Чудо на Днепре: История Третьей Украинской Республики


37 posts in this topic

Posted (edited)

Украинская экономика в период премьерства Пинзенника прекрасно себя чувствовала. За 1996-97 года ВВП Украины вырос на 20%, а ее экспорт – на 80%. Несмотря на рост импорта сальдо торгового баланса Украинской Республики выросло более чем на $2 млрд., став положительным. Благодаря инвестициям сальдо платежного баланса достигло в 1997 году 10% ВВП. Хотя основными драйверами украинской экономики оставались металлургия и химическая промышленность, росла доля в экспорте продукции обрабатывающей промышленности, в первую очередь – машиностроения. Украинская экономика переживала инвестиционный бум.

Важным направлением деятельности правительства было сокращение бюджетного дефицита. Если в 1995 году первичный дефицит сводного бюджета составлял 6,8 млрд. ₴, то в 1997 – 2,2 млрд. ₴. Сокращение бюджетного дефицита позволяло улучшить ситуацию с государственными заимствованиями и сократить налоговое бремя на экономику Украины.

Граждане Украины чувствовали успехи политики правительства. Зарплаты в реальном значении выросли на 13%, а в номинальном – в полтора раза. Экономический рост привел к снижению безработицы, уровень которой упал к концу 1997 года ниже 10%. Хотя в украинской экономике сохранялся высокий уровень инфляции, равный 15% годовых, она постепенно снижалась.

Во второй половине 1997 года украинскому правительству впервые пришлось столкнуться с экономическими проблемами, источник которых находился далеко от украинских границ. В июле 1997 года разразился Азиатский финансовый кризис. Под ударом оказались развивающиеся рынки Восточной Азии. 30 июня рухнул таиландский бат, 14 августа – индонезийская рупия. Осенью кризис ударил по Южной Корее. Также под ударом оказались такие страны как Филиппины и Малайзия. Девальвация, бегство капитала, банкротства компаний сильно ударили по экономике региона «Восточноазиатского экономического чуда».

Сложившаяся после 1991 года экономическая модель Украинской Республики была во многом схожа с экономической моделью Кореи или Таиланда. Украину и страны Восточной Азии объединяло стремление модернизироваться по западному образцу. В экономическом плане это означало преодоление отставания национальной экономики от передовых стран Запада по валовому продукту на душу населения.

Политические лидеры Украины опасались, что предлагаемая западными финансовыми институтами модель либеральной экономики со слабым участием государства в экономической деятельности приведет к сохранению текущего status quo. Они понимали, что по итогу правления большевиков у украинской промышленности мало конкурентных преимуществ и без активной политики произойдет отмирание неэффективной промышленности и превращение страны в сырьевой придаток более развитых экономик.

Украина, изучив опыт экономического развития стран Запада, в первую очередь США и Германии, и азиатских экономик, отдала предпочтение т.н. азиатской модели – экспортоориентированной экономической политике с опорой на национальный капитал. Украинские лидеры начала 1990-х годов были очарованы опытом Японии и Южной Кореи, которым удалось создать современные рыночные институты и единственным догнать Запад по уровню экономического развития, чего не удалось тому же СССР.

Уряд Республики исходил в своей экономической политике из того, что рыночные институции могут быть либо продуктом длительной эволюции, на которую нет времени, или последствием акта творения, осуществляемого правительством. В первой половине 1990-х именно государственная политика вдохнула жизнь в институты частной собственности, фондового рынка, банковской системы и свободных цен.

Уряд проводил активную дирижистскую политику, стимулируя развитие экономики в определенном направлении. Основная тяжесть экономического регулирования в Украинской Республике ложилась на Министерство финансов, Национальный банк и Министерство экспортно-промышленной политики. Именно в недрах этих организаций генерировалась экономическая политики Республики. Она повторяла с учетом местной специфики экономическую политику, осуществляемую странами Восточной Азии.

Активная структурная перестройка экономики шла по трем направлениям – финансовая сфера, промышленность и сельское хозяйство. Именно в этих трех сферах проводилась наиболее активная экономическая политика.

Финансовая система, являясь нервной и кровеносной системой экономики, не могла не попасть под жесткий государственный контроль. Важность финансовой политики в том, что она помогает правильно распределять ограниченные ресурсы страны ради выполнения ради выполнения задач промышленной политики.

Тесная увязка финансирования с целями, преследуемыми в рамках сельскохозяйственной и промышленной политики, способствовала беспрецедентно быстрому экономическому развитию тех государств, которые пошли по азиатскому пути. Однако при этом современная финансовая система увеличила риски для развивающихся стран вследствие неправильного управления большими денежными потоками внутри страны и вследствие ненадлежащего регулирования спекулятивных потоков международного капитала.

Финансовая политика в Украине исходила из необходимости поддерживать промышленность в ее модернизации. Поэтому финансовая система довольствовалась низкой нормой прибыли от своих инвестиций в ближайшей перспективе, чтобы создать производство, способное принести гораздо больше доходов в будущем.

Альтернативной стратегией для финансовых институтов может стать поощрение потребительского кредитования, так как это позволяет получить более высокую прибыль. Именно на таком подходе сосредоточиваются финансовые системы в богатых странах. Однако при этом возникает далеко не привлекательный для развивающейся экономики баланс, при котором банки очень прибыльны, а промышленность так и пребывает в состоянии технологической отсталости.

В отличие от России, где банковское дело было витриной новой экономики и, будучи единственной активно развивающейся сферой российской экономики, было вне государственного надзора, банковская система Украины служила не только делу обогащения владельцев банков.

Политику, осуществляемую в финансовой сфере Национальным банком Украины, возглавляемым Александром Савченко, было трудно назвать либеральной. Частные банки, возникшие в позднесоветский период, столкнулись с тем, что НБУ установил жесткие правила, стимулирующие деятельность банков в направлении, выгодном Республике.

В России 1990-х годов банки получили два чрезмерно легких источника доходов, развративших молодую банковскую систему. Гиперинфляция начала 1990-х годов породила паразитарную модель, когда банки имели возможность брать друг у друга и Центрального Банка России кредиты и вложить в высокодоходные сферы, такие как рынок валюты. К моменту возврата кредитов их суммы уже в значительной мере обесценивались. Коллапс рынка межбанковского кредита, вызванных борьбой с инфляцией, привел к банковскому кризису 1995 года. Вторым источником спекулятивных доходов был рынок государственного долга, который рухнул в 1998 году.

Украинские банки работали в гораздо более дисциплинирующих условиях. У них не было источника легких денег, которым в России выступал межбанковский кредит. Ситуация на рынке внутреннего государственного долга также была лучше, чем в России. Бюджетный дефицит Украины был меньше, процентные ставки ниже, как и сами объемы рынка. Внутренний долг рос за счет необходимости перезанять для выплат по процентным платежам, которые оставались на рынке государственных облигаций. Уряд опасался активно заимствовать на внутреннем рынке, опасаясь роста процентных ставок, и предпочитал финансировать превышение расходов над доходами за счет зарубежных рынков капитала.

Украинская банковская служила целям модернизации, служа источником кредитных ресурсов для промышленности. На протяжении 1990-х годов существовали ограничения потребительского кредитования, связанные с уровнями резервирования, процентными ставками и уровнем доходов клиентов. Логика развития украинской банковской системы вела к тому, что в Украине сложилась схожая с немецкой финансовая система, основанная на мощных инвестиционных банках. Основными клиентами этих банков выступали бизнес и ориентированная на экспорт промышленность.

Национальный банк проводил политику ограничения роста денежной массы и занижения валютного курса. Реструктивная монетарная политика способствовала снижению инфляции и процентных ставок в экономике. Заниженный валютный курс, в 1997 году сопоставимый уровень цен по украинской экономике был всего лишь 25% от американского, выступал в роли еще одной таможенной пошлины, ограничивая импорт. Низкий курс гривны способствовал росту конкурентоспособности экспорта в ту же Россию, где сложился завышенный курс рубля. Побочным эффектом был рост золотовалютных резервов, которые достигли к началу 1998 года цифры в $9,1 млрд.

Украинская экономика активно привлекала внешние ресурсы, необходимые для модернизации страны. В первую очередь это был иностранный капитал. Хотя либерализация движения капитала была предметом значительной части проповедей от международных организаций, его движение через украинскую границу оставалось под контролем.

Для развивающейся экономики свободное движение спекулятивного капитала было сродни урагану. Спекулятивный капитал шел из страны в страну вслед за высокими ставками, оставляя за собой дезорганизованные экономики. Страны Восточной Азии убедились в этом в 1997 году, а Россия – в 1998.

Украина, заявляя на словах о намерении либерализировать движение капитала, ограничилась привлечением иностранных займов и прямых иностранных инвестиций, являвшихся институциональными инвесторами. При этом Киев предпочитал займы инвестициям. Суммарные прямые иностранные инвестиции за 1992-2000 года составили $32,8 млрд., когда как Правительство и частные компании привлекли около $80 млрд. заимствований.

Министерство экспортно-промышленной политики было основным институтом, который проводил рыночную модернизацию украинской индустрии. Главным направлением политики промышленной политики была корпоратизация – формирование объединений и концернов в промышленности. За образец была выбрана «рационализация» японской экономики, приведшая к формированию дзайбацу – сильных экспортоориентированных ФПГ. Ко второй половине 1990-х годов украинская экономика ощущала результаты этой политики. Большинство украинских корпораций начала XXI века, таких как ЗАЗ Моторс, ПАО Антонов, группа Приват и т.д. являлись детищем этой политики.

Правительственная политика в сфере внешней торговли была направлена на стимулирование экспорта. От советского периода Украине досталась устаревшая неконкурентоспособная индустрия. Это вынудило правительство ввести в 1992 года протекционистский заградительный тариф. Это дало наиболее эффективным предприятиям возможность улучшить свое положение.

Протекционистский тариф не мог держаться вечно. Уже к 2000 году ставка таможенного тарифа снизилась в 4 раза. Уряд ставил задачу строительства конкурентоспособной промышленности, а не изолированной автаркии. Поэтому политика МЭПП была направлена на стимулирование экспорта. Вся украинская политика субсидий, тарифов и льготных кредитов была направлена на решение этой задачи.

Отличительной чертой украинской промышленной политики была «экспортная дисциплина». Суть экспортной дисциплины в том, что украинская промышленность должна не только господствовать на защищенном пошлинами внутреннем рынке, но и проводить активную экспансию на внешних рынках. Это означало, что украинские корпорации должны технологически совершенствоваться, чтобы осуществлять ее. Экспортодисциплинированные компании были в привилегированном положении. Они получали большинство субсидий МЭПП, а банки активнее давали им кредит.

К концу десятилетия структура украинского экспорта была характерна для страны с душевым ВВП в несколько раз больше чем у Украины. В этом плане Республика повторяла путь азиатских тигров. В первую половину и середину 1990-х годов основой украинского экспорта была продукция металлургии и химической промышленности как наиболее конкурентоспособных отраслей экономики УССР.

Со второй половины 1990-х на первый план в украинской экономике вышло машиностроение. Машиностроительная отрасль еще в советский период была одной из основных в украинской экономике. Первая половина 1990-х ушла на приспособление отрасли к новым условиям. Была проведена конверсия, реформировано управление отраслью, начато налаживание сбытовых сетей за рубежом. К середине десятилетия машиностроение заинтересовало иностранного инвестора, а также в достаточной мере стабилизировалось, чтобы иметь возможность привлекать заемные средства.

Иностранный инвестор приходил, в первую очередь, в те отрасли промышленности, которые имели большой экспортный потенциал. Так украинское автомобилестроение благодаря иностранным инвестициям и экспортному потенциалу стало одним из драйверов национальной экономики. Некоторые иностранные компании, такие как Daewoo и IVECO, создали с украинскими компаниями совместные предприятия, другие продали украинским компаниям лицензии на производство своих авто как сделал Peugeot, а третьи – построили в Украине свои заводы как KIA в Очакове, Черноморская земля и Ford в Мерефе, Слобожанская земля.

Продукция украинских предприятий прочно обосновалась на европейском рынке, конкурируя с Китаем в низких ценовых диапазонах. Европейцы могли приобрести украинские автомобили, бытовую технику, такую как холодильники, телевизоры и стиральные машины, и т.д. Хотя качество большинства украинской продукции в этот период еще вызвало упреки, уже наметились положительные тенденции. При одинаковой цене украинская продукция была более качественна, чем китайская. Это обуславливалось более высокой квалификацией персонала.

Украина сохраняла свою долю и в таких традиционных отраслях как аэрокосмическая и судостроение. Украинское судостроение смогло оправиться от кризиса, связанного с крахом военной экономики СССР. Украина осталась одним из основных судостроительных центров Европы. Судостроительная отрасль переориентировалась на экспорт, выдрав в тяжелой конкурентной борьбе свою долю мирового рынка. На украинских верфях выпускалась продукция не только для украинских рыболовецкого, торгового и военного флотов, но и для иностранных правительств и компаний. Украинские военные корабли стали на защиту суверенитета Социалистической Республики Вьетнам, разумеется, за определенную плату. Торговые и рыболовецкие суда украинской постройки бороздят мировой океан под множеством флагов.

Украина осуществляла активную экспортную экспансию. Сначала используя сбытовые сети иностранных партнеров, а затем – свои собственные, украинские производители осваивали международные рынки. Украинские товары продавались по всему миру. Кроме традиционного рынка сбыта СНГ, Украина проникла на рынки США и Европейского Союза. В случае ЕС это во многом связано с деятельностью АНЦЕ, которая выступает как «клуб по евроинтеграции», и CEFTA – торговые соглашения между ним и ЕС позволяли украинским производителям закрепиться на рынке Союза.

Украинские производители также осваивали рынки Третьего мира. В страны Африки уходили украинские вооружения, грузовики, сельскохозяйственные машины. МИД и МЭПП проводили активную политику, направленную на закрепление украинских производителей на внешних рынках. Если на каком-то рынке появлялись какие-либо украинские компании, то вслед за ними появлялись и остальные. Так в 1997 году Эфиопия в преддверие войны с Эритреей закупила у Украины излишки артиллерийских снарядов.[ПW1]  Кроме артиллерийских снарядов в эту страну вскоре поехали украинские грузовики и трактора, закупленные эфиопским правительством и бизнесом.

Важной отраслью промышленности, которая фактически заново сформировалась в Украине, была электроника. Советский Союз фатально отставал в этой сфере от Запада, особенно когда дело касалось гражданских изделий. После распада СССР союз частной инициативы и государственной политики пришел и в эту отрасль.

Еще в советский период импортеры электроники начали задумываться над организацией собственного производства. Протекционистские меры Уряда способствовали исполнению этих замыслов. В начале 1990-х годов многие импортеры начали локализировать производства внутри страны. Как грибы после дождя возникли фирмы по производству приставок, компьютеров, прочей электронной техники.

Развивалось производство элементной базы – только за 1994-96 года в Украине возникло 15 компаний по производству плат. Правительство активно вкладывалось в полупроводниковую промышленность. Собственная современная электроника считалась вопросом национальной безопасности. К 1999 году в Вышгороде было организовано производство собственных процессоров – по состоянию на 1991 год Украина не имела аналогичного производства.

Технологическое развитие украинской промышленности шло по двум путям – заимствованию технологий и собственным НИОКР. Украина активно развивала собственный научный потенциал – на каждую гривну, потраченную на покупки технологий, приходилось четыре, инвестированных в НИОКР. В случае заимствования технологий все выглядело довольно просто. На Западе закупалась или попросту кралась технология производства чего-то там. Далее украинское предприятие осваивало техпроцесс производства соответствующего изделия и начинало производить аналогичный товар. В 1990-х годах это были в общем случае малозатратные, технически несложные, адаптированные к рынку изделия, которые за их дешевизну и безвкусие высмеивали иностранцы.

В ином случае происходило другое. На сцену выходила украинская наука. Украине достался от СССР значительный научно-технический потенциал. Украинские инженеры изобретали либо на основе собственных еще советских НИОКР либо на основе западных технологий изобретали что-то свое. Данной продукции было свойственно более высокое качество и технологическая сложность. Создавая, таким образом, сплав советского и западного подходов, украинские инженеры стремились объединить достоинства различных технических школ. По мере дальнейшего развития украинской экономики происходил дальнейший рост качества украинской продукции.

Аграрная сфера в Украине не имела того значения для модернизации как в Восточной Азии, но оставалась важным сектором экономики. К концу 1990-х годов в сельскохозяйственном секторе ощущались результаты реформ начала десятилетия. В ходе реформ была создана эффективная рыночная система сельского хозяйства. Аграрии обучались современным прогрессивным метолам хозяйства.

Украинский фермер рубежа веков мог закупить для хозяйства практически все необходимое, включая технику и скот. В этом ему помогали дешевые кредиты под залог земли. Украинский сельскохозяйственный экспорт начал расти во второй половины 1990-х годов. Государственная политика была направлена на стимулирование продукции с более высокой добавленной стоимостью.

Положение Украинской Республики в середине 1997 года выгодно отличалось от стран Восточной Азии. У Украины, в отличие от того же Таиланда, было положительное сальдо счета текущих операций. Государственных долг находился под контролем, частный внешний долг не успел накопиться, а иностранный спекулятивный капитал не присутствовал на национальном рынке.

Несмотря на это украинское руководство опасалось кризиса. В сентябре 1997 года заместитель министра финансов Георгий Митюков подготовил меморандум о рисках, которые несет украинской экономике внешний кризис. В качестве основных угроз стабильности украинской экономике были признаны падение цен на сырьевой экспорт, в первую очередь – продукцию металлургии, потерю внешних рынков, в первую очередь – России, шансы которой свалиться в кризис были оценены достаточно высоко, отток иностранного капитала и кризис внешнего долга.

Причины финансовой катастрофы, которая накроет Российскую Федерацию, таились в начале 1995 года. Тогдашнее российское правительство всерьез взялось за борьбу с инфляцией. В качестве инструментов были избраны отказ от эмиссионного финансированию бюджетного дефицита и валютный коридор – относительно жесткая плавающая привязка рубля к доллару США.

Последствия не заставили себя ждать – после инфляционного скачка конца 1994 года инфляция начала падать, достигнув к началу 1996 года значения в 2% в месяц. В то же время проявились и недостатки проводимой кремлем экономической политики. Фиксация валютного курса привела к его завышению, которое отрицательно сказалось на конкурентоспособности российской промышленности. К началу 1998 года экономически обоснованный курс российской валюты располагался в коридоре 10 – 12 деноминированных рублей за доллар США, тогда как номинальный составлял 6 /$.

Слабость бюджетной политики российского правительства была дополнительным фактором, влияющим на глубину кризиса. В отличие от Украины или Польши, Российская Федерация не обеспечивала собирание налогов. Итогом этого был огромный дефицит бюджета. Также российское правительство не прилагало усилий по борьбе с бартерной экономикой. Российские налоговики, в отличие от украинских, не трактовали бартерные сделки как попытку уйти от налогов, практически не облагая их налогом.

Российские финансовые власти вместо исправления налоговой политики занялись поиском источников финансирования дефицита. Главным инструментом пополнения бюджета стали ГКО – государственные краткосрочные облигации. Сумма выручки от реализации ГКО в 1994 году составила 12,8 трлн. рублей. В 1997 году – 32 трлн. руб., из них 44,2 % было направлено на покрытие бюджетного дефицита.

Сам по себе уровень бюджетного дефицита не был столь велик, чтобы вызвать тяжелейшую экономическую ситуацию в России, но отношение уровня дефицита к доходам государственного бюджета было беспрецедентно высоким. Если в 1995 году на каждый рубль собранных доходов (в денежной форме) государство позволяло допускать дефицит, главным образом, беря в долг около 52 копеек, то в 1996 году – более 108 копеек и в 1997 году – более 72 копеек.

Со всей неизбежностью политика интенсивных внутренних заимствований Правительства привела к сохранению высокого уровня процентных ставок в экономике и, как следствие этого, к быстрому росту процентных расходов федерального бюджета. На фоне сокращающихся доходов бюджета это привело к быстрому нарастанию доли процентных платежей в общем объеме расходов федерального бюджета: если в 1995 году этот показатель составлял 19,3%, то в 1996 году – 25,4%, в 1997 году – 23,8%, в первом полугодии 1998 года он превысил 30%.

В результате Россия потеряла устойчивость федерального бюджета. Государство не могло сводить концы с концами без постоянного привлечения заемных денег, а бремя обслуживания долгов оказалось невыносимым для бюджета – сумма процентных платежей достигла половины собираемых доходов.

В Россию первая волна кризиса пришла осенью 1997 года. 27 октября 1997 года произошло падение рынка акций на всех основных торговых площадках мира. Географическая особенность России состоит в том, что она находится посредине между азиатскими рынками и западными. В тот день еще никто не мог сказать, насколько сильно скажется падение азиатских рынков в Европе и Америке; российские рынки – ни рынок ГКО, ни рынок акций, – практически не отреагировали на события в Азии, но все российские ценные бумаги, торгуемые на международных рынках, потеряли в этот день 15—20% своей цены.

На следующий день, 28 октября под удар попали российские рынки. Началось с резкого падения цен на акции российских предприятий (20%) и закрытия торговли на корпоративном рынке. С первых минут торгов началась массовая продажа ценных бумаг на рынке ГКО. Эти продажи в основном осуществлялись российскими банками. Доходность коротких бумаг достигла 24-27% годовых, а долгих – 21-22%. %. Банк России потратил более 1,2 трлн. Рублей ($200 млн.) на приобретение государственных бумаг, но существенный перелом в настроения участников рынка внести не удалось.

Хотя Центробанку удалось сохранить спокойствие на валютном рынке, к концу дня стало известно, что нерезиденты заключили срочных контрактов с Банком России на сумму более 100 млн. долларов. Это означало, что вчетверо большая сумма к концу года будет выведена с рынка ГКО. Российскому руководству тогда удалось купировать кризис, подняв ставку рефинансирования с 21% до 28% годовых и объявив валютный коридор до 2000 года.

28 октября под удар попали и украинские рынки. На фоне плохих новостей из России рухнула фондовая биржа. Индекс КФБ упал на 12,5%. Торги в середине дня были приостановлены. Под основной удар попали акции компаний, экспортировавших свою продукцию в РФ. На 2% поднялась доходность ценных бумаг, эмитируемых правительством, а гривна подверглась атакам спекулянтов.

Национальный банк и Министерство финансов жестко прореагировали на угрозу кризиса. Правительство отказалось от планов дальнейшей либерализации трансграничных движений капитала, в том числе – допуска нерезидентов на рынок бумаг внутреннего займа. НБУ, опасаясь банковского кризиса, ужесточил банковский надзор. Украинскому правительству удалось купировать угрозу кризиса.

Начало 1998 года прошло под знаменем предвыборной кампании. 29 марта 1998 года должны были состояться выборы в Национальное Собрание Украинской Республики III созыва и в местные советы. Движение за народную республику было фаворитом выборов, конвертируя экономические успехи Уряда в голоса на выборах.

Больше всего от изменения общественных настроений пострадали левые. Украинских левых объединяло то, что они находились в жесткой оппозиции существующему режиму, критикуя основы его экономической и политической модели. По мере успехов Республики такая позиция теряла своих сторонников. Результат не заставил себя ждать. Коммунисты лишились второго места. СПУ потеряла с прошлых выборов 54% электората. Крестьянская партия и ПСПУ не получили ни одного мандата. Это было во многом связано с тем, что переговоры об объединении в один блок провалились. Ни Симоненко, ни Мороз не были готовы поступиться своими амбициями и уступить позиции лидера.

Либерально-трудовой альянс и УСДРП смогли использовать падение рейтингов левых в своих интересах. К либералам примкнули сторонники союза с Россией и углубления интеграции внутри СНГ, а к эсдекам – сторонники более левой экономической модели. Это позволило им улучшить результаты по сравнению с прошлыми парламентскими выборами. Альянс получил почти 20% голосов, заняв второе место на выборах, а УСДРП – 7,1%.

Либеральная оппозиция, представленная Партией зеленых и блоком «Свободные демократы», объединившим мелкие партии либерального толка, плохо выступила на выборах. Зеленые, набрав 3,8% голосов, вылетели из парламента, когда как Свободные демократы, получившие 2,6% голосов, смогли провести трех своих членов по мажоритарным округам.

На правом фланге украинской оппозиции выделилось два крыла – христианско-демократическое и националистическое. Размежевание между христианскими демократами и националистами началось в 1996 году с раскола Украинской республиканской партии и выделении из нее Республиканской христианской партии во главе с Николаем Поровским. На выборах христианские демократы были представлены Христианско-демократическим союзом, когда как консервативные националисты из УРП, КУН, УКРП вместе с примкнувшими к ним остатками Демпартии образовали Национальный фронт. Оба блока со скрипом прошли в парламент, оказавшись у избирательного барьера.

Система относительного большинства, введенная на мажоритарных округах, вместе с ресурсом ДНР и ЛТА привели к революционным изменениям. Большинство независимых депутатов для переизбрания должны были прийти под знамена какой-либо партии, способной обеспечить им ресурс для проведения кампании и не ставить палки в колеса. Это привело к тому, что на ДНР и ЛТА приходилось 80% депутатских мандатов, получаемых на мажоритарных округах и 90% мест в Сенате.

В результате выборов Палата Депутатов выглядела следующим образом. Крупнейшей фракцией парламента было Движение за народную республику, в ряды которой входило 174 депутата. Во фракцию ЛТА входило 140 депутатов. С большим отрывом после них шли коммунисты с 47 мандатами, эсдеки – с 26, социалисты – с 18, Национальный фронт – с 15 и ХДС – с 12. Самой маленькой фракцией была фракция Свободных демократов, в состав которой входило всего 5 депутатов. Еще 13 депутатов не входили на момент открытия Национального Собрания ни в какую фракцию. Доминирование Руха и ЛТА в Сенате было еще более явным. Из 95 сенаторов 45 представляли ДНР, 39 – ЛТА и еще 5 – УКП. Также в Сенат прошли представители СПУ, УСДРП и СД.

На первом же заседании палат Национального Собрания определились их главы. Спикером Сената был избран сенатор от Галицкой Земли Вячеслав Чорновил. Палату вновь возглавил Иван Плющ. Это было связано с тем, что эсдеки вместе с Нацфронтом и ХДС примкнули к правительственному большинству. Альянс, бывший ранее младшим партнером ДНР по коалиции, стал главной оппозиционной партией. Это изменение ознаменовало конец Первой партийной системы, основанной на противостоянии левых и демократических сил.

Произошли перестановки и в Уряде. Хотя согласно Конституции президент не был обязан отправлять Уряд в отставку перед вновь избранным парламентом, Кабинет Пинзенника был отправлен в отставку. Это было связано как с политической традицией – после прошлых выборов был отправлен в отставку кабинет Ланового, так и со стремлением Кучмы укрепить свои позиции. Президент опасался политических амбиций премьер-министра. Кучма хотел видеть на премьерском посту кого-то менее амбициозного и более готового подчиняться указам из Мариинского дворца. Пинзенник, навязанный партнерами Кучмы по партии, не очень подходил на эту роль.

Более удобным для Кучмы кандидатом в премьер-министры стал Госсекретарь Валерий Пустовойтенко. Именно он возглавил кабинет, будучи утвержденным Палатой 13 мая 1998 года. Первым вице-премьером остался Роман Шпек. Василий Дурдинец, Анатолий Кинах и Иван Курас остались на постах вице-премьеров. Сенатские министры остались те же – Москаленко, Удовенко и Кравченко сохранили свои посты.

Экономический блок правительства претерпел изменения – министром финансов стал Георгий Митюков, курировавший до этого проработку сценариев преодоления внешних шоков, а министром экономики – Юрий Ехануров, возглавлявший до этого МГИП. Его же возглавил бывший премьер-министр Владимир Лановой. Главным вызовом, стоявшим перед новым Урядом, был мировой финансовый кризис, а в особенности – ситуация в России.

Российский рынок начал терять устойчивость. Март 1998 года оказался последним спокойным месяцем для российского рынка: нерезиденты продолжали понемногу вкладывать средства в государственные бумаги, доходности которых не превышали 30 процентов, Центральный банк смог прирастить свои валютные резервы, хотя и не столь значительно, как ожидалось. Главной причиной этому стало радикальное изменение внешнеторговых условий для российской экономики – цены на основные товары российского экспорта (нефть, газ, цветные металлы) стали быстро снижаться, и, вопреки ожиданиям и прогнозам, это снижение цен приобрело устойчивый характер. Россия попыталась привлечь финансирование МВФ.

23 марта 1998 года был отправлен в отставку премьер-министр России Виктор Черномырдин. Его преемником стал Сергей Кириенко – чиновник 35 лет, возглавлявший до этого Минтопэнерго. В первые дни после назначения Кириенко казалось, что речь идет об обновлении кадрового потенциала Правительства, об ускорении реформ, об обеспечении политической преемственности. Но слова оказались лишь словами – эти надежды оказались беспочвенными.

Месяц, ушедший на утверждение Кириенко в Государственной Думе, оказался полностью потерянным для проведения осознанной экономической политики, более того, за этот период не удалось даже сформировать команду, с которой можно было бы связать надежды на продолжение реформ. На формирование персонального состава Правительства ушло еще две-три недели. Еще более месяца понадобилось для формирования политической и экономической программы действий.

Тем временем ситуация в российской экономике постепенно обострялась. Стали ощущаться последствия снижения мировых цен на экспортную продукцию, финансовое положение экспортеров медленно ухудшалось. Повысившиеся вслед за доходностью ГКО процентные ставки по банковским кредитам стали недоступными для предприятий реального сектора. Начавшийся было подъем российской экономики стал терять финансовую поддержку.

Одним из наиболее болезненных последствий смены российского правительства была более чем двухмесячная задержка с подписанием Заявления об экономической политике, служащего основой для предоставления кредитов МВФ. Подготовка такого документа осуществлялась ежегодно в ходе переговоров с миссиями МВФ, приезжавшими в Москву.

Переговоры по Заявлению 1998 года были трудными, поскольку критическое отношение сотрудников МВФ к реальным действиям и достижениям российских властей нарастало. В конце 1997 года систематическое невыполнение Россией целевых показателей в налогово-бюджетной сфере уже привело к неполучению очередного транша кредита от МВФ.

На 1998 год Правительство не хотело брать на себя слишком жестких обязательств по вопросам налогово-бюджетной политики, но это приходилось «компенсировать» большими обязательствами по мерам, которые затрагивали интересы отраслевых лобби. Все это тормозило процесс переговоров, но к 20 марта проект Заявления за исключением одного вопроса был полностью согласован и лежал на столе у Виктора Черномырдина в ожидании подписи.

Было согласовано с МВФ, что Заявление будет подписано до конца марта, и Совет директоров МВФ рассмотрит его на первом заседании в апреле, что не только открывало бы дорогу для получения денег, но и служило бы определенным «знаком качества» российской экономической политики в глазах инвесторов.

Заняв кресло премьер-министра, Сергей Кириенко, не обращая внимания на неоднократные обращения Минфина и Банка России об экстренной необходимости подписания Заявления, отложил его рассмотрение до своего утверждения в Государственной Думе. Затем Кириенко принял решение внимательно его изучить и попытаться заменить согласованные ранее меры на те предложения, которые рассматривались при разработке экономической программы действий нового кабинета.

Неоднократно из уст правительственных чиновников звучали обещания о подписании Заявления в ближайшие дни, но каждый раз этого не происходило – без объяснения причин. Во второй половине мая во время приезда очередной миссии МВФ Минфин неожиданно заявил о том, что согласованный в программе уровень доходов бюджета не может быть достигнут.

Потребовался новый тур переговоров и согласование позиций. Российский Минфин предлагал сокращение расходов, МВФ считал, что это приведет к наращиванию бюджетной задолженности, и пытался убедить в необходимости найти пути повышения доходов бюджета.

В результате процесс подписания документа затянулся до середины июня, а Заявление содержало более жесткие обязательства Правительства по некоторым вопросам, нежели в марте, поскольку ухудшение экономической ситуации в России было очевидно, и сотрудники МВФ выдвигали новые требования по принятию реальных действий, которые должны предшествовать рассмотрению Заявления на Совете директоров МВФ.

Рассмотрение программы Советом директоров МВФ было назначено на 18 июня, а 15 июня вице-премьер Борис Немцов подписывает Постановление Правительства, изменяющее ранее принятое решение, которое являлось одним из предварительных действий правительства перед получением кредита. В такой ситуации Мишель Камдессю принял решение об отмене заседания и проведении новых консультаций. Кредит МВФ был выделен только 25 июня.

Первыми нерешительность нового российского Правительства и его инертность в принятии решений заметили и по-своему оценили международные финансовые рынки. С конца апреля котировки обращающихся там российских ценных бумаг перестали расти. На Россию стали смотреть более внимательно, из «тихой гавани» она постепенно переходила в разряд стран, наиболее подверженных угрозе кризиса. Основания для этого были объективные и более чем веские: неулучшающаяся ситуация с федеральным бюджетом, нарастание задолженности по выплате пенсий, ухудшение условий внешней торговли.

Середина мая ознаменовалась новой волной кризиса, которая окончательно перечеркнула надежды на благополучное решение накопленных проблем. Как и в январе, все началось с попыток ряда инвесторов сыграть на понижение, но в отличие от того, что было зимой, на этот раз не нашлось инвесторов, привлеченных повышенной доходностью и готовых вкладывать новые деньги в Россию.

Эту вспышку кризиса удалось погасить за счет исключительного психологического шага Банка России – повышения ставки рефинансирования до 150% годовых. Все понимали, что такой уровень процентной ставки не играет экономической роли, но показывает решимость властей удерживать стабильность национальной валюты.

Стало очевидно, что это последний раз, когда использование инструментов денежной политики могло существенно повлиять на ситуацию на российских финансовых рынках. Логика развития кризисных явлений отныне целиком обуславливалась состоянием и перспективами бюджета, действенность инструментов денежной политики в таких условиях приблизилась к нулю. К середине августа доходность ГКО достигла 120%. К тому же МВФ из-за невыполнения Россией обязательств урезал выделенный им транш помощи на $800 млн.

Украинская экономика впервые почувствовала российский кризис 12 августа. За день до этого цены на все российские бумаги обрушились до небывало низких отметок. Торги в РТС пришлось остановить из-за слишком резкого падения котировок. Внешние долги России стоили дешевле, чем в период уличных боев 1993 года – доходность ГКО/ОФЗ приблизилась к 150% годовых, российских еврооблигаций — к 30% годовых, а ОВВЗ — к 50% годовых. Участники рынка потеряли веру в российское правительство и ждали развития событий по индонезийскому варианту.

Акции компаний, активно экспортирующих в Россию, на фоне этих событий потеряли в ходе торгов на КФБ до 15% стоимости. В последующее пару дней они смогли отыграть часть позиций, но последующие события привели к еще большему падению. Пока что валютный рынок и рынок гособлигаций не были задеты.

Ближайшие несколько дней рынок ожидал краха крупнейшего торгового партнера Украины. Многие боялись, что крах России приведет к эффекту домино, который ударит по Украине. По мере ухудшения ситуации в России росли опасения относительно возможной девальвации гривны. Население и бизнес активно скупали валюту. В ответ на это НБУ ужесточил правила купли-продажи валюты, введя лимит ее продажи физическим лицам в 500 в день.

14 августа 1998 года Президент России Борис Ельцин заявил, что девальвации не будет. Но уже через три дня, 17 августа 1998 года Правительство России и Центральный банк объявили о техническом дефолте по основным видам государственных ценных бумаг и о переходе к плавающему курсу рубля в рамках резко расширенного валютного коридора. Его границы были расширены до 6 – 9,5 рублей за доллар США. Позже ЦБ фактически отказался от поддержки курса рубля. Если 15 августа 1998 года официальный курс рубля к доллару США составлял 6,3 рублей за доллар, то 1 сентября 1998 года – 9,33 рубля, 1 октября – 15,9 рубля.

В течение месяца после объявления дефолта ушло в отставку правительство и руководство Банка России. 23 августа 1998 года подал в отставку премьер-министр Сергей Кириенко. Исполняющим обязанности премьера ненадолго стал Черномырдин, однако его кандидатура после двух попыток не была утверждена Госдумой.

7 сентября глава партии Яблоко Григорий Явлинский на заседании Думы предложил на пост премьера кандидатуру министра иностранных дел Евгения Примакова. 10 сентября Ельцин внес его кандидатуру на рассмотрение на пост председателя правительства, которую на следующий день утвердил парламент. Одновременно сменился глава Центробанка – 11 сентября ушёл в отставку Дубинин, его пост вновь занял Виктор Геращенко.

Экономический кризис был крахом макроэкономической политики российских властей, проводившейся в 1992—1998 годах. Экономика России получила тяжёлый удар, в результате которого в несколько раз девальвировался российский рубль, произошёл значительный спад производства и уровня жизни населения, резкий скачок инфляции – только за сентябрь 1998 года цены выросли на 37%. Банковская система лежала в руинах – банки слишком активно вкладывались в рынок ГКО.

Посткризисный спад в России был краткосрочным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом. Значительную роль в этом росте сыграли изменения в макроэкономической политике российских властей, произошедшие после смены состава правительства и руководства Центробанка, и внешняя конъюнктура.

Известие о дефолте России рынок воспринял как сигнал к панике – дали знать опасения относительно стабильности Украины. 17 августа котировки Киевской фондовой биржи упали на 12%. На основании этого комиссия по ценным бумагам приняла решение о ее закрытии на неделю, пока страсти не улягутся.

Паника распространилась на другие рынки. Доходность по гособлигациям взлетела на 5%. Назначенный на 18 августа выпуск КБКО не пользовался особым спросом – его почти полностью выкупил государственный Ощадбанк. Гривна подверглась давлению спекулянтов. НБУ был вынужден ответить интервенциями на валютном рынке. На стабилизацию ситуации ушло 300 млн. долларов.

К началу следующей недели паника спала. Украинская финансовая система выдержала удар благодаря накопленным резервам, большому запасу прочности. В отличие от России украинская экономика росла бешенными темпами третий год подряд. Несмотря на рост оттока капитала и падение экспорта, сохранилось положительное сальдо платежного баланса. Правильные действия украинских финансовых властей не позволили ситуации выйти из-под контроля.

Фондовый рынок отметил свое открытие 24 августа умеренным ростом. Украинская экономика пережила первоначальный шок. Процентные ставки вернулись на уровни начала месяца. К концу года восстановилось доверие и на внешних рынках – гривна не собиралась девальвироваться как рубль или румынский лей, а Уряд имел средства, чтобы платить по счетам.

Пережив первоначальный шок, украинское правительство обратилось к структурным проблемам. На повестку дня стала другая угроза – угроза рецессии. Хотя, в отличие от той же Беларуси, Украина активно диверсифицировала свою торговлю, завоевывая рынки сбыта, Россия осталась одним из основных. Даже самый благоприятный для России сценарий – девальвация рубля до экономически обоснованного уровня, малый объем денежной эмиссии и вызванный девальвацией рост промышленного производства – означал проблемы для украинской промышленности.

Схлопывание российского рынка в долларовом отношении и падение конкурентоспособности украинских товаров, обусловленной завышенным курсом рубля, означали потерю Украиной рынка сбыта. Именно это обуславливало возможность рецессии. Украина не желала девальвировать гривну до уровня, восстанавливающего преимущества украинской промышленности на российском рынке – это означало приход кризиса, которого Украине удалось избежать в августе 1998 года.

Уже осенью 1998 года крах России привел к падению темпов роста экономики и проявлению в украинской экономике дефляционных тенденций. Уряд стремился скомпенсировать потерю российского рынка для украинских производителей и оживить украинскую экономику. Уже в сентябре 1998 года учетная ставка была снижена до 12% годовых, а в ноябре – до 10,5%. Снижение процентных ставок способствовало росту малого бизнеса и получению предприятиями дополнительных ресурсов для инвестиций.

Уряд пошел на увеличение бюджетных расходов. В сентябре 1998 года Национальное Собрание вотировало увеличение бюджетных расходов в IV квартале 1998 на 3 млрд. . Также выросли запланированные расходы бюджета на 1999 год. Дополнительные средства были направлены на развитие инфраструктуры, развитие инновационных производств и стимулирование экспорта.

