плоскую японцы потеряли 9000-10000 человек убитыми и ранеными, русские — около 3000. Итогом штурма стало: захват форта 2, гор Высокая, Плоская, Дивизионная и линия траншей вплотную подошла к укр. №4 форту №4. Линия восточного фронта лежала: Форт №3 – укр. №3 - большое орлиное гнездо - китайская стенка за фортом №2, линия западного: форт. №5-укр. №4 – форт №4.

Броненосец "Севастополь", КЛ "Отважный", минный крейсер "Гайдамак" и миноносцы ввиду падения г.Высокой, откуда открывался вид на бухту, вышли на внешний рейд и перешли в б.Белого Волка. В целях противодействия возможных атак японских торпедных кораблей, портовый бон отбуксирован к месту стоянки русских кораблей. Подорвалась и затонула на минах в б.Тахэ КЛ "Сайен".

21 ноября японская осадная артиллерия, корректируемая с высоты "203", начала бомбардировку порта и немногих кораблей русского флота, находящихся в гавани. Канонерская лодка "Бобр", из-за аварии машин неуспевшая уйти из гавани, потоплена осадной артиллерией. С канонерки сняли все уцелевшие орудия, из матросов сформировали морскую роту (судьба этой роты оказалась трагичной – оставшиеся без патронов, в последние часы перед падением крепости, горстка матросов во главе с кавторангом Шельтингом пошла в свою последнюю штыковую).

В 22 часа крейсера Вирена находились на удалении 50 миль от осажденной крепости. Была предпринята попытка связаться с Порт-Артуром. На связь вышла станция установленная на Золотой Горе. Вирен потребовал выход "Севастополя" с легкими силами навстречу. До рассвета Вирен принял решения оставатся на ходу на почтительном удалении от крепости. В 2 часа ночи Эссен, получил от Лощинского команду, готовится к выходу на встречу кораблям Вирена. "Севастополь" поднял пары к 4 часам утра. В 6 часов утра снявшись с якоря "Севастополь" в сопровождении "Отважного", "Гайдамака" и миноносцев направился по протралленому фарватеру в море. Находившиеся в 10 милях от берега первый отряд истребителей ("Сиракумо", "Касуми") обнаружил русские корабли. Но сближатся и атаковать не рискнули. Командир отряда немедленно послал "Касуми" для доклада Катаоке. В 9.30 "Рион" вступил в кильватер "Севастополю". Головным шел "Гайдамак". Перед ним на дистанции 10 кабельтов шли суда трального каравана. Отряд направился в б.Белого Волка. К 13 часам корабли стали на якорь в бухте и с помощью корабельных и портовых средств начали свозить на берег сибирских стрелков и грузы. К 16 часам осадной артиллерией потоплен крейсер 2 ранга "Забияка".

23 ноября состоялся военный совет, на котором было принято решения о продолжении обороны. Под ружье также поставили часть артиллеристов из крепостной артиллерии, заменив их выздоравливающими, слабосильными и легко раненными. Цинга еще не достигла эпидемиологических размеров, запасов продовольствия хватало еще на 3 месяца. Прибывший полк, заметно увеличил гарнизон, Кондратенко перевел вновь прибывших на восточный фронт.

24 ноября Катаока, получив информацию о сосредоточении русских кораблей на внешнем рейде, принял решение сосредоточить для удара все наличные торпедные корабли. Атака была назначена на следующий день. Того получив доклад Катаоки и оценив, то что более раннее предположение о прорыве вспомогательных крейсеров с целью действий на коммуникациях было неверным, принял решение усилить блокадные силы Катаоки. Огнем осадной артиллерии потоплен крейсер 2 ранга "Джигит". Плохие погодные условия сорвали попытку японцев атаковать русские корабли.

В течении следующих дней огнем осадной артиллерии потоплены минный крейсер "Всадник", крейсер 2 ранга "Разбойник". Пришел британский "King Arthur", выгрузивший 820 тонн муки, мясные консервы. Японцы провели первую атаку по кораблям находившимся в б.Белого Волка. В атаке участвовали 1 отряд истребителей и 1 и 3 отряды миноносцев. Атака отражена огнем русских кораблей. Японцы выпустили безрезультатно три торпеды.

