Прекрасное далёко или Счастливая Россия-2


254 posts in this topic

Posted

На написание этого рассказа вдохновили некоторые последние дискуссии на ФАИ. А также некоторые последние события. А также обсуждения книжки про счастливую Россию.

Также особо следует отметить коллегу riсo, который уже начинал писать похожий рассказ вот тут

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

с форматом текста какой-то глюк только у меня?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Вообще что-то непонятное на ФАИ происходит, как исправится, так и выложу, пока удалил

Upd: удалось решить проблему форматирования с помощью спецметодов, но что это было так и не понял

Edited by ВИП

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

ПРЕКРАСНОЕ ДАЛЁКО

Советский человек пошёл бы убивать ради уровня жизни современного среднестатистического россиянина (из дискуссий на ФАИ)

 

 

ПЕРВЫЙ ПОДХОД К СНАРЯДУ

 

В один из прекрасных летних дней в августе 1987 года простой советский парень по имени Виктор ехал в электричке и смотрел в окно. Виктору было 17 лет и жизнь казалась прекрасной. Этим летом он закончил школу и поступил в институт, дела его шли лучше, чем у многих сверстников. Будущее на ближайшие годы виделось вполне предсказуемым.

 

Виктор жил в маленьком городке с мамой и папой, и школу окончил там же. До института – более сотни километров, так что ему была положена общага. Сегодня как раз должны были дать место в этой общаге, так что Виктор двинулся в путь. Быстрее и удобнее всего было ехать на электричке. Зелёной такой, с жёсткими деревянными диванами. С вонючими сортирами и битком забитой народом, люди стояли даже в проходах и тамбурах. Но Витя успел занять чудесное место у окна и радовался жизни.

 

Этот сосед-незнакомец подсел к нему где-то в Ельцовке или Матвеевке. Виктор даже не заметил, когда это произошло. Какой-то странный был этот тип. В джинсах и новенькой красной рубашке. Крутые джинсы, такие целую зарплату стоят. Лет 30 примерно. Странные вопросы задаёт. И разговор у них странный завязался, про будущее.

 

-Ты правда думаешь, что в будущем будет лучше, чем сейчас? – вопрошал незнакомец.
-Конечно! Я в этом уверен! – ответил Виктор.
-А почему ты так думаешь? Вот скажи мне, например, за последние годы стало лучше или хуже?
-Ну… - парень задумался, - вообще-то родители жалуются. Еды в магазинах всё меньше, а талонов всё больше. Денег потратить некуда. В нашем городке вообще почти ничего нет, за каждой мелочью приходится в большие города ездить. Мама говорит, раньше лучше было.
-А почему тогда в будущем лучше будет? – незнакомец хитро улыбнулся.
-Так ведь… должно же всё как-то наладиться. Вот и товарищ Горбачёв по радио обещал. Ускорение, то, сё. Мы и трудности преодолеем, и с Америкой подружимся. Папа говорит, у товарища Горбачёва всё получится, если он будет стараться.
-Ну-ну… По-моему, в будущем будут ещё ностальгировать по нашему времени и вспоминать его как лучшее, - скептически произнёс сосед.
-Да ладно вам… что вы мрачный такой. Вот, я смотрел фильм, называется «Гостья из будущего», так там очень оптимистично всё было.
-Да, припоминаю, как же… видел. Советским людям всегда была свойственна некоторая наивность, - незнакомец усмехнулся.

 

-А вы что, иностранец что ли? – Виктор подозрительно прищурился.
-Да какой же… - незнакомец запнулся и задумался. – Вообще-то да. Можешь считать, что я иностранец. Да, для тебя я иностранец.
-А… А откуда конкретно?
- Да неважно! – человек улыбнулся. – Издалека.
-А по-русски так здорово говорите. Словно он для вас родной. – Тут внезапная догадка озарила Виктора. – Из эмигрантов что ли?
-Нууу… - собеседник опять задумался на пару секунд. – Ты прав. Из эмигрантов. Из них самых, родимых.
-Тогда ясно. – Виктор был очень горд своей проницательностью, как легко он раскусил этого попутчика. А интересно, чего его понесло сюда? Сидел бы там у себя, 100 сортов колбасы свои лопал. Буржуй хренов.
-А что здесь делаете?
-Да так… Хотел съездить посмотреть, как там люди живут, в СССР. Ну и дела у меня тут, заодно.
-Командировка что ли?
-Типа того.