С ростом доходов населения, непрерывно шедшим с 1993 года, рос и уровень потребления, в первую очередь товаров длительного пользования, таких как автомобили и бытовая техника. Развитие потребительского кредитования, начавшееся в этот период, также способствовало этому. Рост доступности потребительского кредитования был побочным эффектом процентной политики НБУ. Хотя банковская система по-прежнему ориентировалась на кредитование бизнеса, снижение ставок создавало спрос на потребительские кредиты. Правительство также стремилось к развитию внутреннего рынка. Многие предприятия, ранее экспортировавшие в Россию, переориентировались на растущий украинский рынок.

В целом, украинская экономика легко перенесла Азиатский кризис и российский дефолт. Запас прочности позволил Украине достаточно легко переориентироваться на другие рынки и скомпенсировать потери на российских рынках. Несмотря на падение экспорта в 1998 году, его объемы продолжили расти. Украинцы активно вели экспансию на внешние рынки. Так украинский экспорт в ЕС вырос по итогам 1999 года на 18%, а в Латинскую Америку – на 12%. По состоянию на 2000 год украинский экспорт составил $40 млрд. или 40% ВВП.

Несмотря на российский кризис, темпы роста ВВП оставались высокими. В 1999 году ВВП вырос на 7%, а в 2000 – 9,9%. Мировая пресса все чаще говорила об украинском экономическом чуде. В 2000 году по ВВП Украина превзошла уровень 1989 года. Средняя зарплата в стране по состоянию на 2000 год составляла 624₴, что составляло $134 и равнялось 134% средней российской зарплаты.


 [ПW1]В РИ – жадность фраера сгубила. Украина заломила цену, а потом эти снаряды сгорели на складах

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Украинское руководство уделяло большое внимание развитию российско-украинских отношений. Всю вторую половину 1990-х они оставляли желать лучшего. Главной константой отношений на постсоветском пространстве было российско-украинское соперничество. Россия негативно воспринимала чрезмерную независимость Украины. Другим раздражающим фактором были украинские экономические успехи.

Россия реагировала на экономические успехи Украины и проникновение украинских товаров на российский рынок действиями по защите своего рынка от Украины. В 1996 году в одностороннем порядке в нарушение российско-украинского соглашения о свободной торговле был введен импортный НДС на поставляемые из Украины товары, что было равнозначно введению 20% заградительной пошлины. В 1997 году россияне в одностороннем порядке вывели сахар из режима свободной торговли, что ударило по украинским сахаропроизводителям – Украина была традиционным поставщиком сахара в Россию.

Украина отвечала симметричными мерами, вводя пошлины и ограничивая поставки. Зона свободной торговли между Российской Федерацией и Украинской Республикой фактически прекратила свое существование. «Братские народы» строили на пути торговли стену из пошлин и эмбарго – в 1999 Россия ввела полный запрет на импорт украинского спирта.

Итог российско-украинской торговой войны закономерен. Хотя до дефолта объемы российско-украинской торговли оставались большими и продолжали расти, после первого серьезного шока – дефолта – российско-украинская торговля начала приходить в упадок. К началу XXI века доля России во внешнеторговом обороте Украины упала в два раза и продолжала снижаться. Если Украина благодаря своей экспортной политике смогла компенсировать потери, то для России эта торговая война стоила почти 0,8% ВВП к 2000 году.

Торговля была не единственным камнем преткновения в отношениях Киева и Москвы. Ожесточенные споры шли относительно делимитации и демаркации границы. Хотя договор о границе был подписан в 1998 году, он не решил проблем. Этот договор только делимитировал сухопутную границу. Российская Федерация не стремилась проводить разграничение на местности.

Также за скобками договора 1998 года оставались морские рубежи Украины. Россия в отличие от Украины не желала проводить разграничение Азовского моря и Керченского пролива. Дело в том, что при воплощении в жизнь этого варианта россияне лишаются права использовать ресурсы украинской части водоема, а судоходный фарватер в Керченском проливе проходит западнее принадлежащего Украине острова Тузла. Единственным, чего удалось добиться дипломатам, соглашения о том, что Азовское море является внутренними водами России и Украины – России не нравилась идея свободы иностранного судоходства в Азовском море.

Россия и Украина не стеснялись бряцать оружием во время пограничных споров. Россия пыталась оказывать давление на Украину, нарушая ограничения, наложенные на российскую группировку в Крыму по соглашению о пребывании Черноморского флота. Украина отвечала на это давлением на российскую группировку и ее структуры обеспечения. Стороны наращивали свое присутствие в Азовском море. В 1997-99 годах произошло несколько инцидентов с участием российских и украинских пограничников. Силовое давление оказывалось и на суше. Украинские пограничники на некоторых участках границы проводили одностороннюю демаркацию границы, когда как россияне предпринимали попытки им помешать. Действия пограничных ведомств обеих сторон сопровождались дипломатическими скандалами.

Россия и Украина активно боролись за влияние в СНГ. Россия стремилась восстановить свое влияние в регионе вплоть до учреждения конфедеративного государства с собой во главе. Украина же ставила в регионе более приземленные цели экономического и политического характера.

Главным полем боя для Москвы и Киева была Беларусь. Балкон, нависающий над тылами украинской армии, подставка под самый большой котел со времен Второй мировой, дорога, по которой шли на Москву Наполеон и Гитлер – все зависит от кокарды на фуражке говорящего генерала. Страна, разрывающаяся между бело-красно-белым и красно-зеленым прошлым.

После падения Лукашенко Беларусь стала парламентской республикой, где правил премьер-министр Виктор Гончар в коалиции с Аграрной партией. Новое правительство осуществляло необходимые реформы, направленные на либерализацию экономики. На 1997-98 года пришелся пик приватизации, в результате которой большинство крупных предприятий попали под контроль российского и украинского капитала.

Рост экспорта и укрепление отношений с Украиной и Россией способствовал экономическому росту. В 1997 году ВВП вырос на 10%. Снижение темпов инфляции позволило провести в июле 1998 года деноминацию рубля в соотношении 50000:1. В результате белорусский рубль полтора месяца был дороже доллара США.

Гончару удавалось лавировать как между Москвой и Киевом, так и между политическими силами внутри страны. Благодаря этому Беларусь смогла занять позицию посредника между Украиной и Россией, наживаясь дополнительно на этом. Позиция посредника, наименее неудобного партнера, позволила Гончару сохранить власть во время кризиса.

После августа 1998 года проявились слабые места белорусской модели. Она, в отличие от Украины, была чрезмерно завязана на Россию. Результатом был тяжелый экономический кризис. Хотя Беларуси удалось избежать рецессии, ценой за это была катастрофическая девальвация рубля. За два года после дефолта России белорусского рубля к доллару США упал в 6,6 раза. За девальвацией последовали всплеск инфляции и обнищание населения.

В условиях экономического кризиса Гончар оказался на грани отставки. В Аграрной партии раздавались голоса в пользу создания коалиции с коммунистами, но у БКП и аграриев не было количества депутатов, достаточного для большинства. В случае демарша АПБ у Гончара оставался вариант союза с правыми – БСДГ и БНФ. В этом случае у левых и правых было бы примерно одинаковое количество депутатов, и основная борьба шла бы за симпатии нефракционных одномандатников, в чем у Правительства больше возможностей.

Гончару удалось не только убедить партнеров по коалиции в том, что он – меньшее зло, но и добиться внешней поддержки своей политики. Белорусский премьер позиционировал себя как посредника в отношениях между Россией и Украиной. Гончару удалось добиться получения сначала украинских, а затем и российских кредитов и субсидий. Он воспользовался тем, что оба соседа заинтересованы в поддержке со стороны Минска в выполнении своих целей и выбивал с помощью этого ресурсы.

В белорусской экономике рубежа тысячелетий происходило два процесса. Во-первых, рост значения посредничества между Украиной и Россией. Беларуси удавалось сохранять нейтралитет в конфликтах Москвы и Киева и извлекать из них выгоду. Торговые войны между Россией и Украиной сделали Беларусь незаменимой в плане посредничества. Белорусские предприятия замещали поставщиков из России и Украины, переставших торговать из-за введения ограничений. Белорусы выступали посредниками в торговле. Высококвалифицированная дешевая рабочая сила и удобное географическое положение делали свое дело – к 2000 году это дало дополнительный прирост ВВП в 3%.

Во-вторых, в белорусской экономике наблюдался рост засилья иностранного, в первую очередь украинского и российского капитала. Тенденция на проникновение российского и украинского капитала наблюдалась еще до Дефолта. Тогда она была связана с приватизацией – российские и украинские корпорации были заинтересованы в белорусских предприятиях и имели больше ресурсов для покупки, чем слаборазвитый местный капитал.

После Дефолта эта тенденция усилилась – белорусскому правительству были нужны деньги, приватизация оставалась источником дохода, а единственным платежеспособным покупателем оставались иностранцы, в первую очередь – украинцы. В результате этого к середине 2000-х годов белорусская экономика напоминала в этом плане венгерскую – основные предприятия, созданные в социалистический период, принадлежали иностранным корпорациям.

Традиционно главным интересом Украины в Закавказье и Центральной Азии было обеспечение поставок углеводородов. Украина активно вкладывалась в соответствующую инфраструктуру. Так в 1994 году Нафтогаз вложился в азербайджанский Контракт века. При украинском содействии был построен нефтепровод Баку – Супса, обеспечивающий Украине поставки нефти в обход России.

Украина стремилась обеспечить безопасность поставок. В Мариинском Дворце понимали, что без политического влияния в регионе это невозможно обеспечить. Самое большое влияние у Украины было в Грузии. К 1999 году завершился вывод российских войск из Грузии. Единственными иностранными войсками, остававшимися в стране были миротворцы СНГ в Осетии и Абхазии и украинская бригада в Батуми. При этом миротворческий контингент в Абхазии набирался из украинских войск и находился под украинским командованием. Российские войска, если на считать миротворческого батальона в Южной Осетии, оставались только в Армении, которая была зажата между Турцией и Азербайджаном и опасалась за свое существование.

Только Грузии было недостаточно для успеха украинской политики в регионе. Украина укрепляла отношения с другими странами региона. В 1997 году был образован Консультационный форум ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). ГУАМ ставил перед собой цели развития экономического сотрудничества и региональной безопасности. Новый блок воспринимался как конкурент России, хотя все его члены заявляли о стремлении сотрудничать с РФ.

После дефолта Украина проявляла интерес к Центральной Азии. Она стремилась воспользоваться кризисом в России, чтобы заместить ее как лидера в регионе. Украина сосредоточила внимание на двух лидерах региона – Казахстане и Узбекистане.

Если Казахстан оказался верен российским интеграционным объединениям, то Узбекистан заинтересовался украинскими предложениями, вступив в 1999 году в теперь уже ГУУАМ. Украину и Узбекистан связывали не только украинская диаспора (80 тыс. украинцев и 40 тыс. кырымлы) и нелюбовь к российскому доминированию, но и общие экономические интересы.

Узбекистан поставляет в Украину хлопковое волокно, текстильные изделия, нефтепродукты, цветные металлы. Украина экспортирует в Узбекистан машины и оборудование, в первую очередь для нефтедобычи и сельского хозяйства, фармацевтические продукты, продукты, древесину. Также Украина поставляет в Узбекистан военную технику, необходимую для борьбы с исламистским подпольем.

Центрально-восточная Европа активно интегрировалась в структуры Запада. В первую очередь это было НАТО. Решающим был саммит организации, прошедший в Мадриде с 8 по 9 июля 1997. Главным вопросом, который на нем рассматривался, было расширение НАТО на восток.

На саммите рассматривались заявки пяти стран: Венгрии, Польши, Румынии, Словении и Чехии. При этом Венгрия и Польша состояли в CECSS – блоке стран ЦВЕ во главе с Украиной. «Восточный вопрос» стал камнем преткновения на саммите – страны CECSS видели себя в рамках западных структур безопасности, когда как страны Западной Европы, в первую очередь Германия и Франция, не желали сильно злить Россию.

В итоге было выработано соломоново решение – Чехия вступала в НАТО в 1999 году, когда как Венгрия, Словения и Польша – в 2001 году. Главным документом, который был принят на саммите, была Хартия сотрудничества NATOCECSS, установившая практически союзнические отношения между организациями. Интенсифицированный диалог между ними должен был обеспечить готовность государств CECSS к вступлению в Альянс. Хартия сотрудничества положила начало вступлению в НАТО стран ЦВЕ.

Дрейф стран Вишеградской группы в сторону Европейского Союза был предопределен его силой притяжения. Как планеты, падающие в черную дыру, Венгрия, Польша, Словакия и Чехия сближались с Брюсселем.

Вступление в Североатлантический альянс Польши и Венгрии породило коллизии, связанные с их участием в CECSS. При этом, если Польша была готова порвать со своими старыми союзниками, то венгры не были настроены так решительно – в Будапеште не было уверенности, что Западная Европа готова защитить венгерское меньшинство в Румынии.

Важной тенденцией в региональном развитии было укрепление связей между составляющими его государствами. Хотя многие старые члены CEFTA смотрели больше в сторону Брюсселя, центральноевропейские структуры получили дополнительный импульс за счет присоединения к ним балканских государств. В 1999 году в АНЦЕ, CEFTA и CECSS вступили Македония и Югославия. Развитие региональной торговли и экономические реформы обеспечили региону невиданное ранее процветание, наступившее в 2000-х годах.

Положение балканских стран – Болгарии, Югославии и Македонии определялось факторами, которые позволяли объединить их в общее пространство и определяли их положение на карте мира. Во-первых, они были беднее, чем страны Вишеградской четверки – это было связано как с историей коммунистического периода их истории, так и с политикой начала 1990-х.

Со второй половины означенного десятилетия ситуация меняется, к власти приходят правительства, осуществляющие экономические реформы по образцу Центрально-Восточной Европы, в первую очередь Украины. В страны привлекается западный и украинский капитал.

Отношения Балканской тройки с Европейским Союзом гораздо холоднее, чем у стран Вишеграда. Македония конфликтует с Грецией из-за названия, ЕС критикует Болгарию за «слишком активное» вмешательство Короны в дела правительства, а Югославия, хотя и не совершает художеств эпохи Милошевича, остается в не особо теплых отношениях с Брюсселем.

Также эти три страны роднит наличие политически влиятельного мусульманского меньшинства – болгарские турки и македонские албанцы создали собственные политические партии, которые активно влияют на формирование правящих коалиций в этих странах, а югославские албанцы имеют собственный субъект федерации – Республику Косово.

Балканские страны интегрировались в структуры, созданные Украиной. Через год после вступления в АНЦЕ, CEFTA и CECSS Македония и Югославия вместе с Болгарией присоединились к ГУУАМ, образовав Организацию за демократию и экономическое развитие (ОДЭР).

Конец XX века был временем значительных политических изменений в Восточной Европе. В первую очередь они затронули Российскую Федерацию. Благодаря действиям правительства Примакова России удалось избежать экономической катастрофы. Страна не только провалилась в экономический ад начала 1990-х годов, но и смогла возобновить благодаря вызванному девальвацией импортозамещению и начавшим расти ценам на нефть экономический рост.

В политическом плане до стабильности было далеко. Главным вопросом, который обсуждался в стране был вопрос преемника старого и больного президента Ельцина. Семья президента Ельцина – группа его родственников и приближенных олигархов стремилась подобрать устраивающего их наследника. Действующий премьер Примаков, имевший все шансы выиграть президентские выборы 2000 года, не подходил на эту роль. Он был союзником группы региональных лидеров во главе с мэром Москвы Юрием Лужковым, стремившимся возглавить Россию.

Неверный выбор союзников стоил Примакову премьерского кресла. В мае 1999 года правительство возглавил министр внутренних дел Сергей Степашин, назначенный Ельциным. Он продержался только три месяца после чего правительство возглавил директор ФСБ Владимир Путин.

После подписания Хасавюртовских соглашений и вывода российских войск в 1996 году мира и спокойствия в Чечне и прилегающих к ней регионах не наступило. Чеченская Республика Ичкерия превратилась в исламистско-террористический анклав. В стране введено шариатское право.

На местах правили полевые командиры. Они быстро открыли новый источник доходов – похищения на прилегающих к Чечне территориях с целью выкупа. Бандиты наживались на хищениях нефти из нефтепроводов и нефтяных скважин, производстве и контрабанде наркотиков, выпуске и распространении фальшивых денежных купюр, нападениях на соседние российские регионы.

Значительную роль в жизни Чечни стали играть многочисленные арабские добровольцы. Главной их целью стала дестабилизация положения в соседних с Чечней российских регионах и распространение идей сепаратизма на северокавказские республики. Чеченские террористы осуществляли теракты в российских городах.

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных во главе с президентом Асланом Масхадовым, которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов, которых возглавлял полевой командир Салман Радуев, стремившихся оказать помощь братьям по вере.

7 августа 1999 с территории Чечни было совершено массированное вторжение боевиков в Дагестан под общим командованием Салмана Радуева и арабского полевого командира Хаттаба. Ядро группировки боевиков составляли иностранные наемники и бойцы «Исламской международной миротворческой бригады», связанной с «Аль-Каидой». План боевиков по переходу на их сторону населения Дагестана провалился, дагестанцы оказали вторгшимся бандитам отчаянное сопротивление.

Российские власти предложили ичкерийскому руководству провести совместную с федеральными силами операцию против исламистов в Дагестане. Было также предложено «решить вопрос о ликвидации баз, мест складирования и отдыха незаконных вооруженных формирований, от которых чеченское руководство всячески открещивается». Аслан Масхадов на словах осудил нападения на Дагестан и их организаторов и вдохновителей, однако реальных мер для противодействия им не предпринял.

Более месяца шли бои федеральных сил с вторгшимися боевиками, закончившиеся тем, что боевики были вынуждены отступить с территории Дагестана обратно в Чечню. В эти же дни – 4-16 сентября в нескольких городах России (Москве, Волгодонске и Буйнакске) была осуществлена серия террористических актов — взрывы жилых домов. В них были обвинены чеченские террористы. Позднее возникла конспирологическая версия, что за ними стояло ФСБ.

В сентябре федеральные войска перенесли боевые действия на территорию Чечни. Россия делала ставку на привлечение на свою сторону части полевых командиров. Значительная часть умеренных, недовольных вторжением в Дагестан, присоединилась к федеральным силам. Во главе прокремлевской администрации Чечни стал бывший сторонник сепаратистов, главный муфтий Чечни Ахмат Кадыров.

Военные успехи российской армии впервые за десятилетие дали народу уверенность в величии России. Рейтинги премьер-министра Путина, ассоциировавшегося с военными успехами в Чечне взлетели. Благодаря этому проправительственное движение «Единство» обогнало на выборах лужковский блок «Отечество – Вся Россия».

31 декабря 1999 года президент Российской Федерации Борис Ельцин ушел в отставку. Исполняющим обязанности главы государства стал премьер-министр Владимир Путин. Для Лужкова и Примакова это стало неожиданностью. Они исходили из того, что выборы будут в июне и не успели начать подготовку. Успешная кампания принесла Владимиру Путину победу в первом туре. Он повел страну своим курсом.

После прихода к власти Владимира Путина Мариинский Дворец предпринял попытку улучшить отношения с Российской Федерацией. Хотя между Леонидом Кучмой и Борисом Ельциным были хорошие личные отношения, отношения между возглавляемыми ими странами желали оставлять лучшего.

15 февраля в Москву с визитом прибыл министр обороны Украинской Республики Валерий Москаленко. Он был почти идеальной фигурой для установления контактов с новым российским руководством. Если бы незапланированный приезд президента или премьера воспринимался бы как прибытие вассала к новому сюзерену, то визит министра обороны не создавал бы такого впечатления. В то же время Москаленко в роли эмиссара был достаточно высокопоставлен, чтобы это не выглядело как неуважение.

Москаленко кроме статуса министра обороны имел авторитет, связанный с заслугами в последнее десятилетие. В его активе было написание «Записок об эффективном и справедливом государстве» – одного из наиболее значительных трудов, посвященных теории модернизации и воспринимавшегося как методичка, по которой работает украинское правительство, превращение Народного Руха в мощную электоральную машину, победившую на выборах 1990 года, и дальнейшее успешное руководство различными силовыми структурами.

Среди российского истеблишмента было двойственное отношение к Москаленко. С одной стороны, украинская внешняя политика, к которой приложил руку и Москаленко, а также украинство сильно раздражали россиян. Успехи Украинской Республики, во многом связанные с Москаленко, в свою очередь, вызывали у них чувство зависти и восхищения.

Многие российские политики читали «Записки», находя в них рецепты для модернизации Российской Федерации. Так прагматик Александр Волошин, говоривший о политике исключительно в деловых терминах, который стал в марте 1999 главой Администрации президента России, восхищался Москаленко, в котором видел родственную душу.

Украинский министр стремился установить контакт с новыми российскими руководителями. Переговоры между Путиным, Волошиным и Москаленко прошли успешно. Они обсудили текущие вопросы российско-украинских отношений, положив начало «медовому месяцу 2000-х годов». Главным итогом встречи было соглашение о визите российского президента в Киев, целью которого должно было стать урегулирование значительной части сложностей российско-украинских отношений.

11 августа 2000 года президент РФ Владимир Путин прибыл в Киев. Визит российского лидера прошел с большой помпой, благо он был первым с 1997 года. Главным его итогом был ряд соглашений, которые подвели черту под полугодом работы дипломатов. Был заключен новый договор о дружбе и сотрудничестве.

Не менее важным было торговое соглашение, завершившее российско-украинскую таможенную войну, которая шла во второй половине 1990-х. Взаимная торговля подтолкнула развитие российской и украинской экономик, особенно приграничных районов. Заключен договор о трансграничном сотрудничестве, которое облегчило пересечение российско-украинской границы жителями российско-украинского приграничья, в том числе – гастарбайтеров из приграничных районов РФ.

Украина объявила о поддержке усилий по борьбе с терроризмом, проведя совместно с Грузией операцию против чеченских боевиков в ущелье Панкиси. В ответ Россия согласилась поддерживать усилия по завершению конфликта в Южной Осетии, которые привели в конце концов к поглощению ее Грузией.

Республика Румыния крайне тяжело пережила 1990-е годы. После падения в 1989 году коммунистического режима Чаушеску Румыния оказалась в упадке. Пришедшая к власти после Румынской революции группа бывших коммунистических функционеров во главе с Ионом Илиеску, ставшим президентом Румынии в 1990 году, не смогла обеспечить проведение того комплекса реформ, который обеспечил экономическое развитие большинства постсоциалистических стран, таких как Венгрия, Польша и Украина. Высокая инфляция, достигавшая 300% годовых, экономический спад, акции протеста и общая слабость институтов румынского государства отличали эпоху правления Иона Илиеску.

Если другие восточноевропейские страны активно интегрировались в европейские структуры и создавали собственные интеграционные объединения типа CEFTA, которые позволили экономикам постсоциалистического пространства легче пережить трансформационный кризис, то Румыния оказалась на обочине этого процесса.

Отношения Румынии с соседями были откровенно испорчены из-за национализма и ирредентизма, которые поощрялись администрацией Илиеску. Так отношения с Венгрией были осложнены из-за проблемы притеснений венгерского меньшинства в Трансильвании, а с Украиной, Молдовой и, в меньшей степени, Болгарией – из-за стремления возродить România Mare – румынское государство в границах 1930-х годов, что означало претензии на возвращение Румынии территорий Украины, Молдавии и Болгарии, отторгнутых в ходе Второй Мировой войны. Украинско-румынские отношения также портили пограничные проблемы, связанные с территориальными спорами в Дельте Дуная и на черноморском шельфе около острова Змеиный.

1996 год, ознаменованный падением наименее эффективных режимов в постсоциалистическом пространстве, стал годом победы на президентских выборах кандидата от демократических сил Эмиля Константинеску. Он добился потепления отношений с США и соседями. Главной заботой Константинеску была экономика. Он попытался форсировать либеральные реформы и ускорить приватизацию. Эти эти реформы не принесли в долгосрочной перспективе успеха румынским демократам. Слабость румынского государства не позволила конвертировать либерализацию в экономический прогресс как в Польше, Украине или Болгарии, а улучшение отношений с соседями не принесло Константинеску электоральных дивидендов.

Румыния пострадала от российского кризиса 1998, вызвавшего очередную волну девальвации лея. После очередных шахтерских протестов в 1999 году остаток правления Константинеску прошел в непрерывном политическом кризисе. Результатом реформ в виде шестипроцентного роста ВВП в 2001 году воспользовалось уже следующее правительство.

26 ноября 2000 года должен был состояться первый тур президентских выборов в Румынии. Действующий президент Константинеску отказался от участия в выборах в виду своей непопулярности. Основная борьба развернулась между бывшим президентом Илиеску и лидером ультраправой партии Великая Румыния Корнелиу Вадим Тудором.

В ходе кампании Вадим Тудор смог привлечь на свою сторону голоса горожан и молодежи. Ультраправый популист, обвиняющий во всех бедах евреев, цыган и венгров, и не скрывающий того, что Румынией, по его мнению, можно управлять только пулеметом, собрал голоса возмущенных граждан. Благодаря им Вадим Тудор набрал в первом туре 40% голосов, обогнав почти на миллион своего главного соперника.

Противники румынского вождя попытались объединиться во втором туре вокруг фигуры Илиеску, но они были деморализованы. В итоге президентом Румынии стал ультраправый националист. Запад и соседи отрицательно восприняли нового румынского лидера. Румыны еще не видели всех последствий сделанного выбора.

Приход к власти политической партии Великая Румыния и ее лидера Корнелиу Вадим Тудора вызвал обеспокоенность международного сообщества – ПВР была известна как ксенофобская расистская популистская организация.

Вадим Тудор стремился закрепить за собой власть в стране. Для этого он начал ряд процессов, направленных против «мафии», в ряды которой попали политические противники нового режима. Хотя обвинения в коррупции в случае большинства из них были справедливы, очевидная политическая направленность этих процессов вызвала протесты оппозиции, разогнанные полицией. Силовики, недовольные новым политическим курсом, были отправлены в отставку.

Во внешней политике Вадим Тудор быстро похерил достижения предыдущего правительства, превращая Румынию в страну-изгоя. Хотя благодаря хорошей экономической конъюнктуре ПВР сохраняла популярность, ее лидеры искали врагов внешних и внутренних. К внутренним врагам кроме мафии быстро оказались приписаны евреи, разумеется, и венгерские «сепаратисты», что серьезно испортило отношения Румынии с внешним миром.

Врагами же внешними стали «поддерживавшая сепаратистов» Венгрия, «оккупировавшие румынские земли» Украина, Молдова и Болгария и «стоящие за ними» Европейский Союз и Соединенные Штаты. Уже в ноябре 2001 года стараниями украинской дипломатии на Румынию были наложены санкции ООН.

Нарастание военной угрозы со стороны Румынии, режим которой в случае внутренних неурядиц мог решиться на враждебные действия в отношении соседей либо создать угрозу судоходству на Дунае, стимулировало ее соседей на интенсификацию совместных военных усилий в сдерживании румынской угрозы. Многие политики не стеснялись отвечать на румынские заявления о необходимости вернуть ей отторгнутые территории. Так министр обороны Украины Валерий Москаленко обещал в случае румынской агрессии «вернуть ее к границам времен Влада Дракулы».

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

15 января 1999 года в Украине была проведена перепись населения. Население Украинской Республики составило 50 млн. 458 тыс. 837 человек, сократившись по сравнению с прошлой переписью на 1,25 млн.

Основной причиной сокращения населения были падение рождаемости и рост смертности. Эти тенденции были в первую очередь итогом предыдущих сорока лет демографического развития СССР, когда в середине 1960-х годов практически прекратился рост средней продолжительности жизни. На усугубление этой тенденции также повлияли катаклизмы начала 1990-х годов, но, чтобы не говорили российские советофилы, она сформировалась еще в советский период.

В плане миграции можно выделить два периода. В первую половину 1990-х годов наблюдалось большое положительное сальдо миграции, связанное с возвращением на родину украинцев, которые переселились в советский период в другие районы СССР, такие как Центральная Азия и Крайний Север. Во второй половине десятилетия возобладала другая тенденция. Хотя Украина по-прежнему имела положительное сальдо миграции, на первый план вышла трудовая эмиграция украинцев в более богатые страны, в первую очередь – страны Запада. В 1995-1998 году отмечалось отрицательное сальдо миграционного прироста. С ростом экономики сокращалась эмиграция из Украины и росла иммиграция на ее территорию.

Перепись 1999 года выявила следующие тенденции. Во-первых, прекратилась русификация. Доля украинцев и украиноязычных выросла во всех регионах страны кроме Крыма, где на статистику сильно повлияло возвращение крымских татар.

Итоги переписи подорвали надежды местных ирредентистов и сепаратистов. Так большинство украинских советских идентифицировало себя не как русских, а как украинцев. Вместо 600 тыс. русин – такое число называли лидеры русинского движения, было зафиксировано только 10,9 тыс.

Перепись также выявила другую тенденцию. Население выросло в межпереписной период только в западных регионах, где традиционно была выше рождаемость, и в Киеве и Крыму, которые были центрами иммиграции. Межрегиональные миграции и концентрация населения в крупных городских центрах в 1990-х годах еще не приобрела того значения, которое она получит в последующие десятилетия.

К началу XXI века сложилась современная украинская идентичность. 1990-е годы прошли под флагом дебатов между сторонниками различных ее вариантов. Наиболее непримиримыми противниками были левые, выступавшие как сторонники украинской советской идентичности, и этнонационалисты, для которых украинская идентичность была в первую очередь этнической, ориентирующейся на сельское население.

Именно на этом фоне в крупных городах сформировалась современная украинская идентичность. Ее носителем в первую очередь был средний класс. Именно его воззрения во многом определили понимание украинцами самих себя.

Украинец традиционно воспринимался как индивидуалист, склонный к накоплению. Стержнем украинской национальной идеи, украинской мечтой, озвученной еще в XIX веке, была идея об «Украине без холопа и пана». Для украинцев эта формула была не только отрицанием польского и российского путей развития, но и синтезом традиционных народных представлений об идеальном обществе и отклик традиций киевского вече и опыта Запорожской Сечи.

Современная Украинская Республика родилась в ходе боев на улицах Киева в августе 1991 года. Именно опыт объединения нации во имя общих идеалов свободы под сине-желтым флагом стал определяющим для украинского политического развития. Кровь героев Небесной сотни стала тем раствором, на котором из различных субнациональных идентичностей сформировалась современная украинская нация.

Вместе с мечтой об Украине без холопа и пана опыт борьбы за свободу породил современную республиканскую идею. По мнению украинца начала XXI века Республика, спільна справа, была необходимым злом, которое должно существовать во имя защиты свободы украинского народа.

Вопросы ассимиляции и этнической составляющей украинской идентичности были важной частью дебатов начала 1990-х годов. Тогда различные стороны дебатов еще не осознали, что украинское общество объединилось вокруг идеи украинцев как гражданской нации по американскому образцу. Опыт 1991 года, когда под сине-желтым знаменем свободы сражались украинцы различного этнического происхождения, выбил почву из ног сторонников идеи Украины для украинцев (в этническом смысле). В то же время признавался примат украинской культуры и языка как этнической основы украинской нации.

«Русский вопрос» был одним из важнейших для развития современной украинской нации. Русские и русскоязычные обладали слишком большой численностью и влиянием, чтобы считаться еще одним забавным меньшинством. При этом русские язык и культура были основой общеимперских языка и культуры в Российской Империи и СССР. В крупных городах существовало значительное русское население, а украинское население в значительной мере использовало русский язык как средство общения.

Не было какого-либо антагонизма между титульным этносом (украиноязычные украинцы) и русскоязычным населением. Большинство русскоязычных идентифицировали себя как украинцев, а собственно русское население в массе своей ассоциировало себя со страной проживания.

После обретения независимости украинский язык вернул себе утерянные за последние десятилетия советской власти позиции в государственном аппарате, образовании и культуре. К началу XXI века в украинском обществе сложился консенсус относительно языкового вопроса, оспариваемый только кучкой маргиналов.

Статус украинского языка как единственного государственного не оспаривается никем. При этом современное украинское общество двуязычно. Русский язык сохранил сильные позиции в украинском культурном пространстве. Для Украины естественна ситуация, когда собеседники во время разговора свободно переходят с украинского языка на русский и обратно.

Украинизации русского населения способствовало то, что украинцы считали значительную часть общеимперского наследия своим. Украинское общество никогда не было склонно к жесткой унификации культурного пространства и установлению священного канона. Поэтому отторжение российского периода украинской истории было уделом небольшой части населения. Для украинского общества не была вопросом принадлежность Гоголя или то, какое влияние Украина оказала на культуру Российской Империи. Украинское общество, отвергая унификаторские попытки Москвы, расценивало русскоязычную украинскую культуру как часть, в первую очередь, украинского культурного пространства.

1990-е годы были периодом примирения различных групп украинского народа. В первую очередь это касается вопроса УПА. Путч резко снизил актуальность этого вопроса. За свободу Украины в эти дни одинаково сражались и те, чьи деды воевали в РККА, и потомки участников антисоветского сопротивления.

В отличие от России, победа в Великой Отечественной войне не занимала центрального места в национальной идентичности. С украинском обществом произошел тот же процесс, что и с американским в ходе Американо-испанской войны. Новый военный опыт, путь и такой мизерный как в августе 1991 года, вытеснил из общественного сознания старые раны. Вторая Мировая уходила в историю.

В украинском обществе возобладало мнение, что парни в пилотках и парни в мазепинках сражались за Украину, и здравые его силы стремились утвердить этот консенсус. Примером этого может являться Национальный мемориал, открытый президентом Юхновским (кстати, ветераном ВОВ) в 1995 году.

Украинская система образования и НТКУ подавали историю Украины в патриотическом ключе. Главной задачей авторов школьных учебников было прививание гордости за национальную историю и убеждения, что современный политический режим является естественным результатом тысячелетней эволюции украинского общества и государства.

Наиболее важным для украинской идентичности периодом истории традиционно считался казацкий. Именно в Козаччине украинцы видели историческое отражение национального характера. Казаки считались символом свободолюбия, патриотизма, силы воли, стойкости, открытости новому. Именно казаки превратили Дикое поле в освоенную Степную Украину. Казацкие восстания рассматривались как акты борьбы за свои права, а Хмельниччина – как революция, уничтожившая в Украине крепостное рабство.

Для украинцев было важно, что именно они первыми в Восточной Европе уничтожили рабство и начали строить общество, основанное на равенстве прав. Для украинца традиционным был взгляд на Гетманщину как на модерновое развивающееся государство, создавшее одну из первых конституций в мире. В плане развития культуры опыт Гетманщины был важен тем, что украинская культура того периода, оставаясь в основе православной, смогла заимствовать и переварить достижения культуры католического мира, развиваясь в ногу с соседями.

К началу XXI века оформился доминирующий консенсус и в вопросе «братского народа». Для Украины был естественен взгляд на себя как на наследницу Киевской Руси. Ее гербом был Тризуб, а валютой – гривна. Именно в княжу добу предки украинцев приняли христианство, став европейской нацией.

Центральная Россия в этом плане рассматривалась как территория поздней колонизации, ставшая независимым центром в ходе дезинтеграции Киевской Руси. История более позднего пребывания Украины в одном государстве с Россией рассматривалась через призму облагораживающего влияния, оказываемого Украиной.

Империю Романовых украинская официальная историография обвиняла в неспособности проводить вовремя изменения и стремлении свести социальную и культурную жизнь империи к единственному стандарту. Именно это и привело украинцев к стремлению к независимости.

Главными антигероями российского периода традиционно считались Петр I и Екатерина II. Украинская историография традиционно не щадила черной краски для их изображения. Петр I был человеком, чья необдуманная политика привела Мазепу к решению выйти из состава России и привела к очередной потере Правобережья. Екатерина же была узурпатором, которая уничтожила украинскую государственность и ввергла украинский народ в крепостное рабство. Этих же российских правителей обвиняют в упадке украинской культуры во второй половине XVIII века.

Украинская официальная историография традиционно обвиняла Первую Республику (УНР и Гетманат) в институциональной слабости, приведшей к ее краху. В целом, если в начале 1990-х симпатии традиционно оставались на стороне УНР, то к началу XXI века они переменились в пользу прагматика Скоропадского. Украинское общество, имея опыт институционального развития, пришло к выводу, что строящий украинскую государственность гетман ближе к идеалу правителя, чем болтуны-социалисты.

Главным словом, которое описывало советский период, было слово «неэффективность». Поражение антибольшевистских сил традиционно рассматривалось через неэффективность и неспособность российских белых принять национальные чаяния народов империи. Ленин же в этом плане обычно описывался как великолепный мерзавец, который смог, используя противоречия между различными социальными и национальными группами населения Империи, привести маргинальную партию к власти.

Главным злодеем этого периода истории традиционно считался Сталин. Если Ленин был готов принимать реальность и менять курс, то его преемник с точки зрения украинской историографии был интриганом и автором догматичной неэффективной политики, проводившейся по принципу «если факты не соотносятся с теорией, тем хуже для фактов». Именно результатом сталинской тирании считались Голодомор, репрессии и катастрофа 1941 года. Голодомор же традиционно рассматривался в терминах геноцида по этническому и социальному признаку. Неэффективная и нереформируемая социальная, экономическая и политическая система были причиной падения СССР.

Легитимность современной Украинской Республики в глазах украинцев начала XXI века базируется на том, что она – национальное государство украинцев, достаточно эффективное, чтобы не допустить повторения ошибок прошлого. Мариинский дворец поддерживал данное мнение в глазах граждан за счет умелой внутренней и внешней политики и использования пропаганды.

Украинская культура в конце XX – начале XXI века развивалась в той же парадигме, что и культура других постсоциалистических стран. Крах социализма, последовавший за ним экономический кризис и его завершение, восстановление независимости и отмена цензуры определили направление развитие украинской культуры рубежа тысячелетий.

Наиболее ярко тенденции развития украинской культуры проявились в кинематографе. На раннем этапе своего развития современный украинский кинематограф развивался в рамках общих позднесоветских тенденций. Сформировался жанр т.н. «перестроечного кино», который характеризовался поднятием ранее запретных тем, таких как организованная преступность и преступления советской власти, общей депрессивностью повествования и вставкой сцен, в первую очередь эротического характера, просто потому что теперь не было цензуры, которая это «зарезала». Также в конце 1980-х годов возник коммерческий кинематограф, характеризующийся копеечным бюджетом и низким качеством в техническом плане. Главной чертой большинства фильмов указанного периода является депрессивное настроение.

В кинематографе начала 1990-х годов продолжились тенденции, заложенные в позднесоветский период. Кинематограф этого периода обычно называют постперестроечным кино. Единой черты постановки постперестроечного кино нет. Оно варьируется от милой комедии до лютой чернухи. Социально-политические пертурбации и экономический кризис первой половины десятилетия ударили по бюджетам кинокомпаний, а также по мозгам сценаристов, уронив среднее качество кинопродукции.

Украинский постперестроечный кинематограф во многом сосредоточен на постсоветской рефлексии. Кинематографисты обратились к темам, запретным в СССР, и активно критиковали советский строй. В частности, в кинематографе того периода начал формироваться иной взгляд на события Второй Мировой войны, связанные с УПА. Примером такого рода фильмов являются «Последний бункер» (1991) и «Атентат. Осеннее убийство в Мюнхене» (1995).

Появляются экранизации произведений литераторов, долгое время откровенно «нежелательных», таких как Владимир Винниченко и Мыкола Хвылевый. Данная тенденция была обусловлена, с одной стороны – реабилитационным процессам, проявившимся в культуре и обществе Украины еще в конце 1980-х годов, с другой – традиционной для украинского кинематографа проблемой дефицита «крепких» оригинальных сценариев вследствие слабости местной школы кинодраматургов.

Этот дефицит в свое время компенсировался за счет экранизаций литературной классики (произведений Н. Гоголя, И. Франко, О. Кобылянской, М. Коцюбинского). Привычка к внимательному чтению литературы породила в 1990-х годах экранизации более современных писателей.

Кинематографисты, пользуясь полученной свободой, интересовались теми сферами жизни и истории, несколько десятилетий по разным причинам оставались без их внимания. Значительная часть фильмов первой половины 1990-х годов была посвящена таким темам как проституция, организованная преступность, наркомания, ксенофобия и геноцид, последствия советской внутренней и внешней политики.

На дальнейшее развитие украинского кинематографа огромное влияние оказывали изменения в стране. Наступление экономической стабилизации и возобновление экономического роста обеспечили отрасли приток денег, которые появились у государства и инвесторов.