Катаока принял решение бросить в бой все наличные торпедные корабли и с целью обеспечить массированность удара назначил атаку на ночь с 29 на 30 ноября. Японцы начали массированную атаку в час ночи. В атаке участвовали первый и четвертый отряд истребителей, 1-й, 2-й, 3-й, 6-й, 10-й, 11-й, 12-й, 16-й, 21-й отряды миноносцев. Русские ис¬требители располагались веером вокруг броненосца, который закрывал корпусом вспомогательные крейсера. "Стороже¬вой" и "Смелый" — освещали подходы к бухте прожекторами. По появившимся вражеским миноносцам был открыт ура¬ганный огонь, но японцы, не считаясь с по¬терями, упорно шли вперед. Миноносец № 42 получил попадание снаряда в котель¬ное отделение и потерял ход. Артиллерия "Севастополя" сосредоточила огонь по неподвижной цели, на миноносце погиб его командир лейтенант Накабори и 7 мат¬росов. К терпящему бедствие кораблю по¬дошел миноносец № 40, но, получив не¬сколько попаданий, быстро ретировался. К оставленному экипажем №42 прибли¬зился "Сердитый". Его командир лейте¬нант Дмитриев рассчитывал взять непри¬ятельский корабль на буксир, однако бе¬реговые батареи начали обстреливать русский истребитель, приняв его за вра¬жеский. Тогда "Сердитый" выстрелил тор¬педой, от взрыва миноносец № 42 сразу же затонул. В 4 часа японцы добились первого успеха, торпеда выпущенная миноносцем №44 поразила минный крейсер "Гайдамак", который затонул спустя 30 минут. Всего за ночь японцы выпустили около 30 торпед, но лишь одна из них, взорвав¬шаяся в сетях заграждения, причинила броненосцу "Севастополь" некоторые по¬вреждения. По японским данным повреждения от артиллерийского огня получили миноносцы №44, 46, 49, 56, 58, 66, "Сиротака". Миноносец №53 подорвался на мине на внешнем рейде Порт-Артура в 3.40 и затонул.

Ничтожный результат атак на русские корабли в б.Белого Волка привел Катаоку к мысли провести комбинированную атаку силами имеемых в наличии миноносцев и истребителей, а так же минных катеров. Что потребовало дополнительное время на организацию атаки. Ночью японские истребители провели постановки минных банок на внешнем рейде. На видимость базы подошли корабли Дэвы ("Якумо", "Асама", "Читосе", "Такасаго", "Касаги", "Тацута") к 10.00 и в течении семи часов маневрировал на удалении 10 миль от крепости.

30 ноября Ноги решил продолжить штурм крепости. В атаку на форт №3 пошли штурмовые колонны 11-й пехотной дивизии; одновременно форт и соседние укрепления обстреливала осадная артиллерия. К вечеру, исчерпав возможности обороны, защитники форта взорвали его и отступили на линию обороны Большое Орлиное Гнездо - Курганная. Дальнейшему развитию наступления на этом участке не давало укр.3. Обстановка в крепости продолжала ухудшатся, хотя все попытки японцев прорвать оборонительный периметр были отражены. Немалую роль сыграли недавно прибывшие подкрепления. Однако ценой больших потерь Ноги удалось захватить все предполье полосы обороны и разместить там тяжелую осадную артиллерию, которой форты крепости противостоять не могли. Усиливалась минная (подземная) война. Бои в подземных галереях становились все более ожесточенными. Постепенно начала проявляться нехватка снаряжения у русских саперов. Эссен, после доклада о полной готовности броненосца, получил разрешение прорыватся из Порт-Артура.

Был обстрелян форт №5, где взорвался склад с боеприпасами, а сам форт и гора Средняя подверглись атаке шесть дней спустя. Противник занял г.Среднюю, но дальше в этом направлении наступление не велось.

1 декабря На борту "Севастополя" собрано совещание на котором, присутствовало как представители армейского командования, так и флотского. Учитывая сложившуяся ситуацию. По мнению представителей морского командования, порт уже не мог обеспечить базирование и боевую работу легких сил флота. Ввиду этого было принято решение провести попытку вырватся всеми имеющимися силами. При этом "Севастополь" должен был сыграть ключевую роль, оттянув на себя наличные японские силы. Роль по сути близкая к самоубийственной. Но слишком велика, оказалась задержка вызванная, прежде всего тем, что крейсера пришлось разгружать на внешнем рейде, с использованием портовых и корабельных плавстредств. К прорыву готовились все наличные силы: броненосец "Севастополь", вспомогательные крейсера "Рион", "Ангара", "Лена", канонерская лодка "Отважный", истребители "Бойкий", "Безупречный", "Бодрый", "Бравый", "Сердитый", "Скорый", "Статный", "Смелый", "Сторожевой". Все корабли были стянуты в б.Белого Волка. Согласно плана прорыва, предполагалось провести корабли за тральщиками форсировать минные заграждения, затем крейсера дав полный ход, шли на прорыв, а броненосец и канонерская лодка с истребителями прикрывали отход. На вспмогательные крейсера загрузили тяжелораненых и больных.

