Sign in to follow this  
Followers 0

мкв Таймлайн Мира Короля Витовта


1 post in this topic

Posted (edited)

Планы Ягайло – династические, то есть претензии на польскую корону, а также, возможно, и политические – желание укрепить силы Великого Княжества Литовского всей мощью Польской Короны, привели к неожиданному обороту в политических отношениях. Под натиском малопольских панов, служивших опорой Владиславу Ягайло, в 1380-90-х годах были отменены институты Великого Княжества Литовского Русского и Жемайтийского, земли оного инкорпорированы в состав Польши, а князи превращены присяжными грамотами в вассалов Польской Короны.

Необычайный переворот в политических отношениях, неслыханный успех польской политики, первостепенный факт в истории Восточной Европы – если бы имел реальное значение. В действительности успехи польской политики были чисто дипломатическими. Приговорить к смерти политический организм, наполненный жизнью, каким являлось в последней четверти XIV века Великое Княжество Литовское, оказалось мало. Чтобы выполнить этот приговор, нужны были силы, а актами этого не сделать. Пока польская политика не выходили за границы дипломатических актов, и то сформулированных таким образом, что они были не совсем ясными адресатам, пока Великое Княжество Литовское и сложившееся положение вещей оставались неизменными, эти акты не вызывали протеста. Когда же поляки попробовали реализовать на практике букву и дух этих документов, протест был неминуем, и все дипломатические достижения развеялись как пепел.

Первым актом, раздражавшим влиятельные круги, была отправка польских наместников в Вильно. Немецкие хронисты дают большее значение следующему акту – когда королева Ядвига пожелала дани с русских земель как со своих владений. Какое из событий вызвало сопротивление, не имеет значения. Первое реальное покушение на самостоятельность Великого Княжества должен был вызвать ответную реакцию, и первый энергичный Гедеминович должен был стать лидером сопротивления.

Силой обстоятельств, или силой своих способностей, главой антипольских сил стал сын убитого Ягайлом Кейстута – талантливый и энергичный Витовт. Своей деятельностью он разбивает шаг за шагом дипломатические успехи Польши. Правда, принципы, заложенные в Кревскую Унию, пока не исчезают. Но Движение к Городельскому Договору, уничтожевшему всякие претензии Польши на господство над Русью, началось.

В 1389 году, зная о волнениях в Великом княжестве, Ягайло послал в Вильну Клеменса Москажевского, чтобы разместить в литовской столице польский гарнизон и стабилизировать ситуацию, что ещё больше подлило масла в огонь. Ягайло попытался миром уладить нарастающий конфликт между Витовтом и Скиргайло. Витовт был вынужден подписать договор, по которому обязался быть лояльным к Скиргайло и поддерживать его, но его положение как князя Волыни при этом не было документально подтверждено. Витовт начал обдумывать план наступления, решив воспользоваться предстоящей свадьбой своей дочери Софьи с великим князем московским Василием I. Витовт задумал под видом приготовлений к свадьбе отправить в Вильну обоз с сеном, мясом и другим добром в сопровождении стражников, которые, воспользовавшись случаем, должны будут захватить виленский замок. Однако из-за предательства план этот не удался (был раскрыт немецким шпионом). В результате два преданных союзника Витовта, брат Товтивил и шурин Иван Гольшанский, потеряли свои вотчины — Новогрудок и Гольшаны.

Витовт вынужден был вновь обратиться за помощью к Ордену, послав для переговоров пленного рыцаря Маркварда фон Зальцбаха. 19 января 1390 года втайне от Скиргайло и Ягайло был заключен Ликский договор, который подтвердил основные пункты заключенного ещё во время предыдущей войны Кёнигсбергского договора и предусматривал помощь Ордена в борьбе Витовта с Ягайло. В обмен Витовт обещал передать Ордену Жемайтию вплоть до Невежиса. Однако однажды уже обманутые Витовтом крестоносцы на этот раз потребовали заложников. Ими стали многие приближённые и родственники Витовта: его братья Сигизмунд и Товтивил, жена Анна, дочь Софья, сестра Римгайла, шурин Иван Гольшанский и некоторые другие представители литовской знати, симпатизировавшие Витовту.

Ликский договор был подкреплён договором в Кёнигсберге, подписанном в 1390 году между Орденом и делегацией от Жемайтии в составе 30 или 31 представителей местной знати, которые гарантировали свою лояльность Витовту как «жемайтскому королю». Кроме войск Ордена, под стан Витовта стеклось немало наемников из европейских стран: Франции, Англии, Священной Римской империи, среди полководцев были будущий король Англии Генрих Болингброк и маршал Франции Жан II ле Менгр. Английские крестоносцы оставили детальные записки о своих действиях в Пруссии и Литве, которые легли в основу некоторых из знаменитых Кентерберийских рассказов Джеффри Чосера. Ягайло также усиливал свои войска. Он захватил несколько замков в Подляшье, разместив в них польские гарнизоны, и после шестимесячной осады, в апреле 1390 года, взял Гродно.

