Sign in to follow this  
Followers 0

Вариация таймлайна


81 posts in this topic

Posted

Тут она не успеет раскачаться, как я понимаю. Риск перепоказа Февраля, конечно, остаётся

В этой теме и рассматривается февраль (который, на самом деле, март). 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я ждал, что, когда припрёт - выпустят революционных матросо

без отречения это грустно и совсем не масштабно. Стандартный бунт эпохи ПМВ. Это у многих приключалось

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

выпустят революционных матросов.

Матросы - монархисты

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

как-то уныло Революционный Петроград слился

А чего еще от них хотеть-то?! У них в Петрограде официально двоевластие. А на самом деле властей и больше (у рабочих совет, у солдат свой совет, у матросов свой). Среди офицеров, оставшихся в Петрограде, наверняка были сочувствующие перевороту и Госдуме, обладающей некоторой легитимностью. Но вот за какой-то анархический Совет разных депутатов офицеры воевать точно не станут и покинут город при первой возможности. А профессиональные революционеры еще те вояки: в 1905 году для усмирения миллионной Москвы хватило 4000 солдат!

Кроме того, да, нужно заметить, что революцию действительно прижали быстро, жестко, но очень аккуратно. Как только революционеры высунулись из Петрограда, им дали по морде (имелось в виду из пушек и гаубиц, что хорошо отрезвляет даже горячие головы). Революционеры, наверное, по опыту 1905 года ждали уличных боев с казаками, а им вместо этого обрезали связь и подвоз, плюс неожиданно гарантировали выход всем желающим (опять же, в 1905 году власти мало заботились о мирных жителях, и в Москве, Н. Новгороде и т.д. были ненужные жертвы, похороны которых провоцировали новые беспорядки). 

Кстати, все так мирно закончилось в том числе потому, что в Петрограде у власти весь март оставались "оборонцы", для которых и царь плох, да кайзер еще хуже. Вот если бы, как в реальном октябре, городом завладели большевики, неизбежен бы был кровавый штурм, поскольку большевики могли, ради поражения в "Империалистической войне", начать разрушать оборонные заводы. А с другой стороны, солдаты с фронта, еще не распропагандированные разноцветными агитаторами, с удовольствием пошли бы бить "германских агентов".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Пойдем дальше. Сейчас немного итогов восстания и уклонение в сторону. В принципе, события после 1 апреля могли бы вернуться в основной таймлайн, но это кажется мне маловероятным. 

Итоги мартовских событий: На фронте за март 1917-го (при отражении немецких атак) потеряно убитыми, ранеными и пропавшими около 40 тысяч человек (приблизительно на 25 тысяч больше, чем в реале; с другой стороны и австрийцы потеряли лишних 15 тысяч бойцов), три дивизии выведены из строя, потрачено  значительное количество снарядов. В тылу жертвами "революции" стали около 20 тысяч человек, из коих многие пострадали от самих революционеров. В глубоком тылу приходится держать боевые части, например, из-за разгрома бунтовщиками полиции в нескольких крупных городах и массового освобождения восставшими криминальных элементов из тюрем. Но это даже к лучшему: в перерывах между патрулированием городских улиц можно проводить учения, чем на фронте заниматься было некогда. Запасные и учебные части в тылу приходится просеивать, что исключить попадание на фронт агитаторов. Кроме того потребуется эти части реорганизовать и убрать из городов, поскольку в текущем виде они вновь могут превратиться в топливо для беспорядков. Три оружейных завода в Петрограде были остановлены в течение месяца, и неизвестно, когда они заработают на полную мощность. Зато удалось удалось избежать штурма Петрограда и Москвы, т.е. сохранилась почти вся инфраструктура. Железные дороги работают с перебоями, но перевод их на военное положение со временем  позволит восстановить график перевозок. Тем не менее, важным следствием событий февраля и марта станет то, что наступление в мае 1917 года будет сорвано (но подробнее об этом ниже). 

Так что последствия беспорядков в России сначала проявятся на других фронтах.

Сокращение фронта в результате мартовских атак позволило германскому командованию вывести в резерв две дивизии и перебросить их на запад для отражения апрельского наступления французов и британцев. Еще две оно, рискнув, сняло с Восточного фронта, когда убедилось, что французское наступление на Западе вот-вот начнется.  Кстати, в дальнейшем у германского и австро-венгерского командования сложится впечатление, что основная задача русской армии в 1917 году - предотвращение бунтов в тылу, а на фронте она будет держаться сугубо оборонительно. 

Наступление Антанты на Западном фронте началось еще 27 марта (9 апреля) и резервы пехоты и артиллерии, прибывающие с Восточного фронта, были использованы германским командованием для отражения наступления британских войск под Аррасом. Внезапной контратакой 11 апреля германские войска смогли вернуть себе гребень Вими и опрокинуть канадский корпус. Дневные потери канадцев превысили 10.000 человек (первая плата за поддержку революционеров в России). В последующие две недели британские войска так и не смогли захватить Вими. Южнее Арраса британские войска добились лишь незначительных успехов. 

Во второй половине апреля германские войска во Франции успешно отбили Наступление Нивеля (с несколько большими потерями для наступающих, чем в реале). Результатом провала наступления стали бунты во французской армии и протесты в тылу. Французы были вынуждены надолго отказаться от самостоятельных наступлений. В частности, будет перенесено на осень наступление у Вердена. 