В сумерках на кораблях сыграли боевую тревогу. Орудия были заряжены, расчеты заняли свои места. Видимость составляла 5-6 миль. Дул северо-восточный ветер шла крупная зыбь. Периодически видимость снижалась до 1-2 миль из-за снежных зарядов. Смеркались. За предыдущий день корабли изменили дислокацию. Истребители были развернуты веером и периодчески задействовали прожектора. С японской стороны понесшей потери 2-мя сутками ранее были брошены в бой: 1-й, 2-й, 3-й, 6-й, 10-й, 11-й, 12-й, 16-й, 21-й отряд миноносцев(№№15, 37, 39, 40, 41, 43, 47,48, 50, 51, 52, 54, 55, 57, 59, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75. Первый отряд истребителей ("Сиракумо", "Касуми") и четвертый отряд истребителей ("Харусаме", "Мурасаме", "Асагири"). Кроме этого было задействовано несколько минных катеров. Ввиду штормовых погодных условий скоординировать атаку не удалось и атакующие вышли на цель вразнобой с интервалами. Штурм начался в 2.45. По появившимся вражеским миноносцам был открыт ура¬ганный огонь, но японцы, не считаясь с по¬терями, упорно шли вперед. Миноносец №15 получил попадание снаряда в машинное отделение и потерял ход. Артиллеристы Русских кораблей сосредоточили огонь по неподвижной цели. "Бодрый", вел огонь с дстанции 5-7 кабельтов. С терпящим бедствие кораблем сблизился миноносец № 40, но, получив не¬сколько попаданий, быстро ретировался. Миноносец №15 затонул в 3.15. В 3.25 торпеда выпущенная минным катером попала в кормовую часть "Отважного". Взрывчатки оказалось слшком мало, чтобы утопить корабль. В 3.44 сблизившийся с "Отважным" №48 выпустил торпеду, которая попала в середину корпуса. Корабль получил сильные повреждения и начал тонуть. Кроме того, около 4.40 торпе¬да с миноносца №71 взорвалась в носовой части "Сторожевого"; его ко¬мандир лейтенант А.И.Непенин немед¬ленно приказал дать задний ход, и ис¬требитель успел выброситься на отмель. В 4.50 под берегом был обнаружен японский минный катер. Освещен прожектором, и потоплен артиллерийским огнем. В промежутке между 3.00 и 5.00 в сетях прикрывавших борт "Севастополя" взорвалось 3 торпеды. Корабль получил повреждения от близких разрывов, вызвавших фильтрацию воды. К счастью повреждения удалось ликвидировать силами экипажа к 11 часам дня. Всего за ночь японцы выпустили 33 торпеды. Часть из них была найдена на берегу. В 5.35 возникла перестрелка между "Марусаме" и "Бравым", получив 2 попадания "Марусаме" отвернул и скрылся в снежном заряде. По послевоенным данным в бою русские артиллеристы потопил миноносец №15 и нанесли повреждения "Марусаме", №48, 40, 67, 55, 51. Но японские потери в ту ночь отнюдь не закончились. В 5.50 шедший полным ходом "Касуми" протаранил в снежном заряде ранее поврежденный миноносец №48. Который немедленно затонул. Кроме этого при возвращении отряда Дэвы в Дальний в 19.40 крейсер "Такасаго" подорвался на мине выставленной русскими истребителями в августе и затонул спустя полтора часа.