 

-Всё-таки вы пессимист, - сказал Виктор. – Насчёт будущего.
-Да? А ты хотел бы лично проверить, как оно там?
-Что за вопрос, конечно хотел бы!
-Может ты и навсегда там остаться хотел бы?
-Можно конечно и навсегда, но только если там и в самом деле лучше. Мало ли что.
-То есть, ты бы сначала посмотрел, разведал, как там, и если бы тебе понравилось, то и остался бы?
-Ну да, наверно, сначала посмотрел бы.
-И увидел бы там 100 сортов колбасы, никаких талонов, никаких очередей и даже свободные поездки за границу…
-Ну вы даёте! Прямо фантастика какая-то. Но в таком будущем я бы с удовольствием остался насовсем. А то пока дождёшься, пока товарищ Горбачёв решит проблемы, уже много времени пройдёт. Но я бы всё равно сначала на разведку сходил.

 

-Что ж, понятно. – Незнакомец достал какой-то пузырёк и высыпал из него несколько круглых шариков. Таблетки что ли? Одну съел сам, ещё несколько предложил Виктору.
-Что это?
-Витаминки. Будешь? Одну за раз надо есть, остальные потом. Они сладкие, не беспокойся.

 

Виктор съел одну. Сосед вскоре ушёл, а Виктор задремал.

 

Через какое-то время он открыл глаза. И…

 

Виктор зажмурился. И открыл глаза снова.

Всё изменилось. Всё!

 

Во первых, исчезла толпа в проходах и тамбурах. Никто не стоял и не давился и не сидел на чемоданах. Все сидячие места были заняты, но и только.

 

Во-вторых, изменился сам вагон. Форма вроде и та же, а содержание поменялось полностью. Начиная прямо с сидячих мест, на которых сидели люди. Куда делись эти вездесущие деревянные диваны из жёстких досок, с ручками-держалками по углам? Где они? Вместо них по всему вагону возникли умеренно мягкие трёхместные диванчики, обитые каким-то синтетическим материалом. Да ещё и спинки стали намного выше, сверху на них выросли удобные подголовники. Неплохо! Но не мог же кто-то подменить все сиденья, пока он спал? Ну а стены? Что это за покрытие на них наросло? Окна вроде те же… хотя нет. Похожи, но немного не такие. Двери примерно такие же. Сортирное отделение на месте, вон оно, выдаётся со стороны тамбура. Только цвет другой. Была просто железная стенка, зелёным окрашенная, а сейчас обитая белой… пластмассой? Над дверями в тамбур появились электронные часы, высвечивая цифры «11:30».

 

-Столько и должно быть, - подумал Виктор. – Это я всего-то минут 10 проспал? И что же случилось за эти 10 минут? Меня разыграли и сонного перенесли в другой вагон? Но зачем и кому это нужно? И – разве этот вагон вообще в этом поезде был? Не было. Даже и не видел такой за всю жизнь ни разу.

 

Изменились и люди. Все пассажиры вокруг были другие. Буквально – они все сменились, во всём вагоне. Не могли же они все выйти и зайти новые за те минуты, пока Виктор спал? Проехали всего 2 остановки, это ужасные дыры с частным сектором, где почти никто никогда не выходит. Судя по всему, его действительно перенесли в другой вагон. Который ещё и успели прицепить незаметно. Но что это за шутки, и КТО может так шутить? Виктор впервые ощутил смутное беспокойство. И ещё – одежда. У большинства пассажиров - была какая-то непривычная. Почти никаких брюк и пиджачков. И джинсы! У половины, или даже больше. Тут что, сплошные фарцовщики собрались? Даже у девушек, джинсы в обтяжечку, массово. И у тех 50-летних тёток – тоже. А вон у тех двух девчонок – с большими дырками! Да помногу! И такие странные дырки, аккуратные что ли, как будто специально их разрывали. Виктор вспомнил, как дед рассказывал про стиляг. Были такие, в древности. Судя по окружающим, они остались до сих пор. И ещё –  у многих всякие яркие футболочки, и многие – с иностранными надписями. В основном на английском. Некоторые Виктор видел достаточно хорошо, чтобы прочитать. Вон у того парня, через проход по диагонали, сидит лицом сюда, написано: “No money – no crisis”. А вот у той девушки прямо вдоль рукава розовой кофточки: “Eat a lot/Sleep a lot”. К чему бы это? Начало надписи было где-то на груди, закрыто лямкой рюкзака. Рисунки, рисуночки, узорчики всевозможные! Вагон стиляг, как есть! И откуда их собралось тут столько?