 

Кстати, новый французский Главнокомандующий, генерал Петен, спустя некоторое время после назначения пригласил к себе графа Игнатьева (представителя русской армии при французской Главной квартире) для неофициального разговора относительно помощи французам со стороны русских. В разговоре А. Игнатьев, в соответствии с новыми инструкциями, дал генералу Петену понять, что в пассивности русских войск виноваты, в первую очередь, союзники, которые срывают поставки совершенно необходимых в современной войне орудий больших калибров и авиационных моторов (поставки в 1916 году в реале были в несколько раз меньше, чем Россия просила). Кроме того, в очередной раз было отмечено, что Франция не выполнила свои обязательства по поставкам вооружения в Румынию.

 

 

 

Edited by Total-Yozh

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Положим, немецкие операции на Востоке крайне маловероятны. Здесь Вандал прав. У немцев нет времени на реакцию и погода не способствует. Тем более, у русских на этих фронтах достаточно войск чтоб и держать позиции, и выделить кампфгруппы для подавления мятежа. 

Невероятна переброска немецких войск на Запад. Раз в реале не сняли, то в АИ это еще больший риск. У русских нет разброда и шатания, а русское наступление 1917 секрет Полишинеля. 

Забыли, неизбежную ротацию войск Петроградского гарнизона. Все бывшие в городе на конец февраля едут на фронт искупать грехи. На их место выводят части с фронта на отдых и перетасовывают резервы. 

Разумеется, не получается значительных отличий на Западе от реала. Это выстрелит позже. Разумеется, Россия не успевает ударить согласованно с союзниками. Тормозят последствия мятежа и смена стратегии. Последнее после отставки Алексеева само напрашивается. Гурко сторонник южного плана. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Невероятна переброска немецких войск на Запад

Вполне вероятна. Даже после Митавской операции в январе 1917 года, показавшей слабость обороны германцев в районе Риги, с восточного фронта была снята надежная 2-я пех. дивизия и отправлена во Францию. А после успешных операций в марте и после ослабления русскими фронта германское командование вправе рисковать. Вообще, германское командование очень активно перебрасывало свои резервы с фронта на фронта, и переброска 4 дивизий - мизер по сравнению с тем, что восточный фронт получил летом 1916 года. 

Теперь про 

неизбежную ротацию войск Петроградского гарнизона. Все бывшие в городе на конец февраля едут на фронт искупать грехи.

Конечно поедут. Но Петроградский гарнизон - это запасные части, в которых офицеров очень мало, а те что есть - почти все признаны негодными для службы на фронте. Иначе бы гарнизон так быстро не взбунтовался. На фронте их можно в первое время использовать только как строительные отряды, а потом ими можно пополнить потрепанные дивизии. Но опять же для наступления они не годятся. И в любом случае, на фронт их сразу отправлять нельзя, сначала нужно вычистить неблагонадежных. 

Т.е. месяц спокойствия на востоке (апрель 1917) у немцев обязательно будет. А этого им и хватит, чтобы немного изменить свое положение на Западе (по сравнению с реальностью -  совсем немного, главная битва 1917 года начнется по расписанию).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пойдем дальше. 

11(24) апреля Император возвратился в Ставку, временно передав Северный фронт генералу Иванову. Через 4 дня в Ставке было проведено совещание представителей всех фронтов и флотов, на котором шла речь о текущем положении дел, а также о стратегии и целях в ходе кампании 1917 года. 

Первым взял слово Начштаба ВГК генерал Гурко, докладывавший об общем положении в Действующей армии и на Восточном фронте. (Сейчас пойдет суровый реал с необходимыми поправками и немного послезнания гениальных полководческих догадок.) Итак, его речь:

Как вам всем известно, в августе минувшего 1916 года в войну с Германией на нашей стороне вступила Румыния. Вступление в войну Румынии несколько помогло нашим союзникам, которые именно в сентябре добились наибольших успехов на Сомме. Однако на нас оно повлияло негативно. После быстрого и сокрушительного поражения румынской армии наш фронт удлинился более чем на 350 верст, которые в настоящий момент заполнены исключительно нашими войсками. Еще осенью минувшего года положение, когда на одну дивизию на фронте приходится около 10 верст, было признано недопустимым. Поэтому осенью началось формирование дивизий 3-й очереди на базе ополчения, а зимой - формирование 60 дивизий 4-й очереди. 

 

Правда, мы формируем заново или перевооружаем всего 350 батальонов. Поэтому созданных запасов винтовок и пулеметов достаточно для вооружения всех новых дивизий. Однако, сохраняется и может обостриться проблема дефицита винтовочных и пулеметных патронов. Производительность русских патронных заводов остается на прежнем уровне, в то время как количество винтовок русского образца в армии увеличилось на четверть, а количество пулеметов выросло в два раза. Мы все больше зависим от поставок из-за границы, а в Северной Атлантике германцы развязали неограниченную подводную войну. В настоящее время от нее, в основном, страдает Великобритания, но противник легко может переориентировать свой флот на борьбу с торговыми судами, везущими оружие и боеприпасы в наши северные порты. Особенно это вероятно в случае нашего наступления.