На рассвете 2 декабря видимость улучшилась до 5-6 миль. В 10.20 батарея №15 обстреляла с предельной дистанции корабли Катаоки вынырнувшие из тумана. Спустя 10 минут Катаока скрылся пелене. С утра стоявшие под парами русские корабли двинулись на прорыв в 14.00. Первыми с тралами следовали портовые барказы с тралами. За ними шли истребители с тралами. Затем следовал "Король Артур", за ним п/х "Богатырь", Всп.Кр "Рион", "Лена", "Ангара". Замыкал колонну "Севастополь". В 14.45 п/х "Богатырь" подорвался на мине затонул спустя 10 минут. В 15.15 из-за аварии машины "Статный" запросил разрешения на возвращение. В 16.00 Вирен отпустил тральный караван и отдал команду крейсерам увеличить ход до полного. В 16.15 справа по борту на дстанции 50 каб. Обнаружен, "Чин-иен", вслед за ним из снежной пелены появились остальные крейсера Катаоки. "Севастополь" повернул влево в сторону Катаоки и увеличил ход до 11 узлов. Истребители следовали с правого борта. Бой начался в 16.25 пристрелочным залпом 152мм орудий левого борта "Севастополя". Залп лег с недолетом. Рассчитывавший по докладам своим командиров торпедных кораблей, что "Севастополь" уничтожен, или, по крайней мере, выведен из строя, Катаока был неприятно удивлен и немедленно дал команду сообщить Дэве о выходе русских в море. С пятого залпа русские пристрелялись и открыли беглый огонь. Японцы открыли ответный огонь. В 16.31 фугасный 152мм снаряд разорвался на спардеке "Чин-Иен". В 16.33 Японцы повернули все вдруг, и начали отходить. Сознавая бесперспективность погони и считая, что так он только потеряет время, Эссен вернулся на обратный курс. В 17.15 крейсера Вирена, шедшие полным ходом скрылись за горизонтом. "Король Артур" повернул в Чифу. Ход русского отряда составил 12 узлов. В 17.40 справа по корме на дистанции 5 миль обнаружены корабли Дэвы, "Якумо", "Асама", "Читосе", "Касаги". Итого 12-203мм, 12-152мм, 12-120мм с борта против 3-305мм, 6-152мм, 1-120мм "Севастополя". В 17.44 на "Севастополе" подняты боевые стеньговые флаги. "Якумо" начал пристрелку по "Севастополю". "Севастополь" ответил в 17.45. Эссен дал команду бить по головному. В 17.50 японцы легли на параллельный курс, удерживая дистанцию 40 кабельтов и ведя интенсивный артиллерийский огонь. Русские пристрелялись по "Якумо" и перешли на беглый огонь. Японцы первыми добились попадания в 17.55, после взрыва на фор-марсе, вниз посыпались обломки. Спустя две минуты после взрыва на кормовом мостике над "Якумо" поднялся столб черного дыма. Эссен отдал команду "вперед полный", курс прежний. Спустя 20 минут, когда корабль начал получать попадание за попаданием, Эссен отдал команду, право на борт. Броненосец начал описывать циркуляцию. Дистанция начала сокращатся. Корабль шел на сближение и вел беглый огонь на встречном курсе - в 18.20 добился попадания бронебойным 305мм снарядом в "Якумо". Расходясь на контракурсах и продолжая сближение "Севастополь" продолжал вести беглый огонь. Так же была вызвана из укрытий прислуга к 75мм орудиям. В 18.30 комендоры кормовой башни "Севастополя" добились попадания броненебойным 305мм снарядом в кормовую часть "Асамы". В этот момент, истребители находившиеся в этот момент в 50 каб. от японской колонны увеличив ход до полного повернули на сближение. Разминувшись с "Читозе" на дистанции 20 каб. Эссен отдал команду лево на борт. В 18.35 на "Читозе" показалось пламя над кормовой частью, вызванное несколькими попаданиями снарядов калибра 75-152. Истребители сблизившись до дистанции 15 кабельтов и встреченные интенсивным огнем отвернули на обратный курс. Тем временем "Севастополь" оказавшись с кормы японского отряда, обстреливал шедшую концевым "Читозе". Поставленный в положение убегающего Дэва повернул вправо, чтобы получить возможность вести огонь с правого борта и увеличил ход до 17 уз. Описав циркуляцию, Дэва лег на обратный курс, расходясь с "Севастополем" левым бортом. В 19.10 увеличив дистанцию до 50 каб. Дэва скрылся в пелене снежного заряда. В этот момент "Севастополь" ощутимо зарывался носом в воду и имел крен 5 градусов на левый борт. В кормовой части на жилой палубе горел пожар. Имелись многочиленные разрушения. Корабль получил не менее 35 попаданий за час боя. Методом контрзатопления корабль удалось спрямить в течении получаса, хотя осадка увеличилась. Ход составлял 10 узлов. За время боя Броненосец израсходовал 55 305мм бронебойных снарядов, 746 стальных 152мм фугасных снарядов, 144 152мм чугунных снарядов, 121 фугасный 120мм снаряд, 490 бронебойных 75мм снарядов. В бою погибло 22 человек, 37 получили ранения.

Согласно данных Пакинхема, в отношении повреждений японских кораблей досконально известно что "Якумо" и "Асама" получили по попаданию 305мм снарядами. При этом "Якумо" получил попадание в каземат среднекалиберной артиллерии. Попадание вызвало пожар и ряд взрывов. "Асама" получил попадание, в кормовую часть был пробит броневой пояс и бронепалуба. Корабль получил значительные затопления. И только близость порта избавило японцев от крайне неприятных последствий. Кроме этого "Якумо" получил 9 попаданий 152мм снарядов, "Асама" получил 3 попадания 152мм снарядов, "Касаги" получил попадание 120мм снарядом и 2 попадания 75мм снарядов, "Читозе" 4 попаданий 152мм снарядов, 3 попадания 75мм снарядов. Выход Дэвы из боя был вынужденным, из-за повреждений "Асамы". Кроме того, он рассчитывал, оправившись от повреждений вновь вступить в бой. Но ухудшение погодных условий прервало погоню и он вынужден был отправится в Дальний. Спустя час по окончании боя Эссен собрал военный совет, на котором был сделан вывод о невозможности прорыва во Владвосток ввиду полученных боевых повреждений. Поэтому еднственно представлялось возможным следовать в Циндао, чтобы попытаться прозвести ремонт достаточный для океанского перехода, или в крайнем случае, как это предписывала инструкция Скрыдлова интернировать корабли в Циндао.

В 20.00 4 декабря "Севастополь" и истребители отдали якорь на внешнем рейде Циндао. При этом состояние машин истребителей было таким, что "Бодрый" пришлось тащить на буксире последние 6 часов. Перед тем как отправится к Германскому губернатору Эссен, уже знал, что броненосец в установленный срок ввести в строй не удастся. Уж слишком велики повреждения. Уже ночью броненосец втянулся на внутренний рейд и был ошвартован у пирса. Истребители тоже были ошвартованы в порту. В Санкт-Петербург была послана телеграмма ЕИВ с отчетом о проведенном сражении и запрос о разрешении интернироватся ввиду полученных повреждений.