 

За окном было всё то же – склоны, трава и местами деревья. В этих местах железка была проложена в специальном углублении, которое тянулось на километры. Эта рукотворная ложбина была так глубока, что сверху ничего увидеть было невозможно. Да Виктор и так знал, что там – очередная многокилометровая глухая окраина из частного сектора иногда разбавленного бараками. Ничего этого, конечно, отсюда было не видно. Вот только… что-то странное… А кто же поставил этот сплошной бело-синий железный забор по сторонам от железки? Забор был из листов металла, абсолютно глухой, метра два-три в высоту, и тянулся, кажется, на много километров справа и слева выше склонов, окончательно закрывая весь обзор. И зачем только его сюда воткнули? В прошлый раз, когда Виктор ездил, его ещё не было, а теперь вот есть. Скучища, ведь так не увидишь вообще ничего! А до центра города ещё далеко. Километров 10. Или 15.

 

Справа промелькнул перрон и какая-то остановка. Одна из тех, мало кому нужных. Электричка там даже не останавливалась. Пролетела дальше. Но всё же там было что-то неладное. Виктор не успел толком рассмотреть. Кажется, полностью изменился остановочный павильон. Может, отремонтировали? Кто его знает… Смотреть было решительно не на что, и парень бессмысленно водил взглядом по вагону. Тут он заметил ещё одну странность. У каждого второго пассажира из ушей тянулись какие-то длинные тонкие проводки. Люди просто сидели молча, или смотрели в окно, или даже дремали с закрытыми глазами – и из обоих ушей тянулись эти их провода!! Боже мой, что же это такое?! Может у них ещё и кнопка есть, и вилка для втыкания в сеть, как у Электроника? Выглядело это как-то сюрреалистично. Все провода исчезали в карманах одежды, или в сумках, или в рюкзаках. Знать бы ещё, что там такое, в этих карманах и рюкзаках. Батарейки для подзарядки мозга? Или это у них наушники такие? Сразу у всех?! Богачи что ли? Вот ещё кстати наблюдение: сумки, сумочки и рюкзаки у всех этих людей были решительно ненашенские. Виктор не мог толком объяснить, но просто знал: ненашенские, и всё.

 

Стоп, слева! Что это там? Виктор сидел у правого окна, так что влево ему приходилось смотреть через весь вагон. Сверху, над склоном «железнодорожного ущелья» виднелись какие-то огромные инженерные сооружения. Их было видно даже несмотря на высоту склона и забор. Это была какая-то автомобильная эстакада, она какое-то время тянулась параллельно железке, а затем плавно, полукругом, завернула за горизонт. А там дальше была ещё одна, и ещё. Чтобы их было видно со дна «ложбины», они должны были висеть над землёй на высоте нескольких этажей, не меньше! Очевидно, это был целый эстакадный узел, какой-то огромный инженерный комплекс, не видимый целиком. Но откуда он тут взялся и что он делает в районе избушек и бараков?! Сооружения таких масштабов строятся годами, это Виктор знал абсолютно точно. Эстакады скоро исчезли, но вопросы остались. И почему-то Виктор не решался задавать их окружающим. Они тоже не обращали на него внимания.

 

На короткое время железка поднялась выше, на нормальный уровень земли. Избушки были скрыты за деревьями, зато примерно в километре слева, как ей и положено, катила свои воды гигантская река. Она была такая широченная, с многочисленными островами, а железный путь шёл так низко и далеко, что река тянулась визуально до самого горизонта, противоположный берег терялся в дымке. Виктор вгляделся вдаль: ему показалось, что там, вдали, над рекой словно бы встала этакая гигантская радуга красного цвета. Но разве радуга бывает полностью красной? Красно-прозрачной такой. Она была далеко и тоже терялась в дымке, но Виктор заметил совершенно точно, что неведомая радуга упирается своими концами в берега реки! Зрелище длилось лишь какие-то секунды, но сомнений не было. Какой же величины должна быть эта «радуга»? Километр? Полкилометра? И высотой наверно, метров сто? Отсюда она казалась маленькой, но понятно же… Таких диковинных красных радуг Виктор никогда раньше не видел. Что за странный оптический эффект? А это несомненно, оптический эффект и был. Если только не предположить, что кто-то за несколько дней не перекинул неведомую километровую полукруглую хреновину через всю реку.