Еще менее благополучно обстоит дело с артиллерией для новых дивизий. Все резервы пушек обр. 1902 г., созданные в прошлом году, были израсходованы при формировании дивизий 3-й очереди. В настоящее время наша промышленность способна производить не более 400 орудий в месяц,  а при такой производительности (с учетом простоя петроградских заводов в марте) мы можем вооружить новые дивизии не ранее половины августа. Но минимальную боеспособность артиллерии этих дивизий можно обеспечить к половине июня, если дать им не два арт. дивизиона, а один. Однако это возможно только в случае, если мы откажемся от наступления в ближайшее время. В отношении мортир и тяжелых орудий дело обстоит намного лучше. Все корпусные мортирные и тяжелые дивизионы укомплектованы. Идет формирование отдельных мортирных дивизионов. 

Ситуация со снарядами для полевой артиллерии остается сложной. В конце минувшего года наши заводы достигли производительности 3 миллиона штук в месяц. Однако из-за того, что кампания в Румынии продолжалась до Рождества, в январе мы вели крупное сражение под Ригой, а в марте более трети производственных мощностей простаивало, наши запасы к началу мая будут существенно меньше, чем запасы, созданные к началу прошлогодней кампании. И при этом увеличение протяженности фронта требует от нас увеличить войсковые запасы снарядов на миллион штук. По моим оценкам, наших текущих запасов хватит не более, чем на полтора месяца наступательных действий. 

В настоящий момент сомнительно, что наш корпус ТАОН способен обеспечить прорыв фронта на трех участках, как мы планировали в начале года. [Обычная ошибка для своего времени...] Обуховский завод не закончил изготовление заказанных 12-дюймовых гаубиц. Заказанные в Англии 8-дюймовые гаубицы Виккерса пока невозможно доставить. Франция не выполняет изначальные договоренности по поставкам мортир Шнейдера, забирая себе не половину, а три четверти произведенных орудий. Все это не имело бы значения, но нам уже известно, что укрепления по всему фронту сейчас возводятся германскими инженерами и почти повсеместно возведено две оборонительные полосы. Такие укрепления, судя по опыту операций во Франции, требуют применения орудий калибра более 8 дюймов с дальностью стрельбы более 10 верст. 

Далее, союзники не поставляют нам требуемое количество авиационных моторов, что делает нашу авиацию минимум в 5 раз слабее, чем авиация союзников на Западе. Т.е. нам в отличие от них не удается добиться превосходства над противником в воздухе. 
Наконец, союзники не выполняют договоренности по поставке артиллерии для румынской армии. Мы, со своей стороны, передали румынам трофейные австрийские винтовки для вооружения пехоты, но перевооружить румынскую артиллерию не можем. По последним данным, Франция обязуется поставить вооружение для первых 10 румынских дивизий в июне.

Подведу итог. Наша армия находится в неплохом состоянии и имеет достаточно вооружения, чтобы провести в мае наступление, о котором мы договаривались с союзниками. Но гарантировать успех наступления и даже прорыв фронта невозможно. Для длительного сражения за вражеские позиции по примеру сражений во Франции нам не хватит снарядов. Я могу предположить, что в ближайшие дни мы также узнаем о провале наступления союзников, поскольку, согласно последним донесениям графа Игнатьева, им не удалось прорвать оборону германцев и продвижение вперед резко замедлилось. В случае перехода в наступление в мае, мы останемся один на один с германцами. И как только наше наступление остановится, противник нанесет контрудары на ослабленных пассивных участках, как это имело место в Румынии в прошлом году. Поскольку нам не хватает сил для создания прочной обороны и провозоспособность железных дорог недостаточна для быстро парирования атак противника, эти контрудары вполне могут привести к отступлению, которое губительно скажется на настроениях в армии и в тылу.  

В ходе последовавшего обсуждения доклада все Командующие фронтами подтвердили, что противник усиливает укрепления. Генерал Брусилов, однако, вполне был уверен в прорыве фронта, но одновременно был согласен, что левый фланг его фронта в Карпатах обеспечен очень слабо. В случае прорыва противника в районе стыка 8-й и 9-й армий подвезти резервы по железной дороге действительно невозможно, и все может закончится отступлением за Прут. Таким образом, все согласились с неготовностью Действующей армии к наступлению в мае. Предположительной новой датой наступления стала вторая половина июня.

 

 

Следующим пунктов в повестке дня был доклад военного прокурора о причинах бунта в Петроградском гарнизоне. Было выяснено, что с питанием и вещевым довольствием все было даже лучше, чем на фронте. Негативными факторами, однако, были скученность солдат в казармах, их праздность и недостаток офицеров. Главным же было признано проникновение в части различных оппозиционных агитаторов. Далее были обсуждены различные способы борьбы с агитацией в Действующей армии. Но в ходе этой дискуссии кто-то (стенограмма не сохранила имени этого лица) задал очень простой вопрос: "Если агитация так действенна даже против наших достаточно устойчивых солдат, то почему же мы не применяем ее против нестойких в моральном отношении противников?!

И после этого буквально в течение нескольких минут было принято решение о создании при штабах военно-политических управлений (название условное) и применении агитации против австро-венгерских войск. Против немецких частей предлагалось использовать идею о том, что австрийские немцы воюют за чуждые им прусские интересы против своих старых русских союзников. Славян предлагалось просто сманивать. А венграм было решено внушить мысль, что они просто пушечное мясо у немцев: если война будет проиграна, немцы расплатятся с врагом венгерскими территориями (что и произошло в реале); а если войну удастся выиграть, ничего Венгрия не получит.  