На следующий день получено разрешение интернироватся "Севастополю" и истребителям в Циндао. Эссен получил команду Рожественского передать командование старшему офицеру, и отобрав несколько офицеров и унтер-офицеров убыть в Санкт-Петербург. Вечером корабли Дэвы подошли к Циндао. Был послан паровой катер с офицером к германскому губернатору с визитом. В ходе пребывания в гавани японец осмотрел русские корабли и получил заверение, что русские в настоящий момент уже интернированы и скоро начнут выгружать боезапас.

6 декабря саперы 3-й японской армии взорвали несколько минных фугасов под бруствером узла обороны № 3, начался штурм укрепления, к вечеру гарнизон отошел к батарее Курганной.

В целом на 6 декабря по сводке личного состава на передовых позициях Порт-Артура находились 12 500 человек, 300 моряков в резерве коменданта, на береговых и полевых батареях около 3500 человек, в инженерных отрядах и других нелинейных отрядах свыше 1000 человек (не считая больных, раненых и выздоравливающих).

Японцы начали штурм батареи Курганной. Генерал Горбатовский, усилил гарнизон Курганной отрядом добровольцев, затем Кондратенко прислал ему 2 роты из резерва. Штурм Курганной был с трудом отбит.

11 декабря два полка 9-й японской пехотной дивизии заняли Китайскую стенку и штурмом взяли Заредутную батарею, защитники отошли к Митрофаньевской. Японцы развили наступление в сторону Большого Орлиного Гнезда, гарнизон был усилен 2 ротами 14-го полка и три штурма были отбиты. На следующий день японцы после штурма Большое Орлиное Гнездо взято. Отряды восточного фронта заняли оборону на линии: Курганная–Митрофаньевская-Малое Орлиное Гнездо-Укрепление №2. Потери японцев составили 1500 чел, русских около 600. Русские войска, на восточном фронте в основном отошли на 2-ю линию обороны, наступательный порыв японской армии иссяк. Основными узлами обороны стали: Малое Орлиное Гнездо, Курганная, Форт №5.

Японская армия выдохлась, огромные потери, большое количество раненых и больных вынудило генерала Ноги прекратить штурм и перейти к планомерной осаде – обстрел города и порта, саперные работы против укреплений и фортов.

На фронтах воцарилось затишье. Командование крепости начало эвакуацию беженцев, членов семей и тяжелораненых. Крепость имела: муки на 47 дней боев, крупы на 43 дня, сахара на 60, сухарей на 41, сухофруктов на 90 дней. Кроме того, в крепости были еще 2944 лошади, составляющих определенный резерв мяса (для них овса, ячменя и жмыха хватило бы еще на 34 дня). В крепости оставалось 410 орудий разного калибра, 207 855 снарядов, 20 пулеметов, 4 500 000 винтовочных патронов. Кондратенко убеждает Стесселя отменить запрет на рыбную ловлю, что вкупе с приходящими кораблями снимает проблему продовольственного кризиса. На заседании военного совета крепости 16 декабря, большинство офицеров высказалось за продолжение борьбы, отвергнув предложения начальника Квантунского укрепрайона генерала Стесселя и генерала Фока о капитуляции.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Четвертый штурм

Время до конца года прошло в относительном затишье, велась минная война, японцы вели обстрел города, но активных действий ни одна из сторон не принимала. Защитники крепости восстанавливали 2-ю линию обоорну, в спешном порядке заканчивали работы на 3-й линии. Бездействие Ноги крайне вызвало критику в Токио и маршала Оямы. Ояма хотел перевести 3-ю армию в Манчжурию, ибо стоящие перед японцами русские части постоянно усиливались и начали проявлять активность. Основным направлением нового штурма Ноги выбрал западный фронт, с расчётом прорвать русскую оборону и занять Новый город.

05 января после трехчасового артиллерийского обстрела 1-я дивизия в 10.00 четырьмя штурмовыми колоннами начинают атаку. Из Саншугоу одна штурмовая колонна начала атаку батареи "Д", другая пошла на штурм укрепления №5. Остальные две группы атаковали на полуразрушенный после саперной войны и артиллерийских обстрелов форт №5. В форте, под командованием подполковника Трентовиуса было 630 защитников. В 14.00 японцы сумели захватить линию траншей между укреплением №5 и батареей "Д", однако вовремя подошедшие добровольцы с редутов №3 и №1 и рота из резерва сумели отбросить японцев и заняли окопы. Атака на батарею "Д" также не увенчалась успехом. В 15.00 форт №5 был полностью занят японцами. Из защитников форта, после отчаянной рукопашной внутри форта, сумело вырваться только 15 чел., все офицеры погибли. Организованная контратака силами 3 стрелковых рот и сотни казаков из укрепления №5 и редута №3 успеха не принесли. Русские войска отошли на редут №5 и Голубиную батарею. Ночью Кондратенко прислал на редут №5 две стрелковых роты. Части между укреплением №5 и батареей "Д" также получили пополнение – морскую, и три стрелковые роты. Ночью была предпринята неудачная попытка отбить форт №5. На следующий день японцы переносят направление атаки - начинают массированную атаку на укрепления г. Рыжая, с целью прервать сообщение между 5 и 27 стрелковыми полками (Северным и Западным фронтами) и выйти к Новому городу. К обеду гора взята, но контратакой из укрепления №4, поддержаной нестроевой ротой из резерва японцы были выбиты. За ночь Кондратенко перебросил с Восточного фронта сводный батальон (3 строевые, 1 морскую роты). В 11-00 этими силами и частями с редута №5 была проведена атака форта №5. Атака увенчалась успехом, преследуя отступающих японцев русские сумели захватить прилегающие траншеи. Однако в 14-20 японцы, после сильного артиллерийского обстрела сумели выбить защитников крепости из траншей и ворвались в форт. Однако вовремя поддержаные, русские части сумели выбить японцев из форта. Несмотря на успехи русские войска понесли большие потери, за два дня боев западный фронт потерял около 1000 чел., потери японцев составили порядка 3-4 тыс. чел. Кондратенко планировал снять еще ряд частей с Восточного фронта, однако Ноги предпринял ряд атак на Заредутную и Курганную батареи.