Развитие частного бизнеса, который по разным причинам был готов финансировать кино, породил частные киностудии, которые стремились извлекать прибыль из кинопроизводства. Отрицательным результатом этого было появление такого явления как продакт-плейсмент.

Экономическое возрождение изменило общественные настроения – вместо беспросветной чернухи зритель возжелал картин с более оптимистичным настроем. Изменилась государственная политика, став больше направленной на поддержку коммерческого кинематографа. Важное влияние на нее оказало переформатирование Министерства культуры и образование в 1994 году Министерства информации, культуры и спорта (МИКС), а также закон о поддержке кинематографа 1994 года, ставивший субсидии в зависимости от прокатных и постпрокатных сборов.

Развитие украинского кинематографа 1990-х годов находилось под огромным западным влиянием. Украинская массовая культура этого периода, освободившись от оков советской власти, активно впитывала западные веяния. Это было связано как с огромным обаянием Запада в советский период, так и с уровнем развития его массовой культуры.

Под западным влиянием в украинском кинематографе возникли новые жанры, такие как боевик и хоррор. Именно в этих жанрах лучше всего заметны заимствования штампов, сюжетных ходов и решений из Голливуда, которые с различной степенью удачности адаптировались под украинские реалии.

Практически все украинские фильмы, выходившие в этот период, имели маленький бюджет, что накладывало печать на экшн-фильмы. Впрочем, у большинства этих фильмов проблемы с бюджетом были вишенкой на торте проблем, в качестве начинки которого выступали сценарий, режиссура, актерская игра и операторская работа.

1990-е годы были эпохой популярности жанра боевика. Еще в конце 1980-х на неокрепшие умы советских граждан обрушились тонны западных, в первую очередь – американских, фильмов. Важное место занимал такой новый для Советского Союза жанр как боевик. Миллионы советских граждан проводили свой досуг в видеосалонах, где смотрели западные боевики с копий плохого качества, да еще с паршивым переводом. Такие актеры как Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне и другие звезды боевиков были кумирами школьников постсоветского пространства. Разумеется, киноделы не могли не попытаться сделать свой аналог западной кинопродукции.

Напрямую примыкающим к боевику жанром является жанр криминального кино. Он зародился в Перестройку из фильмов того периода, посвященного теме организованной преступности. Обычно завязка таких фильмов строилась на том, что главный герой (обычный милиционер, журналист, случайный прохожий) внезапно попадает в переплет, связанный с деятельностью мафии. Исход этих фильмов мог быть различен, но чаще всего печален для героя. Некоторые криминальные драмы (разумеется, мы говорим о приличных образчиках жанра) по тягостному ощущению безнадеги можно классифицировать как русский/украинский нуар.

Начиная с середины 1990-х годов, в украинских криминальных драмах произошло смещение акцентов. Чаще появлялись фильмы про успешную борьбу правоохранительных органов с бандитами, такие как «Операция “Контракт”» (1996), повествующий об оперативнике УБОЗ, действующем под прикрытием на теплоходе, который использует ОПГ для контрабанды оружия. Некоторые такие фильмы снимались при помощи консультантов из соответствующих организаций.

Также во второй половине 1990-х годов стал популярен сюжет о попытках мафии из соседних стран, в первую очередь России, проникнуть на украинскую территорию. Такие фильмы отражали страх украинцев относительно того пагубного влияния, которое процессы в соседней стране могут оказать на Украину.

В первую половину девяностых были популярны фильмы об умеющем драться герое-одиночке, который боролся с преступностью. Большинство этих фильмов, получивших прозвище «украинские Рембо» строились по одному шаблону: главный герой (ветеран Афганистана, каратист, другое лицо, умеющее драться) приезжал в небольшой городок, часто – малую родину героя, и обнаруживал в нем господство организованной преступности. Герой объявлял ей войну и побеждал. Типичным представителем этого наиболее клишированного жанра является «Америкэн бой» (1992). С середины 1990-х годов количество «украинских Рембо» пошло на убыль, и герои боевиков перешли на борьбу с российской мафией, иностранными террористами и прочими врагами свободы часто за пределами Украины.

Отдельной строкой проходят фильмы про Вооруженные Силы. Если в начале десятилетия основной тематикой армейских фильмов была дедовщина. Примером таких фильмов является «Кислородный голод» (1991). В дальнейшем по мере участия Вооруженных Сил в миротворческих операциях в Молдове, Боснии, Абхазии и т.д. появились фильмы, посвященные миротворческой тематике, такие как «Днестровский излом» (1994), «Пицунда» (1995) и «Битва за Жепу» (1999), повествующие об украинских солдатах, ставших между враждующими сторонами и пытающихся остановить войну.

Развивались и более традиционные для украинского и советского кинематографа жанры исторического и приключенческого фильма. Как и в советский период в этом жанре была велика доля экранизаций произведений украинской и зарубежной литературы. Стоит отметить, что в этом жанре активно работала Студия телевизионных фильмов НТКУ (Укртелефильм) и значительная часть таких фильмов вышла на экраны не кинотеатров, а телевизоров.

Если в первой половине десятилетия было много фильмов, посвященных раннесоветскому периоду истории, такие как «Сад Гефсиманский» (1993) и «Тигроловы» (1994), то во второй половине – выросла доля фильмов, посвященным и другим ее периодам. Наиболее значимыми историческими фильмами этой пятилетки были «Гетман» (1997), повествующий о гетмане Павле Скоропадском и представляющий большое «На тебе!» в адрес левых, и «Евпраксия», снятый по роману Павла Загребельного, повествующего о жене императора СРИ Генриха IV Евпраксии Всеволодовне.

Параллельно развивались жанры фантастики, хоррора и триллера. Они, в отличие от традиционного историко-приключенческого жанра, были под огромным западным влиянием. Фактически они, как и боевик, сформировались по образу и подобию западных старших братьев. Имели они и те же родимые пятна, что и жанр украинского боевика.

Другой отличительной особенностью данных жанров было обилие адаптаций. Сценаристы брали западные произведения, литературу и кино, и переносили их действие в современную им Украину, меняя имена и подгоняя под украинские реалии с разной степенью успешности. Так «Ловец снов» (1998) был слизан с «Кошмара на улице вязов» практически один в один, разве что главный злодей скорее похож на Пинхэда из «Восставших из Ада».

Также сценаристы делали фильмы и «на основе реальных событий». Так наиболее знаковый украинский триллер «Ухмылка зверя» (1997) был вольным пересказом истории охоты на Андрея Чикатило, только действие было перенесено в Николаев, а сам маньяк был переименован и обзавелся чертами Ганнибала Лектера из «Молчания ягнят».

Украинский кинематограф, как, впрочем, и литература, 1990-х годов уделяли много внимания темам конспирологии и мистики. Украинские сценаристы обыгрывали конспирологические теории, пришедшие в Украину с Запада, в первую очередь – США, такие как существование тайного мирового правительства, полностью секретные правительственные службы, тайные контакты правительств с пришельцами. Во многом на интерес к этой тематике повлияло рассекречивание архивов КГБ и открытие широкой публике тайн советской власти. Наиболее яркими представителями конспирологического жанра были уже упоминавшаяся «Великолепная дюжина» и «300 масонов».

Разумеется, украинские сценаристы не могли обойти такую благодатную тему как конспирологические теории про нацистов – нацистский оккультизм и нацистская сверхнаука. Примерами фильмов, которые посвящены теме тайн Третьего Рейха – «Вольфшанце» (1999), повествующий о группе археологов, которая, исследуя ставку Гитлера в Подольской земле, случайно активирует какое-то заклинание и пробуждает толпу зомби-нацистов во главе с зомби-Гитлером, и «Лунная трилогия»: «Пятый украинский фронт» (1999), «Падение Четвертого Рейха» (2000), «Третий день победы» (2001), которая рассказывает о вторжении нацистов с Луны на Землю и отражении нацистской агрессии.

Не нацистами едиными обходилась украинская фантастика на экранах кинотеатров. Знаковым проектом стало «Солдаты свободы» (1998), также известный как «украинский “День независимости”» и «самая дорогая реклама Вооруженных Сил», повествующий о победе украинской армии над вторгнувшимися инопланетянами. В свое время это был самый бюджетный фильм украинского производства с бюджетом 16 млн. ₴ ($4,3 млн.).

Также среди научной фантастики того периода известны «Океан Бурь» (1999), главной темой которого является политический кризис в лунной колонии, и экранизация романа братьев Стругацких «Обитаемый остров» (2000), вызвавшая много холиваров в активно развивающемся интернете, которую сделали люди, ответственные за «Фрегат Мартиросян».

Украинские фильмы на мистическую тематику не ограничивались копированием иностранных образцов как в «Ловце снов». Обращение к национальному фольклору породило такие фильмы как «Ротило» (1998) и его бесконечные сиквелы различной степени богомерзкости, которые рассказывают про гуцульских мольфаров и их борьбу с волкулаками, «Лесная песня» (1999), не имевшая ничего общего с произведением Леси Украинки, и «Не зли Домового» (2000).

Комедийный жанр в Украине развивался в том же направлении, что и в России. Основным его представителем была так называемая «комедия-фарс». При их создании авторы ориентировались на «эксцентричные комедии» Гайдая как на образец. По естественным причинам, реализация часто была, мягко говоря, не фонтан.

Некоторые комедии были просто комедиями без выраженных элементов фарса, но низкобюджетность и непродуманность однозначно переносила такие фильмы в разряд «перестроечных комедий». Первая половина десятилетия запомнилась откровенно несмешными комедиями, такими как «Бравые ребята» (1993) и «В поисках миллионерши» (1993).

Активно снимались мелодрамы, зачастую с комедийным элементом, часто рассчитанные на экспорт в Россию. Типичная мелодрама первой половины девяностых имели определенный канон. В ней обязательно присутствовал стандартный набор: немного чернухи, немного мечты о богатстве, немного духовности, много переживаний главной героини. С художественной точки зрения такой продукт имел мало достоинств, и в наше время его можно посмотреть в первую очередь с целью ознакомления с бытом эпохи.

1990-е годы были периодом бурного развития телевидения в Украине. В позднесоветский период в Украине транслировалось три канала – две программы Центрального телевидения и Украинское телевидение, охватившие своей сетью территорию страны.

После прихода демократических сил к власти директором Гостелерадио был назначен Дмитрий Пономарчук – демократический журналист, работавший главой пресс-службы Руха. Политическое руководство поставило перед ним задачу реорганизации работы канала с целью сделать его наиболее популярным и, следовательно, влиятельным каналом в республике.

Была полностью реорганизована работа украинского телевидения. В ноябре 1990 года создана Государственная телерадиокомпания Украинской ССР, которая с сентября 1991 года называлась Национальной телерадиокомпанией Украины (НТКУ). Формальной целью создания НТКУ было обеспечение независимости общественного телевидения от политических дрязг. Составители устава Гостелерадиокомпании УССР ориентировались на опыт канадской компании CBC, что объясняется связями с украинской диаспорой в Канаде.

Фактически изменения, связанные с образованием НТКУ, заключались в изменении системы управления, позволившей новому правительству контролировать канал, и образованию генеральной дирекции программ, которая должна была заниматься наполнением эфирной сетки. Дирекцию программ возглавил журналист Зиновий Кулик.

Первой подверглась изменениям служба новостей. Новое руководство канала стремилось уйти от советского официоза в плане освещения событий. Главой студии новостей был назначен молодй журналист Александр Ткаченко. В качестве образца для подражания авторы «Новин» выбрали ТСН[В1]  с ее телеграфным стилем подачи информации.

Новости рассказывали не старые дикторы – «деятели телевизионных искусств», а молодые журналисты НТКУ. Новая служба новостей отражала позицию украинских демократов во время противостояния республиканских и союзных новостей. Журналисты УТ-1, как официально назывался канал Украинского телевидения, сыграли важную роль во время Путча, сообщая населению о событиях.

Руководство канала понимало, что не одними новостями и авторскими программами получаются рейтинги для ТВ. Кулик лоббировал в правительстве вопрос о закупках западных телевизионных программ и шоу. Также было принято решение о создании их собственных аналогов.

В апреле 1991 года были запущены интеллектуальные шоу «Украинская рулетка», передранная с останкинского «Поля чудес» и «Ва-банк», содранный с американской «Jeopardy[В2] ». Также планировалось запустить вечером субботы свой аналог SNL, но не сложилось. Также эфир забивали фильмами и сериалами своего и заграничного (которые подешевле) производства.

Конец 1980-х годов стал временем зарождения частного телевидения. 31 октября 1989 года в Николаеве был запущен первый в Украине частный канал ТОНИС-Юг. Планировалось создание сети каналов с названиями, зависящими от географического положения. Уже в 1990 году в Харькове был запущен ТОНИС-Центр.

ТОНИС в то время был типичным представителем такого явления как региональное ТВ в СССР и на постсоветском пространстве, распространившегося в конце 1980-х – начале 1990-х. Региональное телевидение зародилось в СССР именно в этот период, когда существовавшие до этого ограничения были резко сняты.

Во многих городах предприимчивые люди решали создать свое телевидение в противовес официальным Первой, Второй и Ленинградской (а в республиках – Первой, Второй и республиканской) программам. В большинстве случаев эти каналы транслировались по кабельному телевидению, хотя встречались телеканалы, которые раскошелились на трансляцию с местной телебашни.

В большинстве случаев частные каналы транслировались за отдельную плату – к сигналу добавляли помехи, которые нарушали работу АРУ в телевизоре, и на частоте канала можно было увидеть лишь полосы и рябь. Для просмотра было необходимо заплатить деньги, чтобы установить для просмотра специальный фильтр. Часто это были примитивные фильтры, построенные на разносе несущих частот видео и звука на отличные от стандарта D/K, принятого в СССР.

Другим способом извлечения прибыли была демонстрация рекламы. Часто ее доля в эфире превышала 50% от общего эфирного времени канала. Некоторые местные компании, транслировавшие программы других каналов, вставляли местную рекламу прямо поверх оригинальных рекламных блоков. Часто продолжительность местного рекламного блока превышала оригинальный на 10-15%.

Контент, предоставляемый региональным телевидением 1990-х годов, был разнообразен. Кое-где местные студии создавали интересные передачи, но в большинстве своем передачи местного производства были невообразимым малобюджетным трэшем. Зрители же смотрели региональные канала из-за другой части их эфира – пиратских фильмов или сворованных с MTV, VIVA, MCM, записанных на кассету и купленных в переходе видеоклипов.

Самые богатые представители, имевшие собственную спутниковую тарелку, нередко ретранслировали зарубежные телеканалы, такие как BBC или RAI, на языке оригинала. В ночное время часто показывалось порно. К середине девяностых некоторые каналы, такие как выше упоминавшийся ТОНИС, эволюционировали в национальные.

Распад СССР открыл новую эру в развитии украинского телевидения. Отключение Центрального телевидения СССР во время Путча было лишь предвестником дальнейшего прекращения вещания. Хотя Первая программа ЦТ (с ноября – Останкино-1) и РТВ (с сентября РТР) вернулись в эфир, произошли некоторые изменения. Во-первых, УТ-1 и ЦТ «поменялись» частотами – теперь на частотах, на которых раньше транслировалось Центральное телевидение, показывали Украинское и наоборот. Во-вторых, новостные программы теперь уже российских каналов были порезаны – вместо программ «Время» и «Вести» зрители в Украине видели выпуски «Новин».

Разрешение на трансляцию ЦТ и РТВ признавалось временной мерой до получения ими лицензии на вещание в Украине либо до получения лицензии на вещание на соответствующих частотах другой компанией. Первым перестал вещать РТР. В декабре 1991 года на соответствующих частотах был запущен второй государственный канал УТ-2. До сентября 1992 года на частотах УТ-2 продолжалась ретрансляция части программ РТР, пока со стартом телевизионного сезона 1992-93 не была полностью заполнена эфирная сетка.

РГТРК «Останкино» поступила умнее. Еще в начале 1992 года, когда шли переговоры между республиками о судьбе компании, появился проект создания ее украинской «дочки». К тому времени было очевидно, что Уряд взял курс на изгнание российских телеканалов из национального эфира.

В мае 1992 года по инициативе гендиректора Межотраслевого производственно-кооперативного объединения «Буковина» Игоря Плужникова была создана «Украинская независимая ТВ-корпорация», 34% акций которой владела РГТРК «Останкино». Она запустила в сентябре 1992 года на бывшей частоте Останкино-1 Интерканал Останкино, название которого, впрочем, быстро сократилось до «Интер». Интер быстро стал одним из самых популярных каналов, транслируя часть передач ОРТ и РТР, а с середины 1990-х он активизировал собственное производство.

В декабре 1991 года Концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения (Концерн РРТ) – государственный оператор телерадиовещания, радиорелейной и спутниковой связи создал вместе с американской компанией StoryFirst Communications [В3] Международную коммерческую телекомпанию (англ. International Commercial Television).

Благодаря вещательной сети КРРТ удалось быстро наладить вещание на большей части территории Украины и 15 июня 1992 года в эфир был запущен телеканал ICTV. Взяв курс на развлекательные программы, ICTV первым среди украинских частных каналов овладел методикой озвучки и дублирования зарубежных кинолент. Это позволило ICTV стать одним из наиболее популярных каналов в стране.

Рост экономики, а вместе с ней рекламного рынка, и конкуренция между телекомпаниями за этот самый рынок и, соответственно, за рейтинги сформировали к 2000 году в Украине развитую индустрию телевидения, которая производила продукцию не только для внутреннего рынка.

Крупнейшим игроком в мире украинского телевидения, который во многом задает правила игры, является Национальная телекомпания Украины. НТКУ владела четырьмя общенациональными каналами (УТ-1, УТ-2, УТ-Новини, УТ-Збори) и 19 региональными каналами, а также UT-World – дирекцию иновещания, которая осуществляла его на украинском, английском и русском с 1998 года. Работа НТКУ финансируется за счет государственных субсидий и доходов от рекламы.

УТ-1 являлся самым старым и основным каналом компании. Он в основном транслировал художественные фильмы и сериалы собственного производства, документалки, новости, спорт и несколько детских программ. УТ-1 также показывает получасовые новостные блоки в 12:00, 17:00 и 21:00 с телеканала УТ-Новини, а также региональные блоки.

УТ-2 имел более развлекательную направленность. По «Второму» демонстрировались фильмы и сериалы, как собственного производства, так и импортные, в первую очередь из США и Великобритании, юмористические шоу, такие как «Маски-шоу» и «Фулл Хаус[В4] », различные программы развлекательного характера, программы для детей. Именно на УТ-2 впервые появился дневной детский анимационный блок – закупленный в 1992 The Disney Afternoon.

Важным явлением были сериалы и телевизионные фильмы, снятые на студии НТКУ. Украинская студия телевизионных фильмов (Укртелефильм) была создана в 1965 году по решению Совмина УССР. До распада СССР она снимала художественные фильмы для показа на украинском телевидении, а во время Перестройки успела приложить руку к некоторым фильмам того периода.

В 1992 году было принято решение об изменении направленности студии. Руководство НТКУ решило переориентировать ее на съемку телевизионных сериалов для канала. Для телевизионного сезона 1992-93 года было решено заказать два сериала, которые должны были стать пробой пера украинских сериальщиков. Это были историческая драма «Роксолана» режиссера Бориса Небиеридзе, шедшая три сезона, и мыльная опера «Роковые страсти», продержавшаяся шесть. По словам исполнительницы главной роли Ольги Сумской «Роксолану» сначала снимали на русском, а затем переозвучивали на украинский.

Украинские телевизионщики скопировали американскую структуру сериального сезона с 22 (плюс-минус) сериями в сезон, показываемыми раз в неделю осенью и весной. Рейтинги УТ-1, полученные по итогу этого эксперимента, понравились боссам канала, и было решено запустить на следующий сезон еще два сериала – полицейский процедурал «Рыцари закона» (1993-2004) и криминальная драма «Двойной капкан» (1993-1996), концепцию которого создал молодой автор Андрей Кокотюха[В5] , который в дальнейшем будет играть большую роль на украинском телевидении.

Первые украинские сериалы обладали многими детскими болезнями, характерными многим представителями жанра, но постепенно по мере наработки опыта по съемкам сериалов сначала для НТКУ, а затем для других украинских каналов, эти болезни излечивались.

Знаковым для отрасли был 1998 год. НТКУ запустило в эфир два сериала, ставших мегахитами и популярных даже через двадцать лет. В четверг по УТ-1 выходила историческая драма «Я, Богдан» (1998-2003) по одноименному историческому роману Павла Загребельного, причем автор написал сценарий десятка серий. Главную роль в проекте исполнил известный актер Богдан Ступка.

Второй проект, демонстрируемый в пятницу на УТ-2, положил начало жанру научной фантастики на украинском телевидении. Это был сериал «Фрегат “Тарас Мартиросян”» (1998-2003). Впервые «Фрегат Мартиросян», вдохновленный «Вавилоном-5» и «Звездным путем: следующее поколение», планировали запустить еще в 1997 году, но тогда от проекта отказались, признав слишком дорогостоящим. К нему вернулись только на следующий год после успеха «Солдат свободы».

Сюжет первого сезона строится вокруг борьбы земных государств, формально объединенных в Союз Объединенных Наций, и Марсианской Империи за гегемонию в Солнечной Системе. Главными героями сериала является экипаж фрегата космофлота Украинской Республики «Тарас Мартиросян», патрулирующего систему Юпитера, являющуюся энергетическим сердцем Солсистемы, и вынужденного улаживать конфликты между марсианами, различными земными и местными государствами, которые имеют интересы в Системе Юпитера.

Завязка сюжета в испытаниях сначала Марсом, а затем Украиной сверхсветового двигателя, который можно установить на корабли размерным классом фрегат и выше, что рушит баланс сил в Солсистеме. В конце первого сезона в нее вторгается Священная Империя Герранов. Объединению человечества в борьбе с ними, а затем, благодаря миссии фрегата «Мартиросян», и остальной галактики в борьбе с ними и последующей войне посвящены остальные сезоны шоу.

«Фрегат» стал культовым шоу благодаря хорошо проработанному сценарию, при написании которого авторы не стеснялись консультироваться с соответствующими учеными, и создал вокруг себя целую вселенную. Сериал купили телекомпании больше чем десятка стран. Так как в 1998 году уровень спецэффектов был, откровенно говоря, не ахти, то при выпуске в 2007 году Blue-ray издания, они были перерисованы.

Интер был одним из крупнейших каналов страны, использовавший в свое время для распространения бывшую сеть ЦТ СССР. Как уже выше говорилось, первоначально большую часть эфира занимали программы, произведенные в России и показываемые каналом по синдикации. В своей программной политике Интер ориентировался на старшие возраста, которые не свыклись с мыслью о распаде СССР.

Кроме российских программ канал демонстрировал новостную программу «Подробности» и зарубежные сериалы, в основном мыльные оперы, такие как легендарная «Санта-Барбара». С приходом в 1995 году на должность генерального продюсера Александра Зинченко политика канала изменилась в сторону развития собственного производства.

Началась закупка программ у региональных студий, а затем налажено собственное производство. Наиболее известными программами, которые выходили на Интере во второй половине девяностых были талант-шоу «Караоке на Майдане», насчитывающее уже двадцать сезонов, и документальный сериал «Криминальная Украина», созданный по франшизе российского телеканала НТВ.

В отличие от своего прародителя «Криминальная Украина» со второго сезона охватывала «криминальные хроники» не только современной Украины, но и предшествующих периодов истории страны. Также телеканал начал собственное производство сериалов. Сериалы от Интера в массе своей – дешевые мелодрамы, направленные на женскую аудиторию и зачастую сделанные в кооперации с российскими компаниями.

Телеканал ICTV, запущенный в Киеве в 1992 году, был первым украинским каналом с участием западного капитала. 1992-94 года ушли на создание сети вещания на территории страны и создание с нуля инфраструктуры канала. Первоначально (в 1992) канал по дешевке закупал программы канадского Super Channel. Канал в основном выпускал документалки про природу. Также демонстрировались опять же закупленные по дешевке американские фильмы, такие как вестерны 1930-40 годов.

К 1993 году было решено начать производство собственных программ. В марте 1993 года была запущена общественно-политическая программа «Ревю». Основное внимание канал уделял развлекательному сектору своего вещания. Именно ICTV первым в Украине показал матчи НХЛ.

Канал активно переводил иностранные фильмы и сериалы на украинский, транслируя их. Литературный украинский перевод иностранных фильмов и сериалов, производимый ICTV и другими каналами, много сделал для популяризации украинского языка в крупных русифицированных городах. По ICTV в 1990-е годы демонстрировались такие сериалы как «Друзья», «Вавилон-5», «Альф» и другие. Также канал переводил на украинский язык мультсериалы.

В 1998 году долю Концерна РРТ в канале выкупил известный бизнесмен Виктор Пинчук. ICTV был одним из наиболее популярных украинских каналов. Это достигалось благодаря качественному наполнению эфирной сетки.

Конкурентом ICTV был старейший частный телеканал Украины ТОНИС, запущенный в 1989 году в Николаеве. За его созданием стояли капитан Уголовного розыска Николаева Владимир Иваненко и его жена Валерия, ставшие одними из крупнейших медиамагнатов постсоветского пространства. Иваненко еще в 1988 году под опекой комсомола основал Молодежный видеоканал. Выйдя из-под нее, он переименовал свое детище в Творческое объединение новых информационных систем (ТОНИС).

В январе 1990 ТОНИС смог запустить в Николаеве эфирное вещание. Уже в конце года в Харькове была основана студия ТОНИС-Центр. ТОНИС по планам Иваненко должен был стать сетью коммерческих телекомпаний на территории СССР с единой сеткой вещания и местными новостями. Центральная компания имела авторские права на транслируемые передачи, в первую очередь импортные сериалы. К началу 1992 года соглашения с ТОНИСом подписало множество компаний по всему бывшему СССР. Вещание из центральной студии планировалось вести через спутник. Деньги на организацию спутникового вещания в виде гранта выделил Уряд, который был заинтересован в создании украинского иновещания.

К середине 1990-х годов сеть эфирного и кабельного вещания ТОНИС раскинулась на большей части Украины, а его «дочерние» каналы вещали в России, Беларуси, Молдове, странах Балтии, Грузии, Армении и Казахстане. Кроме переводной западной продукции ТОНИС показывал ТВ-шоу собственного производства, сериалы производства НТКУ, а также документальные фильмы, как собственного производства, так и созданные НТКУ. Вещание велось в основном на русском, но Иваненко уже задумался о переводе на другие языки.

11 декабря 1995 года Владимир Иваненко запустил вещание Международного славянского канала (Slavonic Channel International, SCI). К тому времени его компания уже имела опыт трансляции на территорию СНГ и достаточные ресурсы, чтобы организовать вещание.

По словам Иваненко МСК был призван информировать славян всего мира и мировое сообщество о разных аспектах жизнедеятельности славянства, уникальной славянской истории, богатых традициях, культуре, достижениях и весомом вкладе славян в развитие мировой цивилизации. Вещание канала сначала началось на украинском, русском и английском, а затем его планировалось осуществлять и на других славянских языках.

Владимир Александрович отклонил предложение Союза нефтегазопромышленников России об осуществлении вещания канала с территории России. Он был убеждён в том, что Международный Славянский канал, как площадка для объединённого вещания двенадцати независимых государств, должен находиться на территории Украины. Уже в 1997 году было начато вещание на польском и болгарском языках, в 1999 – на сербском, а к 2005 году оно осуществлялось на всех славянских языках.

Кроме каналов «первой пятерки» – УТ-1, УТ-2, ТОНИС, ICTV и Интера во второй половине девяностых появились и другие, осуществлявшие вещание на всей территории страны и стремившиеся занять место рядом с грандами. Это были СТБ, Новый Канал и НТВ-Украина.

СТБ, начавший с выпуска информационной программы «Окна», смог быстро распространить свое вещание на территории Украины. Тогда еще ничего не предвещало того, что в 2000-х годах канал станет известен в первую очередь своими скандальными шоу.

Новый канал был полностью развлекательным продуктом, ориентированным на молодую аудиторию. Он был запущен в июле 1998 года в Киеве, но к 2000 году охватил сеткой вещания большую часть территории страны.

НТВ-Украина оказался российским ответом ТОНИС и единственным каналом из российской «большой тройки» федеральных каналов, который смог развернуть вещание в Украине – ОРТ был связан соглашениями с Интером, а менеджмент ВГТРК еще не додумался это сделать. К началу XXI века телевизионная индустрия в Украине была развита на уровне крупнейших стран. Дальнейшее ее развитие было связано с увеличением ассортимента и качества продукции и экспансией на внешние рынки.


 [В1]Имеется в виду не программа, которая в РИ идет по 1+1, а одноименная информационная программа советского ТВ

 [В2]В РИ на постсоветском пространстве известна по своему российскому клону «Своей игре».

 [В3]Основана в 1989 году Питером Гирви (Peter Gerwe) и была пионером на рынке тогда еще СССР. В 2004 выкуплена россиянами и переименована в СТС-Медиа

 [В4]РИ «Каламбур»

 [В5]В РИ еще один украинский писатель, которого я не читал. По собственным словам, в начале 90-х думал о карьере в кинематографе

 

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Реформа образования должна была стать третьей после медицинской и пенсионной, которую планировал провести Кучма на своем первом сроке. Система образования досталась Украине от СССР и не во всем соответствовала требованиям времени.

Украинский закон об образовании, который регулировал отношения в этой сфере, был принят еще в 1991 году. Дальнейшее развитие этой сферы шло под влиянием экономического кризиса начала десятилетия и последовавшее за ним экономическое возрождение. Большую часть десятилетия Министерство образования и науки Украины возглавлял Петр Таланчук, возглавлявший до 1991 года Киевский политехнический институт.

После победы Кучмы на президентских выборах в МОН была создана комиссия по подготовке общей реформы, которая должна была обеспечить украинцам качественное европейское образование. К 1998 году была создана общая концепция реформы образования, направленной на его европеизацию. Хотя вопрос образования мельком затрагивался во время предвыборной кампании в Национальное Собрание 1998 года, он не был в центре внимания.

Министр Таланчук представил парламенту общую концепцию реформы в сентябре 1998 года. Она стала поводом для дебатов в парламенте между сторонниками и противниками реформы. Министерство образования завязло в парламентских прениях до марта 1999 года, что послужило причиной недовольства президента.

На заседании Палаты депутатов, прошедшем 8 апреля, после провала закона об образовании Таланчук объявил об уходе в отставку. Неудача в его продвижении через парламент была связана с позицией ЛТА, который был не согласен с некоторыми положениями законопроекта. Исполняющим обязанности министра стал первый зам Валентин Зайчук.

После переговоров с фракциями президент внес в Палату на пост министра кандидатуру ректора Львовского университета Ивана Вакарчука, который через две недели возглавил министерство. Новый министр начал с создания совместной комиссии министерства и профильного комитета по доработке закона. Новый закон об образовании (закон Вакарчука) был внесен в Палату в сентябре 1999 года и проголосован коалицией ДНР-ЛТА.

Наиболее заметной новацией реформы образования 1999 года был переход Украины на двенадцатилетнее школьное обучение. Украинская школа делилась на три ступени. Первой из них была начальная школа, включавшая в себя I-IV классы. Обучение в начальной школе начиналось с 6 лет. Большинство предметов, которые преподаются на этом этапе, кроме ИЗО, музыки, физкультуры и иностранного языка, ведутся одним учителем.

После завершения этого этапа ученик попадал в базовую среднюю школу, включавшую V-IX классы. В ней он получал базовое среднее образование, после чего мог поступить в специализированное среднее учебное заведение (например в ПТУ) или получить полное среднее образование в X-XII классах. Кроме обычных общеобразовательных школ появились также лицеи и гимназии с углубленным изучением некоторых предметов.

Не менее важным изменением была децентрализация системы образования. Впервые идея передать образование в компетенцию местных органов власти пришла еще в начале девяностых в связи с сокращениями бюджета, но не была реализована.

В 1999 году по ходу реформы Уряд вернулся к децентрализации образования. Были сформированы школьные округа, соответствующие поветам. Главу школьного округа назначает министерство после консультаций с местными громадами. Школьный округ заботится о поддержании школьной сети и транспорта, оборудования образовательных учреждений и содержания зданий. Также школьный округ, исходя из министерских нормативов, назначал зарплаты учителям.

Школьный округ финансировался из бюджетов повета, громад и субвенций от Министерства образования. Само же МОН ограничилось в первую очередь контрольными функциями. Министерство утверждало программу и учебники, определяло минимальную зарплату учителей, осуществляло общий надзор за деятельностью школьных округов.

Важной формой проверки было внешнее независимое оценивание (укр. Зовнішнє незалежне оцінювання, ЗНО). Первая попытка запустить ЗНО при поступлении в вузы состоялась еще в 1993 году, но по различным причинам провалилось. Важность введения ЗНО вызвана стремлением уничтожить коррупцию при поступлении в высшие учебные заведения и обеспечить равенство доступа к высшему образованию всему населению Украины независимо от их места проживания.

В 1999 году было запущено пробное ЗНО для поступления в вузы в Киеве. Со следующего года ЗНО было введено как метод оценки знаний учениками 4, 6 и 9 классов, превратившись в основной проверочный тест в украинской системе образования, а с 2002 оно запущено в постоянном режиме как основной тест для поступления в вузы.

Реформа образования вызвала протесты учителей, которые боялись массовых сокращений по ее итогам. Националисты опасались того, что автономия учебных заведений послужить для закрепления в них антиукраинского элемента.

В целом, реформа Вакарчука позволила создать более гибкую систему образования, которая лучше учитывала ситуацию на местах и уровень учеников. Опасения националистов не оправдались – Уряд в лице МОН контролировал ситуацию в сфере образования, а тенденция на украинизацию образования продолжилась. Это было связано как с политикой МОН, так и с тем, что родители предпочитали отдавать детей в украинские классы.

С 1991/92 учебного года по 1997/98 доля учеников с украинским языком обучения возросла с 49,3% до 65% в основном за счет учеников, поступивших после распада СССР. Также важным процессом был перевод на украинский язык научной литературы, которая до этого не переводилась. Реформа высшего образования, которую готовило министерство во второй половине девяностых, не была запущена – к этой проблеме Уряд вернется только в 2000-х.

Итоги переписи населения 1999 года обескуражили многих. В результате сокращения рождаемости, роста смертности и эмиграции население Украины сократилось на 1,25 млн. человек. В случае сохранения существовавших тенденций население Украины сократилось бы к 2020 году до 42 млн. человек, а к 2050 – до 33 млн.

Украинское общество было обеспокоено сложившейся ситуацией вымирания нации. На обсуждении в Палате депутатов итогов переписи коммунисты обвинили Уряд в том, что он своей политикой «устроил геноцид украинского народа», на что руховские парламентарии припомнили комми, что смертность начала расти еще в советский период.

Мариинский дворец не был намерен ограничиваться парламентскими обсуждениями. Рост смертности и падение рождаемости еще во время Собрания прошлого созыва подвигли Уряд на проведение медицинской и пенсионной реформ, которые должны были улучшить медицинское обеспечение и уменьшить нагрузку на пенсионный фонд. Эти реформы стартовали как раз в 1999 году. Экономический рост, в ходе которого уровень доходов населения Украины начал расти и уже обогнал Россию, позволял говорить о сокращении эмиграции и росте иммиграции.

Уряд поставил своей целью победу над третьим китом депопуляции – низкой рождаемостью. Падение рождаемости в Украине было обусловлено двумя факторами. Во-первых, это были естественные причины, связанные с демографическим переходом – исторически быстрым снижением рождаемости и смертности, в результате чего воспроизводство населения сводится к простому замещению поколений. Этот процесс является частью перехода от традиционного общества, для которого характерна высокая рождаемость и высокая смертность, к индустриальному. Во-вторых, экономические проблемы начала девяностых привели к тому, что женщины начали откладывать рождение детей, в результате чего рождаемость и суммарный коэффициент рождаемости просели еще больше.

Украинские чиновники искали методы решения демографических проблем, в первую очередь – стимулирования рождаемости. В марте 2000 года была обнародована государственная программа демографической политики. Она предусматривала действия по нескольким пунктам. Во-первых, это были действия, направленные на снижение смертности. Медицинская реформа и вызванное ей улучшение качества медицинских услуг позволили оздоровить население и добиться снижения к 2008 году коэффициента смертности с 15,3‰ в 1995 до 9,9‰, что было ниже советского уровня.

Вторым пунктом была политика в сфере увеличения рождаемости – усиление государственной поддержки семей, имеющих детей, включая поддержку семьи в воспитании детей. В первую очередь, это была финансовая поддержка. Были увеличены пособия в связи с рождением и воспитанием детей, введены налоговые вычеты для работающих родителей в зависимости от дохода семьи и количества детей, а также дополнительные меры поддержки для многодетных, неполных и малоимущих семей, а также семей, принимающих на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей и имеющих детей-инвалидов.

Также государство осуществляло усилия по обеспечению семей жильем, самым главным из которых было льготное ипотечное кредитование и материнский капитал – выплаты при рождении второго и последующего детей, которые можно направить на улучшение жилищных условий или пенсионные накопления родителей, введенные в 2004. Также Уряд активно развивал сеть детских садов, стремясь обеспечить к 2010 году свободные места для всех детей. Также государство оказывало поддержку работающим матерям.

Уряду было очевидно, что в ближайшее десятилетие возрастет уровень иммиграции в Украину. Это связано с тем, что по расчетам Минэкономики реальный ВВП вырастет к 2010 в 2,2 раза, а номинальный в долларовом выражении – в 3,8 раза, что связано с изменением структуры экономики.

Такое увеличение национального богатства означало резкое сокращение эмиграции из Украины и такой же рост иммиграции в нее. В крупных городах на начало века уже появились гастарбайтеры из других стран СНГ. Рост количества иммигрантов неукраинского происхождения, сначала с Кавказа и Средней Азии, а затем – со всего мира, привел к возникновению в украинском обществе дискуссии относительно их интеграции.

К началу XXI века украинское общество не было гомогенным, в отличие от, например, польского. В него интегрировались представители различных этнических групп, таких как русские, крымские татары, грузины, евреи и т.д. Подразумевалось, что титульной нацией являются украинцы, а доминирующей культурой – украинская.

В то же время украинская культура раннереспубликанского периода была космополитной и открытой новым веяниям. Интегрируемые в украинском «плавильном котле» народы обогащали ее.

Главный вопрос, который стоял перед украинским обществом – сколько и каких эмигрантов оно готово переварить. Этнические украинцы и крымские татары могли получить украинское гражданство путем репатриации как представители коренных народов.

Главным параметром, на который Уряд ориентировался в вопросе выдачи видов на жительство и гражданства путем натурализации, была «интегрируемость» – способность иммигрантов влиться в украинское общество. Так шансы христианина получить заветную книжечку с Тризубом при прочих равных были выше чем у мусульманина. При получении гражданства соискатель должен был пройти экзамены на знание украинского языка, истории и Конституции.

В 1999 году Уряд наконец-то взялся за решение застарелой проблемы Крыма. В далеком 1991 году Киев был вынужден пойти на соглашение, которое давало Крыму широкую автономию вплоть до права выхода. За прошедшее десятилетие Мариинский Дворец сделал многое, чтобы похоронить это соглашение. Там опасались того, что «спящие» статьи украинско-крымского договора в момент кризиса станут бомбой замедленного действия под территориальную целостность Украинской Республики.

Мариинский Дворец нашел удачный повод для вмешательства в дела Крыма. В 1948 году город Севастополь тогда еще Крымской области РСФСР получил статус города республиканского подчинения. После присоединения Крыма к Украинской ССР Севастополь сохранил статус отдельного от Крыма региона.

Хотя с началом Перестройки раздавались голоса сторонников присоединения Севастополя к Крыму, а правительство АРК даже предпринимало такие попытки, Севастополь остался отдельным округом. Это было связано со спецификой города как базы российского Черноморского флота и наиболее пророссийского города в стране. Уряд не желал добавлять к и без того беспокойному региону проблемный Севастополь.

К концу 1990-х ситуация изменилась. Ситуация на полуострове улучшилась. Уряд поставил цель развития Крыма и превращения его в «украинскую Калифорнию». В качестве побочного эффекта развития полуострова считалась миграция населения с материка, которое принесет свои политические взгляды и идентичность.

Развитие Крыма предусматривало значительные вложения в инфраструктуру, начиная с решения водной проблемы и заканчивая развитием энергетики и транспортной инфраструктуры. Еще в 1995 году Кабинет Министров Украины, Совмин Крыма и Севастопольская окружная управа приняли программу «Крым-2015», предусматривающую значительные инвестиции в инфраструктуру и развитие экономики.