 

Пока Виктор размышлял над всем этим, поезд снова нырнул в свою ложбину. Над головой промелькнуло что-то, похожее на автомобильный мост, переброшенный через железнодорожные пути. Отсюда было видно только днище этого моста. Вроде бы, раньше его тут не было, но здесь Виктор не поручился бы за свою память. Про такой небольшой мост он мог и забыть. В конце концов, на этих глухих окраинах тоже у кого-то есть машины, и они должны где-то ездить.

 

Виктор решил походить по электричке и осмотреть соседние вагоны, но так и не решился встать. Странное ощущение овладело им. С одной стороны, он боялся и не понимал, что с ним происходит. Но также он боялся, что окружающая его магия рассыплется раньше времени. Поразмыслив немного, парень решил спокойно сидеть на месте до конца, пока не закончатся глюки. А то, что это галлюцинации, сомнений оставалось всё меньше.

 

Все его ближние соседи по вагону сидели с закрытыми глазами и подрёмывали. Один ребёнок вообще залез с ногами и спал, свернувшись калачиком. Виктор снова удивился, что электричка не переполнена и места хватает всем. Вдали от него, в конце вагона, несколько человек держали в руках какие-то странные небольшие чёрные коробочки и смотрели в них, не отрываясь. Интересно что там такое они видели? Одна девушка вообще тыкала пальцем в такую коробочку. Может, нажимала на кнопки? Но зачем тыкать в кнопки несколько минут подряд? Девушка сидела довольно далеко от него, так что он не мог толком рассмотреть.

 

Тем временем поезд бодро стучал колёсиками дальше. Ложбина уже закончилась, и началась большущая промзона. Она тянулась километра два или три, и проезжать её надо было несколько минут. К железке выходили всяческие задворки многочисленных заводов и сооружений. Их было так много, и выглядели они столь однообразно, что Виктор никогда не помнил их все. Там была лишь одна остановка, на которой эта электричка не останавливалась. Всё в этой промзоне выглядело как-то по-другому, но это уже не удивляло. Проехали по мостику над небольшой автодорогой. По дороге ехала какая-то странная машина, парень никогда таких не видел. Было ясно, что с миром творится что-то не то. Или с самим Виктором? С замиранием сердца он ждал, что будет далее. Скоро его сомнения должны были разрешиться.

 

Металлический голос объявил прибытие на южный вокзал. У Виктора широко открылся рот, когда «Южный» открылся его взору. Небольшое симпатичное здание, исторический памятник начала века, возведённый ещё в николаевскую эпоху, выглядел абсолютно новеньким, отреставрированным, сияя ослепительно яркими красками. Изменились газоны, деревья, асфальт, заборы, все элементы станции!! Но это ещё было не всё! За спиной «Южного» выросла новенькая красная 10-этажка, а прямо перед ним, на свободной площадке, воткнули новый вокзал – нехилый такой стеклянный павильонище, причудливо изогнутых форм. Реально почти из одного стекла и полностью прозрачный. Видно всё что внутри и за ним. И гнутый как незнамо что – ну совсем не в советском стиле. Ультрасовременность в чистом виде. В какой-нибудь стране Запада было бы в самый раз. Электричка встала на минутку, из неё вышло несколько десятков людей, как обычно  – район тут достаточно населённый. Теперь Виктор начал понимать, в чём дело. Всё походило на то, что он и правда попал в будущее. Странный сосед оказался непрост!

 

После Южного вокзала пути снова ушли в ложбину, огороженную заборами. Виктор увидел днище автомобильного моста на Добролюбова, и пешеходный мостик на Гурьевской. Но самое большое внимание привлёк странный плакат, прикреплённый к столбу, так, чтобы его было видно из поездов. На плакате было лицо какого-то лысоватого мужчины, лет 40, с энергичным взглядом, в костюме и рубашечке. Правее лица крупными красными буквами значилось: «ЗА ОБЕЗДОЛЕННЫХ!», и под ними ещё большими чёрными буквами: «АНАТОЛИЙ КУБАНОВ». Плакат быстро остался позади. Виктор задумался. Что это за Кубанов, и про каких обездоленных идёт речь? В его время такие плакаты были немыслимы. У них тут что, обездоленные появились?! И кто разрешил установку плаката? Уж не провокация ли это?! Чем дальше, тем интереснее становилось будущее.