Только после двух этих докладов началось обсуждение стратегии и задач на будущую кампанию. Вначале начальники фронтовых штабов отчитались об уже проделанной работе по подготовке наступления. В наихудшем положении находился Северный фронт. После провала всех предыдущих операций в районе Риги и потери Якобштадского плацдарма выгодных мест для перехода в наступление не осталось. Единственной достойной целью было постараться отодвинуть противника от Двинска, который германцы пытались захватить в марте. Но работы по подготовке операции еще даже не начинались. Западный фронт, как и год назад, готовил наступление на Вильно из района Сморгони. Инженерная подготовка была почти завершена, часть требуемой для наступления артиллерии уже находилась на позициях. Юго-западный фронт, как обычно, готовил несколько вариантов наступления. Главным из них было, как и в 1914 году, наступление на Львов с востока. Здесь тоже уже заканчивалась инженерная подготовка. Вспомогательные удары могли быть нанесены южнее Днестра в направлении на Калуш, а на северном фланге мог быть нанесен удар на Владимир-Волынский. Румынскому фронту, в основном мешала природа: переправа через Дунай была нереальна. Углубление в Карпаты означало ухудшение снабжения и не давало никаких выгод. Оставалось наступать на Бухарест, прорываясь в районе Фокшан. Это предполагалось поручить румынским войскам. 

Следующим вопросом был выбор главного противника, которого планировалось атаковать основными силами, поскольку для наступления повсеместно сил было совершенно недостаточно. Действия против Германии были признаны бесперспективными, поскольку германская армия была сильнее русской и ее опасались. Поэтому, как и в ходе последней конференции в Шантильи, было признано более выгодным атаковать союзников Германии. Основных вариантов было два: наступление на позиции австрийцев в Галиции при одновременных операциях в южной Румынии и в Литве, а также действия против Турции с одновременным нажимом в Галиции и на Румынском фронте.  За последний вариант активно выступал адмирал Колчак, заявлявший,  что Черноморский флот способен высадить десант на Босфоре. Но его коллеги с Балтийского флота (приревновали, наверное) заявили о рискованности десантной операции, указав, что в Стамбуле находятся германские субмарины. Адмирал Колчак не смог ответить, сколько транспортов с десантом будет потеряно во время перехода, и как в дальнейшем снабжать десант. Было приведено еще несколько возражений. Сухопутные генералы также указали, что их наступление не станет действенной помощью десанту, если противник сможет снимать войска с Салоникского фронта или с Французского. 

После перебранки моряков слово взял генерал Брусилов: "Раз адмирал Колчак уверен в успехе десанта, пусть лучше высадит десант в Констанце, армии не придется форсировать Дунай". Таким образом, целью кампании стали Австро-Венгрия и, возможно, Болгария (в случае большого успеха в Румынии). Таким образом, основной удар предполагалось нанести на Львов, вспомогательный - южнее Днестра. Отвлекающие операции предстояло провести Западному и Румынскому фронтам, а также Черноморскому флоту. Время перехода в наступление предполагалось определить позднее. Работы по подготовке к наступлению было решено продолжать, но солдатам (как в реале) давать отпуска для полевых работ и не скрывать это от противника. 

Остались кадровые вопросы. Северным фронтом должен был в дальнейшем командовать генерал Лечицкий. На его место в 9-ю армию, оборонявшуюся в Карпатах, был назначен генерал Каледин, знавший как обороняться в горах небольшими силами. Его место в 8-й армии предстояло занять самому заслуженному из корпусных командиров. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Босфорская операция имеет не только военное значение. Ее успех это прорубание короткой линии коммуникации с союзниками и резкий рост грузооборота. Плюс мощнейший идеологический фактор. За крест над Святой Софией гражданами прощается все и даются любые авансы. Я уже не говорю, что вынос Турции высвобождает половину войск Закавказского фронта минимум. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ее успех

А какова вероятность того что Босфор не повторит судьбу Галлиполийской операции, превратившейся из приключения на 20 минут в кровавую баню, и не приведет к соответствующим внутриполитическим последствиям? В свете Петроградского мятежа царю синица небольшой верной победы в руке лучше журавля Святой Софии, который может окончиться провалом

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

какова вероятность того что Босфор не повторит судьбу Галлиполийской операции, превратившейся из приключения на 20 минут в кровавую баню, и не приведет к соответствующим внутрип

в сценарии прописывается многоэтапная операция двух фронтов и флота. Фактически, все операции с мая 17 служат ступеньками подготовки к десанту. Отмашка на бросок дается когда Юденич докладывает о турецких частяс из Румелии на своем фронте и когда Зонгулдак готов бункеровать суда. При худшем варианте застреваем на пути к Галиполи и получаем большой плацдарм с перспективой на повторный удар. Если срабатывает без серьезных неудач, падает Турция. Если все хорошо, вылетает Брлгария.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в сценарии прописывается многоэтапная операция двух фронтов и флота

Вот это-то самое слабое место. Десант на Босфоре имеет хорошие шансы на успешную высадку только при полной внезапности. Если флот активизируется слишком рано, это означает, что в Черном море будет не 4 - 6 германских субмарин в Стамбуле, а 10 - 15 в Стамбуле и в Варне. Если учесть, что бороться с ними никто в мире еще не умеет, можно и половину флота потерять. Кроме того, слишком большая активность ЧФ заставит османов (читай адмирала Сушона) выставлять минные заграждения везде, где мин хватит. Соответственно, повсеместно будет усиливаться и береговая оборона. И не факт, что Кавказский фронт привлечет к себе большие силы из района Стамбула. А если и привлечет, то на Восточном фронте есть 5 турецких дивизий, тремя их которых можно быстро усилить оборону Стамбула. Наконец, есть постоянный гарнизон Стамбула, который никогда и никуда не будет переброшен. 