Утром 07 января на укрепление №5 и форт №5 обрушился шквал артиллерийского огня. Через два часа обстрела сооружения форта №5 полностью разрушены. В 11 часов японцы в очередной раз пошли на штурм форта №5 и к полудню сумели вытеснить русские части к редуту №5. Одновременно. Силами 9-й дивизии начался штурм форта №4. После захвата форта японцы ввели в бой части 1-й резервной бригады, которые сумели захватить батареи "Д" и "Голубиную", редут №5. Защитники отошли к границе города и закрепились на Каменоломной. К 16-30 японские части подошли к редуту №3. Положение на участке фронта стало критическим. Между японцами и Новым городом оставался только редут №3. Японцы яростно рвались к городу, постоянно атакую редут. К шести часам вечера, на редуте №3 в живых осталось не более 300 человек. К этому времени на северном фронте японцы достигли определенного успеха - были заняты траншеи перед укреплением №4, все попытки выбить японцев оттуда не увенчались успехом. К вечеру были заняты люнеты Фугасный, Новый и г. Рыжая. Штаб 5-го полка был отведен в укрепление №4. Несмотря на значительные успехи 1-я дивизия понесла значительные потери. Всю ночь Кондратенко подтягивает резервы, включая все нестроевые роты и легкораненых. Рано утром 8-го января, начинается контратака русских по двум направлениям – части из укрепления №4 и Каменоломной атакуют г. Рыжую и редут №5. Части 27 полка из укрепления 5 и редута №3 атакуют батареи "Д" и "Голубиная". В 11 часов взята г. Рыжая, батареи Голубиная и "Д". Дальнейшее наступление русских было остановлено введением резервных частей и начавшейся атаки на форт №4. В японских частях появляется надлом, некоторые части отказываются идти в атаку.

Вечером генерал Ноги отдает приказ об окончании штурма. Линии фронта стабилизируются:

Восточный фронт: Лаперовская – Митрофаньевская – Морской Кряж – г. Отрожная – укрепление №1 – форт №1.

Западный: Укр.№5-редут №3 – бат. "Д" – редут №5 – укрепление №4.

Северный: батарея «Г» - форт №4 – батарея «В» – Шаличедза.

Потери составили: японцы 11-12 тыс. Русские убитыми - около 4500. Раненых и больных – 2 тыс.

По итогам штурма был созван военный совет. На совете Стессель ни слова не говорил о положении крепости, да истинного состояния ее и не знал. Обратившись к присутствовавшим, он предложил высказаться «что делать». Хотя Стессель не поставил вопроса прямо, сдавать крепость или продолжать оборону, офицеры поняли, что он собрал их именно для этого. По обычаю говорили сначала младшие чином. Практически все офицеры. Кроме Рейса и Фока высказались за продолжение борьбы. Японцы не сумели взять 2-ю линию обороны. Оставалясь еще 3-я. Положение с припасами не было критическим.

После неудачного штурма 3-я армия Ноги, в составе 11-й дивизии, 1-й и 4-й резервных бригад переходит в Манчжурию, где сыграет основную роль в нанесении поражения русским войскам под Мукденом. Под Порт-Артуром остаются 1-я дивизия и две резервные пехотные бригады. Активных действий до апреля 1905 г. в районе Порт-Артура не происходит. В крепость в январе и феврале приходили пароходы с припасами". Осадная армия вела "беспокоящий" обстрел города. Единственные части, ведущие активные действия были саперы, ведущие минную войну и прокладку траншей и разведчики. Заканчиваются работы по завершению 3-й линии обороны, восстанавливаются разрушенные фортификационные сооружения. Наиболее крупным успехом японских саперов стал подрыв стены форта №4.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пятый штурм

В конце марта в распоряжение 3-й армии возвращены 11-я и 9-я дивизии, 1 пополнены резервами, дополнительно Ояма передал в распоряжении Ноги 3-ю и 7-ю дивизию. Осадная артиллерия начала интенсивный артобстрел крепости.