 

Виктор собирался выходить на следующей остановке – Речной вокзал, где было метро и много всякого транспорта, и оттуда ехать в институт. Но теперь он сомневался, стоит ли это делать. Если он действительно попал в будущее, то кто ждёт его в институте и в общежитии? А раз никто, значит и спешить не стоит. Раз уж неизвестные силы устроили для него это представление, нужно досмотреть его до конца. Интуиция подсказывала парню, что будущее может рассеяться как сон, как утренний туман, стоит только ему выйти за порог электрички.

 

Речной не подвёл. Станция располагалась в той же железнодорожной ложбине. Сверху, чуть впереди, через ложбину был перекинут широкий автомобильный мост, как и в его время. На мосту было интенсивное движение, но машины отсюда было видно плохо. Виктор успел заметить крупный угловатый троллейбус, выкрашенный в сочный зелёный цвет. В его время таких не было. На станции толпился народ, одетый примерно так же, как и пассажиры электрички. У некоторых в руках были непонятные чёрные коробочки, в которые смотрели и тыкали пальцем. Перрон был выложен новенькой плиточкой. По сторонам – какие-то непонятные киоски и павильоны. Пешеходная лестница наверх.

 

Виктор перевёл взгляд выше. Прямо возле автомобильного моста стояла диковинная конструкция, явно рекламно-агитационного назначения. Большой щит на ножке, несколько метров размером. Виктор слышал, что такие бывают в странах буржуазного Запада. Щит был развёрнут так, чтобы его было видно и с моста, и со станции, и из поездов. С плаката смотрело лицо уже знакомого нам мужчины, и красовался лозунг, большими красными буквами: «ПУСТЬ ЗАПЛАТЯТ БАНКИРЫ, А НЕ НАРОД!», и под ним чёрными буквами снова: «АНАТОЛИЙ КУБАНОВ».

 

Что это такое и зачем, Виктор не мог понять, хоть тресни. Казалось, никто из людей не обращал на этот плакат никакого внимания, значит, провокацией и антисоветскими происками это не было. Очевидно, всё было в рамках нормы. Но какие банкиры имеются в виду и за что они должны платить? И за что платит народ?! Всё это было очень странно.

 

Ещё выше торчали верхушки каких-то зданий, которых во время Виктора не было. Два штуки, по обеим сторонам улицы, они были изогнутые и вместе образовывали полукруг. Довольно высокие, если уж их было видно из ложбины. На одном из них, на крыше, гигантские синие буквы образовывали загадочную надпись: VITEK. Что это за «Витёк», было решительно непонятно. Во времена Виктора на крышах зданий могли писать неоновыми буквами разве что патриотические лозунги, или названия районов, но никаких «Витьков» на крышах не писали. Парень счёл это чем-то типа завуалированного приветствия. В конце концов, он тоже Витёк. Ещё немного правее торчало очень высокое недостроенное здание с краном. Блин, сколько ж в нём этажей?! Нижняя часть была скрыта от его взора, но судя по тому, сколько было видно из ложбины, оно было выше всего, что было в его время!

 

Виктор не стал выходить, твёрдо решив досмотреть будущее до конца. После речного вокзала железная дорога поднималась всё выше и выше, на уровень земли, и будущее не заставило долго ждать. Электричка покатила через мост, под которым проходила очень-много-полосная магистраль, по несколько полос в одну и в другую сторону, и она была заполнена машинами вся!! Абсолютно вся!! Все полосы и до самого горизонта! Их тут были сотни! Сотни!! Все - незнакомых моделей, какие-то округлые и прилизанные, ни одной привычной волги, запора, москвича или жигулёвины. Они двигались неспешно, а из-за горизонта постоянно прикатывали новые и новые. В 1987 году нужно было сидеть у дороги, наверно, целый час, чтобы увидеть столько машин, но тут они были в одном месте сразу! Сколько же их тогда во всём городе? Подумать страшно.