Босфорская операция имеет не только военное значение.

И в Германии это тоже хорошо знают. Поэтому при первых же признаках ее начала сделают все, чтобы она провалилась. А в отличие от 1915 года между Германией и Стамбулом есть прямое сообщение. Т.е. несколько суток, и в Стамбуле появятся германские войска.

 

А теперь важнейшие соображения против десанта на Босфоре. Ибо немецкие субмарины в Черном море - важнейший фактор с точки зрения психологии, но не с военной точки зрения. 

1) Невозможно скрыть подготовку. Германская и австрийская агентура работают в России, как и русская в Германии и Австрии. А поскольку на дворе 1917-й год, а не 1942-й, то информация агентуры спокойно передается в Берлин по датскому телеграфному кабелю. 

2) Долгий переход до Босфора. При самой благоприятной погоде идти до Босфора от Севастополя и Одессы предстоит более суток. Плюс погрузка людей, лошадей и техники на транспорты. За это время либо агентура сообщит в Берлин, либо разведка в море обнаружит караван.

3) Погода. Высадка на пляжи возможна только при тихой погоде. Но разведать погоду невозможно, так как все пространство южнее и западнее Босфора контролируется противником. При волнении на море высаживаться можно только в гаванях, а входы в гавани нужно тралить. И если противник не идиот, то входы в удобные гавани будут прикрыты не наблюдаемыми с моря батареями.

4) Господство в воздухе. Во-первых, авиаматки, в отличие от авианосцев, должны спускать гидропланы на воду и поднимать их из воды. Это в 1917 году возможно только при волне менее 30 см, и при застопоренных машинах. Стоящая на месте авиаматка станет первой целью субмарин. Во-вторых, гидропланы не обладают маневренностью и скоростью. При появлении в Стамбуле германских истребителей их судьба незавидна. 

5) Прорваться через Босфор очень сложно. Батареи Босфора не так уж и сильны, но при стрельбе в упор могут и линкор утопить. Расстрелять же батареи помешает османский (германский) флот, который расположится в излучине Босфора южнее батарей. "Гебен" с этой позиции, невидимый для русских, сможет обстреливать любые цели на расстоянии 10 км от входа в Босфор (мешая заодно высадке десанта). А через пару суток в Стамбуле появятся Большие Берты или австрийские мортиры, которые с невидимых и недоступных для морской артиллерии позиций прикроют весь пролив.

6) Снабжение. Один десантный корпус потребует в день как минимум 200 тонн груза, плюс флот требует угля и боеприпасы, плюс эвакуация раненых и доставка пополнений. Транспортам придется ходить через Черное море туда и обратно. Опять же субмарины, но теперь из Варны. Плюс вражеская авиация, плюс шторма, плюс износ машин. 

Таким образом, десант на Босфоре имеет очень мало шансов на оперативный успех (захват Стамбула). Вероятность стратегического успеха, т.е. удержания Стамбула в течение длительного времени, равна нулю. Зато потерять половину флота и десантные корпуса элементарно. 

Гораздо правильнее высаживать десант там, где он будет иметь стратегический эффект, и где сухопутная армия сможет ему быстро оказать помощь. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Десант на Босфоре имеет хорошие шансы на успешную высадку только при полной внезапности.

Вот именно.

Последние битвы ПМВ. Мирные договора. - МЦН. Кровавый февраль - Форум Альтернативной Истории (ФАИ) (fai.org.ru)

Все уже просчитано, включая реакцию противника. 

в Черном море будет не 4 - 6 германских субмарин в Стамбуле, а 10 - 15 в Стамбуле и в Варне.

Откуда они возьмутся? На 1917й год о проекте "Лира" говорить рано, а ничего другое так быстро не бегает. Корпуса тоже за два дня не перебрасываются. Да, субмарины будут. Русские в Босфоре и у турецких баз. 

Мины еще надо найти и поставить. Сводку погоды передают по радио с патрулей у южного побережья Черного моря. 

200 тонн груза на корпус мало. В операции задействуется вся транспортная флотилия. 100-150 вымпелов, не считая десантную мелочь. 

Авиаматки вполне себе нормально работали и на Балтике и на Черном море. С авиацией у противника все очень плохо. А когда станет хорошо, будет уже поздно. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Т.е. несколько суток, и в Стамбуле появятся германские войска.

Которые надо где-то взять. Снимать с фронта в Карпатах и Панонии? Так кто ж даст? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Все уже просчитано, включая реакцию противника. 

Давно прочел. Крайне оптимистично. А отсутствие реакции Сушона на Босфоре на "7 августа высажен десант на Зонгулдак" совсем неправдоподобно, особенно удивляет отсутствие реакции после "В середине августа благодаря ротации силы на плацдарме составили около двух стрелковых полков". (Это же около 10.000 человек, более 1500 лошадей, 2 - 3 разгружаемых транспорта в сутки, т.е. наглядная демонстрация способностей ЧФ по десантированию войск.)