Последний штурм начался после 2-х дневной артподготовки, атакой со всех сторон, в штурме участвует порядка 50000 японцев. Ноги планирует атаковать Порт-Артур со всех сторон, чтобы не дать гарнизону возможности оперировать резервами, что принесло неудачу во время предыдущего штурма. После артобстрела частично разрушены оборонительные сооружения на редуте №3, укреплении №4.Полностью разрушено укрепление №5, защищавшие его части вынуждены были покинуть укрепление и перейти к редуту №3.

На каждом из направлений ударов японцы имели. в среднем, 8-10 кратное превосходство над защитниками. 27 марта в 9 утра японская армия семью штурмовыми колоннами начала штурм. На Западном фронте одна колонна наступала на редут №3, вторая на укрепление №4. На севере основными объектами атаки стали – г. Кладбищенская и форт №5. На восточном фронте – ггг. Курганная, Скалистый кряж, Митрофаньевская.

В течении всего дня японцы пытаются взять штурмом высоты Митрофаньевскую, Лаперовскую, Укрепление №4, батарею «Д», но все атаки были отбиты. Атаки чередуются с сильным артиллерийским огнем. Генерал-майор Белый отдал приказ о минировании всех батарей береговой обороны, из состава артиллеристов формируются резервные роты.

После серии подрывов фугасов японцы 29 марта сумели взять Форт №4, люнет Двуугольный. Батареи «Г» и «В» сумели отразить атаку. Стоявшие в бухте Белого Волка замаскированные под берегом «Сторожевой» и «Статный» подготовлены к выходу в море. Вечером к Порт-Артуру подошла "Монголия". Оставшиеся на плаву истребители с тралами расчищают фарватер.

В 9-00 29 марта японские штурмовые группы начинают атаку: г. Митрофаньевскую и Лаперовскую, одновременно штурмовая группа атакует позиции на г. Кладбищенской. Гора Лаперовская в течении дня переходит из рук в руки, ожесточение боев достигает предела – пленных и раненых не берет ни одна сторона. Русские постоянно переходят в штыковые. В одной из атак погиб генерал Горбатовский, к 15 часам японцы наконец окончательно захватывают Лаперовскую и Митрофаньевскую, остатки защитников, а также штаб вост. фронт отступают к арсеналу и Морскому кряжу. На г. Владимирской защитникии оказались в окружении и расстреляв все патроны пошли в штыковую. Ночью к арсеналу подходят сводные роты сформированные из артиллеристов, во главе с ген. Белым. Стессель полностью потерял управление вверенными ему частями, ранен осколком. Вечером начинается погрузка раненых на "Монголию". Врачей и медсестер грузили на корабль чуть ли не силой, объясняя, что завтра их помощь уже никому не понадобится. Многие раненые, понимая что на корабль они не попадут, уходили в сторону города, где полыхало зарево и шел бой. На корабль привезли раненых Стесселя и Григоровича. В процессе погрузки проишел достаточно казусный случай, жена Стесселя - Вера Алексеевна попыталась погрузить на корабль свое имущество, как рассказывали очевидцы несколько десятков чемоданов и баулов, увидивший сие непотребство капитан Монголии, обычно спокойный и сдержаный Измаил Дмитриевич, послал генеральшу матом и приказал все баулы выкинуть за борт. Инцидент имел продолжение, когда уже в безопасной обстановке Стессель пытался призвать Костюнина-Охотского к ответу, однако морское руководство, оценив ситуацию не только проигнорировало Стесселя, но и повысило Измаила Дмитриевича в должности и дали награду.

Взять Старый город с ходу японцам не удалось. Морской кряж и части окопавшиеся около Арсенала отбивают все атаки. 11-я дивизия вымотана боями и понесла тяжелые потери. Русские, испытывая нехватку припасов подскают японцев, дают два-три залпа в упор и переходят в штыковую. Ноги переносит основной удар на северный фронт, к полудню японцы захватывают г. Кладбищенскую, однако остановлены у Кладбищенской Импани и Суворовском плаце. После непродолжительного затишья 9-я дивизия начинает новую атаку и к вчеру входит в город. Дальнейшее продвижение японцев задержано последним резервом генерала Смирнова, который лично повел солдат в штыковую, где и был ранен в живот.

Ценой огромных потерь захватываются батареи «Д» и Голубиная, идут бои на редуте №5. Кондратенко находится при штабе 27 стр.полка. Защитники Укрепления №4 отбили все атаки и контратакой в полдень выбили японцев с батарей «Г» и «Д». Редут №5 в течении дня отбивает все атаки, но к 17-00 японцы, неся большие потери, захватывают редут №3 и г. Каменоломная, и выходят к Новому городу. В 19-00 Кондратенко принимает решение о прорыве частей и штаба полка с редута №5 в Новый город. Отдан приказ о взрыве всех батарей на Ляотешане и Тигровом хвосте, а 28 стрелковому полку вместе с 27 полком прорываться в город. В 21-30 оба полка сосредотачиваются под Саншугоу и начинают прорыв в сторону Нового города. К 23 часам русские выходят в расположение русских частей, Кондратенко тяжелоранен и его в бессознательном состоянии эвакуируют на миноносец «Статный» (Генерал пришел в себя спустя неделю в германском госпитале в Циндао). Одновременно начались подрывы заложенных фугасов на батареях, складах и арсеналах. На рассвете корабли снимаются с якоря и уходят в Циндао. В течении ночи идет беспорядочный бой в Новом городе. Утром русские части прекращают сопротивление и начинают сдаваться в плен.