 

По сторонам от магистрали… у бедного парня аж дух захватило. Неужели это небоскрёбы? Правда что ли?! Что-то подобное, насколько он знал, есть только в Америке. До Нью-Йорка конечно не дотягивало, но все эти здания были более 20 этажей. И сколько их! Все разных цветов и форм, они теснились и громоздились друг на друга, а за ними торчали ещё новые и новые!! Сколько же их тут?! Это напоминало какой-то бетонно-стеклянный лес. Белые, серые, прозрачные, полосатые, цилиндрические, квадратные, и в форме каких-то зубцов… Будущее точно не разочаровало. Интересно, какой же тут год?

 

Дальше всё было в том же духе. Станция «Центр». Проехали над большой улицей, в которой можно было узнать Красный Проспект. Те же старые здания, включая большое церковное, и какие-то высотки, понатыканные на каждом свободном клочке. Уйма машин. Какая-то огромная стеклянная труба висела над проезжей частью. Труба ярко блестела на солнце. От земли к ней вели ступеньки. Наверно, внутри неё люди должны были переходить улицу. В 1987 году никакой прозрачной трубы на этом месте не было, а дорогу можно было просто перебежать. Судя по потоку автомобилей, здесь это было нереально. Дальше пошли ещё какие-то непонятные здания, уже не такие огромные, но всё равно большие, новые, разнообразные, с обилием блестящих и зеркальных частей, всячески изогнутые и красиво раскрашенные. Из-за них тут и там торчали ещё какие-то ультрасовременные стеклянные высотки, даже больше тех, какие Виктор уже видел. Все эти чудеса тянулись на километры. Видимо, весь привокзальный район стали таким, а может и вообще весь центр. В 1987 парень точно знал, что такого не было даже в Москве. Уж не перенесли ли в будущем столицу в Сибирь? Или у них теперь везде так?

 

Между тем, скоро уже должен быть вокзал-главный, конечная. В вагоне все начали собираться и продвигаться к выходу. Все были вежливы, никто не шумел и не толкался, спокойно становились в очередь. Виктор тоже поднялся с места и встал в проходе. Сразу у многих пассажиров звонили эти их странные коробочки, причём каждая имела свою уникальную мелодию! Похоже, что это были какие-то рации. Люди подносили их к уху и говорили однообразные фразы типа: «Да, уже подъезжаю», «Да, уже приехали», «Уже на вокзале», «Скоро буду». Эти рации тут были даже у детей! Неужели тут все такие богатые? Тогда о каких же обездоленных говорилось на том плакате? Или может, в этой электричке собрались некие банкиры, которые должны «за всё заплатить»?

 

Выбравшись из вагона, Виктор огляделся по сторонам. Пришло время новых удивлений.
Во-первых, его электричка была не зелёной, а какой-то светло-серой, двух серых оттенков, с какими-то красными… узорами или буквами? Все поезда на путях тоже были светло-серыми. Ни одного зелёного, в отличие от 1987. Вокзал-главный тоже изменился. Такой же огромный и красивый, но… Он выглядел каким-то… свежим что ли? Новее, красивее и симпатичнее, чем  в его время, как будто его отреставрировали. Правее вокзала громоздилось ещё что-то новое. Второй вокзал? Какое-то причудливое зелёненькое здание в несколько этажей, непонятной формы, будто собранное из конструктора, и с башенкой наверху. Широкий мостовой переход над путями, довольно высоко над землёй, упирался своим концом прямо в стену этого здания, и там, на высоте, был вход. Всё вокруг забито народом, люди поднимались на мост и шли в это здание. Виктор влился в поток и последовал за всеми.

 

Edited by ВИП

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Продолжение следует.

 

Просьба кидать тапки знающим коллегам. И вообще всем желающим. Ибо человеку, не жившему в СССРе, пейсать оч сложно

Что ещё упущено? Может что-то ещё ГГ должен был заметить? Или где-то неправильно себя вёл?

Edited by ВИП

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

По прибытию на вокзал:

1. Рамки на каждом переходе

2. Менты на каждом углу

3. Ментам глубоко пох на рамки (а при таком движении иначе и быть не может)

Все, связанное вместе, создает хороший такой, кондовый когнитивный диссонанс.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

По прибытию на вокзал:

Ага, так и будет :)

Если бы только ещё студент из 1987г понимал, что это за рамки

А там и до рамок кое-что интересное есть

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Справочно на улицах полиции в разы меньше чем в 87. Камеры и система опознавания. Уличная в разы упала

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Дежурно отмечу, какой всё-таки у нас киберпанк.