В такое можно поверить, только если германцы с русскими уже договорились о перемирии, и германцы сливают Турцию. 

Кстати, идея с Зонгулдаком для отвлечения внимания от какой-то параллельной операции хороша, но чтобы превратить его в свою базу, нужен целый корпус, дабы занять 30 километровый периметр. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Продолжу тему.

Конец апреля и май 17-го были временем очень спокойным для Восточного фронта. Подготовка к наступлению велась очень медленно и немцы считали, что это не более, чем демонстрация угрозы. По их данным (усиленно подбрасываемым русской разведкой) русские дивизии часто сменялись и отводились в глубокий тыл, где продолжались бунты и мирное неповиновение властям. На фронте часто нередко происходили братания и расцветала "междутраншейная торговля". Немцы продавали алкоголь и промышленную продукцию, русские - продовольствие. Поначалу русское политическое управление вчистую проигрывало агитационную войну, но постепенно дело наладилось. Австрийские агитаторы из рядовых и унтеров были перекуплены или ликвидированы. Работу офицеров австрийской разведки стали контролировать и ограничивать. Были найдены способы доступа в венгерские части и соединения. В общем, постепенно был достигнут некоторый прогресс в разложении венгерских дивизий. 

 

1 (14) июня в Ставке прошло новое совещание. В его ходе пришлось констатировать, что войска снабжались вооружением и боеприпасами не так хорошо, как планировалось.  Производство в России не удавалось нарастить. Поставки от союзников значительно ускорились, но теперь в России начались задержки при перевозке полученного вооружения и оборудования, при производстве планеров для самолетов и при формировании частей тяжелой артиллерии. Тем не менее, армии Юго-западного фронта были признаны полностью готовыми для наступательной операции. Надо было решить, достаточно ли этого. 

Русские, в принципе, могли начать наступление в районе 15 июня (как в реале), однако перевооружение и обучение румынской армии шло недостаточно быстро, и только к 1 июля должна была быть готова к наступлению 2-я румынская армия в составе 8 дивизий (почти как в реале). Так как без активных действий Румынского фронта терялся смысл десанта в Добрудже, и нельзя было использовать давление на Болгарию со стороны Салоникского фронта, то решающий голос на этом совещании принадлежал, фактически, генералу Щербачеву. А Щербачев высказался в том смысле, что сил у фронта сейчас мало и нечего русским таскать каштаны из огня для союзников. Уже было известно, что англичане хотят провести летом новое наступление во Фландрии, вот пусть они и начинают. И пусть германцы хорошенько во Фландрии увязнут. К тому времени будут готовы сразу две румынские армии (как минимум 15 дивизий), а боеспособность русских дивизий четвертой очереди перестанет вызывать вопросы. Ну а запасы снарядов превысят 20 млн. штук, которых должно будет хватить до наступления зимы, которая помешает противнику проводить крупные наступательные операции. 

В результате, было решено наступать силами Юго-западного и Румынского фронтов не ранее середины июля, а наступление подготовить как можно тщательнее и постараться скрыть подготовку от противника.  ЧФ должен был с опозданием на несколько дней высадить десант в районе Констанцы, но предстояло дезинформировать противника слухами, а также действиями легких сил и авиации, что высадка планируется вблизи от Стамбула. Перед высадкой десанта предстояло также постараться воспрепятствовать выходу противника из Босфора и атаковать Варну (чтобы вывести из строя базу вражеских субмарин и миноносцев). Западный и Северный фронты должны были начать свою (отвлекающую по сути) операцию на 5 дней раньше, а за несколько дней до начала артподготовки предстояло начать демонстрировать противнику свое намерение нанести локальные удары. 

 

 

Только 18 (31) июля британские войска начали наступление во Фландрии. Германское командование было абсолютно уверено, что русские и румыны не двинутся с места, потому перебросило на Французский фронт еще 3 дивизии с востока. (По сравнению с реалом сил на западе больше примерно на 15 германских дивизий, включая 1000 артиллерийских  орудий , так как германская гвардия осталась на западе, как и другие дивизии присланные для отражения Наступления Керенского и все сформированные в 1917 году дивизии тоже отправились на запад. Поэтому летнее наступление англичан сразу стало тонуть в грязи и в крови.) К 31 июля (13 августа) британские войска прогрызли только первую линию обороны противника. Но британское командование продолжало гнать своих солдат на убой, поскольку Великобритании было жизненно необходимо лишить германцев морских баз в Бельгии. И техники для этого наступления у англичан пока было достаточно. 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, идея с Зонгулдаком для отвлечения внимания от какой-то параллельной операции хороша, но чтобы превратить его в свою базу, нужен целый корпус, дабы занять 30 километровый периметр. 

Основная отвлекающая операция это наступление Закавказского фронта. Зонгулдак дополнительный стимул для турок снять еще войска с Румелии. Впрочем, местность там логистически бедная, гористая, дорог нет. Так что обороняться можно и двумя полками. К тому времени, как турецкая пехота промарширует грунтовками, все уже закончится. 

Плюс, Зонгулдак это угольная станция. очень удобно бункеровать броненосцы и крейсера прямо в оперативной зоне. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Продолжим. И скоро уже пора в основной таймлайн.