Объединение АРК и Севастопольского округа имело смысл не только как политический шаг, но и экономический. Конфликты между Севастопольской окружной управой и Совмином АРК, Севастопольской городской и окружными управами, мешали развитию полуострова. Также к 1998 году стало очевидно, что Севастополь не может развиваться самостоятельно. Первоначальные планы довести к 2020 году за счет миграции население Севастопольского округа до 700 тыс. человек и превратить его в украинский форпост в Крыму были признаны нереалистичными. Вместо этого центром опережающего развития стала расположенная на равнине Евпатория.

Общественное мнение как в Крыму, так и в Севастополе положительно относилось к объединению. Еще в середине 1990-х были часты митинги, на которых раздавались требования объединения регионов.

Когда в августу 1999 года был вновь поднят вопрос о присоединении Севастополя к Крыму, Мариинский Дворец не отмахнулся от этой идеи и начал переговоры. Киев стремился выжать все из правовой коллизии, связанной с Украинско-крымским договором 1991 года. Дело в том, что это соглашение распространялось только на территорию бывшей Крымской области и для присоединения к АРК Севастополя требовалось отдельное соглашение.

Мариинский Дворец занимал позицию «разделяй и властвуй», играя на амбициях и противоречиях местных элит. Элиты Автономии были куплены расширением собственного влияния на Севастополь. Внутри самого Севастополя возня между округом и городом не дала сформировать консолидированную позицию. Верховным представителем Республики был разначен генерал Геннадий Москаль, которой воевал в начале десятилетия с мафией в регионе.

К началу 2000 года были согласованы основные положения Статута Автономной Республики Крым. Этот документ перечеркнул более ранние акты, такие как Украинско-крымский договор 1991 года и похоронил остатки суверенитета АРК. Теперь Автономия была еще одним регионом Украинской Республики, учрежденным согласно праву Национального Собрания создавать административно-территориальные единицы со специальным статусом. Фактически отличия между АРК и другими шестнадцатью землями Украины были чисто косметическими. Единственным серьезным отличием оставался статус русского и крымскотатрского языков как официальных.

Мариинский Дворец стремился легитимизировать такие тектонические изменения. Поэтому 16 апреля 2000 года был проведен референдум, на котором жителям Крыма и Севастополя ответили на один вопрос «желаете ли вы, чтобы Автономная Республика Крым и Севастопольский округ были объединены в Автономную Республику Крым, учрежденную согласно Статуту, принятому Национальным Собранием?». Несмотря на пропаганду пророссийских организаций референдум состоялся и 61% проголосовавших жителей Крыма и 86% - Севастополя положительно ответили на этот вопрос.

Для того, чтобы провести Статут АРК и соответствующие законы через Собрание, Уряду пришлось пойти на уступки. Он отказался от идеи проведения перевыборов сенаторов от Крыма и Севастополя по новым округам, оставив их на своих местах до парламентских выборов 2002 года.

Через три месяца после референдума в Крыму прошли выборы Верховного Совета V созыва. Победу на них одержал Альянс, но впервые не он образовывал правительство. Коммунисты Крыма, имеющие «золотую акцию» поспешили договориться с ДНР. Главной причиной формирования «сине-красной» коалиции были амбиции крымских коммунистов и их лидера Леонида Грача, стремившихся участвовать в управлении Автономией. Грач был избран Предсовмином, а лидер крымского ДНР Сергей Куницын возглавил Верховный Совет АРК.

29 октября 1999 года после тяжелой продолжительной болезни скончался глава Президентской канцелярии Украинской Республики Александр Разумков. Его смерть была большой потерей для администрации – из жизни ушел крайне работоспособный и профессиональный человек, который не стеснялся говорить сильным мира сего и, в первую очередь начальству, правду. Разумков во многом сглаживал конфликты между различными группами окружения президента.

Новым канцлером был назначен заместитель Разумкова Владимир Литвин. Главной задачей нового канцлера была подготовка к выборам президента, которые должны были состояться 25 марта 2001 года. Литвин должен был провести Мариинский дворец через предвыборную кампанию и обеспечить победу действующего главы государства Леонида Кучмы.

АПБ Украина, основанный в 1990 году на основе украинской республиканской конторы Агропромбанка СССР, был третьим по величине банком в стране. В 1990-х годах была проведена его приватизация, в результате чего у государства осталось только 5% акций банка. С самого основания и до своей смерти в автокатастрофе в 1998 году банк возглавлял Вадим Гетман. Его некоторое время прочили на пост главы НБУ. После смерти Гетмана банк возглавил Виктор Ющенко. Из АКБ Украина вышли такие деятели финансовой системы как министр финансов Игорь Митюков.

Банк «Украина» начал испытывать большие проблемы в 1998 году. На стыке весны-лета 1998 Агропромбанк стал терять платежеспособность и нести убытки. Причиной убытков были слишком большие вложения в российский рынок. На тот момент второй по величине банк в стране выглядел легко больным и охарактеризовался как «too big to fail».

НБУ открыл АПБ Украина стабилизационный кредит в 400 млн. . 1998 год банк закончил с убытков в 347 млн. . Лучшие клиенты ушли, усиливая проблемы. Вслед за ними уходили профессиональные служащие, страдающие от бесперспективности и падения зарплат.

В 1999, несмотря на попытки улучшения положения, убытки банка превысили полмиллиарда гривен. За год стоимость акций банка упала в три раза. Проблема усугублялась тем, что АПБ Украина занимал важную нишу на рынке и его падение угрожало вызвать цепную реакцию.

Всю первую половину 2000 года НБУ и руководство банка пытались стабилизировать ситуацию, но эти попытки провалились. Стало очевидно, что текущая администрация неспособна решить проблемы банка.

25 сентября 2000 года НБУ ввел временную администрацию в Агропромбанк Украина. НБУ быстро пришел к выводу о нецелесообразности сохранения банка на рынке и запустил процедуру ликвидации. 21 июля 2001 года была отозвана лицензия. На момент ликвидации банка безнадежные кредиты составляли 4,57 млрд. или 65% общего объема выданных кредитов.

Параллельно с вводом временной администрации началось следствие. Следователям открылась картина махинаций, проводимых руководством банка во главе с Виктором Ющенко. Они обворовывали акционеров банка, выводя его средства на оффшорные счета, выдавали кредиты заведомо неплатежеспособным заемщикам под залог имущества стоимостью до 10% от суммы кредита, отмывали деньги российской мафии.

По итогам расследования Ющенко и его «дорогие друзья» сели на различные сроки до 12 лет. После освобождения Ющенко занялся разведением пчел. Кроме действующих сотрудников АПБ Украина под удар попали и их бывшие коллеги. Так, хотя следствие не нашло состава преступлений в действиях Игоря Митюкова, бывшего в 1992-94 годах заместителем председателя банка, это стоило ему поста министра финансов.

К октябрю 2000 года основные политические силы уже определились со своими кандидатами в президенты. От Руха номинировался действующий президент Леонид Кучма. Он шел на выборы с позитивной повесткой, упирая на достижения Украинской Республики под его властью. Ситуация в экономике сделала Кучму фаворитом в гонке. Уже в октябре было очевидно, что главной интригой выборов будет то, пройдут ли они в один тур или в два.

Левый фланг украинской политики переживал серьезный кризис. И УКП, и СПУ теряли электорат. Парламентские выборы 1998 года привели к потере УКП статуса второй партии страны – Либерально-трудовой альянс опередил коммунистов на выборах.

Национальное крыло УКП воспользовалось этим поражением для наступления на ортодоксов, которых обвиняли в том, что их антиукраинская позиция привела к падению популярности партии, приводя пример УСДРП, которая укрепила свои позиции. В свою очередь, ортодоксы обвиняли националов в том, что они своим национализмом отпугнули электорат, приведя его в руки ЛТА. Эти конфликты разрывали компартию, приведя к падению Симоненко. Хотя он оставался главой партии, националам удалось добиться номинации на президентские выборы их лидера Бориса Олейника.

Социалисты к началу 2000 года по всем опросам не преодолевали избирательный барьер в парламент. Среди СПУ существовало два движения – левое крыло во главе с председателем политсовета партии Иосифом Винским выступало за сближение с коммунистами и эсдеками, когда как правое крыло, возглавляемое молодым депутатом Юрием Луценко, стремилось к союзу с ЛТА. Александру Морозу лучше удавалось маневрировать между различными группировками в партии и он смог удержать свое лидерство в партии и номинироваться от нее в президенты.

Положение Украинской социал-демократической рабочей партии было достаточно устойчивым. Удачное сочетание социальной риторики, украинского «национализма» в стиле Грушевского-Петлюры и реверансов в сторону России позволяли УСДРП удерживать свой электорат, полностью занимая левую нишу в Западной Украине и активно проникая в русифицированные городские центры Востока.

Старые партийные лидеры, произошедшие от национал-коммунистов советской эпохи, такие как Леонид Кравчук и Иван Плющ сохраняли в партии лидирующее положение, склоняясь к союзу с другими левыми силами. Эсдеки весь 1999 и 2000 год предпринимали попытки договориться с УКП и СПУ об едином кандидате на выборах, но эти попытки провалились и УСДРП пришлось выставлять своего кандидата – Ивана Плюща.

Либерально-трудовой альянс занимал несколько более левую, чем у ДНР позицию. ЛТА выступал за сочетание либерального и социального подхода в экономике, увеличение прав регионов, а во внешней политике – за сближение с Россией. Мощная партийная организация позволяла мобилизовать в свою поддержку электорат. Базой партии являются крупные городские центры восточной Украины и Крым. Кандидатом ЛТА на президентских выборах стал бывший председатель Донецкого земельного совета, а ныне сенатор от Донецкой земли Владимир Щербань.

Оппозиция, понимая, что на поле экономических вопросов ей не переиграть Кучму, подняла тему коррупции в окружении президента. История с АПБ Украина, стоившая Игорю Митюкову поста министра финансов, была не единственной.

28 ноября в «Украинской правде» было опубликовано журналистское расследование, посвященное роману Леонида Кучмы Елены с крупным бизнесменом из Днепрослава Виктором Пинчуком, который длился с 1998 года. В статье Георгия Гонгадзе указывались факты получения Пинчуком необоснованных льготных кредитов и конкурентных преимуществ. Скандал с Пинчуком на некоторое время ударил по рейтингам Кучмы, но к выборам они восстановились.

25 марта 2001 года в Украине состоялись президентские выборы. Действующий президент Украины Леонид Кучма победил в первом туре, набрав 51,38% голосов. Он победил во всех регионах страны кроме Крымской Автономии и Севастопольского округа, в которых первое место получил Владимир Щербань. Он же занял второе место на выборах с 15,37% голосов. Кандидат от КПУ Владимир Олейник пришел третьим с 10,71% голосов избирателей. 12 мая 2001 года начался второй срок президента Украинской Республики Леонида Кучмы.

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Сразу после инаугурации было образовано новое правительство. Пост премьер-министра сохранил Валерий Пустовойтенко, полностью устраивавший Кучму. Первым вице-премьером вместо Романа Шпека, отправленного послом в ЕС, стал Анатолий Кинах. Вице-премьерами стали министр экономики Юрий Ехануров, министр образования Иван Вакарчук и министр обороны Валерий Москаленко.

Из сенатских министров остался только Валерий Москаленко. Министром иностранных дел Украины стал Борис Тарасюк, что было воспринято как свидетельство прозападного крена Украины. Юрий Кравченко не прошел через Сенат из-за скандала, связанного с действиями его подчиненных. 6 мая 2001 года милиция Харькова ранила при задержании подростка, показавшегося подозрительным. Это вызвало значительный общественный резонанс и требования реформы ведомства со стороны общественности и политических партий. Преемником Кравченко стал генерал Юрий Смирнов.

Экономический блок правительства претерпел мало изменений. Пост министра промышленности, оставленный Кинахом, получил член совета директоров ОАО Антонов Анатолий Мялица. Новым министром торговли стал Андрей Гончарук. Министерство аграрной политики вместо ставшего галицким губернатором Владимира Филенко стал Иван Кириленко. СНБО возглавил Василий Дурдинец. Литвин сохранил пост главы Канцелярии.

Важным событием 2001 года был визит Папы Римского Иоанна Павла II в Украину, который состоялся 23-27 июня. Целью визита была поддержка католиков в их вере и помощь в налаживании дружеских отношений между конфессиями в Украине.

Согласно программе визита, Иоанн Павел II посетил Киев и Львов. Хотя визит был согласован задолго до политических скандалов прошедшей весны, многие обвиняли Кучму в том, что он стремится использовать понтифика в своих интересах. Также данный визит вызвал недовольство Московского патриархата, что было связано с православными и греко-католиками в Западной Украине на рубеже 1980-90-х годов и опасениями католической экспансии.

Папу Римского принял Президент Украины Леонид Кучма, который также принял участие в церемониях встречи и проводов Понтифика, и в литургиях в Киеве и Львове. Папа Римский также провел встречи с представителями политических, деловых и культурных кругов Украины, участниками заседания Всеукраинского Совета Церквей кроме Блаженнейшего митрополита Феодосия, который не присутствовал из-за болезни.

Папа Римский преклонил колена на Аскольдовой могиле (в память Аскольда – первого киевского князя-христианина), возложил цветы к могиле Неизвестного солдата на Холме Славы в Киеве, в Мемориала жертвам в Быковне, в Бабьем Яру. Во время пребывания Папы Римского в Киеве в различных мероприятиях приняло участие более 200 тыс., а в Львове – более 2 млн. прихожан. Также Понтифика приветствовали вдоль всех маршрутов следования.

Папа Римский отслужил в Киеве (на спорткомплексе «Чайка») и Львове (на ипподроме) четыре службы (две в латинском и две в византийском обряде), на мессах присутствовали более 1,6 млн. человек. Во время визита он произнес 11 проповедей и речей. Его речи характеризовались исключительной взвешенностью и доброжелательностью. Проповеди были произнесены на украинском языке.

Украинские левые давно находились в кризисе. Первой жертвой вызванного победой Кучмы землетрясения стал Александр Мороз. Результаты на выборах стали для лидера социалистов приговором. Теперь он не мог лавировать между левым и правым крыльями партии.

На прошедшем в мае 2001 года съезде партии Юрий Луценко попытался отправить Мороза в отставку, но он обратился за поддержкой к Винскому и добился принятия резолюции, осуждающей Луценко. В обмен на это он примкнул к левому крылу и согласился на курс на объединение левых сил. В свою очередь, Луценко и его сторонники покинули СПУ и присоединились к ЛТА, подорвав тем самым позиции социалистов в Национальном Собрании и местных советах.

Украинских коммунистов тоже лихорадило. Ортодоксы Симоненко увидели в третьем месте Олейника на выборах возможность взять реванш за оттеснение от власти в партии в 1999 году. Олейник предвидел такое развитие событий и сделал ход конем. Он назначил съезд УКП на 2 июня 2001 года.

На нем Олейник выступил с программным заявлением, основными положениями которого были объяснение таких обескураживающих итогов выборов раздробленностью левых сил, обращением к СПУ и УСДРП с предложением об объединении и обвинением ортодоксов во фракционности.

Поражение симоненковцев, которые в свое время сами предлагали левым силам объединяться, разумеется, под своим началом, было зафиксировано в итоговом постановлении съезда и декларации-призыве к объединению.

УСДРП также включилась в переговоры об объединении. Эсдеки рассчитывали занять в новой левой партии лидирующие позиции – социалисты были расколоты, а внутри УКП продолжалась фракционная борьба.

Главным достижением, которого удалось достичь украинским левым, была первая с 1991 года совместная первомайская демонстрация. Попытка достичь объединения украинских левых закончилась на этапе, когда настало время делить должности – сразу же вспомнились идеологические различия идейных наследников «буржуазных националистов» Петлюры и Винниченко и «оккупационного тоталитарного режима» Ленина. Больше всего от попыток объединиться пострадала СПУ – все больше ее членов склонялись к более сильным соседям по идеологическому спектру.

16 июля 2001 года Конституционный суд признал декрет ВЦИК от 20.08.1918 «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» антиконституционным и обязал Уряд разработать правила проведения реституции.

Несмотря на протесты левых Национальное Собрание приняло в октябре 2001 года закон Украинской Республики «о восстановлении права собственности на объекты, отчужденные большевистским режимом». Этот закон урегулировал отношения, связанные с реституцией собственности, определил круг лиц, которые могут претендовать на соответствующую собственность и процедуру реституции.

Также закон о реституции урегулировал коллизии, связанные с приватизацией государственной собственности и тем, что попадающая под этот закон собственность ушла в частные руки. Государство должно было выплатить компенсацию, исходя из рыночной стоимости соответствующих активов на 1 июля 2001 года. Всего за 2001-2015 года реституции подверглось имущество на 40 млрд. .

11 сентября 2001 года произошла крупнейшая террористическая атака в истории США. Теракт был совершён членами террористической организации «Аль-Каида». Утром того дня четыре группы террористов общим количеством 19 человек, захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера. Каждая группа имела как минимум одного члена, прошедшего начальную лётную подготовку.

Захватчики направили два из этих лайнеров в башни Всемирного торгового центра, расположенные в южной части Манхэттена в Нью-Йорке. Рейс 11 American Airlines врезался в башню ВТЦ-1 (северную), а рейс 175 United Airlines – в башню ВТЦ-2 (южную). В результате этого обе башни обрушились, вызвав серьёзные разрушения прилегающих строений.

Третий самолёт (рейс 77 American Airlines) был направлен в здание Пентагона, расположенное недалеко от Вашингтона. Пассажиры и команда четвёртого авиалайнера (рейс 93 United Airlines) попытались перехватить управление самолётом у террористов, самолёт упал в поле около боро Шанксвилл в штате Пенсильвания.

Помимо 19 террористов, в результате атак погибло 2977 человек, ещё 24 пропали без вести. Большинство погибших были гражданскими лицами. Данная атака для американского общества была с атакой на базу Пирл-Харбор, приведшей к вступлению США во Вторую Мировую.

Отношение к США в украинском обществе было традиционно теплым. В отличие от той же России, уровень потрясений 1990-х годов в Украине гораздо меньше, что мешало развиться т.н. «версальскому синдрому». К тому же украинцы воспринимали США как похожее в культурно-идеологическом плане государство – этому способствовали общие идеалы свободы и история колонизации фронтира, укоренившиеся в национальных культурах обеих стран. Поэтому никого не удивило то, что украинцы стремились выразить соболезнования американцам, а под стены американского посольства в Киеве и консульств США приносили цветы.

Уже вечером 11 сентября последовала реакция Уряда Украинской Республики. Украина была партнером США в политической сфере, и в экономической – в украинскую экономику активно проникал американский капитал.

В 22:30 по киевскому времени собрался СНБО, на котором были обсуждены меры в связи с терактами в США. В полночь Вооруженные Силы Украины были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Было принято решение поддержать американских партнеров и оказать им любую необходимую помощь. Президент Кучма связался со своим американским коллегой, принес ему свои соболезнования и обещал помощь Соединенным Штатам.

В 10:00 12 сентября 2001 года Президент Украинской Республики Леонид Кучма обратился к нации. В своем обращении он говорил об угрозе терроризма, нависшей над свободным миром и необходимости не повторить ошибки, приведшие к распространению чумы тоталитаризма и вновь, как шестьдесят лет назад, объединиться всем свободным миром в борьбе против сил зла. В конце своего обращения Президент заявил, что Украина, как государство свободного мира, фактически находится в состоянии войны с терроризмом. В этот день небо над крупными городами патрулировали ВВС.

11 сентября 2001 года стало началом новой эпохи. Впервые с 1991 года доминированию Соединенных Штатов Америки в мире был брошен вызов. Если на протяжении предыдущего десятилетия большинство считало, что после Холодной войны наступил период мира, связанного с победой либеральной идеи и растущей глобализацией, то теперь у многих возникли сомнения относительно справедливости предположения о «конце истории». Исламский фундаментализм нанес удар в сердце лидера свободного мира, приведя в движение силы, которые будут определять ситуацию в мире в период, предшествующий американо-китайскому столкновению.

Впервые сочетание «Война с терроризмом» прозвучало во время обращения президента США Джорджа Буша к нации в 20:30 11 сентября 2001 года. Со временем этот термин употреблялся все чаще.

12 сентября на экстренной сессии Совета НАТО генсек альянса лорд Джордж Робертсон заявил о введении в действие впервые в истории Североатлантического блока ст. 5 Вашингтонского договора о создании НАТО, которая предусматривает коллективную оборону для всех государств блока в случае нападения на одну из стран – участниц. 14 сентября Конгресс США предоставил разрешение на использование военной силы против Аль-Каиды.

Другие страны, такие как Китай, также объявили о поддержке США. Россия и Украина наперегонки рванули налаживать отношения с США и НАТО, предлагая союз против международных террористов. Россия уже вела войну против сепаратистов в Чечне, поддерживаемых движением Талибан.

Украина стремилась укрепить свой статус «ассоциированного члена» Альянса, обеспеченного особыми отношениями Украины и возглавляемой ей CECSS с Польшей и Венгрией, вошедшими в НАТО в 2001 года, а также Хартией об особом партнерства, подписанной в июле 1997 года. Уже в сентябре 2001 года Украина предоставила свою транспортную авиацию для обеспечения операций в начавшейся Войне с терроризмом, а также свою территорию для транспортировки грузов.

Первой жертвой Войны с терроризмом стал Исламский Эмират Афганистан – образованное движением Талибан государство, контролировавшее большую часть территории Афганистана. Военная операция против движения Талибан началась вечером 7 октября 2001 года. В нанесении первого удара принимали участие 40 боевых самолетов; с американских и британских кораблей было выпущено около 50 крылатых ракет.

В течение первого месяца боевые действия сводились к ударам авиации США по военным объектам движения Талибан. Система ПВО талибов была выведена из строя почти сразу. Вся имевшаяся у них авиация была уничтожена на аэродромах. Также проводились и наземные операции с участием сил специального назначения стран коалиции.

Талибы объявили об уничтожении нескольких вертолетов и десятков солдат противника, продемонстрировав в подтверждение этого видеосъемку вертолетного шасси. Их сообщения были опровергнуты американским Центральным командованием (CENTCOM).

После месяца бомбардировок боеспособность движения Талибан снизилась – оно потеряло всю свою авиацию, наличие которой ранее было заметным преимуществом над Северным альянсом, тыловые линии снабжения были нарушены.

9 ноября 2001 года Северный альянс провел первую серьезную наступательную операцию с начала воздушной кампании, взяв крупный город Мазари-Шариф. При этом было убито много талибов, прекративших сопротивление, а город подвергся разграблению.

Утрата Мазари-Шарифа нанесла Талибану серьезный удар. Многие поддерживавшие его полевые командиры предпочли перейти на сторону Северного Альянса после первого же поражения. 13 ноября талибы без боя оставили Кабул, находившийся под их властью с 1996 года

Несколько дней спустя они контролировали лишь южную часть Афганистана, и город Кундуз на севере. Осада Кундуза продолжалась десять дней и завершилась25 ноября капитуляцией удерживавших город сил Талибана.

Пленные были помещены в старинную крепость Калайи-Джанги, где подняли мятеж, который был подавлен Северным Альянсом при поддержке американских спецподразделений и авиации лишь через неделю. В ходе боев в Калайи-Джанги военные силы США понесли первую подтвержденную потерю от действий противника – погиб сотрудник ЦРУ Джонни «Майк» Спэнн.

К концу ноября под контролем талибов оставался только один крупный город – Кандагар, колыбель движения Талибан. Здесь находился и лидер движения мулла Омар. 25 ноября в Афганистане высадился первый крупный воинский контингент США – около 1000 морских пехотинцев были вертолетами переброшены с кораблей в Аравийском море в район южнее Кандагара, где они создали передовую оперативную базу Кэмп-Рино (Camp Rhino).

На следующий день к лагерю выдвинулась небольшая колонна бронетехники талибов, которая была уничтожена вертолетами AH-1W. Хотя морская пехота не участвовала в наземных боевых действиях, положение талибов в осажденном Кандагаре постепенно ухудшалось, и 7 декабря город пал.

Часть боевиков сумела бежать в соседний Пакистан, часть, включая и муллу Омара, ушла в горы, остальные сдались в плен Северному Альянсу. Взятием Кандагара завершился основной этап боевых действий.

Внимание американского командования теперь было обращено к горному району Тора-Бора на юго-востоке Афганистана. Здесь еще со времени советско-афганской войны располагался крупный пещерный комплекс, где, по данным разведки, укрывался Усама бин Ладен.

Сражение за Тора-Бору продолжалось с 12 по 17 декабря. На комплекс наступали местные вооруженные отряды, при поддержке авиации США. После взятия пещеры были тщательно осмотрены. Как выяснилось, бин Ладен успел покинуть его накануне сражения.

Несмотря на это, продолжавшаяся два с половиной месяца военная операция США и Великобритании увенчалась успехом – движение Талибан было отстранено от власти и практически утратило боеспособность. Во главе страны встал Хамид Карзай, назначенный главой переходной афганской администрации в декабре 2001 года и утвержденный временным президентом в июне 2002 года на Лойя джирга – совете старейшин.

Для поддержания безопасности в Афганистане была развернута военная миссия НАТО, получившая название ISAF (International Security Assistance Force), созданная согласно резолюции Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 года. Поначалу ее зона ответственности распространялась только на Кабул.

31 марта 2002 года состоялись выборы в Национальное Собрание Украины и в местные советы. Это были первые выборы после переписи населения 1999 года, по результатам которой были проведены границы мажоритарных округов. Увеличилось представительство Галичины, Закарпатья и Надднепрянщины. Уменьшилось – Крыма[В1] , Слобожанщины и Черноморской земли.

Главными темами предвыборной кампании были расширение регионального самоуправления, политика в отношении ЕС и России, война в Афганистане. У различных политических сил были свои взгляды на эти темы.

Либерально-трудовой Альянс, бывший партией региональных элит восточной Украины, был главной оппозиционной партией страны. ЛТА выступал за увеличение полномочий регионов вплоть до фактической федерализации Украины. Главным пунктом предлагаемой программы ЛТА была ликвидация сложившегося дуализма, когда представители президента (губернаторы) контролировали деятельность земельных управ и их глав, избираемых земельными советами. Альянс предлагал отказаться от такой сложной схемы и перейти к прямым выборам губернаторов по американскому (читай российскому) образцу. Рух выступал против уничтожения сложившейся системы местного самоуправления, не позволявшей землям превратиться в «баронства» местных элит как в Российской Федерации.

По внешнеполитическом вопросам ДНР и ЛТА также занимали разные позиции. Рух стоял на позициях «осторожной, но последовательной» интеграции с Россией и ЕС и укрепления связей внутри Центрально-Восточной Европы. Альянс же занимал гораздо более пророссийскую позицию. Он выступал за активную интеграцию с возрождающейся Российской Федерацией вплоть до создания единого экономического пространства.

Малые партии стремились объединиться в преддверие выборов. На левом фланге украинской политики свою нишу занял блок Украинские левые, объединивший УКП, СПУ и Крестьянскую партию. Украинские левые выступали за переход к парламентской республике вплоть до отказа от института президента и призывали укреплять славянское братство с Россией. В социально-экономической сфере левые требовали отмены «антинародных реформ», проведенных Рухом.

Хотя эсдеки также были одним из осколков КПУ, Украинская социал-демократическая рабочая партия занимала несколько более правую позицию. В качестве образца экономической политики УСДРП принимала скандинавские страны с их чрезмерно расширенным правительство. Именно с позиций «шведского социализма» Кравчук и Плющ критиковали Уряд. Также на выборах 2002 года был впервые заметен тренд на заигрывание УСДРП с меньшинствами, более явно проявившийся в 2010-х годах. Во внешней политике эсдеки выступают за скорейшую евроинтеграцию. Именно обещанием вступления в ЕС к 2010 году и запомнилась кампания эсдеков на этих выборах.

На правом фланге произошло объединение умеренных националистов из УРП и КУН с ХДС в блок «Народный союз наша Украина». НСНУ занял правоконсервативные позиции. Национал-демократы скептически относились как к Москве, так и к Брюсселю, выступая за укрепление в противовес им Балтийско-Черноморского союза.

Против участия Украины в Антитеррористической коалиции выступали только левые – остальные достаточно крупные, чтобы претендовать на попадание в парламент, партии были солидарны в поддержке украинского участия в ней, споря только из-за вклада в коалицию.

Итоги парламентских выборов для Руха оказались обескураживающими. Хотя ДНР смогло получить первое место, как по партийным спискам, так и в мажоритарных округах, оно потеряло голоса не только по сравнению с президентскими выборами 2001 года, но и парламентскими 1998 года. Впервые с 1990 года Рух проиграл выборы в Львове и Киеве. Главной причиной провала партии власти была усталость избирателей от ее бесконечного правления и коррупционные скандалы, бившие по рейтингам Руха.

Главным победителем выборов стал ЛТА. Хотя он занял второе место, разница между Альянсом и Рухом составила всего лишь 10,7 тыс. голосов. Украинские левые, несмотря на свое объединение, не смогли оправиться от поражения на президентских выборов, потеряв половину голосов по сравнению с прошлыми парламентскими выборами. В это же время УСДРП, смогшая изменить свою повестку по сравнению с началом 1990-х, сохранила свои позиции и претендовала на статус главной левой партии.

Главным открытием выборов стала Партия свободных демократов. Она объединила в своем составе мелкие либеральные партии, выступавшие на прошлых выборах в рамках блока Свободные демократы. ПСД добилась успеха в крупных городах, играя на недовольстве либерально настроенных горожан политикой больших партий.

По итогам выборов Палата выглядела следующим образом. 162 депутата входили в фракцию ДНР. Под флагом ЛТА объединился 151 депутат. В Объединенной фракции УКП-СПУ-СелПУ «Украинские левые» состояло 38 депутатов. Также в Палате было 24 свободных демократа, 20 эсдеков, 15 нацфронтовцев, 14 христианских демократов и 26 независимых депутатов. Из 90 сенаторов 44 входили во фракцию ДНР, 37 – ЛТА, а 4 – ПСД. Впервые с 1990 года украинский парламент не был под контролем Руха.


 [В1]Это связано с тем, что для Севастополя и АРК в отдельности остатки от деления при определении количества округов позволяли претендовать на дополнительное место как АРК, так и Севастополю, когда как при суммировании их результатов остаток получается слишком меленький дл выделения доп. округа.

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Сразу после того, как стали известны результаты выборов ДНР и ЛТА развернули активную борьбу за привлечение симпатий малых партий. Если Нацфронт и ХДС сразу же примкнули к ДНР, а левые – к ЛТА, то за симпатии УСДРП и ПСД пришлось побороться. Либералы оказались более щедры. Результатом переговоров стало торжественное подписание в Каневе на Тарасовой горе соглашения между Альянсом, левыми, свободными демократами и эсдеками о создании «Коалиции в защиту парламентских прерогатив», получившей у журналистов название «Каневская четверка».

Коалиция делила между своими членами наиболее важные комитеты Национального Собрания и договорилась о консолидированной позиции в вопросах, связанных с «защитой прав законодательной власти». Главной целью Четверки была конституционная реформа, направленная на создание ответственного перед парламентом правительства и усиления полномочий регионов. До достижения этой цели планировалось ужесточить контроль над правительством со стороны парламента.

Каневская четверка выступала в роли парламентского большинства. В Палате в ее состав входили 234 депутата из 450. Это позволило новому большинству избрать своего спикера, которым в очередной раз стал Иван Плющ, и получить ключевые комитеты.

В Сенате не было большинства. Из 90 сенаторов 44 принадлежали к фракции ДНР, еще один независимый сенатор поддерживал ДНР. 39 сенаторов из Альянса, 4 из ПСД и два независимых сенатора объединялись вокруг «Четверки».

Вопрос избрания спикера Сената и формирования сенатских комитетов стал яблоком раздора между Рухом и оппозицией. Руховцы рассчитывали пропихнуть кандидатуру председателя Сената III созыва Чорновила, как кандидатом от ЛТА стал Владимир Семиноженко от Слобожанщины. Председателя пытались избрать шесть раз. В конце концов, ДНР пришлось идти на компромисс. В обмен на избрание Семиноженко спикером Рух получал контроль над большинством комитетов Сената.

После установления контроля над Национальным Собранием Коалиция нацелилась на свержение кабинета Пустовойтенко. Согласно Конституции 1991 года Украина являлась президентско-парламентской республикой, в которой правительство подчинялось президенту, а премьер-министр выступал в роли координатора работы кабинета. Также президентской прерогативой являлось назначение отдельных членов кабинета в случае ухода в отставку без консультации парламента. Главным инструментом контроля Собрания над кадровой политикой президента был механизм вотума недоверия правительству и дальнейшее формирование нового кабинета с одобрением кандидатур парламентом.

В реальности еще Юхновским была заложена традиция отправки Кабинета в отставку перед лицом вновь избранного парламента. Пока пост Президента и парламентское большинство оставались в одних руках, это не создавало проблем.

В новых условиях Мариинский Дворец решил опираться на букву Конституции, а не на традиции. Собрание восприняло отказ Кабинета идти в отставку по итогу выборов как покушение на свои прерогативы. 3 июня 2002 года Палата Депутатов Национального Собрания 292 голосами объявила вотум недоверия премьер-министру Украины Валерию Пустовойтенко. Это был первый в истории независимой Украины успешный вотум недоверия действующему правительству. Его поддержала не только Четверка, но и недовольные из президентского лагеря – парламентские фракции Нацфронта и ХДС, а также часть фракции Руха, поддерживающая переход к парламентской форме правления. В Украине разразился правительственный кризис. Обязанности премьер-министра начал исполнять Анатолий Кинах.

Теоретически Мариинский Дворец мог занять жесткую позицию и попытаться продавить удобную кандидатуру премьер-министра, например, Кинаха, а если не получится – распустить Собрание, но отсутствие поддержки внутри партии власти и необходимость решать сложившиеся проблемы вынуждали Кучму пойти на компромисс пока противоречия внутри Коалиции не развалят ее.

Переговоры с Коалицией завершились назначением премьер-министром Николая Азарова – одного из лидеров ЛТА, бывшего первым вице-премьером в кабинете Кучмы. Первым вице-премьером стал социалист Иосиф Винский, занявший также пост министра транспорта и связи. Посты вице-премьеров получили министры, представлявшие различные партии коалиции: Инна Богословская, возглавившая Минюст, от ПСД и министр труда и соцполитики Михаил Папиев от УСДРП. Также посты вице-премьера и министра обороны сохранил Валерий Москаленко. Сенат утвердил на посту министра иностранных дел сторонника углубления прозападного курса Бориса Тарасюка, а на посту министра внутренних дел – генерал полиции Юрий Смирнов.

Экономический блок правительства был фактически сформирован заново. Министерство финансов возглавил лично премьер-министр Николай Азаров. МЭПП возглавил крупный бизнесмен из Донецка Валентин Ландик, который владел ОАО «Норд». Министром торговли стал социалист Василий Цушко. Министром экономики стал кандидат в президенты на выборах 2001 года Владимир Щербань. Министерство госимущества и приватизации было ликвидировано, а его структуры включены в минэкономики. От левых министерский портфель также получил Александр Мороз, возглавивший Минагрополитики, а от эсдеков министр образования Василий Кремень.

Несмотря на поражение в борьбе за формирование правительства Мариинский Дворец мог записать в актив удачное решение афганского вопроса. Еще в сентябре 2001 года Украина согласилась оказывать содействие американцам в снабжении группировки в Афганистане с помощью своей транспортной авиации, но вопрос отправки наземного контингента согласно Конституции мог решаться только Национальным Собранием.

Впервые афганский вопрос пытались обсудить еще в декабре 2001 года, но из-за приближающихся выборов было решено перенести обсуждение на весну, чтобы логика предвыборной кампании не влияла на решения депутатов. Важным фактором было то, что за тринадцать лет до этого СССР уже вел свою войну в Афганистане, оставившую в обществе немало неприятных воспоминаний.

Дискуссия в Собрании относительно отправки украинского контингента в Афганистан началась 4 июля 2002 года. В парламенте выступил министр обороны Украины Валерий Москаленко, объясняющий необходимость отправки украинского воинского контингента в Афганистан. Он говорил о необходимости борьбы против терроризма и производства наркотиков в Афганистане, а также важности участия Украины в гуманитарной миссии в регионе для осуществления ее интересов в мире.

На прениях развернулись дебаты сторонников и противников войны. Левые выступали против, напоминая о неудачной для СССР войне 1979-89 годов. В ответ на это сторонники участия Украины в войне напоминали о том, что теперь США, Россия и Китай на одной стороне и сравнивали социалистов со сторонниками политики умиротворения Гитлера. Со стороны Альянса, представляющего промышленные круги Восточной Украины, высказывалась заинтересованность в участии украинских компаний в послевоенном восстановлении Афганистана.

16 июля 2002 года Национальное Собрание предоставило разрешение на участие Украины в военной кампании в Афганистане. За проголосовало 332 депутата и 33 сенатора. Единственным ограничением был запрет на использование призывного контингента. В августе 2002 года в Афганистан в состав ISAF была направлена сводная механизированная бригада численностью в 1650 человек, которые участвовали в операциях на юге Афганистана.[ПW1] 

Лето и осень 2002 года прошли под знаменем политических протестов. Социалисты организовывали антивоенные протесты. Но и деятельность самих левых подверглась нападкам. Назначение Александра Мороза министром сельского хозяйства было воспринято многими в отрасли как угроза, а его первые действия, направленные на усиление государственного регулирования отрасли, были восприняты как попытка «провернуть фарш реформ назад».

Аграрная отрасль и связанные с ней отрасли промышленности, в первую очередь пищевая, к началу XXI века пользовались всеми благами аграрной реформы начала 1990-х и не были заинтересованы к возвращению отрасли в советский период. 14-15 сентября в Киеве прошли массовые протесты аграриев, недовольных ростом регулирования. На следующих выходных протесты продолжились. Левые поспешили обвинить ДНР в том, что эти протесты были инспирированы им с целью подорвать коалицию.

Кучма воспользовался протестами для удара по коалиции. 27 сентября Александр Мороз был отправлен в отставку, а на его место был назначен Иван Кириленко, занимавший эту должность с мая 2001 по июнь 2002 года.

Ситуация для переформатирования правительства была как никогда хороша. Противоречия внутри «Каневской четверки» работали на укрепление позиций Мариинского Дворца. Свободные демократы тяготились союзом с коммунистами, а левые не хотели брать ответственность за политический курс Кабинета. Многие внутри Альянса не хотели конфликта с Мариинским Дворцом.

Отставка Мороза и неспособность Коалиции защитить его дала левым повод выйти из нее с шумом. 30 сентября фракция украинских левых вышла из парламентского большинства, а Иосиф Винский подал в отставку. Василий Цушко предпочел предать родную партию и отказался уходить с поста министра торговли. Наименее принципиальная часть депутатов предпочла покинуть фракцию, присоединившись к ЛТА или УСДРП.

Выход левых из большинства означал его крах. С примкнувшими мажоритарщиками и перебежчиками слева в составе Коалиции было только 215 депутатов. Рух воодушевился и начал наступление на бывшее большинство. Министры, не лояльные Мариинскому Дворцу подвергались обструкции.

Азаров и Щербань продержались до начала января. Им удалось воспользоваться расколом между УКП и СПУ, составлявшими левую фракцию, и перетянуть последнюю на свою сторону. Возвращение СПУ в коалицию позволило сформировать поддерживающее правительство Азарова большинство в 227 депутатов.

21 октября 2002 года в Украину пришел терроризм. Около здания СНБ в Киеве взорвалось самодельное взрывное устройство. Жертв теракта не было. Ответственность за взрыв взяла себя некая «Армия народных мстителей». «Мстители» предупредили власти о том, что они начинают партизанскую борьбу против «правящего капиталистического режима Кучмы, который проводит политику геноцида собственного народа».

На поиски бомбистов были брошены лучшие силы СНБ. 22 ноября того же года в Николаеве состоялась перестрелка между милиционерами и двумя неизвестными. Стражи правопорядка получили ранения, злоумышленники скрылись. По этим двум эпизодам было возбуждено уголовное дело, известное как «дело коммунистов-революционеров».