Может, герой услышал из наушников кого-то близко сидящего приглушённую музыку? И да, когда мимо него проедет, дубася басами, машина, будет культурный шок.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Может, герой услышал из наушников кого-то близко сидящего приглушённую музыку?

Ну это оставим на потом :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ньет.

В 1987 с таким энтузиазмом никто про дружбу с Америкой говорить не будет. Не просто рано, а очень рано. Рейган, в принципе, всё еще является "педерастом из Голливуда"(с). Настоящий прорыв произойдет примерно год спустя. Где-то после Спитака.


Опять же, в 1987 эмигранты еще не являются уважаемыми членами советского общества. Как бы пацан 1970 года рождения, насмотревшийся "Судьба резидента" и "ТАСС уполномочен заявить", этого шпиона в милицию не сдал.
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В 1987 с таким энтузиазмом никто про дружбу с Америкой говорить не будет. Не просто рано, а очень рано. Рейган, в принципе, всё еще является "педерастом из Голливуда"(с). Настоящий прорыв произойдет примерно год спустя. Где-то после Спитака.

А если 1988, пойдёт?

И если 1988, тогда пацан будет про Ускорение говорить или про Перестройку?

И будет ли ещё на товарища Горбачёва надеяться?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

если 1988, пойдёт?

скорее нет. На мир с Америкой надеялись, но вот словом "подружится" вроде еще не пользовались. 

если 1988, тогда пацан будет про Ускорение говорить или про Перестройку?

пожалуй да

будет ли ещё на товарища Горбачёва надеяться?

да

 

п.с. 

Вот не помню, когда мем про 100 сортов колбасы появился. ЕМНИП, позже, и сделал его массовым чуть ли не сам Петросян. 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

На мир с Америкой надеялись, но вот словом "подружится" вроде еще не пользовались

Ну значит "помиримся". Позже 1988 мне уже как-то не с руки. Надо чтоб ещё никто не мог предсказать конец СССР

Вот не помню, когда мем про 100 сортов колбасы появился

Допустим пацан сам его придумал, или может поменяю на что-нибудь

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С эмигрантом вообще как бы не до 90 года обождать стоит. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ОК, с этим чуваком придумаем что-нибудь

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да ладно. В 87 народ США за врагов не считал. Хотели как в США было. Без коммунистов .  Раньше были капиталисты а сейчас коммунисты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вот не помню, когда мем про 100 сортов колбасы появился. ЕМНИП, позже, и сделал его массовым чуть ли не сам Петросян.

А если не было, что бы такое меметичное мог сказать советский человек?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не помню, чтобы в разговорах, даже между незнакомыми людьми, "товарищей" товарищами называли. Не велика важность. Брежнев только по телеку был "дорогим" и "товарищем". Между простыми смертными - одна фамилия, без титула, без придыхания и прочего лизоблюдства. А Горбачёв в 87 году и этой "привелегии" уже лишен - он после 86-го или Горбатый или Меченый. Если папа в разговорах со взрослым сыном называет Горбачева "товарищем", значит он либо ёрничает (что из текста не видно), либо - сильно альтернативный. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не помню, чтобы в разговорах, даже между незнакомыми людьми, "товарищей" товарищами называли

Да я фиг знаю, как там называли, даже не интересовался. Будет просто Горбачёв

А Горбачёв в 87 году и этой "привелегии" уже лишен - он после 86-го или Горбатый или Меченый

Уже в 87? Так быстро?! Мда...

Может всё-таки оставались ещё умеренные сторонники? С незнакомым человеком обзывать его Меченым тоже невежливо как-то, наверно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ничего негативного в 87 на Горби не было. Наоборот пик доверия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С незнакомым человеком обзывать его Меченым тоже невежливо как-то, наверно

Ну, в принципе да, Вы правы. Для 87 рановато, где-то с 88 - норм. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Особенно круто это читать, если сам постоянно ездишь по маршруту ГГ))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати а какой город?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати а какой город?

Новосиб, там же куча подсказок дана, иногородним достаточно несколько секунд гугла :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now