Коалиция Витовта произвела ряд походов в литовские пределы, крупнейшим из которых стал поход в конце лета 1390 года. Во время осады Георгенбурга скончался великий магистр Конрад Цёлльнер фон Ротенштайн, вследствие чего 11 сентября после пятимесячной осады войска отступили от города. Вскоре после этого войска подошли к Вильне и 11 сентября приступили к пятинедельной осаде города. Оборону Виленских замков возглавлял Скиргайло, который был командующим объединенной польско-литовско-русской армией. Рыцари уничтожили почти весь город вне пределов крепостной стены и сумели разрушить Кривой замок, который никогда после не был отстроен. Во время осады погибли Товтивил Кейстутович и Каригайло, брат Ягайло. Между тем, осаждавшие столкнулись с целым рядом проблем: кончался порох, неприятные сюрпризы преподносила погода, кончались сроки службы европейских наемников, кроме того, братья-рыцари нуждались в новом великом магистре. В итоге, осада была снята и войска вернулись в Пруссию. Однако борьба между Витовтом и Ягайло на этом не закончилась, напротив, стало очевидно возросшее влияние противников Ягайло и всё меньшая его поддержка со стороны местной знати.

Второй этап противостояния начался после свадьбы единственной дочери Витовта Софьи с великим князем московским Василием Дмитриевичем, которая состоялась 21 января 1391 года. Это бракосочетание укрепило позиции Витовта в русских землях, в частности, в Москве и позволяло говорить о Василии как о потенциальном союзнике Витовта в борьбе против Ягайло. Кроме того, примерно в это же время Ягайлов брат князь Новгорода Великого Лунгвений был вынужден покинуть Новгород под давлением московского князя. Тем временем, тевтонские рыцари не предпринимали никаких решительных действий в связи с затяжной процедурой избрания генеральным капитулом Конрада фон Валленрода в качестве нового великого магистра Ордена. Однако сам магистр был не намерен сидеть без дела: в мае 1391 года он взял под залог в 6 632 гульденов стратегически важную крепость Златория (около Торуни) у опольского князя Владислава. Это вызвало острую реакцию Ягайло, который был противником Опольчика и давно стремился захватить его княжество. Польский король вторгся в Дожиньскую землю, но потерпел поражение.

Новый великий магистр вновь созвал европейских наемников из Франции, Англии и Шотландии, войска последней вел знаменитый рыцарь Уильям Дуглас, незаконнорожденный сын графа Арчибальда «Свирепого» Дугласа. Осенью 1391 года крестоносцы организовали новый поход на Вильну. В Ковно войска устроили богатый пир, описанный Адамом Мицкевичем в вышедшей в 1828 году поэме «Конрад Валленрод». Они разорили близлежащие города Укмерге и Майшаголу, при этом замок в последнем городе был сожжен и более не был восстановлен. В ноябре Витовт атаковал Меречь и Гродно, тем самым перекрыв Ягайло доступ к Вильне.

В мае 1392 года Конрад фон Валленрод начал переговоры с императором Священной Римской империи Сигизмундом о покупке Ноймарка за 500 тысяч гульденов, а также согласился заплатить Владиславу Опольчику 50 тысяч гульденов за покупку Дожиньской земли, которая с 1377 года многократно оспаривалась различными представителями династии Пястов. В 1392 году Опольчик предложил план по разделу Польши между Тевтонским орденом, Священной Римской империей, Силезией и Венгрией, но этот план был отвергнут.

И для Ягайло, и для Витовта война шла не слишком удачно, в то время как земли Великого княжества Литовского разорялись все более и более. Польская шляхта всё больше разочаровывалась в войне: Кревская уния должна была усилить их влияние в Галиции, Молдавии и Валахии, а привела к новым проблемам на севере. Ягайло пытался что-то предпринять, хотел заменить Скиргайло своим младшим братом Вигандом, князем кернавским, однако тот умер при невыясненных обстоятельствах 28 июня 1392 года. Возможно, он был отравлен, при этом организаторами убийства могли быть и Скиргайло, и Витовт. Ягайло заменил Клеменса Моcкажевского на Яна Олесницкого в должности командира польского гарнизона в Вильне, а после решил начать мирные переговоры с Витовтом.

Ещё весной 1392 года Ягайло послал к Витовту своего представителя епископа плоцкого Генриха Мазовецкого для обсуждения условий мира. Ягайло предложил уступить Витовту титул великого князя литовского, если тот признает его верховным правителем Литвы. Витовт принял предложение Ягайло не сразу, видимо, из-за того, что многие его родственники и приближённые находились в Ордене в качестве заложников. После того, как соглашение втайне было достигнуто, Витовт пригласил Тевтонских рыцарей на празднество в свою резиденцию — замок Риттерсвердер, находившемся на острове на Немане. Большинство ничего не подозревавших гостей Витовта были взяты в плен, после чего литовский князь сжег этот замок, а также Меттенбург, Нойгартен (около Гродно) и другие деревянные замки, возведенные рыцарями во время похода на Вильну.. Во время этой кампании в плен Ордена попал брат Витовта Сигизмунд, который находился при дворе великого магистра вплоть до подписания Салинского договора в 1398 году.