На свободе ценители эсеров-максималистов гуляли недолго. В декабре того же года в Николаеве и Одессе арестовали 11 человек, преимущественно граждан России. Задерживали бомбистов по отдельности в различных обстоятельствах. Громче всех задерживали россиянина Игоря Данилова и граждан Украины Олега Алексеева, Сергея Бердюгина и 17-летнюю Нину Польскую. Съемную квартиру, где расположились «революционеры» пришлось штурмовать. Во время штурма был ранен боец спецназа.

Прикрываясь фразами о борьбе с олигархами и «преступным украинским правительством», красные террористы привлекали к своей преступной банде несовершеннолетних, которых именовали «пионерами» и заставляли принимать активное участие в грабежах. Все награбленные деньги и ценности оседали в самом преступном сообществе. Архивы дела свидетельствуют, что «красные бригады» принцип «экспроприации экспроприаторов» использовали исключительно в своих интересах, а их призывы к революции оказались удачной приманкой для недовольных своей жизнью маргиналов. Во время судебных разбирательств пикеты протестующих коммунистов и комсомольцев выкрикивали бранные слова в адрес судей, городских властей, но тут же стихли и свернули свои флаги, когда на суде было доказано, что эта банда – не идейная, а уголовная, замешана в ряде убийств ни в чем не повинных жителей Одессы и Николаева.

Приговор группе вынесли 19 июля 2004 года. Гражданин Украины, одессит Андрей Яковенко и россиянин Игорь Данилов были осуждены на 16 лет, украинец Олег Алексеев – на 15 лет, одесситы Александр Герасимов и Богдан Зинченко – на 13 лет лишения свободы, россияне Илья Романов, Александр Смирнов и Анатолий Плево – на 11, 9 и 5 лет лишения свободы соответственно. Одесситка Нина Польская получила 5 лет. Гражданин Молдовы Евгений Семенов был приговорен к ограничению свободы сроком на 4 года.

В октябре 2002 года вновь на первое место в повестке дня вышла внешняя политика. Иракский кризис вошел в свою завершающую стадию. Ирак попал в список государств-изгоев в 1990 году, когда пытался захватить Кувейт – нефтяной эмират, кредитовавший режим Саддама Хусейна во время войны с Ираном.

В феврале 1991 года войска возглавляемой США коалиции освободили Кувейт от иракской оккупации. В шиитских и курдских районах Ирака вспыхнуло восстание против режима Хусейна, но американское командование не воспользовалось им для окончательного разгрома Саддамовского Ирака. В итоге восстание шиитов было утоплено в крови, а курды, уже пережившие в 1980-х акты геноцида, смогли отбиться при помощи авиации НАТО.

После войны в Персидском заливе США и их союзники пытались держать Саддама под контролем, проводя политику сдерживания. Эта политика включала многочисленные экономические санкции, утвержденные Совбезом ООН, создание бесполетных зон севернее 36°с.ш. и южнее 33°с.ш. с целью защиты курдского и шиитского населения, а также инспекции с целью обеспечения соблюдения Ираком резолюций Организации Объединенных Наций, касающихся иракского оружия массового уничтожения.

Проверки проводились Специальной комиссией Организации Объединенных Наций (UNSCON). UNSCON в сотрудничестве с Международным агентством по атомной энергии работала над тем, чтобы Ирак уничтожил свое оружие массового поражения и связанную с ними инфраструктуру. В течение десятилетия после войны в Персидском заливе ООН приняла 16 резолюций Совета Безопасности, призывающих к полной ликвидации иракского оружия массового уничтожения. Иракские официальные лица преследовали инспекторов и препятствовали их работе.

В августе 1998 года иракское правительство полностью приостановило сотрудничество с инспекторами, утверждая, что инспекторы были шпионами США. Обвинения в шпионаже были позже подтверждены.

С принятием в октябре 1998 года Закона об освобождении Ирака (англ. Iraq Liberation Act) смена правительства Ирака стала официальной целью США. Этот акт предоставил $97 млн. иракским «демократическим оппозиционным организациям» для «создания программы поддержки перехода к демократии в Ираке». Этот закон противоречил положениям, изложенным в резолюции 687 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, в которой основное внимание уделялось программам вооружений и оружия и не упоминалось о смене режима.

Через месяц после принятия Закона об освобождении Ирака США и Великобритания начали кампанию по бомбардировке Ирака под названием Операция «Лиса пустыни» (англ. Desert Fox). Цели этой кампании заключались в том, чтобы помешать правительству Саддама Хусейна производить химическое, биологическое и ядерное оружие, но сотрудники разведки США также надеялись, что это поможет ослабить власть Саддама.

С избранием Джорджа Буша на пост президента в 2000 году США двинулись в сторону более агрессивной политики по отношению к Ираку. Платформа Республиканской партии на выборах 2000 года призывала к «полной реализации» Закона об Ираке как к отправной точке к «снятию» Саддама. Но до терактов 11 сентября в этом направлении были предприняты только формальные подвижки.

Первые предположения о возможной американской военной операции против Ирака появились в средствах массовой информации сразу после террористических атак 11 сентября. Подготовка вторжения была поручена Центральному командованию Вооруженных сил США (CENTCOM).

Президент Буш официально объявил международному сообществу о вторжении в Ирак на Генеральной Ассамблее ООН 12 сентября 2002 года. Иракский вопрос расколол международное сообщество. Основные союзники США, такие как Великобритания, поддержали вторжение, когда как такие страны как Германия, Россия и Франция высказались против.

Именно Иракская война стала переломным моментом, когда кажущееся единство западного мира от Ванкувера до Владивостока оказалось подорвано. Если весной 2002 года казалось, что цивилизованный мир впервые с 1945 года един в борьбе с нецивилизованным врагом, то теперь линии раскола прошли внутри него. Отношения России с «Западом», а если быть точнее с США и Европейским Союзом развивались от наивысшей точки в начале 1990-х годов, когда освободившаяся от коммунизма демократическая Россия стремилась вернуться в Европу, к прохладному периоду второй половины десятилетия.

Кремль был недоволен расширением НАТО на восток, активными контактами Альянса с Украиной, которая проводил независимую от России внешнюю политику, отсутствие помощи в борьбе с чеченскими террористами – например, США не закрывали исламские фонды, которые Кремль обвинял в поддержке чеченского подполья.

Владимир Путин, ставший президентом в 2000 году, стремился наладить отношения с Западом. Было достигнуто улучшение отношений с Украиной, ЕС и США, а высокие цены на нефть позволили России избавиться от статуса банкрота и начать выплачивать долги. 11 сентября и начавшаяся Война с терроризмом стали новой высшей точкой российско-западных отношений. Теперь Москва и Вашингтон воевали против общего врага.

Затягивание Войны с терроризмом стало бомбой под российско-американские отношения. В частности в Кремле были недовольны тем, что США не покидают аэропорт Манас в Киргизии, которую Россия считала частью своей сферы влияния, используемый американцами в качестве перевалочной базы снабжения войск в Афганистане.

Важнейшим переломным моментом стала война в Ираке. Окончательное решение о ее начале было принято в апреле 2002 года. Однако в Кремле далеко не сразу узнали о том, что нападение на Ирак – дело решенное. Поначалу представители Вашингтона (в первую очередь Кондолиза Райс) в ходе всех переговоров красноречиво расписывали, насколько ужасен режим Саддама Хусейна, как он близок к террористам из «Аль-Каиды» и как угрожает миру своим химическим и бактериологическим оружием. Райс не была откровенна – она не говорила, что решение о начале военной операции уже принято, более того, британский премьер Тони Блэр уже согласился принять в ней участие.

Райс вряд ли знала, что российские власти не могут поверить в живописуемые злодеяния Саддама Хусейна, поскольку знают его намного лучше, чем могли себе представить американцы. Бывший премьер-министр и некогда соперник Путина Евгений Примаков, в прошлом арабист, считался едва ли не другом Хусейна, лидеры крупнейших российских псевдооппозиционных партий коммунист Геннадий Зюганов и популист Владимир Жириновский были частыми гостями в Багдаде. Российские компании (в первую очередь «Лукойл» и «Зарубежнефть») добывали нефть в Ираке, российские компании сотрудничали с Ираком по программе «Нефть в обмен на продовольствие». Количество межнациональных – формальных и неформальных – связей между Россией и Ираком трудно описать.

Спустя пару лет следственная комиссия ООН во главе с бывшим председателем Федеральной резервной системы США Полом Волкером обвинит несколько десятков российских компаний, а также Министерство по чрезвычайным ситуациям и Русскую православную церковь в том, что они получали квоты на поставки иракской нефти и платили огромные откаты правительству Саддама Хусейна. Также комиссия Волкера обвинит нескольких российских политиков в том, что они получали взятки от Саддама. Все обвиненные в этом будут отрицать свою вину, но лишь Александр Волошин докажет комиссии ООН, что его подпись на представленных документах фальшивая.

Так или иначе, понимание того, как устроен Ирак, в Москве было куда более полным, чем в Вашингтоне. И российские власти были никак не заинтересованы в свержении понятного, предсказуемого и контролируемого Саддама Хусейна. Российский бизнес работал в Ираке и лишался такой возможности в случае начала войны. Однако эти аргументы Кремль предъявить Кондолизе Райс не мог. Поэтому использовал лишь аргументы про ненасилие, помощь мирному населению, дипломатические способы решения проблемы. Все это не производило на американцев никакого впечатления.

Весь 2002 год прошел в спорах вокруг Ирака. Путину гораздо проще оказалось найти общий язык с канцлером Германии Герхардом Шредером и президентом Франции Жаком Шираком. Они на словах также боролись за мир, но на деле не скрывали циничной заинтересованности. Французские компании также работали в Ираке, что мотивировало Жака Ширака на борьбу за мир.

Причины пацифизма Шредера были, возможно, более благородны. В октябре 2002 года в Германии должны были пройти выборы, и его СДПГ была обречена проиграть. Перед лицом неминуемого поражения Шредер попытался сделать ставку на популярные у избирателей антивоенные настроения и исключительно из популистских соображений начал протестовать против военных планов США. Чем большим пацифистом был канцлер, тем сильнее рос его рейтинг. Итогом этого стала его победа на выборах.

Российский президент присоединился к этой группе. Германия, Россия и Франция образовали новую «антивоенную Антанту» в противовес антииракскому альянсу, возглавляемому США. Шредера, Путина и Ширака объединял не только циничный расчет, но и искреннее раздражение. Все трое были раздосадованы тем, что Джордж Буш принял решение начать войну, не посоветовавшись с ними.

Позиция Украины в этом конфликте была гораздо более проамериканской. Киев, ставший после 2001 года, «членом НАТО во всем кроме имени», видел в союзе с США опору в случае враждебных действий России. Кроме геополитических расчетов были и гораздо более циничные экономические.

Хотя украинские компании развивали торговлю с многими странами Третьего мира, в не зависимости от их отношений с США, например с Ираном, связи украинских корпораций с Ираком, в отличие от российских, не заладились. Поэтому украинский бизнес видел в намечающейся войне возможность закрепиться на иракском рынке. Украинские нефтяники спали и видели свою долю в иракских месторождениях. Украинские аграрии хотели спасти Ирак от голода своими поставками.

К этим соображениям добавилась пропагандистская кампания. Украинское телевидение не жалело для режима Саддама черной краски. Хусейну припоминались акты геноцида курдов и шиитов. Важной темой было тяжелое положение христиан в Ираке – это был первый случай, когда тему защиты христианства использовали в украинской государственной пропаганде.

После активных дебатов Совет Безопасности ООН принял 12 ноября компромиссную резолюцию №1441, которая требовала усиления режима инспекций по контролю над разоружением, проводимыми UNMOVIC и МАГАТЭ.

Резолюция №1441 также предусматривала «серьезные последствия» в случае невыполнения Ираком ее требований, хотя Россия и Франция дали понять, что они не рассматривают это как разрешение на военное вторжение в Ирак.

Саддам принял резолюцию 13 ноября. Инспекторы ООН под руководством председателя ЮНМОВИК Ханса Бликса и Генерального директора МАГАТЭ Мохамеда эль-Барадеи вернулись в Ирак. По состоянию на февраль 2003 года МАГАТЭ не обнаружило никаких доказательств или правдоподобных признаков возрождения программы ядерного оружия в Ираке. МАГАТЭ пришло к выводу о том, что некоторые предметы, которые могли быть использованы в центрифугах для обогащения ядер, такие как алюминиевые трубы, фактически были предназначены для других целей.

ЮНМОВИК не нашла доказательств продолжения или возобновления программ оружия массового уничтожения или значительного количества запрещенных предметов и материалов. ЮНМОВИК осуществляла надзор за уничтожением небольшого количества пустых боеприпасов для химического оружия, 50 л горчичного газа, которые были переданы Ираком и запечатаны ЮНСКОМ в 1998 году, лабораторные количества его прекурсоров, а также около 50 ракет «Аль-Самуд», дельность которых по заявлениям иракской стороны не превышала разрешенные 150 км, но по итогам их испытаний была зафиксирована дальность 183 км. Незадолго до вторжения ЮНМОВИК заявила, что потребуются «месяцы» для проверки соблюдения Ираком резолюции 1441.

В октябре 2002 года Конгресс США принял Иракскую резолюцию, которая уполномочила президента «использовать любые необходимые средства» в отношении Ирака. По данным опросов в январе 2003 года большинство американцев выступали за дипломатическое решение иракской проблемы, но впоследствии общественное мнение сместилось в пользу плана Буша. Подавляющее большинство американцев полагало, что у Саддама было оружие массового уничтожения. Несмотря на это в США и во всем мире активно шли антивоенные протесты, крупнейшей из которых была акция 15 февраля. От 6 до 10 млн. человек протестовали против войны в более чем 600 городах. В Украине наиболее массовые акции прошли в Киеве и Харькове. К началу марта 2003 года мир застыл в ожидании войны.

На фоне приближающейся войны нарастали противоречия в украинском парламенте. Мариинский Дворец смог провести через парламент согласие на участие украинских войск в операциях на территории Ирака. После этого грянул гром.

24 февраля 2003 года Партия свободных демократов вышла из Каневской четверки, примкнув к коалиции ДНР, НФ и ХДС. Благодаря этому Мариинский Дворец получил проправительственное большинство в обеих палатах. 5 марта правительство Азарова было отправлено в отставку. Исполняющим обязанности премьер-министра стал Валерий Москаленко, получивший после отставки Винского пост первого вице-премьера. На пост министра финансов в качестве и.о. возвращен Игорь Юшко.

Падение правительства Азарова не только укрепила прерогативы президентской власти, но и способствовала внутреннему кризису в ЛТА. Альянс был партией крупного бизнеса и бюрократии Восточной Украины, которые были кровно заинтересованы в представительстве во власти. В 1990-е годы ЛТА играл роль младшего партнера ДНР, продающего поддержку против левых за определенные плюшки.

Крах старых левых выдвинул Альянс на роль главной оппозиционной силы. ЛТА не был готов к этой роли – в новых условиях привычная модель отношений Альянса и Мариинского Дворца дала сбой. Стремление сохранить позиции в исполнительной власти на национальном уровне привело к попытке формирования ответственного перед парламентом, а не президентом правительства.

После падения кабинета Азарова многие в ЛТА стремились вернуться на позицию младшего партнера ДНР. Их целью было сохранение постов в исполнительной власти в обмен на отказ от роли оппозиции Мариинскому Дворцу. Во имя достижения этой цели они были готовы пойти на раскол.

3 марта группа депутатов во главе с Юрием Луценко, кинувшим до этого СПУ, вышла из фракции ЛТА, образовав фракцию «За экономическое развитие». Также на новую фракцию ориентировался министр экспортно-промышленной политики Валентин Ландик.

Образование нового большинства в обеих палатах Собрания привело к изменению их руководства. 5 марта новое большинство в Сенате, состоящее из Руха и Свободных демократов, отправило в отставку спикера Семиноженко. Хотя все прочили возвращение Чорновила в кресло спикера, новым главой Сената был избран сенатор от Галичины Богдан Бойко. 6 марта Иван Плющ, возглавлявший Палату девять лет, был отправлен в отставку. Новым спикером стал Левко Лукьяненко, представлявший Национальный фронт.

Новое парламентское большинство проголосовало 12 марта за кандидатуру премьер-министра, которым стал министр обороны Украинской Республики Валерий Москаленко. Он также сохранил за собой портфель министра обороны. Новый кабинет в персональном плане во многом наследовал двум предыдущим. Наиболее громкими изменениями стали назначение бывшего спикера Ивана Зайца министром охраны природы, генерала полиции Геррадия Москаля – министром по делам национальностей, а националист Роман Зварыч возглавил МИКС. Уряд Москаленко с некоторыми изменениями правил страной до президентских выборов 2006 года.


 [ПW1]Заместо румын, которые в ЭАИ поссорились с НАТО

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

В наследство Украине досталась значительная часть космического комплекса СССР. После получения независимости Мариинский дворец озаботился его судьбой. В украинском правительстве существовало мнение о важности этой сферы в научном, экономическом и военном планах.

29 февраля 1992 года было образовано Национальное космическое агентство Украины, директором которого стал заведующий подотделом оборонного комплекса связи и машиностроения Совмина УССР Владимир Горбулин. Новое ведомство сразу же начало разработку космической программы Украины. Ситуация осложнялась тяжелым финансовым положением Украины в начале 1990-х.

В сложившейся ситуации было очевидно, что на данном этапе Украина неспособна самостоятельно развивать космическую программу и без сотрудничества с иностранными космическими агентствами, как традиционного с Роскосмосом, унаследовавшим советскую космическую программу, так и с несоветскими, не выжить.

В целом же, если принятая в январе 1993 года программа на 1993-97 года была довольно скромной, но в целом Основы космической политики Украинской Республики на период 1993-2025 были довольно амбициозны. Расходы на космическую программу были достаточно велики по отношению к бюджету. Если в 1993 году они составили [В1] в пересчете на доллары $85 млн., то к 2000 году выросли до $193 млн., обогнав тем самым такую страну как Бразилия.

Первым международным проектом, в котором учувствовало НКАУ, была Международная космическая станция. В декабре 1993 года в рамках договора о ядерном разоружении Украины был подписано соглашение об участии Украины в проекте МКС.

Украинским вкладом в проект МКС в 1990-х годах стал спасательный корабль «Чайка», который должен быть пристыкован на постоянной основе к МКС. Чайка была разработана Южмашем совместно с РКК Энергия и Rockwell International на основе проекта многоразового космического корабля «Заря», разрабатывавшегося в СССР.

В 1995 году РКК «Энергия» совместно с Rockwell International и Центром имени Хруничева предложила на базе «Зари» проект восьмиместного корабля-спасателя для космической станции «Альфа». Южмаш и НКАУ, стремившиеся внести вклад в проект МКС (за счет в основном американских налогоплательщиков), заинтересовались проектом и вложились в него. Итогом этого стал КК «Чайка», получивший свое название в часть лодок запорожских казаков.

«Чайка» представляла собой восьмиместный корабль (2 члена экипажа плюс пассажиры), доставляемый на станцию «Шаттлом» и находящийся на ней в течение 5 лет в постоянной готовности к спуску. «Чайка имела следующие характеристики: масса корабля составляла 12,5 т, а масса спускаемого аппарата с экипажем – 8 т, диаметр спускаемого аппарата – 3,7 м и длина корабля – 7,2 м. В июне 1996 года было принято решение о выведении «Чайки-1» на орбиту на раннем этапе развертывания МКС. Она была отправлена в космос в мае 2000 года на космическом челноке «Atlantis».

Важным для НКАУ вопросом было наличие собственной площадки для запусков. Географическое положение Украины не позволяло иметь на ее территории собственного космодрома – первые ступени ракет падали бы на населенные районы Российской Федерации. Это определило поиск собственной площадки для запусков как важное направление украинской космической программы.

Первой целью был, разумеется, расположенный в Казахстане Байконур – основной космодром СССР. После распада СССР вокруг его статуса были ожесточенные споры. На владение площадкой претендовало Российское космическое агентство, когда как Казахстан не желал просто так отдавать России Байконур. Украина, также заинтересованная в нем, стала посредником, предложив взаимовыгодный компромисс.

11 августа 1994 года было подписано соглашение о создании Консорциума Байконур, в управление которому на 30 лет передавался космодром. Доли в Консорциуме распределялись следующим образом – Россия получала 45% прав, Украина – 35%, а Казахстан – 20%.

Именно с Байконура 4 февраля 1995 года украинской ракетой-носителем Циклон-5 был выведен первый украинский искусственный спутник Земли Сич-1[В2] . Он был предназначен для наблюдения за поверхностью планеты с орбиты в интересах хозяйственной деятельности и проведения научных экспериментов по исследованию ионосферы и магнитосферы. Сич-1 функционировал до ноября 2001 года.

Сотрудничество с Российской Федерацией заключалось, как в сохранении традиционной кооперации между предприятиями России и Украины, так и в участии в новых проектах, таких как Марс-96 – российской автоматической межпланетной станции, предназначенной для исследования Марса. Из-за аварии разгонного блока она не смогла отправиться на Марс.

1995 год стал важным годом для украинской космонавтики и корпорации Южмаш. Кроме запуска собственного спутника, НКАУ добилась ряда важных для отрасли соглашений. Во-первых, это был проект «Морской старт». Идея морского космодрома состоит в том, чтобы доставлять ракету-носитель по морю на экватор, где имеются наилучшие условия для запуска (можно максимально эффективно использовать скорость вращения Земли). Данный способ был использован в 1964-88 годах в морском космодроме «Сан-Марко», представлявшем собой неподвижную заякоренную платформу вблизи экватора в кенийских территориальных водах.

В 1993 году, после того как стало ясно, что не будет создана более мощная ракета-носитель, чем Scout-2 для космодрома «Сан-Марко» (полезная нагрузка при запусках с «Сан-Марко» не превышала 200 кг), Россия и США приступили к консультациям по вопросу о создании проекта, впоследствии получившем название «Морской старт».

Международный консорциум Sea Launch Company (SLC) создан в 1995 году. В него вошли американская фирма Boeing Commercial Space Company (дочернее предприятие аэрокосмической корпорации «Боинг»), обеспечивающая общее руководство и финансирование (40 % капитала), российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (25 %), украинская Південна машинобудівна корпорація (Южмаш) (10%), а также норвежская судостроительная компания Aker Kværner (20 %). В качестве ракеты-носителя использовалась трехступенчатая ракета Зенит-3SL – модификация ракеты-носителя «Зенит-2» с разгонным блоком ДМ.

НКАУ активно развивала сотрудничество с иностранными государствами. В целом, руководство украинской космической отрасли было меньше, чем их российские коллеги, ориентированы на державность и сохранение советского наследия в неприкосновенности, а более – на извлечение прибыли. Это отличие было определено общим отличием российской и украинской экономических политик – если Кремль пустил ситуацию во многом на самотек, то Мариинский Дворец принуждал к экспортной дисциплине.

По интернету ходит история о том, как Южмаш помогал одновременно индийской и пакистанской ракетным программам, причем ей занимались одни и те же люди. Эта история сомнительной достоверности хорошо демонстрирует дух открытости миру и исходящему из мира доллару, присущий украинской отрасли. Примером такого сотрудничества является украинско-бразильская космическая программа.

Бразилия во времена Холодной войны активно развивала свои ВВС, имела ядерную и космическую программы. Хотя эти программы были довольно скромны по меркам США и СССР, они были направлены на обеспечение защиты Бразилии от внешних угроз. С концом Холодной войны и установлением в Бразилии гражданского правительства значимость военной компоненты космической программы Бразилии упало. В 1994 году с целью установления гражданского контроля было создано Бразильское космическое агентство.

Украинско-бразильское космическое сотрудничество стартовало в 1993 году. Во время визита в Бразилию президента Юхновского было заключено соглашение о сотрудничестве в аэрокосмической сфере. Украину интересовало место запуска вблизи экватора – тогда еще не было заключено соглашение о «Морском старте» – и инвестиции в совместные проекты. Бразилию интересовала возможность доведения до ума собственной VLS-1.

Итогом украинско-бразильских переговоров стало создание в 1996 году Алкантра-Циклон спейс [В3] – украинско-бразильской компании по запуску ракет-носителей «Циклон» с космодрома Алкантра. За четыре года обеими сторонами в проект было вложено 400 млн. долларов США и в 2000 году с Алкантры был осуществлен первый запуск ракеты-носителя «Циклон-4».

С возобновлением в 1995 году экономического роста росли и амбиции украинского правительства. С получением бывшим директором Южмаша Леонидом Кучмой булавы и переездом директора Горбулина в кабинет секретаря СНБО голос аэрокосмического лобби в Киеве зазвучал еще громче. В ответ на голос отрасли Мариинский дворец давал не только деньги, но и соответствующие задания, проявляя готовность к контролю над их выполнением в срок и без особого распила.

Новому директору НКАУ Александру Негоде предстояла задача активного развития отрасли. Ему предстояло впихнуть в около полумиллиарда гривен в год амбиции Мариинского дворца и паранойю Минобороны, опасающегося «веймарского варианта» развития событий в России. Национальная программа требовала от конторы, имеющей производство ракет легкого и среднего класса, а так же небольших спутников пилотируемой космонавтики и национальный носитель, не говоря уже о спутниках, к счастью, уже освоенных Южмашем.

Проблема импортозамещения решалась двумя способами. Самым простым было переманивание в Украину российских коллег и технический шпионаж. Ситуация в российской промышленности была хуже чем в украинской. У госпредприятий часто не было денег даже на выплату зарплаты. В этой ситуации Украина, где более низкие в номинальном отношении зарплаты выплачивались вовремя и не сгорали тем самым в пламени инфляции, а промышленность худо-бедно, но работала и приносила стране экспортную выручку, смотрелась более выгодно. Дефолт 1998 года только усугубил ситуацию в этом плане – в 2000 году на космос в России было выделено $115 млн., что на 40% меньше украинских трат за тот же год.

Второй путь был сложнее и веселее – соорудить что-то самим. Главной проблемой на этом пути было то, что у НПО «Южное» не было всего комплекса космических технологий СССР, в результате чего приходилось либо разрабатывать в течение долгого времени аналог либо адаптировать имеющееся.

Итогом порождения сумрачного украинского гения стал Зенит-Эридан, первоначально планировавшийся как украинско-бразильская разработка (в итоге от бразильцев осталось только название южного созвездия в качестве индекса). Главным отличием от еще советского оригинала были двигатели первой ступени.

Двигатель РД-171, производившийся в России и имевший тягу в 740 т, был заменен на девять укороченных РД-120К, из которых четыре угловых двигателя изображали рулевые камеры и болтались в карданах.

Другим масштабным проектом, разработка которого началась в середине 1990-х, было семейство ракет-носителей «Маяк». «Маяк» должен был стать продолжателем проекта 11К37 – тяжелой ракеты на основе «Зенита», которая разрабатывалась в советское время. Планировалось создать линейку пакетных ракет-носителей, которые могли бы выводить на НОО от 1,5 т до 70,1 т полезной нагрузки[В4] . Правительство согласилось выделить деньги на программу «Маяк», но основные разработки начались уже в 2000-х года, когда экономический бум поднял за десятилетие бюджет отрасли до 1,2 млрд. долларов.

Исследовательские программы в описываемый период делились на пилотируемые и непилотируемые. Непилотируемые исследовательские программы заключались в запусках спутников с различными миссиями. Дело Сич-1 было продолжено в 1996 году с запуском аппарата Океан-О, целью которого было исследование поверхности мирового океана. К концу десятилетия Украина имела на орбите группировку в семь исследовательских спутников. Также Украина запускала и другие спутники. В 1999 году был запущен собственный телекоммуникационный спутник «Лыбедь».

Свои спутники запускало и Министерство обороны, заинтересованное в космической разведке. Также Минобороны совместно с НКАУ осуществляло деятельность по мониторингу космического пространства и управлению космическими аппаратами. Центром наземной инфраструктуры НКАУ является Центр космической связи и управления полетами, расположенный в Евпатории.

Также существовала пилотируемая космическая программа. Украина как наследник СССР имела огромные амбиции в этой отрасли, но отсутствие подходящего носителя и денег резко ограничивали возможности развития национальной пилотируемой космонавтики. Без собственного носителя соответствующего класса и космического корабля Украине в клубе пилотируемой космонавтики делать нечего. Впрочем, по состоянию на конец 1990-х годов это были решаемые в среднесрочной перспективе проблемы. Южмаш потихоньку прорабатывал тему ракет-носителей «Маяк» и имел опыт постройки «Чайки-1».

Так как собственная пилотируемая программа была вопросом престижа, то, естественно, было решено договориться об отправке украинского космонавта на российском или американском корабле. Переговоры об этом начались еще в 1992 году.

Первым украинским космонавтом стал Леонид Каденюк. Каденюк родился в 1951 году на Буковине, в 1976 году отобран для участия в программе «Буран» в качестве летчика-испытателя. В 1989 году закончил самолетостроительный факультет МАИ. В период 1990-1992 годов по полной программе прошел подготовку в качестве командира транспортного корабля «Союз-ТМ». Во время подготовки к космическим полетам и в процессе испытательной работы прошел уникальные инженерную и летную подготовку. Изучил космические корабли «Союз», «Союз-ТМ», МТКК «Буран», орбитальной станции «Салют», частично орбитальный комплекс «Мир» и американский многоразовый транспортный космический корабль (МТКК) «Space Shuttle». Принимал участие в разработке и испытании авиационно-космических систем, в их эскизном и макетном проектировании, а также в летных испытаниях систем. Летал на более чем 50 типах и модификациях самолетов разного назначения, в основном на истребителях, а также на американском тренировочном самолете Northrop T-38. За время подготовки к космическим полетам прошел подготовку по проведению научных экспериментов на борту космических летательных аппаратов в самых разных направлениях: биология, медицина, метрология, экология, исследовании природных ресурсов Земли из космоса, геологии, астрономии, геоботаники.

В 1995 Каденюк отобран в группу космонавтов Национального космического агентства Украины. Готовясь к полету в космос, с апреля по октябрь 1996 года работал научным сотрудником отдела фитогормонологии Института ботаники имени Н. Г. Холодного НАН Украины. Прошел подготовку в NASA к космическому полету на американском космическом корабле многоразового использования «Колумбия» миссии STS-87 как специалист по полезной нагрузке. Дублером Каденюка стал Ярослав Пустовой.

В период с 19 ноября по 5 декабря 1997 был совершен космический полет на американском МТКК «Колумбия» миссии STS-87. Во время полета Каденюк провел эксперименты по изучению влияния микрогравитации на рост растений. Леонид Каденюк вернулся на Землю национальным героем. Прошла торжественная встреча в Мариинском Дворце, где он получил Орден Тризуба I степени и звание генерал-майора. В дальнейшем Каденюк бел депутатом Национального Собрания, а в 2009 году назначен директором НКАУ.

Переговоры о втором пилотируемом полете украинского космонавта начались еще до полета Каденюка. Первоначально он планировался на 2000 год, но из-за проволочек и нестыковок Ярослав Пустовой полетел в космос только в 2003 году. Он был включен в состав полета по программе «Шаттл» STS-107[В5]  и полетел в космос 16 января на шаттле Columbia. Так началось то, что могло бы стать самым эпичным провалом украинской космической программы.

Внешний топливный бак челноков покрывался термоизоляцинным покрытием, предназначенным для предотвращения образования наледи на оболочке бака, заправленного жидким кислородом и водородом. Примерно на 82 секунде после старта от левого обтекателя крепления шаттла к внешнему баку отделился кусок изоляции, который с силой ударил по углепластиковой панели левого крыла Columbia, образовав пробоину диаметром 15 см.

Отделение обтекателя отмечалось и в прошлых запусках – STS-7, STS-32, STS-50 и STS-112. Все эти запуски были признаны успешными, отделению изоляции не было придано должного внимания, и оно было признано нормальным. Повторялась история с Challenger – проблемы с эрозией уплотнительного кольца, ставшие причиной его катастрофы, отмечались и раньше, в результате чего произошла «нормализация отклонения».

К счастью для экипажа украинский представитель в НАСА Павел Дегтяренко имел достаточную квалификацию, чтобы оценить риски, и свежий взгляд, на котором не сказалась нормализация отклонения. Когда начальство НАСА проигнорировало его предостережения, он позвонил в Киев, сообщив о ситуации Негоде. Через четыре часа о проблеме знал президент Кучма. Он оценил риски и, не желая рисковать жизнью украинского космонавта, решил вмешаться в ситуацию.

Украинский президент позвонил своему американскому коллеге и рассказал об опасениях своих инженеров. Буш, не желавший повторения истории с Challenger, обратился к НАСА, требуя дополнительные проверки. Проведенный 20 января эксперимент показал, что кусок теплоизоляции пробивает углепластиковую обшивку насквозь. После этого в НАСА пришли к выводу, что сажать Columbia в нынешнем состоянии не безопасно и нужно искать способ спасения экипажа.

Существовало два варианта исправления ситуации. Вариантом А была спасательная экспедиция с помощью Atlantis. Миссия Atlantis STS-114 первоначально была намечена на 1 марта 2003 года и заключалась в снабжении МКС и смене экипажа станции. При форсировании подготовки к запуску Atlantis удавалось запустить 10 февраля, когда запасы у Columbia заканчивались только 15 числа.

В качестве варианта Б выступал ремонт корабля силами экипажа. Главной проблемой, угрожавшей Columbia, была пробоина в теплоизоляции, которая могла привести к разрушению крыла во время прохода в пузыре плазмы, образованной при столкновении челнока с частицами воздуха, нагревшимися до нескольких тысяч градусов.

Так как полностью заменить обшивку было нельзя, пришлось импровизировать. Борьба за живучесть шла в двух направлениях. Во-первых, необходимо было препятствовать попаданию плазмы на лонжероны, для чего пробоину заделали с помощью воды. Расчет был на то, что время испарения воды будет больше времени существования плазменного пузыря.

Также было необходимо уменьшить массу корабля. Для этого из челнока выкинули все лишнее, включая лабораторный модуль SPACEHAB. Хотя обсуждался план спасательной миссии с МКС при помощи спасательного модуля Чайка-1, от этого варианта отказались из-за слишком большой необходимой для данного варианта характеристической скорости.

Из-за возможных проволочек с запуском Atlantis рассматривался вариант снабжения Columbia необходимым грузом. На 9 февраля с космодрома Алкантра должна была быть запущена ракета Зенит-Э со спутниками для БКА и НАН (а также Минобороны, но это не точно). Так как головной обтекатель Зенита по параметрам был больше чем у Союза (диаметр 3,9м против 3,75 м, длина 13,7 м против 8,45 м), то внутрь его было возможно запихнуть грузовой корабль «Прогресс» с необходимым грузом на борту.

Российская Федерация предоставила его НКАУ и НАСА для организации миссии снабжения, которую планировалось запустить 12 февраля. К счастью, это не понадобилось, так как Atlantis стартовал 11 февраля без происшествий. Спасательная миссия под номером STS-300, возглавляемая Эйлин Коллинз, прошла успешно. Экипаж Columbia по тросу был доставлен на Atlantis, после чего корабль совершил посадку на мысе Канаверал. Columbia была затоплена в Тихом океане в виду того, что для шаттлов не предусматривалась возможность беспилотной посадки.

Экономический бум 2000-х годов принес НКАУ рост бюджетов. Если в 2000 году на нужды НКАУ было выделено 900 млн. ₴ ($ 193 млн.), то уже в 2002 году бюджет НКАУ составил 1,3 млрд. ₴ ($282 млн.), в 2005 – 2 млрд. ₴ ($572 млн.), а в 2010 – 4,6 млрд. ₴ ($ 1420 млн.). Рост бюджетов определил более амбициозный курс космической программы Республики.

Еще в начале десятилетия НКАУ успела обзавестись проектом марсианской миссии. В 2001 году миллионер из Кремниевой Долины Илон Маск создал проект «Mars Oasis», который заключался в отправке на Красную планету миниатюрной теплицы, содержащей семена, которые должны быть высажены в марсианской почве. Маск считал, что это поднимет интерес к космосу, так как будет «самым дальним путешествием, которое когда-либо совершала жизнь».

В октябре 2001 года он вместе с Джимом Кантрелом, инженером, занимавшимся явной и тайной деятельностью на благо США, и своим однокашником Адео Росси прибыл в Киев для переговоров с Южмашем о ракете[В6] . Руководство НКАУ, мечтавшее об амбициозной миссии за пределы орбиты Луны, и Южмаш, который готовился к допэмиссии акций на КФБ и выходу на Нью-Йоркскую биржу и поэтому был заинтересован в масштабной рекламе своей деятельности, заинтересовались проектом. Поэтому кроме $ 25 млн. Маска в проект было вложено 25 миллионов от НКАУ и 30 – от Южмаша.

Если с ракетой-носителем все было просто – старый добрый «Зенит» мог забросить примерно тонну ПН на Марс[В7] , то с самой нагрузкой возникли проблемы. У Украины не было опыта проектирования аппаратов такого класса, тем более что необходимость поддерживать жизнь растения создавала дополнительные трудности.

Главной причиной, по которой Марсианский оазис не расцвел, были опасения относительно ядовитости марсианского грунта – мертвый сад был бы плохой рекламой для космической программы, а в НКАУ не было своего Королева, который написал бы, что в почве яда нет. В итоге к середине 2002 года украинцы приобрели дополнительный опыт работы с американскими инженерами и разругались с Маском, который уехал в США создавать свою космическую компанию SpaceX.

В дальнейшем НКАУ была менее склонна к блицкригам. Основными направлениями деятельности агентства на протяжении десятилетия оставались программа исследований Земли с помощью спутников, проводимая вместе с НАН, программа МКС и программа планетарных исследований. В ходе программы МКС Украина активно развивала сотрудничество с другими участниками проекта.

Совместной украинско-российской разработкой были Малые исследовательские модули, запущенные к МКС в 2005-2007 годах. В том же 2006 году на МКС полетел украинец Ярослав Пустовой, ранее участвовавший в той самой экспедиции Колумбии.

Программа планетарных исследований НКАУ с самого своего появления в 2004 году была связана с Луной. Выбор в ее пользу был сделан в виду близкого расположения к Земле. Лунная исследовательская программа (укр. Місячна дослідницька програма) предусматривала отправку на спутник Земли ряда аппаратов.

Основной целью МДП был поиск полезных ископаемых на Луне. Запущенный в 2009 году МДА-1 (Місячній дослідницький апарат) стоил 205 млн. ₴ и был подобен индийскому Чандраян-1. Украинский аппарат дополнил результаты индийского коллеги и дал данные для более полной минералогической карты Луны.

Через три года был запущен МДА-2, который содержал собственно орбитальный аппарат и автономный ровер «Рішучість», который прилунился в районе кратера Манцини, расположенного в южный районах Видимого полушария Луны. Дальнейшее развитие украинской лунной программы шло на фоне ухудшения международной обстановки в 2010-х и 2020-х годах.


 [В1]В принципе, доля в госбюджете меньше, чем в РФ

 [В2]В РИ в августе 1995 года с Плесецка

 [В3]В РИ в 2006 году, но проект так и не был доведен до ума

 [В5]Вместо израильтянина Илана Рамона

 [В6]В РИ они поехали в Россию, но из-за тяжелых отношений Кантрела с российским правительством и в РИ, и АИ ситуации с украинской космической отраслью, в ЭАИ выбор был сделан в пользу Украины

 [В7]Зенит по своим характеристикам примерно соответствует ATLAS-V, который закинул Curiosity на Марс

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Укрепление связности Украинской Республики было важной задачей Уряда. Низкая транспортная связность считалась катализатором сепаратизма – изоляция граждан в своих регионах привела бы к размыванию общеукраинской идентичности, чем могли бы воспользоваться враждебные Республике силы (под которыми подразумевалась, в первую очередь, Россия).

Не менее важным было то благотворное влияние, которая транспортная инфраструктура оказывала на экономическое развитие территорий. Ситуация усугублялась тем, что украинская инфраструктура последние несколько веков развивалась не под нужды собственно Украины, а Российской Империи, а затем Советского Союза. Телевидение не могло выполнить всех функций по обеспечению связности Украинской Республики – оно частично обеспечивало информационную связность, но не могло обеспечивать транспортной.

Впервые о программе модернизации автодорожной инфраструктуры заговорили еще в 1993 году. При этом важным фактором было обеспечение занятости в экономике. Основой для развития автомобильной инфраструктуры в Украине был Закон о Системе скоростных автострад национального значения (ШАНЗ), принятый Национальным Собранием в январе 1994 года. Он предусматривал соединение основных городов страны сетью скоростных автомобильных дорог.