Русские нанесли основной удар 3 (16) августа в Галиции и в Румынии. А за двое суток до этого началось наступление Северного и Западного фронтов. Как и следовало ожидать, продвижение было очень медленным. В районе Двинска наступающие не смогли преодолеть первую полосу обороны и остановились через три дня, углубившись примерно на километр. На Виленском направлении удалось за два дня преодолеть первую оборонительную полосу и захватить более 20 брошенных немцами артиллерийских орудий. Для Запфронта это был праздник. Но, пройдя еще три километра, русская пехота уперлась во вторую полосу обороны.  Борьба за нее продолжалась еще неделю, но добиться существенного продвижения более не удалось. (Это перенос на русскую почву 2-й Битвы в Шампани, куда, как и в район Вильно, заранее были стянуты немецкие резервы). 

В Галиции и в Румынии дела шли немного веселее. Удачнее всего действовала 7-я армия, наступавшая на Львов с востока. Но и ей прогрызть три равнозначные линии обороны (пусть даже занятые в основном австрийскими войсками) удалось только за 7 дней, но перемолов при этом вражеские резервы. 11-я армия на северном берегу Днестра наступала намного медленнее, застряв в пределах второй линии обороны.  Дело в том, что 11-я армия рассматривалась противником как главная угроза Львову и именно на ее участок направлялись немецкие резервы (в том числе из полосы 8-й армии). 2-я румынская армия за двое суток продвинулась примерно на 10 км в горы западнее Мэрешти, но затем ее продвижение сильно замедлилось.  Кстати, к этому моменту, соответствующему реальному сражению у Мэрэшешти, на фронте уже 2 полноценные румынские армии. Пусть они и повоют. А 6 русских дивизий можно использовать в качестве резервов на важнейших направлениях. 

Германские войска начали с 7 августа атаки против румынских войск открыв сражение при Мэрэшешти. Но именно 7 августа началась высадка русского десанта в самой Констанце (севернее порта) и в Костинешти (южнее Констанцы). В первом эшелоне шла 100-я дивизия (черноморская) , затем высажены еще две, включая одну дивизию с Кавказского фронта. В течение суток Констанца была зачищена, русские войска стали продвигаться к Черновода и к болгарской границе. Наблюдавшая устье Дуная 3-я болгарская армия едва не попала в окружение. Но переброской резервов из-под Фокшан германцы остановили продвижение десанта уже 10 августа . 

С 15 (28) августа начинается сражение за Констанцу (фактически, это сражение за Варну). Германское командование одну за другой перебрасывает 4 дивизии из Франции и этими силами пытается вернуть Констанцу. Ценой больших потерь русских постепенно удается оттеснить к берегу моря, но артиллерия ЧФ активно поддерживает десант и не дает сбросить его в море. Болгарские войска постепенно перебрасываются в район южнее Констанцы (для прикрытия путей на Варну) и становятся новой мишенью агитационной кампании. 

 

К 20 августа русские войска в Галиции выходят на рубеж Гнилой липы. Немцы закрепились на западном берегу и надеются удержаться. Но ничего у них не выходит. Новый удар нанесен южнее Днестра. 8-я армия (пусть, как и в реале, под командованием генерала Корнилова, который временно заменяет заболевшего Командарма) прорывает ослабленных противником участок фронта и за 5 дней доходит до Калуша, что заставляет противника отступить с Гнилой липы, а затем, выиграв сражение за Калуш (за счет заранее созданных резервов, которых не было в реале), Корнилов доходит до Стрыя. 

Одновременно русско-румынские войска выигрывают оборонительное сражение у Мэрэшешти и переходят в медленное контрнаступление в направлении Бухареста. 

 

5 сентября. Полный распад австро-венгерского фронта между Днестром и Карпатами. Взято около 100.000 пленных. Начинаются бои за перевалы в Карпатах. Германские войска обороняют Львов и северный берег Днестра.  Войска Румынского фронта приближаются к Бузэу.

 

15 сентября. Русские войска переходят Карпаты между Верецким и Яблоницким перевалами. Начинается наступление французских войск под Верденом и под Реймсом. Германское командование сообщает австрийцам, что резервов больше нет и до 27 сентября (10 октября) не будет. Бунты в венгерских дивизиях. Политический кризис в Венгрии. Объявление независимости 26 сентября. 

Выглядит очень оптимистично, но в реальности в 1917 году Австро-Венгрия была самым гнилым и самым истощенным членом Четверного союза. И только неожиданным и сильным ударом по ней, который привел бы к внутреннему кризису, можно было закончить войну. А неполучение помощи от Германии (каковая всегда раньше приходила вовремя) должно этот кризис ускорить и усилить. Аналогично, ускорить и усилить кризис могла бы и антивоенная агитация.

 

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Все возвращаемся.