4 июля 1392 года состоялась встреча Ягайло и Витовта в имении Острово близ Лиды. Там и начались официальные переговоры, итогом которых стал договор, формально завершивший войну. Витовт был признан великим князем литовским, ему были возвращена его вотчина — Трокское княжество. Скиргайло получил во владение Киевское княжество, где и скончался спустя 5 лет. Витовт формально признал Ягайло, теперь носившего титул верховный князь литовский, своим сюзереном. Также Витовт пообещал, что после его смерти земли Великого княжества станут собственностью короля Польши.

Островское соглашение было ратифицировано в ряде договоров, заключенных между Польшей и Литвой, а также ряде документов, подписанных женой Витовта Анной и женой Ягайло Ядвигой. Договор способствовал укреплению централизованной власти в Литовском государстве. Витовт оказался зависимым от Ягайло только формально. Более того, по уверению некоторых исследователей, Ягайло сам был в зависимости от Витовта — более способного и популярного правителя. Вскоре Витовт сместил некоторых братьев Ягайло (своих двоюродных братьев) с их княжений: Скиргайло лишился Трок и Вильны (взамен впоследствии получил княжение в Киеве), Свидригайло был изгнан из Витебска, Корибут — из Новгорода-Северского, Владимир — из Киева. Лишились владений и другие князья-Гедиминовичи: подольский князь Фёдор Кориатович и волынский Фёдор Любартович.

Соглашение ознаменовало окончание почти полувековой войны за галицко-волынское наследство, в которой с 1340 по 1392 год Королевство Польское и Великое княжество Литовское боролись сначала друг с другом, доказывая правоту своих притязаний на Галицкий престол, а затем, после Кревской унии 1385 года, совместно боролись против волынского князя Фёдора Любартовича. В 1387 Ягайло отнял у Фёдора Луцк, а в 1390 — Владимир-Волынский. По условиям договора в Острове Галиция, Холм и Белз отходили к Королевству Польскому, а Волынь, Луцк и Владимир-Волынский — к Великому княжеству Литовскому. Галицко-Волынское княжество перестало существовать.

В 1398 году хан Тохтамыш, боровшийся за объединение Золотой Орды под своей единоличной властью, столкнулся с сильным и опасным противником — ханом Тимуром Кутлугом. Тохтамыш, потерпевший поражение в борьбе с Тимуром Кутлугом, бежал вместе с семьёй к Витовту в Киев. Витовт в лице Тохтамыша видел инструмент своей экспансионистской политики, посредством которого он хотел подчинить Золотую Орду своему политическому влиянию (предыдущие акции, в частности, походы 1397 и 1398 годов были успешными, но не принесли никаких политических выгод великому князю). В Никоновской летописи содержатся литературно обработанные слова Витовта, ярко характеризующие планы литовской стороны: Пойдем пленити землю Татарьскую, победим царя Темирь Кутлуя, возьмем царство его и разделим богатство и имение его, и посадим в Орде на царстве его царя Тахтамшпа, и на Кафе, и на Озове, и на Крыму и на Азтара-кани, и на Заяицкой Орде, и на всем Приморий, и на Казани;, и то будет все наше и царь наш.

В ответ на требования хана Тимура Кутлуга выдать ему Тохтамыша Витовт ответил отказом. Более того, князь угрожал хану новым походом, что вполне согласовалось с замыслами великого князя. Витовт, собрав войска, выступил в поход и в 1399 году разбил лагерь на реке Ворскла. Тимур Кутлуг испугался большого и хорошо оснащённого литовского войска и пошёл на мирные переговоры. Витовт решил расправиться с татарами сразу и разбил татарские армии по одиночке.

В составе войск Витовта сражались следующие удельные князья Великого княжества Литовского, в частности: Андрей Ольгердович Полоцкий, Дмитрий Ольгердович Брянский, Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский, Иван Борисович Киевский, Глеб Святославич Смоленский и Дмитрий Данилович Острожский — как утверждает Никоновская летопись, золотоордынцам противостояли «пятьдесят славянских князей со дружины». Кроме того, в армии Витовта был со своими отрядами Александр Мансурович Мамай и Тохтамыш, незадолго до этого лишённый ханского трона в Орде, а также рыцари Тевтонского ордена. Тохтамыш располагал отрядом в несколько тысяч татар.

Пбеда на Ворскле предопределило дальнейший ход истории в Восточной Европе, улучшило внешнеполитические позиции Литвы из-за возможности противостоять военным силам соседних государств, успехом претензий Витовта на роль объединителя восточнославянских земель. В результате сражения под контроль Вильно перешел правый берег Днепра. Также под контроль Великого Княжества перешли земли по Оскол и Самару. Дальнейшая война между Тохтамышем и Едигеем велась без участия Руси и вплоть до смерти Тамерлана в 1405 году линия фронта между Тохтамышем и Едигеем пролегала в районе Дона.

Edited by Владислав

Share this post


Link to post
Share on other sites
Sign in to follow this  
Followers 0