Всего за 20 лет по программе строительства ШАНЗ было модернизировано и заново построено 13,5 тыс. км автодорог, которые связали Украину. На нее за это двадцатилетие было потрачено 160 млрд. ₴. Кроме средств национального бюджета на программу ШАНЗ выделялись деньги международных организаций, в первую очередь – Всемирного банка. Так в 1994 году был выделен кредит на $120 млн.

При строительстве ШАНЗ активно использовался бетон. Выбор в пользу бетонных дорог делался в виду их долговечности и происхождения материалов – цемент, в отличие от битума, был украинского происхождения. Помимо строительства ШАНЗ шло развитие местных дорожных сетей.

Местные органы власти были заинтересованы в росте налоговой базы, который обеспечивала хорошая дорожная инфраструктура. В результате этих процессов постепенно улучшалось качество дорожной инфраструктуры, что позволило к 2020 году говорить об украинской дорожной сети как об одной из лучших на континенте.

Хотя с ростом автомобилизации значение автотранспорта росло, основным видом транспорта оставались железные дороги. Железные дороги осуществляли львиную долю межрегиональных пассажирских и грузовых перевозок. Управление отраслью осуществлялось через созданную в 1991 году Государственную администрацию железнодорожного транспорта (Укрзалізницю)

 Первые годы под руководством Бориса Олейника были фактически продолжением позднесоветского периода развития отрасли. Экономический кризис и вызванное им сокращение товарооборота ударили по транспортной отрасли. Другим важным фактором, отрицательно влияющим на Укрзалізницю, был рост доли гораздо менее зарегулированного автомобильного транспорта в грузоперевозках.

К середине десятилетия было очевидно, что украинским железным дорогам были необходимы реформы. Эти реформы провел Георгий Кирпа, назначенный в 1995 директором Укрзалізниці. Главной задачей нового директора была борьба с коррупцией на железных дорогах и их модернизация. Кирпа по пришествии в кресло директора навел порядок в области тарифообразования. Это позволило стабилизировать ситуацию в отрасли и обратиться к проектам модернизации железнодорожной отрасли. Были интенсифицированы работы по электрификации железнодорожной сети.

С работой Кирпы на посту директора Укрзалізниці был связан ряд масштабных проектов, осуществленных в середине 1990-х годов – строительство нового вокзала в Киеве, реконструкция ряда железнодорожных станций и запуск в 1997 году скоростного сообщения между Киевом и Харьковом. Подвижной состав для скоростных перевозок был произведен в Украине.[В1] 

В 1998 году Национальное Собрание приняло Закон о железнодорожном транспорте. Он предусматривал проведение корпоратизации Администрации железных дорог. Она была преобразована в Публичное акционерное общество Украинская железная дорога (укр. ПАТ Укрзалізниця). Генеральным директором УЗ был назначен все тот же Кирпа.

Укрзалізниця была холдинговой компанией, которая объединяла собственно УЗ – оператора железнодорожной системы, и компании-перевозчики. Планировалась дальнейшая приватизация части перевозчиков, но эти планы остались только на бумаге. Созданная структура управления формально соответствовала правилам Европейского Союза, которые предусматривали разделение операторов путей и перевозчиков. Фактически УЗ осталась монополией на рынке ЖД-услуг Украины.

Дальнейшая деятельность УЗ была направлена на модернизацию железнодорожной сети и улучшения качества обслуживания. По общему мнению, это было связано с планами проведения IPO компании, которые, впрочем, официально не озвучивались. УЗ осуществляла модернизацию путей и подвижного состава, привлекая в 1998 году 400 млн. средств ЕББР под правительственные гарантии.

Попутно с привлечением иностранных инвесторов, таких как General Electric, были модернизированы заводы по производству вагонов и локомотивов. В 2000 году было подписано соглашение между УЗ и Урядом о дотировании местных перевозок, что позволило сохранить сеть пригородных маршрутов, которые теперь дотировали местные правительства. Мариинский дворец и земельные уряды при принятии решения о дотациях исходили из важной социальной значимости электричек.

Развитие скоростной сети было важным направлением деятельности УЗ. Опыт «Столичного экспресса», соединившего Киев и Харьков, был признан успешным и теперь планировалось соединить другие крупные центры. В развитии скоростной сети Украина ориентировалась на Германию и Францию, где в 1980-90 годах была создана сеть скоростных железных дорог.

Уже в 2001 году был запущен Intercity Киев – Львов. Первые Интерсити были закуплены в Германии у Siemens Transportation Systems[В2] , но уже в 2004 году появился украинский аналог – поезда «Тарпан», производимые Крюковским вагоностроительным[В3] .

Тогда же выяснилась и главная проблема – состояние украинской железнодорожной сети не позволяло разгонять поезда выше 160 км/ч, когда как хотелось и 250 и 320. В 2005 году было принято решение о строительстве специальных скоростных линий, позволяющих обеспечивать вышеназванные скорости, по образцу французских LGV. Уже в 2014 году было завершено строительство первой высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВШЗМ) Киев – Днепрослав, стоившей 7 млрд. ₴. [В4] 

Развитие сферы связи, в первую очередь телефонии, в СССР не соответствовало уровню развития экономики. В этой сфере ярко проявлялось технологическое отставание СССР от Запада. Недостаточность развития сферы связи в СССР обусловило интерес к ней иностранных инвесторов, которые хотели занять потенциально огромный рынок и получать соответствующие прибыли.

В мае 1992 года [В5] была создана первая компания, предоставляющая услуги мобильной связи – Ukrainian Mobile Communications. Это было совместное предприятие четырех компаний: ПАО Укртелеком (Украина, 40 % акций[В6] ), TDC Tele Danmark (Дания, 20 %), Royal KPN N.V. (Нидерланды, 20 %), Deutsche Telekom (Германия, 20 %). 1992 год ушел на обучение персонала и создание инфраструктуры сети.

Первый звонок в сети UMC состоялся 15 января 1993 года. Вскоре она охватила не только Киев, но и другие крупные города. В то время мобильные телефоны и оплату связи могли позволить только состоятельные слои населения. Несмотря на эти ограничения, рынок мобильной связи активно развивался.

Монополия UMC закончилась в 1994 году – предприниматель из Киева Игорь Литовченко создал компанию Bridge, позже переименованную в Kyivstar. Он сумел привлечь украинский и иностранный капитал. Некоторое время в этой компании работала Елена Франчук, чем оппозиция объясняла успехи Киевстара. 1995 год ознаменовался появлением на рынке Украинских радиосистем (WellCOM) и Донецкой сотовой компании.

Вторая половина 1990-х была временем бума на рынке мобильной связи. Удешевление услуг и рост экономики привели к росту спроса. В 1996 году в Украине появился первый оператор, работающий по стандарту GSM – Golden Telecom. По состоянию на 2005 год блокирующий пакет его акций был у группы Приват. Также в Голден Телеком вложились норвежская Telenor и российский Ростелеком. Telenor также владел пакетом акций Киевстара. 1997 год стал годом появления услуг SMS и роуминга.

К тому времени рынок настолько развился, что появилась возможность запустить продукты для менее богатых слоев населения. Этим продуктом стали виртуальные операторы с предоплатой. Карточки, Uni (Golden Telecom), Ace&Bace (Kyivstar) и Sim-Sim (UMC) разлетались как пирожки. Уже к началу 2000 года был взят рубеж в миллион абонентов. Рубеж веков стал временем двух революций – появления пока что медленного и дорогого мобильного интернета и полного покрытия территории Украины мобильной связью.

2000-е годы сформировали современный рынок мобильной связи в Украине. Все десятилетие шла борьба за привлечение новых групп клиентов. Падали тарифы. Еще в начале 2000-х годов операторы начали отказываться от оплаты входящих звонков, а в 2003 году запрет на это был закреплен в новом законе о телекоммуникациях. Также в эту сферу активно заходили иностранные корпорации. Также в середине нулевых историю ушли нишевые виртуальные операторы – материнские компании отказались от этих брендов в пользу собственного.

В результате «гонки за клиентами» к 2008 году в Украине было 55 млн. абонентов мобильной связи, что превышало население Украины. Сформировался рынок, на котором существовало шесть операторов сотовой связи: Киевстар (контрольный пакет принадлежит Игорю Литовченко, есть крупные миноритарные пакеты российской Вымпелком и норвежской Telenor), УМЗ (Український мобільний зв'язок, ребрендинг UMC после его выкупа Укртелекомом), Golden Telecom, Life (бывшая Донецкая сотовая компания, в которую вложились Vodafone и МТС), Ucell (Украинские радиосистемы, выкупленные в 2006 году Telia Company) и Orange Украина.

Конец нулевых годов открывал новую эру – теперь операторам приходилось бороться за клиентов друг друга. Другим важным изменением, определившим рынок мобильной связи, было распространение технологии 3G и появление смартфонов.

Другой технологической революцией в сфере связи, пришедшей в Украину, стал интернет. История украинского сегмента интернета началась 19 декабря 1990 года, когда украинец Юрий Янковский из Межотраслевого научного центра технологии программирования Технософт (Киев) подключился к сети Интернет.

История украинского домена интернета начинается осенью 1991 года, когда украинские специалисты начали переговоры с IANA (Администрацией адресного пространства сети Интернет) о выделении для Украины собственного домена. В то время единственным доменом бывшего Советского Союза был *.su. 1 мая 1992 Джонатан Постел из IANA делегировал домен первого уровня украинским специалистам Игорю Свиридову и Олегу Волощуку. Администрирование нового домена *.ua происходило на общественных началах.

В том же году, как грибы после дождя, начали появляться первые украинские интернет-провайдеры. В начале 1990-х годов также особую популярность приобрела сеть Фидонет, как раз в то время достигшая мирового пика и активно распространявшаяся в бывшем СССР.

Первоначально за отсутствием свободных ресурсов Мариинский дворец уделял мало внимания развитию интернета, но с середины 1990-х годов ситуация изменилась. Во-первых, необходимость развития военных сетей связи была очевидна каждому, во-вторых, Уряд понимал важность развития гражданской связи в стране.

Укртелеком как фактический монополист в сфере проводной телефонии также был заинтересован в выходе на новый для себя рынок. В результате этого основной технологией, обеспечивающей украинцам выход в интернет, стал dial-up. В 1999 году dial-up в Киеве уже стоил гривну в день без ограничений на скорости 33,6 Кбит/с. К концу 1999 года[В7]  количество украинских пользователей интернета превысило миллион.

Появление новой среды привело к наполнению. Если в начале 1990-х годов основным ресурсом в интернете была электронная почта, то по мере роста числа клиентов появлялись первые сайты. Важной особенностью, которая сильно влияла на развитие украинского сегмента сети, было отсутствие языкового барьера между Украиной и Россией, что предопределило смешение интернет-культуры и формирование единого интернет-пространства.

Важным последствием для украинских интернет-сайтов, которое стало для украинских интернет-компаний преимуществом на рынках третьих стран, первоначальная ориентированность на использование нескольких языков (чаще всего украинского, русского и английского) в интерфейсе сайтов.

Вторая половина 1990-х годов стала временем появления сервисов, которые определили во многом инфраструктуру интернета для пользователей. Здесь и далее речь будет идти об украинских сервисах или тех, к которым приложили руку украинские компании. В 1998 году в Харьковском политехе запустили поисковый портал Meta.ua. В том же году он получил грант Минсвязи, который позволил приобрести более мощные сервера и создать лучшую поисковую машину.

Следующее десятилетие стало периодом экспансии МЕТА, переехавшего на адрес meta.com. Кроме поисковика появились МЕТА-почта, карты, магазин, пробки, видео и другие. В результате конкурентной борьбы по состоянию на середину 2010-х годов МЕТА занимает первое место в Украине по популярности среди поисковиков. Также он, обогнав российский Яндекс, занял второе место по популярности в Беларуси и третье – в России и Казахстане. За пределами постсоветского пространства МЕТА получил популярность на Балканах и, неожиданно, в Ираке, где занял значительную долю рынка.

Зарождение индустрии программного обеспечения датируется началом 1990-х годов. Тогда как грибы после дождя появлялись компании по созданию программного обеспечения, многие из которых сохранились до сегодняшнего дня, став крупными IT-компаниями. В апреле 1990 года была основана компания «Парус», разрабатывавшая программное обеспечение для автоматизации управления предприятием. Сейчас продукция «Парус» используется в государственных учреждениях Украинской Республики, других стран и частных предприятиях, обеспечивая их функционирование.

Кроме «Паруса» в первой половине десятилетия появились такие компании как ELEKS (выпускает ПО для медучреждений и электросетей), infopulse (разработка и сопровождение ПО, IT-безопасность, системы управления пакетами, ПО для автомобилей, напр. ЗАЗ Электро), SoftServe и другие. Эти компании в основном размещались в агломерациях Киева, Харькова и Львова, которые конкурировали за статус «Украинской Кремниевой долины».

Индустрия компьютерных игр в Украине появилась в начале 1990-х с распространением игровых приставок, в первую очередь – местного клона NES Gloria Games. Тогда большинство игр, созданных в это время, представляли собой поделки на эту платформу.

С распространением платформы ПК шло развитие индустрии. К концу девяностых существовал с десяток игровых студий. В то время (рубеж веков) было развито такое явление как аутсорсинг – зарплаты украинских программистов все еще были ниже, чем на Западе и поэтому западные фирмы заказывали часть работы у украинцев. Впрочем, уже к 2005 году рост зарплат в украинской IT-сфере изжил это явление.

Первым «выстрелившим» на мировом рынке шутером от первого лица стал «Chasm: The Rift», выпущенный на DOS в 1997 году. В первой половине нулевых было выпущено множество игр различных жанров, такие как action/RTS «В тылу врага» про Вторую Мировую, серия RTS «Казаки», посвященная Новому времени, RPG «Космодесант Республики» по мотивам «Фрегата Мартиросян» и другие.

Наиболее значимой игрой того периода был шутер с элементами RPG и  survival horror S.T.A.L.K.E.R.: Тень Чернобыля, выпущенная в 2005 году, местом действия которой является аномальная Зона, получившаяся в результате неизвестного происшествия на месте Чернобыльской зоны отчуждения.

Эта игра не только сильно повлияла на украинскую игровую индустрию, но и на другие жанры. Она породила огромное количество третьесортной литературы, повествующей о Зоне, а также окончательно закрепила в общественном сознании городскую легенду о тайных экспериментах Уряда в Зоне отчуждения ЧАЭС, превращенной народной фантазией в украинскую «Зону 51».

В конце 1990-х с распространением интернета в массы в нем появились рекламный рынок, магазины, такие как Розетка, СМИ, например, «Украинская правда», и тому подобные сайты. Бизнес и политики стремились воспользоваться преимуществами, которые открывал новый способ коммуникации с гражданами.

Еще в 1998 году Министерство обороны запустило на своем сайте портал связи с гражданами и возможность для волонтеров связаться со службой вербовки. В 2000 году было запущено электронное правительство. Оно решало такие важные задачи как обеспечение связи граждан с Урядом напрямую и их дистанционное обслуживание, что позволило сократить чиновничий аппарат.

Также важным проектом, стартовавшим в 2000 и продлившимся до 2013 года, было оцифровывание государственных архивов и выкладывание их несекретной части в общий доступ. В 2004 году была запущена открытая электронная система тендерных закупок, которая позволила сократить коррупцию в этой области.

Начало 2000-х годов стало временем технологической революции, преобразившей рынок. Распространение технологии ADSL позволило убрать ограничения диалапа и увеличить скорость до 10 Мбит/с. Это вместе с все большим распространением интернета среди жителей Украины определило будущее.

Наступила эра Web 2.0, связанная с генерируемым юзерами контентом. Еще в начале века произошла популяризация на постсоветском пространстве блогхостинга Livejournal.com, что породило русскоязычную блогосферу. В 2005 году ЖЖ был выкуплен МЕТА.

В 2001 году появился масштабный проект, связанный с творчеством огромного творчества людей – свободная энциклопедия Wikipedia, статьи которой писались пользователями. Украинское правительство отметилось и тут – в 2004 году министр образования и науки Иван Вакарчук призвал научных работников написать по статье в областях своей деятельности[В8] .

Середина 2000-х годов была временем появления такого явления как социальные сети. Популярность в Интернете социальные сети начали завоёвывать в 1995 году, с появлением американского портала Classmates.com. Проект оказался весьма успешным, что в следующие несколько лет спровоцировало появление не одного десятка аналогичных сервисов. Но официальным началом бума социальных сетей принято считать 2003—2004 года, когда в США были запущены LinkedIn, MySpace и Facebook.

В русскоязычном сегменте интернета социальные сети стали набирать популярность с 2005 года, когда МЕТА запустила свою социальную сеть Кіберсвіт, имевшую сразу же версии на украинском, русском и английском языках. Она была популярна во второй половине 2000-х годов, но к началу следующего десятилетия утратила популярность в пользу конкурентов.

В 2006 году в России появились социальные сети Одноклассники и ВКонтакте, которые смогли завоевать популярность в русскоязычном сегменте интернета. Наиболее популярной из них, в первую очередь среди молодой аудитории, была ВК, которую основал студент из Петербурга Павел Дуров.

В первой половине 2010-х годов ВК стала объектом ряда скандалов, вызванных с попытками МЕТА и Mail.ru различной степени агрессивности купить ее, а также – конфликтами с ФСБ и СНБ, которые закончились переездом в 2016 году серверов на «нейтральную территорию» в Минск.


 [В1]РИ начала 2000-х годов

 [В2]В РИ Украина закупала поезда у Хюндай, но кто такой Хюндай на этом рынке в 2001? У Сименса в РИ закупала Россия

 [В3]РИ, смещенная на десятилетие

 [В4]Я ориентировался на LGV Sud-Est (Париж – Лион).

 [В5]В РИ – в ноябре

 [В6]В РИ у Укртелекома был 51% акций, но в ЭАИ власти будут меньше бояться иностранных инвестиций

 [В7]В РИ эта цифра была взята в начале 2003 года

 [В8]Он такое в РИ в бытность министром говорил

Edited by Владислав
Обнова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Начало XXI века стало временем тектонических изменений в Центральной Европе. Основной тенденцией этого исторического периода было расширение Европейского Союза – наднационального объединения, превратившегося к началу XXI века в бюрократического монстра, на восток.

Впервые о присоединении стран Центрально-восточной Европы – Польши, Чехословакии и Венгрии к тогда еще Европейским Сообществам, заговорили сразу после падения коммунистических режимов в регионе.

В течение 1990-х годов соглашения об ассоциации с Европейским Союзом были подписаны Польшей, Венгрией, Румынией, Болгарией, Чехией, Словакией, Эстонией, Латвией, Литвой, Словенией. Все эти государства объединяло одно – это были молодые демократии, освободившиеся от коммунистического прошлого и желавшие «вернуться в Европу», которую олицетворял ЕС.

В экономическом плане это были небогатые страны, экономика которых сильно пострадала от правления коммунистов. «Новая Европа» проводила однотипные экономические реформы, направленные на внутреннюю и внешнюю либерализацию, открытие национальных рынков, привлечение иностранных инвестиций, в основном из ЕС, и приватизация.

Эта политика имела различные последствия для различных стран региона – если такие страны как Польша и Венгрия смогли успешно реформироваться и обеспечить экономический рост и стабильную политическую систему, то Румыния и Болгария закончили экономическим кризисом и серьезными политическими изменениями.

В 2001 году соглашение об ассоциации с Европейским Союзом подписали страны бывшей Югославии – Македония, Хорватия и ФРЮ. Общую идиллическую картину светлого европейского будущего омрачали несколько государств. Наиболее ярким примером была Румыния, где утвердившийся в 2000-01 годах ультранационалистический режим рассорился с Брюсселем, превратившимся из «града на холме» в одного из главных врагов Великой Румынии.

Украина занимала относительно расширения Европейского Союза гораздо более скептическую позицию. Хотя лидеры Украины (как минимум их часть) верили в европейские ценности свободы и демократии, они не считали вступление в ЕС во чтобы то ни стало единственным путем развития Украинской Республики.

Это было связано как с тем, что Украина попросту была дальше от Европейского Союза образца 1995 года, так и с особенностями развития Украинской Республики. Украина отличалась от своих западных соседей подходом к экономическим реформам – вместо либерализации и полного допуска иностранных инвесторов Киев делал ставку на создание национального капитала и экспортоориентированную модернизацию экономики. Также важным фактором была иная структура иностранных инвестиций по стране происхождения – доля американских инвестиций в украинскую экономику была гораздо выше, чем, например, в польскую. Превращение в заурядную республику Европейского Союза не соответствовало амбициям политических элит Украины, а национальный капитал опасался конкуренции с немецким в рамках единой таможенной территории.

Все 1990-е годы Украина создавала в регионе интеграционные объединение и организации, такие как АНЦЕ, CECSS, CEFTA, CENEA, ОДЭР. Эти объединения принесли их участникам определенную выгоду, позволив им укрепить региональные связи и подтолкнуть экономическое развитие. Но в то время Украина не имела достаточной экономической мощи, чтобы стать центром притяжения для центрально-европейского региона.

16 апреля 2003 года в Афинах был подписан договор о присоединении к Европейскому Союзу десяти государств – Венгрии, Кипра, Латвии, Литвы, Мальты, Польши, Словакии, Словении, Чехии и Эстонии. Впервые к Европейскому Союзу присоединялось не две-три страны, а сразу десять, увеличивших население ЕС почти на 20%, а ВВП – на 9%. Если раньше углубление интеграции и присоединение новых участников шли поочередно, то в этот раз расширение ЕС и его институциональные реформы проходили одновременно.

Расширение ЕС принесло Союзу территориальные проблемы – 38% территории Кипра контролировались непризнанной Турецкой Республикой Северного Кипра, а попытка достичь объединения по «плану Аннана» провалилась. Также важным фактором, меняющим ситуацию в регионе, был выход Европейского Союза к России, Украины и Балканскому региону.

Мариинский Дворец видел сложившуюся ситуацию и стремился подготовиться к появлению на западных границах Украины огромного рынка и политического союза. Творцом европейской политики Украины второго срока Кучмы был Борис Тарасюк, возглавивший МИД в 2001 году. Сторонник прозападного курса Тарасюк верил, что будущее Украины в сближении не только с НАТО, но и с ЕС.

Экономический рост и процессы улучшения качества и усложнения украинской продукции, шедшие в 2000-е годы, означали не только окончательное превращение Украины в развитую технологически индустриальную державу. Украинская промышленность теперь была более конкурентоспособной, но в то же время превратилась в конкурента германской в условиях, когда Германия активно наращивала чистый экспорт своей продукции.

Переговоры о новом соглашении между Украиной и ЕС, которое должно было заменить Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, подписанное еще при Юхновском, начались еще в 1998 году. Украина стремилась обеспечить преференции для собственной промышленной продукции на европейском рынке.

Лаакенский саммит ЕС 2001 года и принятое на нем решение о скорейшем вступлении восточноевропейских стран в Союз подтолкнули Киев и Брюссель к интенсификации переговоров. На Копенгагенском саммите Украина – ЕС, прошедшем в июле 2002 года, было объявлено о начале переговоров о соглашениях об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом и создании зоны свободной торговли.

Эти переговоры продлились восемь лет и завершились подписанием в 2010 году Соглашения о налаживании ассоциации между Украинской Республикой и Европейским Союзом. Оно принесло Украине безвизовый режим с Европейским Союзом и снижение таможенных тарифов. Также Украина должна была привести свои регламенты в соответствие с европейскими нормами, но украинские экспортеры в ЕС и так ориентировались на них.

В 2000 году ни у кого не было сомнений, что после присоединения Центральной Европы последует расширение ЕС на Балканы. Но когда Брюссель обратил внимание на регион, то обнаружил не самую лучшую картинку. В Румынии к власти пришли радикальные националисты, которые рассорились с соседями, притесняли венгерское меньшинство, активно вмешивались в экономику, что усугубило ее упадок, и игнорировали провозглашаемые ЕС нормы и идеалы.

Болгария была в гораздо лучшем положении. Экономическая политика Болгарского Царства эволюционировала в направлении украинской и обеспечила экономическое чудо. На турецкое меньшинство не оказывалось давление, которому подвергались венгры Румынии. Но его величество слишком активно вмешивался в вопросы государственного управления, борясь с фракционными распрями, уничтожившими Болгарскую Республику.

К западу от Болгарии располагались государства бывшей Югославии. Македония была типичной восточноевропейской парламентской демократией, перспективы которой омрачали бедность и конфликт с Грецией из-за наименования. Федеративная Республика Югославия (она же Четвертая Югославия) избавилась от наследия Милошевича, решив проблемы в Косово и проводя экономические реформы.

Несмотря на успехи, у Югославии были проблемы. Ее президент Мило Джуканович – черногорский политик, пришедший к власти в Черногории благодаря Милошевичу, а затем предавший его, оказался замешан в ряде коррупционных скандалов и конфликтовал с оппозицией, поднявшей на свои знамена идею присоединения к ЕС. Существованию Югославии угрожала проблема взаимоотношений центрального правительства и субъектов федерации.

Босния и Герцеговина пережила гражданскую войну в 1990-х годах и представляла собой слабо работающее объединение двух воевавших в свое время между собой образований. Албанцы попросту были бедны как церковные мыши. Единственным государством, у которого не было серьезных проблем со статусом кандидата, была Хорватия, которая после смерти Франьо Туджмана активно либерализировалась. Внутренние проблемы ЕС, а именно провал ратификации Конституции ЕС на референдумах во Франции и Нидерландах, осложняли проведение политики по расширению Союза.

Украинская политика в регионе была направлена на укрепление связей с соседями. Если в случае ЕС и его новых членов Киев достаточно успешно решал задачу защиты собственного экспорта, то политика на Балканах имела несколько другую направленность. Украина была главным противником Тудоровской Румынии, возглавляя коалицию стран, ей противостоящих.

Украина укрепляла свое влияние на Балканах. Мариинский дворец стремился закрепиться в тех странах региона, которые по каким-либо причинам не попали в ЕС. Украинский бизнес проникал в Болгарию, Югославию, Македонию, которые в 2000 году вошли в ОДЭР. Важным фактором украинско-болгарских отношений было совместное сдерживание Румынии. Также важно было расширение центрально-европейских организаций. В 2003 году Албания, Босния и Хорватия вошли в состав АНЦЕ и CEFTA. В 2005 к CEFTA присоединилась Беларусь.

Отношения между Украиной и США были на пике своего развития. Украина получала американские инвестиции. Развивалась торговля между двумя странами. В политическом плане Украина вместе с Польшей возглавляли блок проамериканских стран Восточной Европы. Украинские и американские солдаты вместе боролись против терроризма.

В марте 2003 года США, Соединенное Королевство, Украина, Польша, Австралия, Испания, Дания и Италия начали подготовку к вторжению в Ирак. Проводились военные мероприятия и работа с общественностью. В своем обращении к нации от 17 марта 2003 года президент Буш потребовал, чтобы Саддам и его два сына, Удей и Кусей, сдались и покинули Ирак в течение 48 часов.

Утром 19 марта начались бомбардировки Ирака. Примерно 148 тыс. американских, 45 тыс. британских, 2 тыс. австралийских, а также 194 украинских солдата из 10 отдельной бригады спецназначения были сосредоточены для вторжения в Кувейте.

Силы вторжения также поддерживались иракскими курдскими повстанцами из ополчения Пешмерга, численность которых превышала 70 тыс. человек. На последних этапах вторжения в Южном Ираке были развернуты 620 боевиков оппозиционной группы Иракский национальный конгресс.

Планы открытия второго фронта на севере были серьезно затруднены, когда Турция запретила использовать свою территорию для вторжения. Поэтому США десантировали в северный Ирак несколько тысяч солдат из 173-й воздушно-десантной бригады, что значительно меньше, чем 15-тысячная 4-я пехотная дивизия, которую первоначально планировалось использовать для открытия северного фронта. Этим силам противостояло около полумиллиона иракских солдат.

20 марта 2003 в 05:33 утра по местному времени, через полтора часа после истечения 48-часового ультиматума, в Багдаде прогремели первые взрывы. Через 45 минут президент США Джордж Буш-младший объявил в прямом эфире, что по его приказу войска коалиции перешли границу Ирака.

Уже 3 апреля 1-й экспедиционный корпус морской пехоты США вышел к аэропорту имени Хусейна. 9 апреля Багдад капитулировал. 10 и 11 апреля были взяты другие крупнейшие города Ирака – Киркук и Мосул. 12 апреля к Куту, мимо которого союзники прошли во время марш-броска к Багдаду, двинулись отборные подразделения морской пехоты.

Весь конец апреля американцы занимали оставленные города. Коалиционные войска с небольшими потерями захватили контроль над крупнейшими городами страны всего за 21 день, встречая серьезное сопротивление лишь в нескольких местах.

Потери коалиции составили 156 военнослужащих убитыми (125 американцев и 31 британец); были потеряны 5 самолетов и 8 вертолетов, еще 5 вертолетов получили повреждения. Кроме того, были потеряны по меньшей мере два беспилотных летательных аппарата (один «Предэйтор» США и один «Феникс» Великобритании).

Вооруженная устаревшей техникой, иракская армия не могла противостоять хорошо оснащенным американским и британским войскам. Огромную роль в войне сыграла авиация. Самолеты США господствовали в иракском небе, что позволило максимально ускорить продвижение войск к Багдаду и сократить потери.

В иракской же армии царил хаос. Командование либо бежало, либо сдавалось противнику. Большая часть личного состава покидала свои позиции при приближении коалиционных сил, многие сдавались без боя (всего в плен попало более 7 тысяч иракских солдат, что, впрочем, гораздо меньше, чем в войне 1991 года).

Таким образом, обладая численным превосходством в полтора раза, иракская армия за 3 недели была полностью разгромлена, понеся большие потери. 1 мая было объявлено об окончании основных боевых действий. Генерал Томми Фрэнкс принял на себя управление Ираком как главнокомандующий оккупационными силами. Впрочем, он уже 22 мая подал в отставку.

Первая гражданская администрация Ирака – Управление по реконструкции и гуманитарной помощи (англ. Office for Reconstruction and Humanitarian Assistance) была сформирована 21 апреля 2003 года. Его возглавил генерал-лейтенант в отставке Джей Гарнер. Он командовал ракетными батареями во время Войны в Заливе, а после – отвечал за снабжение восставших курдских районов. Это была естественная кандидатура на пост губернатора Ирака, к которой лояльно относились союзники.

Прибыв в Багдад, Гарнер увидел погрузившуюся в анархию страну. После разгрома режима Хусейна в Ираке царили хаос и анархия. По всей стране вспыхивали беспорядки, и было широко распространено мародерство. Некоторые важнейшие памятники, такие как Национальный музей, подверглись нападениям. Инфраструктура была разрушена, государственные учреждения перестали функционировать, и их документация уничтожена. Единственным министерством, которое было защищено оккупационными силами, было министерство нефти. Кроме того, многие изгнанные лидеры вернулись в Ирак из Ирана и Запада.

Гарнер планировал провести выборы в Учредительное собрание в течение 90 дней, а до этого страна должна была управляться при помощи чиновников старого режима. Американские войска после выборов должны были быть выведены из городов на базы в пустыне.

В своих планах Гарнер исходил из того, что для целого поколения иракцев вступление в партию БААС было не признаком политической позиции, а шагом в карьере. Планировалось, что люстрации подвергнуться только те люди, которые были замешаны в преступлениях Саддамовского режима.

28 апреля после встречи с иракскими представителями Гарнер назначил пять иракцев в правительство – Иракский совет управляющих (англ. Iraqi Governing Council). Это были глава Демократической партии Курдистана Масуд Барзани, глава Демократической партии Курдистана Джаляль Талабани, Абдулазиз аль-Хаками, возглавлявший Высший совет исламской революции в Ираке (переименованный в Высший исламский совет Ирака), Ахмад Чалаби, представлявший Иракский национальный конгресс, и лидер Иракского национального согласия Айяд Аллауи.

16 мая 2003 года начало функционировать оккупационное правительство Ирака – Временная коалиционная администрация (англ. Iraqi Republic Coalition Provisional Authority). Гарнер неожиданно для всех был отправлен в отставку 11 мая. Его резкая отставка вызвала множество слухов и предположений. Наиболее часто упоминавшейся причиной было несогласие Гарнера с планами проникновения американских корпораций в Ирак, в первую очередь – в нефтяную сферу без согласия самих иракцев.

Новым губернатором Ирака стал Пол Бремер – американский дипломат, занимавший в администрации Рейгана пост координатора по борьбе с терроризмом (англ. Coordinator for Counterterrorism), а затем ушедший в частный сектор. Он мало знал о стране, которой должен был управлять.

Дело военного контроля над Ираком было поручено Международным коалиционным силам в Ираке (англ. Multi-National ForceIraq), которые возглавил американский генерал-лейтенант Рикардо Санчез. Территория Ирака была разделена на четыре зоны ответственности – Северную, Центральную, Центрально-южную и Юго-восточную.

Оккупацию первых двух зон осуществляли Вооруженные силы США, а остальных – войска союзников США, сведенные в две многонациональные дивизии. Многонациональная дивизия Юг-Восток находилась под британским командованием, а Юг-Центр – украинским.

Командующим Многонациональной дивизией Центр-Юг был назначен генерал-лейтенант Анатолий Пушняков, воевавший в советский период в Афганистане. В сентябре 2003 года он получил звание генерал-полковника. В состав украинской оккупационной зоны входило пять иракских провинций: Васит, Бабиль, Кадисия, Наджаф и Кербела. Их суммарная площадь составляла 47614 кв. км, а население – около 5 млн. человек.

По состоянию на 5 сентября 2003 года численность дивизии Центр-Юг составляла 8,5 тыс. человек. В ее состав входило три бригадных боевых группы (1ББГ – 3 украинских батальона, 2 ББГ – 2 польских и 1 болгарский батальон и 3ББГ aka бригада Plus Ultra – сводные силы Испании и центральноамериканских государств под испанским командованием), 45 аэбр, польские инженерный и логистический, тайский инженерный и венгерский транспортный батальон. Украинские войска были развернуты в Бабиле и Васите, польские – в Кербеле, а испанские – Кадисии и Наджафе. После терактов 11 марта 2004 года в Мадриде, унесших жизни 191 человека, Испания вывела свои войска из Ирака.

Летом 2003 года в Ираке начались восстания. Они во многом спровоцированы политикой американской администрации. Американский поход на Ближний Восток парадоксален. Его мотивация была вполне прагматична – меры по обеспечению национальной безопасности, поскольку выяснилось, что прямая и явная угроза каждому американцу может исходить даже из той части света, о которой большинство граждан США не имеют ни малейшего понятия.

В то же время кампания была невероятно идеологизированной, поскольку базировалась на идее, что «демократии не воюют друг с другом», а значит, для того чтобы Америке не угрожали, потенциального злодея нужно демократизировать. При этом, в отличие от той же послевоенной Германии, оккупационная администрация, возглавляемая Бремером, не учитывала особенностей, стремясь перестроить Ирак с чистого листа.

Команда Бремера несла на своих знаменах идеи неолиберального Вашингтонского консенсуса и открывала путь американским корпорациям. Эта «сектантская» политика неизбежно вела к конфликтам с украинскими чиновниками – они, будучи согласными с великой целью открытия Иракского рынка на благо корпораций, правда, украинских, были категорически не согласны с методами.

У Украины был свой успешный опыт помощи странам, находящимся в кризисе, таким как Молдова, Грузия и Болгария. Во всех этих случаях украинские дипломаты и советники стремились использовать созидательную энергию народов соответствующих стран и их институты в своих интересах, но не снести их подчистую. К тому же Украина придерживалась Вашингтонского консенсуса по принципу «здесь читаем, здесь не читаем, здесь рыбу заворачиваем».

Первым шагом во тьму стал указ ВКА №1 от 16 мая 2003. Идея дебаасизации была основана на опыте послевоенной Германии, в которой была проведена денацификация. Согласно указу №1 все члены партии БААС, правившей в Ираке с 1968 года, увольнялись с государственной службы и лишались права занимать посты в органах государственного управления.

Это был первый пример некомпетентности и сектантства Бремера – очевидно, что ситуация в Ираке отличалась от Германии. Более логичной была модель люстрации в постсоциалистических странах. В результате указа №1 десятки тысяч человек, включая школьных учителей и врачей, лишились работы. В основном это были сунниты, что не добавляло любви к американцам в общине, которая и так должна была потерять часть влияния в результате его перераспределения, исходя из демографической структуры Ирака.

Через неделю Бремер выстрелил из всех орудий по возможности мира в Ираке, подписав указ №2. Он заключался в одномоментной ликвидации множества структур старого режима. В список ликвидируемых структур входили армия и органы безопасности. Хотя они во многом развалились за прошедшие два месяца, этот указ открыл ящик Пандоры. Первоначально планировалось сохранить урезанную иракскую армию и использовать ее, но теперь полмиллиона мужчин с оружием оказались безработными и стали необходимым для восстания материалом.

Почти сразу после формального завершения боевых действий в стране развернулась партизанская война. Уже в течение мая произошло несколько нападений на коалиционные войска. В июне силы США провели первую значительную операцию, Peninsula strike, после свержения власти Саддама Хусейна, направленную против начавшего набирать силу партизанского движения.

Лето 2003 года стало периодом зарождения организованных партизанских групп, состоявших поначалу в основном из активистов партии Баас и сторонников Саддама Хусейна. Эти группировки захватили большое количество оружия и боеприпасов на складах бывшей иракской армии во время безвластия, царившего в первые недели после свержения власти Хусейна.

В октябре 2003 года интенсивность и темпы нападений повстанцев стали увеличиваться. В конце октября с серии четырех одновременных взрывов террористов-смертников, атаковавших иракскую полицию и Международный красный крест, и последовавшего за этим резкого всплеска партизанских атак началось «Рамаданское наступление». Количество атак достигло 50 в день. Было сбито несколько вертолетов. Потери армии США за месяц составили 82 погибших и 337 раненых.

Оплотом повстанцев в этот период был «суннитский треугольник» к западу и северу от Багдада, особенно провинция Аль-Анбар, где центром сопротивления стал город Фаллуджа. Они использовали типичную партизанскую тактику: минометные обстрелы, действия снайперов-одиночек, атаки смертников на заминированных автомобилях или с поясами с взрывчаткой. Наибольшие потери силам коалиции наносили самодельные взрывные устройства. В значительной степени это обусловлено слабостью бронирования американских автомобилей HMMVV, часто применявшихся для патрулирования. Устройства размещались у обочины дороги и приводились в действие, зачастую – дистанционно, во время прохождения конвоя или патруля международной коалиции.

В ответ на активизацию повстанцев коалиция во второй неделе ноября начала свою контрнаступление, известное как операция «Iron Hammer». В ее ходе впервые со свержения режима Саддама была применена авиация. Воздушные и артиллерийские удары наносились по подозрительным местам и стартовым позициям минометов. Был усилен надзор над основными дорогами, активизировались патрули и рейды. Это позволило снизить количество нападений до 18 в день. 12 декабря Саддам Хусейн был захвачен на ферме недалеко от Тикрита. Этот успех вселил во многих новый оптимизм относительно успехов США в пацификации Ирака.

До американской оккупации Ирак был закрытой экономикой с мощным госсектором. Иракские законы запрещали иностранную собственность на иракские предприятия, большинство крупных промышленных предприятий были в государственной собственности, иракское правительство сохраняло большие тарифы на импорт.

После падения режима Хусейна новая администрация быстро начала издавать указы, приватизирующие экономику Ирака и открывающие ее для иностранных инвестиций. Так Указ №39 «об иностранных инвестициях» установил, что «иностранный инвестор имеет право производить иностранные инвестиции в Ираке на условиях, не менее благоприятных, чем те, которые применимы к иракскому инвестору» и что право собственности для иностранцев не ограничивается. Разумеется, инвесторы получили возможность полностью выводить прибыль и капитал из Ирака.

Указ ВКА №17 предоставил всем иностранным подрядчикам, действующим в Ираке, иммунитет от «иракского судебного процесса», что фактически означало иммунитет от гражданских исков и уголовного преследования, которые подрядчики совершали в Ирак. Указ №49 предусматривал снижение налогов для корпораций, действующих в Ираке. Максимальная ставка упала с 40% до 15% от дохода. Корпорации, работающие с ВКА, были освобождены от каких-либо налогов. Указ №12 с поправками, внесенными указом №54 отменил все таможенные тарифы, тем самым устранив преимущество, которое имели иракские производители на местном рынке. Впрочем, потом был введен пятипроцентный сбор с импортных товаров на реконструкцию.