Дальше коротко. Венгрия к 5 октября выходит из войны. Германские войска отступают из южной Румынии, чтобы не попасть в окружение. 6-я русская армия переправившись через Дунай, движется к Варне не встречая сопротивления. 3-я болгарская армия уходит на запад вдоль Дуная. Ее командование договаривается с русскими о перемирии. Турецкий корпус через Бургас отходит на юг. В Болгарии неизбежна революция. Новое правительство начнет переговоры о перемирии, но не помешает русским войскам двигаться к Стамбулу, продолжая удерживать Салоникский фронт (где переговоры о перемирии и условиях отхода австро-германских войск неизбежно затягиваются). Тем временем русские войска уже к 20 октября оказываются на болгарско-турецкой границе.  Но бои за Стамбул будут продолжаться долго и потребуют не менее 15 русских дивизий. В лучшем случае Стамбул (и европейский берег Босфора) будет занят к наступлению 1918 года.

 

Война с Германией и Австрией (без Венгрии) продолжится еще некоторое время, поскольку германские войска прочно удерживают фронт от Львова до Риги. В общем-то после победы во Фландрии, одержанной к 10 октября, у Германии есть силы, чтобы удержаться в Македонии и в западной части Венгрии (западнее Дуная). Но скорая капитуляция уже неизбежна. Германия к этому времени лишилась нефти, продовольствия и союзников. Внутри Германии всем уже понятно, что сил для победы совершенно недостаточно и надо переходить к переговорам о перемирии. 

России новая кампания стоила недешево. Потери в сражениях, особенно в районе Львова, достигли примерно 0,7 миллиона человек. Плюс в армии были нередки случаи неповиновения и случаи группового дезертирства. От общего бунта армию удерживало только постоянное продвижение вперед, ротация частей на передовой и ощущение того, что победа действительно близка. Противники России потеряли в кампании 1917 года порядка 600 тысяч человек, и Германия еще не исчерпала свои человеческие ресурсы. Но вот настроение в этой армии ниже нуля после "предательства" союзников и череды поражений. Так что осенью 1917 года германские солдаты будут часто сдаваться в плен. Из союзников Франция понесет такие же потери, как в реальности, Великобритания - потеряет значительно больше, а сильнее всех пострадает Румыния (вновь лишится половины армии).

Однако вопрос сейчас заключается в том, будет ли заключено перемирие с Германией до наступления 1918 года, поскольку  зима будет невероятно тяжелой не только для Германии, но и для России. Нормализация снабжения городов продовольствием и топливом возможна только в случае прекращения военных действий, роспуска запасных частей и начала демобилизации в Действующей армии. Поскольку перемирие вероятно, можно вернуться в основной таймлайн МЦН. А если оно не происходит... тогда существует много альтернатив. 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если флот активизируется слишком рано, это означает, что в Черном море будет не 4 - 6 германских субмарин в Стамбуле, а 10 - 15 в Стамбуле и в Варне. Если учесть, что бороться с ними никто в мире еще не умеет, можно и половину флота потерять.

Уровень владения матчастью :rofl:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если смотреть планы на начало года и голый реал 1917, то задержка русского наступления аж до августа ничем не оправдана. Наоборот, противник еще лучше подготовится и проведет свои фронтовые операции. Максимальный сдвиг операций реален на конец мая по погоде и смене направления главных ударов. 

Масштабная амфибийная операция на 1917 возможна только на изолированном ТВД. Высадка на Констанцу превратится во вторые Дарданеллы. Ибо жедезная дорога рулит. У русских быстро возникнут проблемы с усилением группировки и снабжением. 

Дополнительные немецкие подлодки за гранью фэнтези. Взять их неоткуда. Залегендировать переброску нечем. Тем более с пл на 17 год уже умеют бороться. Скорее в базовом сценарии появятся инциденты "дружественного огня" атаки гидропланов на свои пл. 

Да, на 17 у турецкого флота уже большие проблемы с углем. Русские перекрыли каботаж по Черному Морю. Тот же самый Зонгулдак имеет сухопутную связь только ишачьими тропами. В случае высадки пары полков отбивать его турки будут медленно и печально. 

Так что, десанты либо тактические что успешно практиковали в реале. Либо маштабная операция на изолированном ТВД. С высадкой на широком фронте и быстрым продвижением. Единственный район для такой операции это Босфор с прилегающими побережьями. 

Ко всему этому есть высокий риск немецкой ответной операции на Балтике. Зеркальный ответ на Босфор с целью создания угрозы Гельсингфорсу и Петрограду. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

один из мифов революции. 

Керенский как-то утверждал, что с первого до последнего дня февральское правительство опиралось не на штыки, а на общее согласие.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

 

И тем более в жизни не наблюдается какой-то особой революционности пролетариата. 

Зато присутствуют:

1.развязная, распоясанная, разнузданная солдатня с карманами, полными семечек, беспрестанно лузгающая на всех улицах и перекрестках.

2."товарищи", национализирующие в свою пользу заводские кассы;

3.распаляющиеся на беспризорное барское добро мужички;

4.неистовая болтология из уст тех, кто "кумекал" переворот по всяким там виллам "Родэ" и "аквариумам".

5.охи и ахи взволнованных барышень и истерических гимназистов- "скубентов"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В реале их не пугала даже виселица.

Естественно.

Революции делают не в дамских салонах, облачившись во фраки. Сущность революции - жестокость, кровь, антигуманизм.  испугать скамьей подсудимых? Не уверен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

различные способы борьбы с агитацией в Действующей армии.

80 процентов которой вовсю поддерживает лозунг "Долой войну!" и получает пополнения из разложившегося тыла ( укомплектования сплошь из шкурятников, лиц, уверенных в обязанности защищать родину- жалкие крохи).

Edited by master1976

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0