В ставку Ноги привели двух генералов – Белого и Надеина. Ноги предложил им, как единственным представителям военной власти в городе, (раненые Стессель и Кондратенко эвакуированы из крепости, Смирнов в бессознательном состоянии. Фока и Рейса нигде нет) подписать капитуляцию крепости, на что получает категорический отказ. Английский офицер Б.В. Норригаард, в своей книге «Великая осада. Порт-Артур и его падение» писал: "Перед генералом Марэсуки Ноги стояли два русских генерала, один старик, а другой раненый. Оба наотрез отказывались подписать капитуляцию крепости – крепость не капитулировала, а взята штурмом. Никакие уговоры или угрозы на них не действовали. Единственно что подписал ген. Белый – приказ о прекращении огня. Некоторые узлы обороны продолжали еще сражаться. Спустя некоторое время привели еще одного русского генерала. Как он разительно отличался от остальных – в чистом мундире, без следов боя. Это был Фок – начальник сухопутной обороны, после Стесселя. Он и подписал акт о капитуляции крепости. Даже после этого настроение в штабе Ноги царило унылое – вместо капитулировавшего гарнизона было около 9 тыс. раненых, больных людей, ни одного флага, вместо трофеев – полностью разрушенный город и уничтоженные склады. Как-то это не укладывалось в картину почетной капитуляции крепости."

Японцы потеряли во время последнего штурма около 9000 чел, потери русских составили около 6 тыс. чел. Все береговые батареи были взорваны, город и порт сильно разрушены бомбардировками.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

две роты квантунского кадрового состава флота

<{POST_SNAPBACK}>

квантунского флотского экипажа

конце июля 1904 года из пяти долговременных редутов, трех узлов обороны

<{POST_SNAPBACK}>

пяти фортов и трех укреплений. редуты там шли отделно.

так называемый бастион Куропаткина

<{POST_SNAPBACK}>

редут как раз

Контрадмирал Хосоя, командир 7-го дивизиона

<{POST_SNAPBACK}>

больно крута контр-адмирал для командира дивизиона миноносцев

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

квантунского флотского экипажа

прально - ошибся...

редут как раз

уточню...

пяти фортов и трех укреплений. редуты там шли отделно.

проверю еще раз и исправлю

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

хм. а можно написать общее количество потерь обоих сторон?

желательно в том числе по каждому штурму..

а то с текста это не совсем воспринимается..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Фотографии в тему:

Русское военное кладбище в Порт-Артуре. Снято собственноручно летом сего года.

post-104-1221036086_thumb.jpg

post-104-1221036116_thumb.jpg

post-104-1221036145_thumb.jpg

post-104-1221036177_thumb.jpg

немного оффтоп оттуда же

post-104-1221036239_thumb.jpg

post-104-1221036271_thumb.jpg

post-104-1221036294_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

2-й штурм Потери японцев составили, по меньшей мере 5000 убитых и раненых, потери российской стороны убитыми и ранеными составили более 2000 чел. В двадцати пяти госпиталях находились более 4000 больных и раненых.

3-й Японцы примерно 9-10 тыс. Русские 3-4 тыс. - там как бы два отдельных момента:

бои за Высокую: В боях за Высокую и Плоскую японцы потеряли 9000-10000 человек убитыми и ранеными, русские — около 3000.

бои на Восточном фронте: Потери японцев составили 1500 чел, русских около 600.

4-й Потери составили: японцы 11-12 тыс. Русские убитыми - около 4500. Раненых и больных – 2 тыс.

5-й Японцы потеряли во время последнего штурма около 9000 чел, потери русских составили около 6 тыс. чел. Все береговые батареи были взорваны, город и порт сильно разрушены бомбардировками.

где-то так...

и еще в ноябре в П-А сумели подкрепление закинуть...

.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати несколько карт для Великой войны

dac982d7007b.jpg

Афганистан. Одним файлом.

18701819d139.jpg

Кавказ и часть Персии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ето хорошо....ю

Щаз ждем подробностей и я начал планировать Операцию "Нахимов" благол щаз Чеширский кот занимается таймлайном.......

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ето хорошо....ю

Щаз ждем подробностей и я начал планировать Операцию "Нахимов" благол щаз Чеширский кот занимается таймлайном.......

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Щаз ждем подробностей и я начал планировать Операцию "Нахимов" благол щаз Чеширский кот занимается таймлайном.......

<{POST_SNAPBACK}>

ну, осталось немного- начать и закончить (ц). Вобщем сейчас все еще бьюсь над развёртыванием русской армии. Ибо так и не понимаю, что и как у нас будет с Войной начало когда? кто противники кроме Турции и Англии?

Share this post


Link to post
Share on other sites
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0