Сразу после войны началось восстановление Ирака. Контракты на восстановление в основном получали американские фирмы. Хотя на восстановление были выделены значительные суммы, многие обвиняют подрядчиков в том, что они сделали относительно небольшие объемы работы. Так компания Bechtel должна была ремонтировать системы водопровода и канализации, но до сих пор многие иракцы не имеют доступа к чистой водопроводной воде.

Вооруженным силам коалиции было очень трудно обеспечить необходимую безопасность для всех подрядчиков в Ираке. Поэтому значительная часть полученных средств расходовались не на собственно работы по реконструкции, а на обеспечение безопасности. Более того, восстановление часто сталкивалось с неудачами из-за действий повстанцев, направленных на срыв восстановления инфраструктуры. Эта повстанческая деятельность значительно замедлила реконструкцию и вынудила внести коррективы в первоначальные планы в пользу увеличения затрат.

Временная коалиционная администрация была разделена в географическом плане на четыре региона, соответствовавших оккупационным зонам. Штаб-квартира ВКА-Север располагалась в Эрбиле, ВКА-Центр – Багдаде, ВКА-Центр-Юг – в Эль-Хилле, расположенной недалеко от руин Вавилона, а ВКА-Юг – в Басре. Каждый регион имел определенную автономию, хотя и ограниченную общими целями восстановления страны.

Если политика администрации американских и британской зон, объединенных с легкой руки украинских журналистов под названием «Тризония», была схожей до неотличимости, то в случае ВКА-Центр-Юг это было не так. Украинцы пролоббировали назначение на пост главы Временной коалиционной администрации в Центрально-южном регионе Иракской Республики Владимира Ланового.

Для западного наблюдателя, не особо знакомого с украинской спецификой, Лановой был премьером-реформатором, одним из многих премьеров, которые реформировали после развала социалистического лагеря свои страны по лекалам Вашингтонского консенсуса, чем устраивал американских неоконсерваторов, считавших, что он будет проводить политику в русле политики Бремера. Те же люди, для которых отношение Украины к указаниям МВФ, не афишируемое особо в 1990-х годах, не было секретом, знали, что Лановой был представителем плеяды украинских политиков, проводивших вполне дирижстскую политику под знаменами неолиберализма.

Украинские войска 45 аэромобильной прибыли в Эль-Хиллу 27 июля. Была проведена торжественная процедура передачи контроля над городом с участием 1 дивизии КМП США, которая контролировала город до этого. Украинские войска прошли парадом по городу, после чего над городской администрацией были подняты иракский и украинский флаги.

Новые оккупанты стремились продемонстрировать силу, а также дать понять местному населению, что готовы оказывать ему уважение. Генерал-губернатор (не официальный титул, употребляемый в украинской прессе) Лановой прибыл в Эль-Хиллу через 11 дней. К тому времени ему был организован офис, а войска коалиции были полностью развернуты в регионе.

Политика Ланового была направлена на обеспечение спокойствия на контролируемой территории. Его администрация стремилась опираться на лидеров местного шиитского населения для обеспечения мира и стабильности на контролируемых территориях. В каждой провинции были сформированы Местные консультативные советы, которые стали основой местных органов власти.

Меньшими были масштабы дебаасизации – украинская администрация вывела из-под нее целые категории, не замешанные в машине террора Саддама. Это позволило снизить давление на рынок труда и обеспечить местные государственные службы от системы образования до полиции профессионалами, лояльными работодателям из Киева. Также важной была работа Управления Вооруженных Сил Украинской Республике по связям с общественностью и контрпропаганде (милая конторка, расформированная в 2016) с местным населением.

Губернатор Лановой в наглую лоббировал интересы украинских корпораций. Если тендера, проводимые ВКА в Багдаде, выигрывали в основном американские компании, хотя свою долю получали и иностранцы, то фаворитами тендеров в Эль-Хилле становились украинцы.

Украинские корпорации, уже имевшие опыт проникновения при поддержке Уряда на рынки Грузии и Молдовы, нацелились на долгую игру с закреплением на рынке Ирака. Так UMC и Киевстар активно создавали инфраструктуру сотовой связи, а Приватбанк создавал свою сеть отделению. Украинские экспортеры, такие как, например, Рошен и ХТЗ, также закреплялись на иракском рынке. При этом украинцы делали по просьбе Эль-Хиллы иракские компании своими субподрядчиками, что также улучшало обстановку в Украинской зоне.

Чересчур независимая политика Ланового вызывала зубовный скрежет в Багдаде. Отношения между Лановым и Бремером к концу 2003 года лучше всего описывались словосочетанием «холодная война». Ругань между ними была привычным делом. Бремер пытался заставить ВКА-Центр-Юг выполнять свои распоряжения, когда как Лановой не стеснялся критиковать политику в «Тризонии».

Ходили слухи, что украинский главком Пушняков во время очередного совещания пригрозил взять Багдад и арестовать Бремера за халатность. Ситуацию ухудшали попытки ВКА лезть в военные вопросы, что вызывало недовольство и у американского генералитета. На фоне также присутствовали иракцы, которые сами хотели управлять своей страной.

Хотя на начало 2004 года украинская зона в Ираке была наиболее спокойной, она, если и не была пороховой бочкой, то точно находилась в зоне поражения. Америке и ее союзникам, в первую очередь – Британии и Украине, было необходимо определить новую линию относительно Ирака.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Отношения с Российской Федерацией оставляли желать лучшего. Хотя с приходом к власти Владимира Путина наметилось некоторое потепление, между Украиной и Россией оставалось достаточно яблок раздора.

Одним из ключевых вопросов в российско-украинских отношениях был вопрос поставок газа. В 1990-е годы Украина импортировала в среднем 60 млрд. кубометров природного газа из России и Туркменистана. Фактически Россия, контролировавшая транзит туркменского газа, была монополистом. Импорт осуществлялся тремя компаниями: Натогазом, закупавшим газ напрямую у туркмен, РАО Газпром, поставлявшей газ в Украину и дальше в Европу и российской компанией Итера, продававшей российский и туркменский газ.

Кроме этого именно через территорию Украины были проложены трубопроводы, по которым шел экспорт российского газа в Западную Европу. Ситуация взаимозависимости вынуждала украинских и российских газовиков договариваться. Основным камнем преткновения были вопросы цены на газ и его транзит. Все 1990-е годы цена как на поставки газа, так и на его транзит в Западную Европу, оставалась ниже рыночной. Зачастую использовались бартерные схемы типа поставок газа в качестве платы за транзит.

К концу 1990-х ситуация изменилась. Рост украинской экономики способствовал тому, что Нафтогаз был настроен отказаться от непрозрачных бартерных схем в отношениях с Газпромом. Параллельно шел процесс повышения цен, как на газ, так и на его транзит. С 2000 года цена на импортируемый в Украину газ установилась на уровне 80 долларов за 1000 кубометров, а цена транзита – 1,55 долларов за 1000 кубов на километр.

Россия стремилась избавиться от неудобной украинской монополии. Еще в 1993 году было заключено соглашение о строительстве газопровода Ямал – Европа через территорию Беларуси и Польши. В 1997 году было заключено российско-турецкое соглашение о строительстве газопровода «Голубой поток» по дну Черного моря. В том же году начались подготовительные работы по строительству газопровода по дну Балтийского моря.

Турецкая Республика активно наращивала потребление газа. Если в 1990 году турки сжигали всего лишь 3,5 млрд. кубометров газа, то в 2000 году потребление достигло 15 млрд. кубометров, а к 2010 – 38 млрд. Рост потребления газа означал рост его импорта.

Кроме России естественным с географической точки зрения источником газа для Турции был прикаспийский регион. По состоянию на 1990-е годы крупнейшим экспортером газа из него являлась Туркмения. Основным рынком туркменского газа были другие республики бывшего СССР, в первую очередь – Украина и Россия. Отношения между туркменами и Газпромом, контролировавшим российскую Единую систему газоснабжения, были достаточно напряженными, поэтому Туркменистан искал дополнительные направления экспорта.

В середине 1990-х туркменское правительство обхаживали компании Bridas и Unocal, стремящиеся построить газопровод в Индию через Пакистан и охваченный гражданской войной Афганистан. В 1996 году впервые была озвучена идея строительства газопровода через Каспий. Украинское правительство, заинтересованное в диверсификации поставок газа, обратило внимание на этот проект. Им также заинтересовались турки и американцы в лице специального советника президента и государственного секретаря по вопросам помощи новым независимым государствам бывшего Советского Союза Ричарда Морнингстара, получившего в 1998 году пост спецсоветника по энергетической дипломатии Каспийского бассейна.

В феврале 1999 года туркменское правительство подписало соглашение с корпорацией General Electric и строительной компанией Bechtel для изучения предполагаемого пути трубопровода. В том же году Турция, Грузия, Азербайджан и Туркменистан заключили соглашение о строительстве трубопровода с мощностью в 30 млрд. куб. м газа в год. Россия и Иран, также выходившие к Каспийскому морю, выступили резко против проекта, ссылаясь на то, что такие проекты должны получать согласие со стороны всех выходящих к Каспию стран.

Проект чуть не похоронили разногласия между Азербайджаном и Туркменистаном. После открытия в 1999 году месторождения Шах-Дениз стало ясно, что запасы газа в Азербайджане намного выше, чем предполагалось. Азербайджан потребовал квоту в 16 млрд. кубов при пропускной способности в 30 млрд. кубов, когда как Туркменистан был готов дать только четверть от экспортной мощности.

Газопровод через Каспийское море спасла Украина. Нафтогаз предложил расширить проект, доведя его проектную мощность до 50 млрд. кубометров, что покрывало планируемые объемы поставок как Азербайджана, так и Туркменистана. Украинский план заключался в строительстве трубопровода до Грузии, после чего он должен был разделиться. Одна ветка шла в Турцию, когда как другая по шельфу Черного моря в Украину. Это позволило бы наладить экспорт газа из Каспийского региона и обеспечить 60% украинского импорта газа.

Переговоры о новом формате транскаспийского трубопровода стартовали в апреле 2001 года. Уже в октябре был заключен протокол о сотрудничестве. Проект получил название «Риголетто», в честь оперы Верди, на которую пошли переговорщики после первой встречи[В1] . Проектом также заинтересовались болгары, заинтересованные в диверсификации поставок, шедших через Румынию.

Параллельно с переговорами о строительстве газопроводов шли переговоры об использовании существующих. Главной темой российско-украинских газовых переговоров весь 2002 год был проект Международного консорциума по управлению ГТС Украины. Первоначально появившийся как попытка кабинета Азарова наладить отношения с Россией, Консорциум быстро стал важнейшей темой переговоров. Газпром увидел в нем возможность получить контроль над украинской ГТС. Европейцы, в первую очередь – немецкая компания Ruhrgas, стремились гарантировать бесперебойные поставки газа.

К середине 2003 года стало ясно, что переговоры о Консорциуме зашли в тупик. Нафтогаз не был готов отдать контроль над национальной газотранспортной системой без ответных уступок. Украины требовали распространения режима консорциума на проходящий по российской территории участок газопровода «Союз» по компрессорной станции Александров Гай, по которому шли поставки газа из Средней Азии в Украину. Газпром, не желавший терять ни капли контроля над российской ГТС, упирался.

Российская Федерация предприняла попытку надавить на Украину в другом месте. Болезненной для Республики точкой были вопросы пограничного разграничения и безопасности морского судоходства. Украина сама изменить сместить баланс сил на Каспийском море, поставляя Азербайджану и Туркменистану катера для их флотов.

29 сентября 2003 года власти Краснодарского края начали строительство дамбы от Таманского полуострова в сторону Керчи до украинского острова Тузла, мотивировавшееся предотвращением размывания береговой полосы Таманского полуострова и косы. Остров Тузла образовался из Тузлинской косы, продолжения Таманского полуострова, размытой в результате шторма 29 ноября 1925 года. Клочок земли площадью 3 квадратных километра в январе 1941 года был передан Крымской АССР, которая в статусе Крымской области 19 февраля 1954 вошла в состав Украинской ССР.

Важность острова Тузла была связана с тем, что судоходный фарватер Керченского пролива пролегал западнее его, следовательно, находился под контролем Украины, которая взимала деньги за проход через него. Россия, имевшая неразрешенные территориальные споры с Украиной в акватории Азовского моря, не желала сохранения единоличного украинского контроля над Керченским проливом. В качестве обоснования претензий приводился тот факт, что до 1925 года Тузла была продолжением принадлежащего России Таманского полуострова.

30 сентября 2003 МИД Украины направило МИД России ноту протеста. Украинский министр иностранных дел Борис Тарасюк вылетел из Киева в Москву, президент Кучма – из Бразилии, где находился с государственным визитом, на Тузлу. С одной стороны пролива стоял Леонид Данилович, со скептическим выражением лица смотрящий как строится по дамба со скоростью 150 метров в день. С другой – российский политик-популист Владимир Жириновский вещал об острове Даманский.

30 сентября на Тузле уже было 500 пограничников – от генерала до рядового. На остров завезли оружие, поблизости на рейде стали пограничные корабли. Из громкоговорителя звучало: «Не вынуждайте нас расценивать ваши действия как вторжение и провокацию». Полковники рядом с солдатами толкали технику, застрявшую в грязи, помогали вкапывать желто-голубой пограничный столб. Жены пограничников провожали их, как на войну, плакали и крестили.

Вооруженные силы также готовились к отражению агрессии. Войска были переведены в режим повышенной боеготовности, отменены отпуска. На материке начали учения ракетные войска, в небо подняли 17 самолетов Су-27 и МиГ-29. На остров передислоцировали спецназ, обустроили ДОТы. В самом Крыму украинские войска готовились сделать то, что ждали десятилетие – интернировать дислоцированные на полуострове силы российского Черноморского флота.

Украина развила лихорадочную дипломатическую активность. Украинские дипломаты вели переговоры с союзниками о поддержке. Польша и страны CECSS выразили Украине свою поддержку. Грузия даже заявила о готовности предоставить Украине воинский контингент. Также проукраинскую позицию в конфликте заняли США. Франция и Германия выражали глубокую озабоченность, призывая к мирному решению проблем.

21 октября 2003, через 22 дня после начала, строительство дамбы остановили. Между украинскими пограничниками и российскими строителями оставалось 402 метра. На следующий день в Минске, при посредничестве белорусского премьера Виктора Гончара, встретились премьеры России и Украины Михаил Касьянов и Валерий Москаленко.

В результате минских переговоров были достигнуты соглашения, урегулировавшие большинство спорных вопросов между Россией и Украиной. В декабре 2003 года подписан договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Его условия устраивали Украину. Был произведен раздел акватории Азовского моря между Россией и Украиной. Украина пошла на уступки России в важных для нее условиях. Оговорено, что для российских кораблей действует тот же режим прохода через Керченский пролив, что и для украинских, а также запрещен доступ иностранных военных кораблей в Азовское море. Вместе с Договором об Азовском море был подписан протокол между пограничными ведомствами двух стран, давший старт процессу демаркации границы на местности.

Украина пошла на уступки и по другому болезненному для России вопросу – интеграции внутри СНГ. 2000-е годы можно назвать стадией торга в процессе осознания Россией распада СССР. В 1990-х годов Кремль находился в стадии отрицания, что отразилось в попытках сохранить единую валюту с республиками и сделать из СНГ наднациональный союз, а во второй половине десятилетия – гнева, выразившегося в таможенных войнах с Украиной. Теперь Москва пыталась убедить бывшие советские республики и, в первую очередь Украину, создать новый более равноправный союз. Украина подходила к стремлениям Москвы исправить последствия того, что президент Путин считал «величайшей геополитической катастрофой XX века», как к возможности добиться важных для Украины уступок со стороны России.

В январе 2004 года Россия, Украина, Беларусь и Казахстан подписали Соглашение о намерении сформировать Единое экономическое пространство, которое было подано Путиным как геополитический триумф. 15 сентября 2004 года на саммите в Астане президенты стран «четверки» утвердили перечень документов, подлежащих согласованию и подписанию в первоочерёдном порядке.

Астанинские соглашения предусматривали, что ЕЭС станет наднациональным союзом по типу ЕС, обеспечивающим свободу перемещения товаров, услуг, финансового и человеческого капитала через границы государств-участников, единую таможенную и экономическую политику, а в дальнейшем и эмитирующим единую валюту.

В реальности из-за постоянных конфликтов между Россией и остальными участниками не дали преобразовать ЕЭП в объединение по типу ЕС. Главным результатом его существования было формирование зоны свободной торговли, выгодной украинской индустрии, стремящейся к укреплению своих позиций на российском рынке сбыта.

В отношении транзитных газопроводов сложилось «джентльменское соглашение». И Киев, и Москва тяготились необходимостью транзита газа через территорию дуг друга. Поэтому после тузлинского кризиса было форсировано строительство газопроводов в обход транзитеров – Северного потока и Риголетто. Россия снимала свои экологические требования относительно последнего и форсировала переговоры о разграничении Каспийского моря, а Украина не ставила палки в колеса российскому проекту.

Минский процесс сильно повлиял на ситуацию в Грузии. По итогу военных конфликтов первой половины 1990-х годов это была нищая страна, автономные территории которой в различной степени игнорировали центральное правительство. Грузинскому президенту Эдуарду Шеварднадзе удалось частично обуздать при украинской поддержке полукриминальную вольницу в центральной Грузии, но высокая коррупция грузинского государственного аппарата, непредсказуемым образом вмешивавшегося в экономические отношения, мешала украинскому капиталу осваивать Грузию.

Киев был недоволен Шеварднадзе, оказывая на него давление с целью ухода в отставку. Грузинский лидер решил не баллотироваться на выборах 2000 года, в результате чего кандидатом от власти стал спикер парламента Зураб Жвания.

Новый президент провел экономические реформы, приблизившие экономику Грузии к украинскому образцу, и активизировал борьбу с организованной преступностью и коррупцией. Войну с преступностью возглавил новый министр внутренних дел Михаил Саакашвили. Жесткие меры принесли свои плоды, но стоили Саакашвили отставки в 2004 году и обвинений в ряде преступлений.

Минские соглашения и отказ России от поддержки грузинских автономий привел к их окончательному воссоединению с Грузией. Рухнули политические режимы в Абхазии и Аджарии. Наконец-то был заключен мир между Южной Осетией и Грузией, вернувший ее в состав страны в качестве автономии.

Объединение страны подхлестнуло националистические чувства в Грузии. Жвания воспользовался ними для укрепления своей власти. Казалось бы, что он мог стать вечным президентом по типу лидеров мусульманских республик бывшего СССР, но Жвания видел как возжелавшего того же молдавского президента Лучинского украинцы принудили к соблюдению собственной конституции.

Поэтому Жвания обратился к конституционной реформе как способу сохранить власть в роли вечного премьер-министра. Монархические чувства грузинского народа и пример Болгарии подсказали ему выход. В 2006 году был проведен референдум по вопросу о восстановлении монархии, которую поддержало 85% избирателей.

В следующем году царем Грузии был коронован Давид XIII Багратион Мухранский, женившийся на представительнице другой ветви, претендующей на грузинский трон, Анне Нугзаровне. Премьер-министром при новой монархии стал Зураб Жвания, сохранявший этот пост до своей смерти в 2012 году от отравления угарным газом.

Украина, разобравшись с проблемами на российском направлении, была вынуждена обратить внимание на ситуацию в Ираке, которая все ухудшалась. Война пошла не так, как планировали в Вашингтоне и Киеве. Из-за ошибок американской администрации в стране возникло массовое повстанческое движение, которое вскоре охватило всю страну.

Проблем украинской армии неожиданно добавил теракт в Мадриде 11 марта 2004 года, организованный Аль-Каидой. В результате его погибло 192 человека, в том числе и два гражданина Украины, а испанское правительство под давлением общественности вывело войска из Ирака. Украине пришлось заменить испанские силы своими, в результате чего к середине 2004 года в Ираке было сосредоточено три украинских бригады – 39 и 40 аэромобильные бригады и сводная мотопехотная ББГ.

Также Украина добилась увеличения участия от своих союзников по CECSS. Еще в 2003 году в Ирак были направлены два польских и один болгарский батальон. Польша и Болгария послали в Ирак дополнительно еще по батальону. Также в Ирак отправились грузинская бригада, молдавский и югославский батальоны.

Сменилось командование. Генерал Пушняков, известный своими тяжелыми отношениями с американским командованием был отправлен домой, а новым командующим многонациональной дивизии Центр-Юг по украинско-польской договоренности стал польский генерал брони Анджей Тышкевич, а его первым заместителем украинский генерал-лейтенант Геннадий Воробьев, командовавший до этого украинским контингентом в Афганистане.

Главным противником Международных сил в украинской оккупационной зоне была Армия Махди, возглавляемая радикальным шиитским проповедником Муктадой аль-Садром. Аль-Садр находился в оппозиции к временному иракскому правительству и аятолле Али аль-Систани, выступая за скорейший вывод оккупационных войск и создание в Ираке исламской демократии.

Поводом для конфликта было закрытие на 60 дней газеты «Аль-Хаза», издаваемой аль-Садром и его сторонниками, по обвинению в разжигании насилия по отношению к оккупационным силам, осуществленное 28 марта 2004 года по приказу Пола Бремера. На следующий день тысячи иракцев собрались у офиса газеты, чтобы поддержать ее.

3 апреля Бремер отправил войска в дом аль-Садра и арестовал главного помощника Мустафу Якуби, вызвав дальнейшие протесты. На следующий день испанские войска столкнулись с вооруженными демонстрантами в Наджафе, требующими освободить Якуби, в результате чего погибли два солдата Коалиции, один американец и один сальвадорец, и, по меньшей мере, 20 иракцев. По словам одного из протестующих, вооруженные сторонники Муктады аль-Садра, объединившись с толпой, произвели первый выстрел. В тот же день аль-Садр выступил с заявлением, в котором призвал своих сторонников прекратить проведение демонстраций «потому что ваш враг предпочитает терроризм».

На следующий день по всему шиитскому югу Ирака начались волнения, вскоре переросшие в полномасштабное восстание. Повстанцы атаковали Садр-сити, Наджаф, Эль-Куфу, Эль-Кут и другие города, захватывая полицейские участки и государственные учреждения.

Если в Эль-Куте украинские войска смогли отбить нападение и сохранить контроль над городом, то Кербела и значительная часть Наджафа попала в руки боевиков. Это было связано с тем, что испанские войска, контролировавшие этот район, срочно выводились домой.

Суннитские районы также были охвачены восстаниями. Распространились захваты иностранных заложников. 31 марта иракские повстанцы в Фаллудже устроили засаду на колонну американской частной военной компании Blackwater, обеспечивавшую безопасность поставок продовольствия компанией Eurest Support Services. Четыре военных подрядчика были убиты. Впоследствии их тела местные жители вытащили из автомобилей и подожгли, а их сожженные трупы повесили над мостом, пересекающим Евфрат. Американское командование ответило на это попыткой штурма Фаллуджи. Кроме Фаллуджи суннитское восстание охватило другие города провинции Аль-Анбар, такие как Рамади.

4 мая после провала переговоров между инсургентами и оккупационной администрацией коалиционные силы начали контрнаступление с целью ликвидации армии Махди на юге Ирака. Американско-украинские войска атаковали позиции махдистов под Кербелой и Эд-Диванией. Повстанцы ответили ужесточением диверсионных атак, но это не дало своих плодов.

24 мая Кербела наконец-то была взята, а ее гарнизон разбит и отступил. Под контролем махдистов оставался только район Наджаф – Эль-Куфа. 6 июня Муктада аль-Садр опубликовал заявление, в котором объявлял о прекращении военных действий в Наджафе, но боевые действия продолжались до 24 июня.

В целом итоги весенней кампании оставляли желать лучшего. Большая часть провинции Аль-Анбар, включая Рамади и Фаллуджу, а также некоторые суннитские территории к северу и югу от Багдада, включая Самарру, оставались под контролем суннитских и баасистских повстанцев. Коалиционным силам удалось удержать контроль над Багдадом и другими крупными городами на шиитском юге, а также некоторыми городами на севере. Через четыре дня после окончания весенней кампании, 28 июня 2004 года, скомпрометировавшая себя Коалиционная временная администрация передала власть Временному правительству Ирака во главе с Айядом Аллауи.

Поиск способов политического урегулирования кризиса в Ираке волновал Коалицию не меньше военной кампании. Было очевидно, что политика, которую олицетворял Пол Бремер, провалилась.

Именно тогда всплыл «план Ланового-Воробьева», названный по имени своих создателей. Этот план был олицетворением украинского курса на опору на местные силы. Он предусматривал образование в провинциях и районах избранных правительств, что означало передачу большей части власти на местах местным традиционным лидерам, таким как племенные вожди и проповедники.

Заручившись поддержкой местных лидеров, планировалось развить наступление на радикалов и подорвать их базу. После этого должно было быть учреждено новое иракское правительство на федеральных началах.

План Ланового-Воробьева, получивший впоследствии название «Пробуждение», был успешно применен в украинской зоне летом 2004 года. Благодаря поддержке местных лидеров коалиционному командованию удалось добиться поддержки населения, которое ранее занимало нейтральную позицию.

Созданные Лановым провинциальные правительства и сформированные ими ополчения выполняли важную вспомогательную функцию, прикрывая тылы украинской армии. Пропаганда, как Коалиции, так и местных лидеров играла на арабском национализме иракцев, обвиняя Армию Махди в связях с Ираном, что было недалеко от истины.

В то же время шли переговоры с аль-Садром с целью добиться политического соглашения. Их итогом стали Наджафские соглашения, подписанные в октябре 2004 года, предусматривающие прекращение боевых действий, амнистию и участие сторонников аль-Садра в политической жизни.

Успех замирения Наджафа показал американцам необходимость сотрудничества с местными. В результате плана Пробуждение, распространенного на весь Ирак в январе 2005 года, Коалиции удалось добиться коренного перелома в войне. Настроения иракского населения переменились – теперь оно поддерживало борьбу против шиитских и суннитских радикалов, являвшихся креатурами Ирана и Аль-Каиды соответственно.

Иракская война влияла на украинское общество. Впервые Украина имела опыт длительной военной кампании за рубежом. В отличие от более ранних миротворческих операций украинской армии, прошедших незамеченными, из-за малого количества участвовавших в них украинских военных и слабого общественного интереса к ним, Иракская война вызывала большой общественный резонанс.

К заграничным кампаниям были привлечены большие силы. В Иракской войне одновременно в боях участвовали три бригады, а еще одна бригада воевала в Афганистане. Несмотря на необходимость использования на Ближнем Востоке большого количества войск Министерству обороны удалось сдержать свое обещание и не посылать туда призывников.

Увеличению интереса к войне способствовало то, что некоторые вернувшиеся домой украинские солдаты описывали в набравших в то время популярность блогах военный опыт. Неожиданным результатом войны была иммиграция иракских христиан, которые спасались в Украине от религиозных преследований. Иммиграции способствовала как миграционная политика Украинской Республики, считавшая христиан более интегрируемыми в украинское общество, так и благотворительность со стороны Украинской православной церкви, стремящейся оказать помощь братьям по вере.

Правительство убеждало граждан в необходимости продолжения войны, приводя массу разных аргументов для различных социальных групп. Значительное внимание уделялось угрозе терроризма. После терактов в Мадриде, унесших жизни двух украинцев, всем было ясно, что украинцы не будут неуязвимы от терроризма, даже если откажутся от какой-либо внешней политики. Уверенности в этом добавила попытка терактов в Киеве, предотвращенная СНБ в марте 2005 года.

Кроме обоснования войны угрозой террористов упоминались и гуманитарные соображения. Важной задачей провозглашалась необходимость принести на Ближний Восток мир и процветание. По утверждениям проправительственных публицистов это позволило бы избавиться от угрожающего Украине очага войны и создать важный рынок сбыта для украинских товаров.

Несмотря всю на мощь пропаганды, в украинском обществе были антивоенные настроения. Многие считали эту войну не нужной тратой времени, денег и человеческих жизней и призывали вывести украинские войска. ЛТА, ориентировавшийся на Москву и Брюссель во внешнеполитических вопросах, выступил выразителем этих настроений. Либералы требовали от Мариинского Дворца скорейшего вывода войск. Рух, в свою очередь, обвинял их в желании «вырвать поражение из лап победы».


 [В1]Реал, только опера была другая

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

«Ревущие нулевые» были эпохой расцвета Украинской Республики, предваряющей ее довоенный «Золотой век». Украина вкусила плоды политики предыдущего десятилетия в виде огромного экономического и социального прогресса. Валовой внутренний продукт Украины в реальном выражении к 2008 году удвоился по сравнению с 2000. В номинальном выражении украинский ВВП вырос еще более драматично – с 96 миллиарда долларов США в 2000 году до полутриллиона в 2007.

Локомотивом экономического роста Республики была обрабатывающая промышленность – за 2000-08 года экспорт вырос в 7 раз. Активно развивался товарооборот между Украиной, ЕС, США и Россией. Украинские корпорации успешно конкурировали на рынках развивающихся стран. Эти достижения были достигнуты благодаря росту производительности труда и качества продукции, обусловленному модернизацией промышленности, начатой еще в 1990-х.

Уряд Москаленко продолжил политику своих предшественников, проводя градуалистский курс, направленный на превращение Украины в развитую страну и ее интеграцию в глобальные рынки. Украинское правительство пыталось выдерживать баланс между курсом на интеграцию в мировую экономику и защитой национальной.

Главным последствием экономической экспансии был рост открытости украинской экономики, а важнейшим событием этого периода было присоединение Украины к Всемирной торговой организации в 2003 году[ПW1] . Переговоры о вступлении Украины в тогда еще ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) стартовали в декабре 1992 года[ПW2] , когда в Секретариат ГАТТ была подана официальная заявка правительства Украины о намерении присоединиться к соглашению. Украинское правительство продолжало курс советского, которое еще в 1986 году пыталось добиться статуса наблюдателя в Уругвайском раунде переговоров с целью последующего присоединения к ГАТТ.

В ходе переговоров о присоединении к ГАТТ (с 1995 – ВТО) Украина стремилась преодолеть дискриминационное отношение к Украине в мировой антидемпинговой политике и добиться преимуществ во внешней торговле для отечественных производителей. Во время переговоров Уряд учитывал опыт центральноевропейских стран, вступление которых в ВТО привело к ухудшению торгового баланса.

Важнейшей частью переговоров о вступлении Украины в ВТО была тарифная политика. Торговые партнеры Украины стремились добиться снижения таможенных пошлин, задранных в 1992 году до потолка. Хотя левые пугали избирателей фатальными последствиями снижения пошлин для украинской промышленности, катастрофы не произошло. Таможенные барьеры начала 1990-х преследовали цель защиты «infant industries» от вала импортных товаров пока они не смогут стать на ноги. К концу десятилетия они выполнили свою цель и теперь скорее вредили, поощряя сохранение отсталых технологий за зонтиком таможенных пошлин.

В рамках курса на присоединение к ВТО произведена реформа национальных стандартов и законодательства. Важное внимание уделялось созданию новых механизмов защиты от недобросовестного импорта и поддержки национального производителя. Выполняя требования зарубежных партнеров, Украина усилила с начала 2000-х защиту интеллектуальной собственности и отменила препятствия иностранным капиталовложениям, в том числе на фондовый рынок и в банковскую сферу.

Первым последствием вступления Украины в ВТО был очередной раунд снижения пошлин. В частности, Украина снизила пошлины на шины для легковых автомобилей с 20% до 10% и ввела одинаковые ставки акцизного сбора на отечественные и импортные автомобили. Для наиболее конкурентоспособных товаров импортные пошлины были сокращены в три раза. В ответ Украина добилась значительного сокращения пошлин на импорт украинских товаров и устранения количественных ограничений. Так стоимость украинской продукции на турецком рынке упала 7-12%, а отмена в 2001 году ограничений на экспорт украинской текстильной продукции в ЕС сразу же привела к его росту на 5%.

Украина сохранила механизм защиты национального рынка. Сохранилась дифференциация тарифной политики, стимулирующая структурную перестройку экономики. Национальное антидемпинговое законодательство препятствовало наплыву низкокачественных иностранных товаров. Сохранялись программы стимулирования производства высокотехнологической продукции. Важное внимание уделялось сельскохозяйственным субсидиям.

По итогам 2007 года Украина экспортировала продукции на 246,7 млрд. долларов США. За предыдущее десятилетие значительно поменялась структура украинского экспорта. Если в 1996 году доминировала продукция металлургии, химической промышленности и сельского хозяйства, то к 2007 году на первое место вышло машиностроение. Украина экспортировала продукции машиностроения на 55,2 млрд. долларов. К продукции машиностроения примыкал экспорт транспортных средств на сумму в 29 миллиардов.

Экспорт электроники в 2007 году составил $37,4 млрд. Эта отрасль была наиболее ярким примером результативности программ индустриального развития. Важную роль в продвижении развития электроники сыграли военные, заинтересованные в устранении зависимости от иностранных электронных компонентов. Результатом данной политики, пришедшейся на бум развития отрасли в 1990-е и 2000-е стала значительная доля рынка, занимаемая такими компаниями как Концерн Электрон и Impression Electronics.

Свою роль сохраняли традиционные предметы украинского экспорта – аграрная продукция, металлы и продукция химической промышленности. Падение роли металлургической промышленности предопределило провал попыток части крупного бизнеса добиться перераспределения власти в свою пользу.

Импорт по состоянию на 2007 год составил 229,6 миллиардов. Основными предметами украинского импорта были станки и оборудование, продукцию машиностроения, углеводороды и сырье для химической промышленности, металлы, электронику.

Государства СНГ и Восточной Европы оставались основными торговыми партнерами Украинской Республики. Украина в основном экспортировала на этот рынок продукцию машиностроения и электронику. На СНГ приходилось 29,4% украинской внешней торговли, когда как на ЕС – 22%. Украина активно развивала торговлю с внеевропейскими партнерами. В несколько раз вырос товарооборот с Турцией. Активно развивалась торговля с США – украинский экспорт туда на 2007 год составил 11,7 млрд. долларов. Дешевая украинская продукция нашла своих покупателей по всему миру. К 2007 году треть украинского товарооборота приходилась на развивающиеся рынки, крупнейшими из которых были Индия, Китай и Ирак.

Экономическое развитие Украинской Республики создавало дополнительные проблемы, которые приходилось решать Национальному банку и Министерству финансов, стремившихся сохранить финансовую стабильность. Приток иностранного капитала и поступлений от экспорта создавал сильное давление в пользу укрепления гривны, что подрывало конкурентоспособность украинской промышленности.

Укрепление гривны происходило в рамках общего укрепления валют развивающихся стран. Это было связано как с бумом инвестиций на развивающиеся рынки, так и с общим ослаблением доллара. Если в 2001 году евро стоил около 90 центов, то к началу 2008 года за евро давали полтора доллара. Аналогично выросли денежные единицы большинства развивающихся стран. Укрепились такие валюты как российский рубль, польский злотый, бразильский реал, индийская рупия, южноафриканский рэнд. Украинская гривна была в этом ряду. Если в 2001 году доллар продавался за 4,9₴, то к середине 2008 года за него давали чуть больше двух гривен.

Главным ведомством, которое решало возникающие проблемы, был Нацбанк. НБУ активно накапливал золотовалютные резервы, скупая заходящую в страну валюту. Благодаря этому украинские ЗВР выросли практически в 10 раз – с $12 млрд. в начале 2000 года до $115 млрд. на 1 января 2008 года.

Параллельно со скупкой иностранной валюты НБУ сдерживал рост денежной массы выше необходимого уровня – резкий ее прирост означал всплеск инфляции и, следовательно, рост реального валютного курса. Благодаря политике НБУ инфляция в Украине на протяжении большей части десятилетия была в районе 6-8% годовых, что было ниже, чем в России, где инфляция была около 12% годовых, и считалось достаточно низким уровнем. Низкая инфляция означала низкие процентные ставки, что было хорошо для кредитования экономики. Учетная ставка НБУ снизилась с 9,5% в начале века до 8% к 2008 году.

Украинское правительство постепенно удлиняло финансовый поводок, убирая введенные в 1990-х ограничения, направленные на концентрацию инвестиций в сфере обрабатывающей промышленности. В проведении этой политики Уряд опирался на корейский опыт, не желая проводить чрезмерно быстрой либерализации, способствовавшей проблемам в Индонезии и Таиланде.

В первую очередь реформирование коснулось банковского сектора. В 2003 году был принят новый закон о банковской деятельности, убравший значительную часть регуляций. Хотя сохранялась жесткая политика в области процентных ставок, сами банки получили значительную свободу действий. При этом НБУ добивался их укрупнения – минимальный размер уставного капитала банков был установлен на уровне 70 млн. ($18 млн.). Для сравнения в Индонезии в 1990-х минимальный размер был всего лишь $ 3 млн.

Из корейского опыта была взята норма, ограничивающая долю акций на одного инвестора в 8%. Она была направлена на предотвращение формирования т.н. карманных банков, обслуживающих исключительно интересы их владельца в ущерб эффективности инвестиций. Хотя некоторые финансово-промышленные группы, такие как «группа Приват» нашли способ обойти это ограничение, оно способствовало независимости банков от корпораций нефинансового сектора и общей стабильности банковской системы.

Важное внимание Минфин уделял фондовому рынку. Развитие фондового рынка в 1990-х связано с реструктуризацией советского долга и последующим созданием рынка облигаций внутреннего долга и ваучерной приватизацией. Эти процессы способствовали сохранению сбережений населения в Ощадбанке, владевшим в начале 1990-х львиной долей ОРБ, выпущенных в 1992 с целью реструктуризации советского госдолга, а также привлечению средств населения на формируемый фондовый рынок.

В ходе ваучерной приватизации большая часть взрослого населения Украины стала владельцами акций украинских компаний как лично, так и опосредовано через инвестиционные фонды. В этой ситуации Уряд делал все, чтобы не допустить краха фондового рынка. Принятые при создании чековых инвестиционных фондов законы были направлены на недопущение мошеннических схем и создания финансовых пирамид по типу российской МММ.

В 2002 году на украинский фондовый рынок были допущены нерезиденты. Допуск нерезидентов был обставлен условиями, направленными на ограничение спекулятивного капитала. Иностранцы были вынуждены работать через институт так называемых квалифицированных иностранных институциональных инвесторов. Этот институт использовался контроля над движением капитала, направленного на ограничение спекулятивных сделок на украинских финансовых рынках. В 2007 году украинское правительство пошло на дальнейшее упрощение допуска нерезидентов на украинские рынки.

Минфин и НБУ вели ожесточенную борьбу против МВФ, чрезмерно либеральных экономистов и лобби крупных корпораций, стремившихся добиться снятия ограничений на движение капитала и дерегуляции займов за рубежом. Уряд учитывал опыт Кореи, дерегулировавшей этот сектор в 1994 году. Украина по итогу как переговоров с западными партнерами, так и борьбы с внутренним лобби, смогла отсрочить окончательное снятие ограничений на движение капитала до 2010 года, когда гривна получила статус свободно конвертируемой валюты. Несмотря на ограничения индекс КФБ вырос с начала 2000 по конец 2007 года почти в шесть раз.

Оппозиция правительственному курсу исходила со стороны крупных корпораций и банков, недовольных сохраняющимися ограничениями. Их объединяло желание максимизировать прибыль. Украинские банкиры мечтали направить свои деньги в более выгодные сферы потребительского кредитования и сделок с недвижимостью. Поднявшиеся в 1990-е миллиардеры, в первую очередь – в металлургической промышленности, были недовольны сокращением своего влияния на правительство, которое стремилось направить ресурсы в машиностроение. Лидеры украинского бизнеса всегда завидовали российским олигархам и стремились избавиться от подчиненного отношения.

Главной партией, лоббировавшей интересы крупного бизнеса, в основном корпораций восточной Украины, был Либерально-трудовой альянс. Наибольшем влиянием он обладал в 2002-03 годах, когда смог добиться формирования им кабинета Азарова. Этот кабинет из-за своей слабости не смог добиться форсированной либерализации финансовой системы. Крах кабинета Азарова и приход в премьерское кресло Валерия Москаленко подорвал позиции ЛТА. Главным достижением Альянса было сохранение статуса главной оппозиционной силы.

Оппозиция дирижистскому курсу правительства существовала и внутри президентского лагеря. Ее возглавлял зять Кучмы и металлургический магнат Виктор Пинчук. Также к оппозиции примыкали региональные элиты, мечтавшие о превращении своих регионов в удельные княжества по российскому образцу.

Премьер-министру Москаленко пришлось столкнуться с этой оппозицией. Для него, как и в свое время для Леонида Кучмы, премьерство было трамплином к президентской булаве. Данилыч уже в 2003 году озаботился поисками преемника и считал премьерство тестом для него. Если бы Москаленко не прошел этот тест, он был бы отправлен в отставку и Кучме пришлось бы подыскивать новую кандидатуру.

Москаленко имел серьезный политический капитал как министр-силовик. Вся его карьера в органах исполнительной власти – последовательно занимаемые посты министра внутренних дел, секретаря СНБО и министра обороны прошла в сфере национальной безопасности. Важной частью политического капитала Москаленко была успешная военная реформа, поднявшая боеспособность Вооруженных Сил и улучшившая условия прохождения воинской службы.

Оппозиция накинулась на правительство, обвиняя Москаленко в диктаторских замашках и стремлении установить авторитарный режим. «Защитники демократии» как в ЛТА и малых партиях, так и внутри ДНР, вновь подняли на щит вопрос проведения конституционной реформы, ограничивающей президентскую власть. Вокруг реформы объединились недовольные концентрацией власти в Мариинском дворце. Проект реформы, выдвинутый в августе 2003 года Альянсом предусматривал переход к парламентской республике и ликвидацию института Представителей Президента, контролировавших политику, проводимую земельными управами. ЛТА стремился ввести выборность губернаторов по российскому образцу и обеспечить себе политическую монополию в регионах, где имеет поддержку электората.

Москаленко ответил значительным вниманием к проблемам безопасности и борьбой с коррупцией. Хотя в Украине ее уровень был гораздо ниже, чем в России, коррупция была по-прежнему высока и создавала проблемы. Москаленко использовал общественный резонанс вокруг этой темы для укрепления своей власти. Проправительственные СМИ пугали избирателей угрозой приватизации государства по российскому образцу, исходящей от т.н. «олигархической оппозиции».

В первую очередь Москаленко обратил внимание на силовые ведомства. 2 сентября 2003 года директор Службы национальной безопасности Владимир Радченко был без объяснения причин отправлен в отставку и сослан послом в Пакистан.

Вокруг падения Радченко ходило множество слухов, вплоть до того, что его обвиняли в работу на Россию и составлении планов государственного переворота. Реальность, открывшаяся в мемуарах и рассекреченных документах, оказалась прозаичнее. Радченко слетел с поста из-за некомпетентности собственных подчиненных, прошляпивших террористическую группу, на афганские корни которой вышла военная разведка.

Новым директором СНБ стала креатура Москаленко генерал-лейтенант Игорь Смешко, возглавлявший в 1997-2000 году Разведуправление Минобороны. Смешко реформировал работу СНБ, используя опыт РУМО и КУМО. Повышение эффективности, последовавшее за этими изменениями, позволило Безпеке активизировать контрразведывательную деятельность и борьбу с терроризмом.

Также СНБ совместно с МВД активизировала борьбу с коррупцией. Начало 2004 года запомнилось рядом громких дел о коррупции внутри правительственных структур и региональных элит. Наиболее громким было «донецкое дело», стоившее свободы председателю земуправы Владимиру Рыбаку и бывшему премьер-министру Николаю Азарову.

Значительное внимание уделялось ситуации в Крыму, где в марте 2004 года должны были пройти выборы в Верховный Совет автономии. Крым как единственный регион с русским большинством традиционно поддерживал партии, выступающие за сближение с Россией. Этим объяснялась популярность сначала УКП, а затем – ЛТА. Позиции ДНР были традиционно сильны среди населения северных районов полуострова, зависящих от поставок воды с материка, и крымских татар, в роли защитников интересов которых выступало центральное правительство.

Крымский полуостров традиционно был центром миграции людей, привлеченных теплым климатом и близостью моря. В конце 1980 – начале 1990-х годов произошла репатриация крымских татар, населявших полуостров до сталинской депортации 1944 года. В межпереписной период 1999 – 2009 миграционный прирост населения Крыма составил 270 тыс. человек при населении по итогам переписи 1999 года в 2,53 млн. человек. В основном это были переселенцы из других регионов Украины и иностранцы, привлеченные теплым климатом и растущей экономикой. Мариинский Дворец стремился использовать миграционные потоки для изменения демографической ситуации на полуострове.

Важной проблемой, мешающей развитию Крыма, был водный дефицит. Имеющихся на полуострове водных ресурсов не хватало для обеспечения населения, сельского хозяйства и промышленности пресной водой. Советское правительство решило эту проблему строительством Северо-Крымского канала, обеспечившего Крым водой из Днепра. Несмотря на усилия советской власти к моменту распада СССР дефицит питьевой воды сохранялся.

Украинское правительство активно вкладывалось в системы водоснабжения Крыма. Еще во второй половине 1990-х годов была проведена реконструкция Северо-Крымского канала и системы водопроводов, обеспечивающих водой города полуострова, благодаря чему удалось снизить непроизводительные потери воды.

Понимая, что вод Днепра для растущего населения Крыма не хватит, Уряд вместе с местными властями активно вкладывался в водосбережение, опреснение и повторное использование воды. Украинцы с интересом изучали опыт Сингапура, Израиля и других стран, где наблюдался вододефицит. Полуостров стал пилотным регионом для внедрения новых технологий. Активно развивалось капельное орошение, позволившее сократить расход воды в сельском хозяйстве Крыма.

Важнейшей инновацией стало массовое внедрение опреснения и очистки сточных вод. Заводы по очистке сточных вод, построенные по образцу сингапурского NEWater в 2000-е, стали частью пейзажа крупных городов. На них в три этапа происходила очистка воды, которая затем использовалась в технических нуждах.

Важнейшей технологией, позволяющей производить экономически обоснованное опреснение воды, является обратный осмос. Соленая вода подается под давлением в десятки атмосфер на мембрану, которая задерживает примеси, в результате чего получается чистая вода. Важнейшим преимуществом является отсутствие расходов на нагрев воды и, следовательно, низкое энергопотребление и цена. Управление водного хозяйства АРК закупает с опреснительных заводов в Евпатории и Севастополе по 1,5₴ за кубометр.

Крым переживал в 2000-е годы экономический бум. Хотя Крым ассоциировался у обывателей со сферой туризма, переживавшей драмматические изменения в связи с необходимостью конкурировать с Турцией и Египтом, активно развивалась добывающая и обрабатывающая промышленность. Именно Крым больше всего получил от шельфового бума 2000-х годов. Частично принадлежащая правительству полуострова кампания Черноморнефтегаз нарастила добычу в два раза.

Миграция способствовала росту населения полуострова. Крупнейшими городскими районами Крыма оставались Симферопольская и Севастопольская агломерации. На третье место выбилась агломерация Евпатории. Хотя в конце 1990-х Уряд планировал сконцентрировать значительные потоки мигрантов в Севастополе, стремясь изменить его демографический состав, конкуренцию ему составила именно Евпатория. Расположенная на равнине у озера Сасык-Сиваш Евпатория имела лучшие условия для строительства чем Севастополь. Активное развитие промышленности в этом районе способствовало привлечению мигрантов. За период 2000-2015 население города выросло более чем в два раза, достигнув 250 тыс. человек. Евпатория активно расширялась на запад, поглощая пригородные поселки.

Экономический рост и демографические изменения способствовали изменению политических предпочтений крымских избирателей. Популярности партии власти способствовало то, что многие программы, способствующие развитию полуострова, исходили из офиса губернатора, а не республиканского Совмина. Альянс обвинял бывшего министра внутренних дел Кравченко, ставшего губернатором после переезда Москаля в Киев, в том, что он готовился фальсифицировать выборы.

В Крыму шла достаточно жесткая кампания, благо и ДНР, и ЛТА могли направить в регион все наличные ресурсы. Альянс критиковал партию власти, обвиняя ее в авторитарным тенденциях. Особое внимание уделялось отношениям с Россией. ЛТА призывал к укреплению российско-украинской дружбы и выдвинул проект строительства моста через Керченский пролив.

Кампания Руха была менее крикливой. ДНР делала упор на местной повестке. Если Альянс предлагал избирателям крикливый пафосный проект моста в Россию, то Рух – проекты менее крупные, но более полезные, такие как опреснительный завод в Евпатории и программы по привлечению инвестиций. Внешнеполитическая обстановка также была благоприятна для ДНР. Руховцы подавали Минские соглашения и создание ЕЭП как акт примирения с Россией и первый шаг к всеобъемлющему союзу с ней.

Коммунисты все еще сохраняли влияние на полуострове. Во-многом это связано с фигурой Леонида Грача, получившего пост Предсовмина после выборов 2000 года. Это определяло слабые места в позиции УКП. Союз с Рухом, на который пошли крымские коммунисты ради мест в Совмине, рассорил их с ЛТА и сделал мишенью для критики №1. Весь негатив от деятельности правительства приходился на счет УКП, когда как положительные изменения ассоциировались в прессе с Верховными представителями Москалем и Кравченко.

Выборы по партийным спискам закончились ожидаемо. Первое место занял ЛТА, набравший 33% голосов. 25% получил ДНР, 9% – УКП, 8% – УСДРП, 7% – Русский блок, а 5% – ПСД. Выборы по мажоритарным округам выявили главный ресурс Руха. Депутаты-мажоритарщики традиционно ориентировались на местных лидеров и зависели от глав поветов и громад. Все четыре года после выборов 2000 года местное самоуправление ориентировалось на офис губернатора, как источник субсидий и программ развития, приносящих дополнительные доходы на местах. И теперь мажоритарщики предпочитали вопросы развития своих округов гораздо более важными чем демократия или славянское единство.

Крупнейшей фракцией нового Верховного Совета за счет мажоритарщиков стала фракция ДНР. К ней примкнули коммунисты, свободные демократы и часть независимых депутатов, что позволило образовать устойчивое большинство. Спикером крымского парламента стал Леонид Грач, получивший таким образом отступные за уход с поста премьера. Предсовмином АРК стал Сергей Куницын, представлявший ДНР.


 [ПW1]На 5 лет раньше РИ, но на 2 года позже КНР

 [ПW2]На год раньше РИ

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

К середине 2004 года противоречия внутри партии власти серьезно усилилась. Внутрипартийная оппозиция, представлявшая собой идеологических наследников старых национал-демократов, критиковала партийную верхушку во главе с президентом Кучмой и премьер-министром Москаленко за авторитарные тенденции. После смерти в марте 2004 года сенатора Чорновила некому было удерживать внутреннюю оппозицию от бунта. Хотя она не была готова идти на раскол партии, формирование неофициальной «демократической коалиции» создавало проблемы для Мариинского дворца.

Фактический раскол внутри парламентского большинства вдохновил Альянс на попытку реванша. Вокруг идеи противостояния авторитаризму Кучмы объединились левая оппозиция, либералы и часть консерваторов из большинства. Хотя Демократическая коалиция не могла объявить вотум недоверия правительству – ее правое крыло не было готово рвать с формальным большинством, она стремилась оказать давление на Мариинский дворец.

Конституционная реформа, ослабляющая президентскую власть и укрепляющая позиции региональных элит под соусом децентрализации, стала таким инструментом давления. 15 июля большинством от состава обеих палат Собрания было принято постановление о проведении всеукраинского референдума по вопросу о конституционной реформе. До этого Альянс предпринимал попытки собрать необходимые для проведения референдума два миллиона подписей, которые не увенчались успехом.

«Демократическая коалиция» предлагала поставить на голосование два вопроса, характеризующие предлагаемую реформу: «поддерживаете ли Вы принятие поправок к Конституции, которые направлены на переход к парламентско-президентской республике?» и «поддерживаете ли всенародное избрание председателей земельных управ и ликвидацию поста Представителя Президента в землях и соответствующие поправки к Конституции?».

Мариинский дворец не мог проигнорировать демарш парламента. Конституция требовала выполнения решения о проведении всеукраинского референдума. В то же время Кучма и Москаленко не могли пустить все на самотек – они не были готовы идти на разрушение существующей системы сдержек и противовесов и дать оппозиции победить на референдуме. Было решено навязать свою повестку и добавить вопрос о сокращении количества депутатов Национального Собрания до 350.

Три с половиной месяца до референдума, назначенного на 31 октября, правительство использовало для укрепления своих позиций. Москаленко и Кучма вели активную борьбу за консолидацию Руха и возвращение «демократической оппозиции» в стройные ряды партии власти. Главным пастухом кошек, по меткому выражению главного редактора ТСН Вячеслава Пиховшека, был назначен Глава секретариата ДНР Михаил Бойчишин[В1] . Бойчишин еще в 1990-х играл важную роль во внутрируховской кухне. Сейчас он был наиболее удобной фигурой, чтобы заменить Чорновила в роли фактического партийного лидера.

Попытки Юрия Костенко, одного из лидеров «внутренней оппозиции» свергнуть Бойчишина на съезде ДНР в сентябре 2004 года провалились. Съезд принял резолюцию в поддержку формулы «нет – нет – да» на референдуме и определился с новым партийным руководством. Вслед за Рухом президентскую формулу поддержали консерваторы из ХДС и Нацфронта.

В сентябре 2004 года произошло важное сражение между Мариинским дворцом и оппозицией. В этом месяце заканчивался срок полномочий бессменного генпрокурора Украины Юрия Гайсинского. Возглавлявший генпрокуратуру с обретения независимости Гайсинский не хотел оставаться на очередной срок. Вокруг назначения его преемника развернулась политическая борьба.

Кучма видел в качестве преемника Гайсинского Олега Литвака, дослужившегося в свое время до заместителя начальника следственной части Главного управления надзора за следствием и дознанием Прокуратуры СССР и первого заместителя генпрокурора Украины. Многие в Рухе не принимали его кандидатуры, чем воспользовался Альянс, назвавший своей кандидатурой бывшего прокурора Донецкой земли Геннадия Васильева. Коммунисты отличились, предложив кандидатуру бывшего Прокурора УССР Михаила Потебенько.

Кучма не стал ссориться с партией, пытаясь протолкнуть через Сенат непроходного Литвака. Вместо этого он начал искать устраивающую Сенат компромиссную фигуру. Так всплыл заместитель секретаря СНБО Святослав Пискун, ранее работавший в Надднепрянской земельной прокуратуре. Его главным достоинством в глазах, как сенаторов, так и прокурорских работников, была неизвестность, позволившая собрать под него голоса в Сенате. Пискун сразу же закусил удила, проведя большие перестановки в Прокуратуре.

Виктор Пинчук был вынужден приостановить попытки давления на Москаленко. Его ставка на внутрипартийную оппозицию провалилась – она не была готова рвать с партией власти, а союзники Руха из Партии свободных демократов – отказываться от преимуществ сотрудничества с правительством. Также на решение Пинчука временно отступить повлияло нежелание ссориться с дорогим тестем.

По мере приближения конституционного референдума усиливалась правительственная пропаганда. Три крупнейших частных канала – ТОНИС, ICTV и Интер зависели в той или иной мере от правительства. ТОНИС нуждался в правительственной поддержке в своих заграничных проектах. ICTV был в собственности Виктора Пинчука. Интер в свое время поругался с Минобороны и опасался, что оно в любой момент подаст многомиллионный иск в связи с репортажами канала о войне в Ираке и разглашении секретных сведений, приведшем к нападению на украинских военнослужащих.

С экранов телевизоров избирателей пугали правительственной чехардой, расцветом коррупции и превращением регионов в удельные княжества. Сторонники президента играли на том, что избирателей устраивал нынешний статус-кво роста их доходов, и они не хотят что-либо менять. Попытки Альянса выступить защитником демократии не имели успеха за пределами крупных городов.

Результаты референдума 31 октября 2004 года деморализовали оппозицию. Явка на референдуме составила 64%. За переход к парламентской форме правления высказалось только 19% проголосовавших, а за выборность губернаторов – 41%. Уменьшение количества членов Национального Собрания поддержало целых 82% проголосовавших, что составило 52% от общего количества избирателей. Имплементация норм, утвержденных на референдуме, не заняла много времени. В избирательный закон были внесены изменения, увеличивающие количество мажоритарных округов до 250 и, соответственно, сокращающие количество мандатов, получаемых по партийным спискам до 100.

Уряд, выигравший схватку за свои полномочия, мог спокойно заниматься повседневной работой. Рост доходов населения и, следовательно, цен на недвижимость привел к увеличению объемов строительства. Хотя в прессе говорили об угрозе возникновения пузыря на рынке недвижимости по образцу Японии 1980-х годов, и сохранялись ограничения на банковское кредитование сферы недвижимости, инвесторы вкладывали свои средства в эту сферу.

В Киеве, население которого между переписями 1999 и 2009 годов выросло на 450 тыс. человек, активно возводились многочисленные многоэтажные жилые комплексы, когда как в пригородах, таких как Ирпень и Борисполь доминировала застройка средней и малой этажности. Кроме жилья возводились и здания для бизнеса. Горизонты крупных городов, таких как Киев, Харьков и Одесса дополнялись новыми небоскребами. Украинские миллионники соревновались в том, у кого выше небоскребы. Не всегда выдерживался баланс между созданием нового и сохранением старого. Так вокруг Кловской башни, самого высокого здания Украины до возведения Миракс-Плаза, шли споры, связанные с тем, что она портила вид на Киево-Печерскую лавру.

Крупнейшим строительным проектом столицы, берущим начало из двухтысячных, был новый деловой центр Киев-Сити. Впервые в мэрии заговорили о нем в 2003 году. Первоначально планировалось, что комплекс из пятнадцати небоскребов будет располагаться на Рыбальском острове. В Киев-Сити должно было быть 2 млн. квадратных метров только офисных помещений. Из-за пертурбаций в горсовете проект переехал на Левый берег, испытывавший недостаток рабочих мест. Новое место строительства располагалось на Позняках в районе ул. Княжий затон, но сформированная по итогам выборов 2006 года городская управа предпочла проект жилого строительства в данном районе. Так Сити оказался рядом с первоначальным местом, но с другой стороны Днепра. В начале 2008 года на месте северной части дачного массива «Русановские сады» началось строительство комплекса. Киев-Сити имел выгодное положение: он располагался рядом с линиями метро, скоростного трамвая и городской электрички.

Спортивные успехи Украинской Республики, наиболее значимым из которых было третье место на чемпионате мира по футболу 2006 года[ПW2] , вселяли в граждан патриотические чувства. Экономические успехи Украины несколько вскружили голову правительству, принеся деньги, которые можно пустить на ветер в виде проектов престижа, таких как олимпиады и чемпионаты мира. В этом плане Украина ничем не отличалась от других стран, переживавших экономические чудеса, таких как Япония в 1964 или Корея в 1988 году.

Впервые о приеме Украиной олимпиады заговорили в 1997 году. В мэрии Ивано-Франковска родился проект приема городом зимней олимпиады 2006 года, но МИКС не дал ему хода. В 2003 году Киев при поддержке правительства подал заявку на прием летней олимпиады 2012 года. За этом украинская столица боролась с Парижем, Мадридом, Лондоном, Нью-Йорком, Москвой, Лейпцигом, Рио-де-Жанейро, Стамбулом и Гаваной. Киев не смог пройти во второй этап отбора. Киеву удалось дойти до финального этапа в отборе на 2016 год, но он уступил Рио-де-Жанейро. Попытки популярного горнолыжного курорта Буковель заполучить зимние олимпиады 2014 и 2018 годов закончились аналогично. В 2010 году мэрия Киева вслед за Римом отозвала заявку на проведение олимпиады 2020 года в связи с мировым экономическим кризисом.

По иронии судьбы Украина получила Олимпийские игры тогда, когда стране для национального престижа не было нужно сверхпомпезное бесполезное мероприятие, а народ и правительство были склонны к экономии. В 2017 году была удовлетворена заявка Одессы на проведение XXXIII Летних олимпийских игр 2024 года. Мэр и горсовет, избранные в 2018 году, схватились за голову, когда поняли, во что вляпались из-за стремления предшественников показать свою удаль и освоить государственные деньги. Местным властям пришлось изыскивать все возможные способы сэкономить, в результате чего Олимпиада в Одессе вошла в историю как праздник крохоборства.

Первая же украинская заявка на прием футбольного первенства континентального масштаба – Чемпионата Европы 2012 года увенчалась успехом. Соперниками Украины были Италия, Польша и совместная заявка Венгрии и Хорватии. Вокруг решения UEFA ходили слухи, подогреваемые обвинениями со стороны итальянцев и хорватов, что оно было вызвано политическими мотивами или банальной взяткой.

Украина приложила значительные усилия для проведения чемпионата. На его организацию Украина потратила 100 млрд. гривен, которые пошли в основном на инфраструктурные проекты. Матчи проводились в восьми городах: Днепрославе, Донецке, Киеве, Львове, Одессе, Полтаве, Симферополе и Харькове. Евро стало рекламой Украины в мире.

Важнейшим направлением внешней политики оставался Ближний Восток. Украинское командование уделяло значительное внимание войне в регионе. В Афганистане располагался механизированный батальон, дислоцированный на севере страны. В Ираке в украинской зоне к концу 2004 года было развернуто три украинских, польская, грузинская и сводная болгарско-югославская бригады.

Главную ставку Украина сделала на сотрудничество с местными. Еще в 2003 году появился проект создания провинциальных ополчений, которые вместе с федеральными силами и оккупационной армией должны были взять на себя борьбу с террористами. Созданные летом 2004 года по плану Ланового-Воробьева местные силы приняли активное участие в борьбе с Армией Махди, что способствовало Наджафским соглашениями и переводу конфликта в стадию политического урегулирования.

Стабилизация ситуации в украинской оккупационной зоне была важна в виду назначенных на январь 2005 года выборов в Национальное Собрание Ирака, которое должно было принять новую конституцию страны. Выборы должны были пройти по пропорциональной избирательной системе, что создавало проблемы в виду тяжелой ситуации в суннитских районах. Низкая явка в них означала сокращение процента суннитских депутатов по сравнению с их долей в населении, что, в свою очередь подрывало легитимность нового парламента.

Украинские дипломаты осознавали проблемы, вызванные конфликтом между суннитами и шиитами, и стремились к формированию системы сдержек и противовесов в Ираке. Плодом их размышлений стал «план Миссури», получивший название в честь Миссурийского компромисса 1820 года. Он предусматривал превращение Ирака в федерацию с равным количеством субъектов, где доминировали шииты и арабы-сунниты. Также в состав Ирака должны были войти Багдад со смешанным населением, Курдистан и Ассирия, где проживали неарабские меньшинства. Также план Миссури предусматривал раздел Ирака на выборах в Национальное Собрание на округа, соответствующие провинциям. Это позволило бы решить проблему с явкой суннитов – количество депутатов от каждого округа было пропорционально его населению.

Результаты парламентских выборов показали правдивость украинских опасений. Катастрофически низкая явка в суннитских районах – так в провинции Анбар она составила 2% – подрывала легитимность нового парламента. Во многих регионах со смешанным населением первое место получили шиитские и курдские списки. Крупнейшая арабская суннитская партия, иракцы, получила только 1,78% голосов (для сравнения, арабские сунниты составляют 15-20% населения).

Бойкот был в значительной степени продуктом угроз со стороны повстанцев и террористов. Суннитские районы были основными очагами восстаний, и лидеры арабских суннитских партий считали, что там невозможно провести честные выборы. Крупные арабские суннитские партии, такие как Иракская исламская партия и Ассоциация мусульманских ученых, бойкотировали выборы, как и некоторые более мелкие группы, такие как Рабочая коммунистическая партия Ирака.

Основные арабские суннитские группировки призывали отложить выборы до тех пор, пока не будет гарантирована безопасность избирателей. Эти призывы были поддержаны некоторыми на западе, но любая схема, позволяющая отложить выборы, решительно отвергалась шиитскими партиями. Несмотря на бойкот и крошечное представительство арабов-суннитов в Национальном Собрании, лидеры основных партий заверили их, что их интересы будут учтены при написании новой конституции.

5 апреля Национальное Собрание Ирака избрало президентом видного курдского лидера Джаляля Талабани. Он назначил вице-президентами шиита Адиля Абдул-Махди и суннита Гази Машаля Аджиля аль-Явера, ранее исполнявшего обязанности президента Ирака. 28 апреля было утверждено новое правительство во главе с премьер-министром Ибрагимом Аль-Джафари, возглавлявшим победившую на выборах коалицию шиитский партий Объединенный иракский альянс.

Как только было объявлено о новом правительстве, иракские повстанцы начали крупное наступление против гражданских целей по всему Ираку, убив тысячи мирных жителей. Повстанцы суннитов продолжали наносить бомбовые удары, взрывы смертников и минометные удары по гражданским целям и силам коалиции, главным образом американским войскам. Иракские войска стали нести тяжелые потери в борьбе с повстанцами, и все больше иракских военнослужащих и полицейских участвовали в ожесточенных боях и подвергались прямому нападению. Конфликт приобретал сектантский подтекст, поскольку большинство повстанцев были арабами-суннитами, а подавляющее большинство новобранцев в иракских силах безопасности – шиитами.

Наиболее ожесточенные бои шли в провинции Анбар, самой западной и большой провинции Ирака, в который находятся города Фаллуджа и Рамади. Американские войска не могли добиться перелома в боевых действиях до раскола в повстанческом движении. Возгорался конфликт между Аль-Каидой в Ираке, ставшей доминировать к началу 2005 года в повстанческом движении, и племенными лидерами и бывшими баасистами, ранее доминировавшими в повстанческом движении.

В начале 2005 года был сформирован Совет спасения Анбара, объединивший племенных лидеров и бывших баасистов. Это была не первая попытка суннитских племенных и националистических лидеров самоорганизоваться и восстановить порядок в регионе. В 2003 году они избрали губернатором провинции баасистского генерала Абд аль-Карима Бурджиса, признанного Коалицией. Бурджис был вынужден уйти в отставку в середине 2004 года, так как террористы похитили его семью.

19 марта в Багдаде состоялась встреча трех генералов – командующего коалиционными силами в Ираке генерала Джорджа Кейси, генерал-лейтенанта Дэвида Петреуса, занимавшегося формированием иракских сил безопасности, и генерал-лейтенанта Геннадия Воробьева, курировавшего племенные провинциальные ополчения в зоне ответственности Многонациональной дивизии Центр-Юг. Генералы обсудили ситуацию в суннитских районах и возможность распространения украинского опыта на остальную территорию Ирака.

Итогом дискуссий генералов стал «меморандум трех», содержащий предложения по стабилизации ситуации в Ираке. Главными проблемами его авторы видели отчужденность суннитского населения и противоречия между суннитами и шиитами. Январские выборы в Национальное Собрание показали, что сунниты исключены из политики и, следовательно, шииты получили непропорционально большое влияние. Результатом радикализации населения и роста напряженности межконфессиональных отношений должно было стать превращение центрального правительства в инструмент сектантской политики. Авторы напоминали о политике Саддама Хусейна, проводившего этнические чистки в шиитских и курдских районах, и пугали приходом «шиитского Саддама», который во имя веры доведет Ирак до религиозной войны.

Решение проблемы авторы меморандума видели в создании системы сдержек и противовесов, которая позволит реинтегрировать суннитов в национальную политику и не допустить превращения федерального правительства Ирака в инструмент угнетения меньшинств. На основании украинского опыта предлагалось сделать опору на провинциальных лидеров, способствовавших стабилизации ситуации в украинском секторе.

Это позволяло решить сразу несколько проблем. Союз с племенами позволит реинтегрировать суннитов в политическую систему Ирака, а созданные под началом провинциальных лидеров ополчения станут важной опорой Коалиции и федерального правительства. Также смещение центра тяжести в провинции позволяла лишить центральное правительство возможности давления на регионы, а институционализация провинциальных ополчений, таких как курдская Пешмерга и провинциальные ополчения украинской зоны оккупации, по образу и подобию Национальной гвардии США даст гарантии безопасности местным жителям и лишит центральное правительство возможности неправильно использовать монополию на насилие.

Содействие со стороны местного ополчения способствовало успехам американских сил в провинции Анбар. Наступление американских сил в ходе операции «Охотник» увенчалось успехом. В частности, был перекрыт основной маршрут проникновения иностранных боевиков из Сирии через Хусейбу. Главным успехом, которого не было бы без местной поддержки, было освобождение в декабре Рамади[В3] , бывшего после падения Фаллуджи главным центром террористов.

В течение осени 2005 года боевики Аль-Каиды по главе с Абу Мусабом аз-Заркави начали новую волну массового террора, направленную против гражданского шиитского населения. Сотни шиитских рабочих, солдат и гражданских лиц были убиты во время организованным им терактов. Заркави рассчитывал вызвать гнев шиитского населения и спровоцировать начало гражданской войны в Ираке по религиозным мотивам, но великий аятолла Али аль-Систани смог сдержать гнев шиитов, запретив нападения на суннитов из мести и призывая поддерживать правительство.

Важным этапом стабилизации Ирака стало принятие в октябре 2005 года на референдуме Конституции, разработанной Конституционным комитетом, назначенным Национальным Собранием. Согласно переходному административному закону, Конституционный комитет был обязан завершить свою работу к 15 августа 2005 года, но к началу августа все партии соглашались, что по некоторым из наиболее важных элементов Конституции, включая федерализм, еще далеко от согласия. В результате Комитет был фактически распущен и заменен специальным органом, именуемым «Советом лидеров», который состоял из шести членов и продолжал согласовывать окончательный текст конституции вплоть до даты.

В соответствии с компромиссом, достигнутым перед референдумом, было решено, что первый парламент, избранный в соответствии с новой конституцией, учредит Комитет по пересмотру конституции с целью определения необходимости внесения поправок в нее. Согласованные им поправки должны были быть ратифицированы путем референдума, аналогичного утвердившего Конституцию. После заключения этого соглашения суннитская Иракская исламская партия согласилась поддержать Конституцию на референдуме.

Условием ратификации конституции было ее одобрение большинством избирателей по всей стране и голосование «против» двух третей избирателей не более чем в двух из восемнадцати провинций. Возможность наложения вето избирателями трех или более провинций первоначально была включена во временную конституцию, чтобы гарантировать, что принятая конституция будет приемлемой для курдского меньшинства. Тем не менее, поддержка конституции была наиболее слабой в арабских суннитских районах Ирака и некоторые наблюдатели считали, что суннитское голосование приведет к провалу ратификации Конституции.

По итогам референдума против конституции высказалось население четырех провинций с арабским суннитским большинством: Анбар, Дияла, Найнава и Салах-эд-Дин, но необходимый для вето барьер был преодолен только в Анбаре и Салах-эд-Дине. Так как в Найнаве количество проголосовавших «против» было достаточно близко к необходимому для вето уровню в 2/3 проголосовавших, оппозиция обвинила правительство в фальсификациях.

Через два месяца после принятия конституции в Ираке прошли выборы в Совет Представителей. Эти выборы имели большое значение для стабилизации Ирака. Благодаря ним произошла интеграция двух групп, до этого слабо представленных в политической системе страны – арабов-суннитов и садристов. Это способствовало стабилизации обстановки в Ираке и приближению мира.

По мере приближения предвыборной кампании накал политических страстей в Украине, спавший было после конституционного референдума, нарастал. Впервые в один день проходили парламентские и президентские выборы, что усиливало накал страстей. Связанная с итогами референдума перерисовка мажоритарных округов породила обвинения в джерримендеринге.

Избирательная кампания происходила на фоне роста благосостояния населения. Средняя зарплата за пятилетку выросла в два с половиной раза в гривенном выражении, а в долларовом – в три с половиной. Жизнь украинских граждан менялась – растущие доходы превратили их в часть глобального среднего класса. Украинцы массово открыли для себя поездки за границу, покупали жилье и машины. Хотя до потребительского бума 2010-х годов было еще далеко, это были первые ласточки перехода Украины в группу развитых государств, экономика которых растет благодаря потреблению.

Основными конкурентами на выборах были Движение за народную республику и Либерально-трудовой альянс. Ожидаемо кандидатом на пост президента Украины от ДНР стал премьер-министр Валерий Москаленко. Хотя на партийном съезде, прошедшем в ноябре 2005 года, были попытки выдвижения альтернативным кандидатом Юрия Костенко и Богдана Бойко, действующий премьер получил поддержку партийного большинства.

Внутри Альянса не было такого единодушия. Борьба между харьковской и донецкой группами грозила расколоть партию, но из-за дела Рыбака донецкие были вынуждены отступить. Кандидатом в президенты от ЛТА стал многолетний мэр Харькова Евгений Кушнарев, возглавивший город в 1990 году.

Кроме двух основных кандидатов в выборах участвовало еще шестнадцать. Коммунисты, социалисты и эсдеки выставили проверенных кандидатов – Бориса Олейника, Александра Мороза и Ивана Плюща. Кандидатом от Национального фронта и ХДС, выступивших единым консервативным блоком был Роман Зварыч, занимавший в 2003 – 2005 годах пост министра информации, культуры и спорта. Среди кандидатов от малых партий запомнились Наталья Витренко от ПСПУ, воскресившая в памяти украинцев риторику левых 1990-х годов, и Дмитрий Корчинский, приехавший регистрироваться на бронетранспортере[ПW4] .

В 2006 год Украина вошла в разгаре жесткой предвыборной кампании. Основная борьба шла между Москаленко и Кушнаревым. Мэр Харькова выступал с левоцентристской платформы, выступая в поддержку социального государства, когда как Москаленко и ДНР занимали либерал-консервативные позиции.

Одной из важнейших тем была внешняя политика. В программах Альянса и левых партий одним из основных пунктов был немедленный вывод украинских войск из Ирака и Афганистана. Кушнарев критиковал ненужную войну, которая по его мнению была бесполезной тратой жизней и денег украинцев. Москаленко в своей программе связывал вывод войск со стабилизацией государственных институтов соответствующих стран. Важный акцент Рух делал на развитии отношений с Ираком, который постепенно превращался в крупного импортера украинской промышленной продукции и поставщика нефти в Украину. Кроме экономических преимуществ активно внешней политики Рух подчеркивал обеспечение безопасности. Так благодаря работе СНБ и внешней разведки был предотвращен теракт на станции киевского метрополитена Львовские ворота в марте 2005 года. Консерваторы также поддерживали войну, делая упор на гуманитарном аспекте – защите иракских христиан.

Кроме войны особое внимание уделялось отношениям с Европейским Союзом и Российской Федерацией. Их важность обусловливалась расположением Украинской Республики и тем, что многие украинцы имели родственников в РФ и ЕС. Предвыборная кампания пришлась на улучшение отношений и развитие торговли, вызванное примирением после Тузлинского кризиса. Несмотря на потепление в украинско-российских отношениях, интеграция в рамках Единого экономического пространства не клеилась. ЕС также лихорадило – институциональные проблемы Содружества, вызванные приемом десятка новых членов и провалом попытки принятия Конституции ЕС, были дополнительным аргументом в руках евроскептиков.

Евгений Кушнарев критиковал Уряд за его «деструктивную» политику в отношении России и отсутствие подвижек в вопросе ассоциации с Европейским Союзом. Кандидат от Альянса считал, что решением проблем с Россией является интеграция в рамках Единого экономического пространства с Россией, которая приведет к имплементации украинских норм и институций в других странах региона и откроет украинским корпорациям новые возможности. Одновременно Кушнарев выступал за укрепление связей с Европейским Союзом, считая, что сотрудничество с Россией не вредит европейской интеграции. Основной целью украинской внешней политики он считал строительство Единой Европы от Лиссабона до Владивостока, в которой Украина займет достойное место.

Москаленко был скептичен как к ЕЭП, так и к вступлению в ЕС. Он считал, что Украина должна заключать только те союзы, которые выгодны ей без оглядки на какие-либо идеологические концепции, провозглашающие необходимость объединяться по причине «славянского братства» либо «европейского единства». Примером такого соглашения он считал вступление Украины в ВТО. Ни бюрократический ад Евросоюза, ни ЕЭП, где Россия вечно тянет одеяло на себя, не отвечали, по мнению Москаленко, условию выгоды. Вместо этого, по мнению украинского премьера, было необходимо ограничиться торговыми соглашениями с ЕС и в рамках ЕЭП и развивать активно двухсторонние отношения со странами этих объединений. Также важное внимание Москаленко уделял отношениям с США, бывшими политическим союзником Украины, товарооборот с которыми активно развивался.

Во внутренней политике оппозиция со всех сторон критиковала Рух и Уряд за авторитарные тенденции. Хотя вопрос конституционной реформы после референдума 2004 года ушел с повестки дня, оставались вопросы политической реформы. Оппозиция, как слева, так и справа требовала перехода на выборах в Палату к пропорциональной системе с открытыми региональными списками по польскому образцу. Также большое внимание уделялось борьбе с коррупцией. Оппозиция обвиняла правительство в коррумпированности, когда как Москаленко подчеркивал успехи своего кабинета в борьбе с коррупцией.

Гуманитарные вопросы также попали в повестку дня. Альянс критиковал планы реформы высшего образования, предложенной министром Вакарчуком и предусматривавший переход на Болонскую систему. Консерваторы подняли тему абортов, требуя их ограничения. Рух старался игнорировать тему абортов, так как определение единой позиции может вызвать раскол с консервативным крылом партии.

Москаленко как кандидату от партии власти пришлось отвечать за все ее прегрешения. Оппозиция и некоторые вроде бы провластные СМИ типа ICTV не стеснялись поливать премьера грязью. Вспоминались все прегрешения Москаленко с 1989 года, такие как «дело Gloria Games». Москаленко, понимая свою непопулярность среди политической элиты, многим из которых он отдавил мозоли, сделал ставку на широкие слои населения. Он провел активную популистскую кампанию под лозунгами «народный президент» и «нет олигархическому перевороту». Ключевую роль в создании этого имиджа сыграли агрессивная кампания по привлечению в фонд кампании средств рядовых граждан и открытие его баланса, доказывающие независимость Москаленко от «олигархической угрозы». Также значительное внимание уделялось агитации через достигшую широкого распространения сеть интернет.

26 марта 2006 года в Украине состоялись первый тур президентских и парламентские выборы. Явка на выборах составила 69,2% избирателей. Первые два места ожидаемо заняли Валерий Москаленко и Евгений Кушнарев, набравшие 40,5% и 32,5% голосов. Третье место занял консервативный кандидат Роман Зварыч с 5,1% голосов. Примерно по 4% получили Иван Плющ, Александр Мороз и Борис Олейник.

Результаты парламентских выборов по партийным спискам во многом повторяли президентские. Четырехпроцентный барьер смогли преодолеть пять списков: ДНР, ЛТА, Консервативный блок Национального фронта и Христианско-демократического союза, УСДРП и СПУ. Компартии самую малость не хватило до взятия избирательного барьера, что вызвало обвинения со стороны УКП в фальсификации выборов.

Выборы по мажоритарным округам принесли победу ДНР, кандидаты от которого получили 145 мандатов из 250. По итогам выборов в Палате депутатов V созыва у Руха было абсолютное большинство – 192 мандата из 350. Также крупную фракцию из 129 депутатов создал Альянс. Фракции Консервативного блока, СПУ и УСДРП состояли из 9, 8 и 5 депутатов соответственно. Также в Палате было два коммуниста, один свободный демократ и три независимых депутата. В Сенате было 54 сенатора в фракции ДНР и 36 сенаторов из Альянса.

Второй тур выборов прошел 9 апреля. Поддержку Москаленко оказал консервативный кандидат Роман Зварыч, а Кушнареву – кандидаты от левых партий. Во втором туре победу одержал Валерий Москаленко, за которого проголосовало 13’541’424 избирателя, что соответствовало 48,7% голосов. За Евгения Кушнарева проголосовало 12’075’594 избирателя. Москаленко занял первое место во всех регионах кроме Автономной Республики Крым, Днепровской, Донецкой, Запорожской, Луганской, Одесской и Слобожанской земель. Инаугурация третьего президента Украинской Республики Валерия Андреевича Москаленко состоялась 12 мая 2006 года. Украина вступала в завершающую стадию модернизации и ей надо было решить проблемы, порожденные ей.


 [В1]Если бы Москаленко не пришел к успеху в виде депутатского мандата в 1989 году, он стал бы аналогом и соратником Бойчишина

 [ПW2]Украинцы сделали итальянцев по пенальти, так что некому было поминать алжирскую матушку Зидана

 [В3]В РИ битва за Рамади затянулась на половину 2006 года

 [ПW4]РИ эпизод выборов 2004 года

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now